Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Каррера: «Игроки Конте выходят на поле, зная все. В «Спартаке» я хочу добиться того же»

Матч ТВ, 12 сентября 2016 года
Количество просмотров: 662

Фото

Эксклюзивное интервью главного тренера «Спартака» – о том, каким должен быть идеальный «Спартак», чему он научился у Липпи и Траппатони и почему 5 лет работы с Антонио Конте лучше, чем эти же 5 лет работы главным тренером. 

– Вы работали помощником главного тренера сборной Италии. Как так получилось, что имея такой опыт, вы согласились на приглашение из неизвестной для вас страны России войти в тренерский штаб Дмитрия Аленичева?

– Дело в том, что я не смог присоединиться к тренерскому штабу Антонио Конте в «Челси», так как там было достаточно своих сотрудников. Тут поступил звонок от Аленичева с предложением помочь ему в организации обороны его команды. Я сразу же согласился, потому что мне нравятся подобные вызовы. К тому же я знал, что «Спартак» – одна из самых популярных, если не самая популярная команда России.

– Аленичев позвонил вам лично?

– Нет, звонил тренер вратарей Джанлука Риомми.

– Для вас не имело значения, что вы мало знаете о России? Или помогло то, что здесь работали Капелло и Скала?

– Да не в этом дело. Футбол не имеет границ. Если ты по-настоящему любишь игру, то совершенно не важно, в Италии тебе предлагают работу, или нет. Я принял решение сразу же.

– Мы слышали такую версию, что вам комфортно работать вторым тренером и вы не ставили перед собой задачу в начале карьеры обязательно стать главным.

– Нет, я такого не говорил. Но так получилось, что я оказался помощником тренера, который не только сильнее меня, но который, я уверен, станет одним из лучших тренеров в мире. Мне было комфортно работать помощником Конте, но для себя я решил, что рано или поздно стану главным тренером. Когда закончилось наше большое приключение с Антонио в сборной Италии, я пробовал устроиться на родине, но интересных вариантов не было. Поэтому я с радостью откликнулся на предложение Аленичева.

– Сколько времени вы раздумывали над предложением стать главным тренером «Спартака»?

– Мне предложили возглавить команду на два ближайших матча. Я сразу же согласился, ведь уже был в «Спартаке», знал игроков. Согласился, понимая, что в этом клубе есть все для того, чтобы добиться успеха.

– Что-то изменилось в вашем отношении к работе или в отношении к вам со стороны команды после того, как вы стали главным тренером?

– Наши отношения строились в первую очередь на взаимном уважении. С самого начала, как я пришел сюда помощником. Поэтому ничего не изменилось. Не думайте, что став главным, я сразу же стал тут командовать. Нет, они такие же мои ребята, какими и были до этого.

– Вы уже поняли, что «Спартак» это особенный клуб с точки зрения отношения к нему прессы и болельщиков?

– Да, я знаю, что «Спартак» привык побеждать, но давно не выигрывал титулы. Что же, могу только повторить: мне нравятся такие вызовы. Я сам играл в командах, от которых ждали только побед, поэтому я знаю, что значит слово победа. Но это только слово. Его легко произнести. Но на деле, чтобы выигрывать нужны самоотдача, воля, желание. Без этого победить невозможно.

– Вас не поразило то, что у команды, которая так давно ничего не выигрывает, такая армия болельщиков?

– К сожалению, в футболе выигрывает только одна команда. У «Спартака» фантастические болельщики, наша задача сделать так, чтобы на стадион ходило как можно больше народа и чтобы этот народ любил свою команду. Да, можно проиграть, это футбол, но проиграть допустимо только в одном случае: когда твой соперник заведомо сильнее тебя.

alt

– Вокруг «Спартака» очень эмоциональная среда. Пока все идет хорошо, вокруг команды прекрасная атмосфера. Когда случаются неудачи, с той же силой разгорается критика, даже ненависть. Вы готовы к этому?

– Критика – это неотъемлемая часть футбола, потому что не бывает так, чтобы все всегда было хорошо. Когда у нас все хорошо, энтузиазм, который нас окружает, мы должны использовать во благо команды. Но при этом мы должны стоять двумя ногами на земле и понимать, что не нужно быть заложниками эмоций болельщиков, а нужно работать еще больше, если мы хотим продолжать выигрывать, потому что все время выигрывать – это очень и очень сложно.

– Вы в курсе, что о вас пишет российская пресса и что говорим мы, комментаторы, ведь языка вы не знаете?

– Конечно, я не читаю по-русски, но мне рассказывают в общих чертах, что пишут. Лично мне кажется важным оперировать фактами. Говорить и писать можно, что угодно. Но если ты хорошо выполняешь свою работу, когда ты видишь результат своего труда на поле в самоотдаче футболистов, уверен, настоящий болельщик оценит это вне зависимости от того, какой счет на табло.

– Вы хотите сказать, что лучше вас никто не оценит вашу работу? Критерий этой оценки – ваше собственное удовлетворение от проделанной работы?

– Послушайте, есть всегда журналисты, которые пишут плохо, даже когда все хорошо. Но команду тренирую я, я же даю оценку того, насколько команда выполнила те требования, которые я ей предъявляю вне зависимости от того, что пишет пресса.

– К вам проявляет интерес итальянская пресса?

– Нет, пока нет.

– И не звонят даже?

– Нет.

– Это странно, потому что итальянская пресса внимательно следит за тренерами, которые работают заграницей: Анчелотти, Конте и не только те, которые работают с топ-клубами.

– Хорошо, что не звонят.

– Хорошо?

– Да, хорошо.

– Вы такой застенчивый?

– Ну да, можно так сказать, я не люблю много говорить.

alt

– Знаете ли вы о том, что «Спартаку» многие годы и даже десятилетия был присущ особенный игровой стиль, который назывался спартаковским. Есть даже выражение «спартаковский футбол» – это контроль мяча, игра в короткий пас, в общем то, во что играет «Барселона». Вам важно знать, что такой игровой стиль был «Спартаку» присущ и что многие болельщики и обозреватели спорят, нужен ли «Спартаку» именно такой футбол?

– Стиль определяют игроки. Посмотрите на состав «Барселоны». Знаменитая тики-така была бы невозможна без Иньесты и Хави в середине поля. Конечно, команда должна играть в футбол. Я тоже хочу, чтобы «Спартак» играл в футбол. Играл организованно, чтобы игроки играли вместе, а не каждый сам по себе, чтобы они знали, что делать, когда команд владеет мячом, и что делать, когда команда им не владеет. Должна быть команда, в которой каждый игрок знает, что ему нужно делать на поле.

– «Спартак» Карреры: в какой футбол будет играть эта команда?

– Короткий пас, длинный пас, прессинг, все элементы футбола, которые необходимы для того, чтобы выиграть у конкретного соперника. Есть соперники, против которых невозможно играть в короткий пас, есть соперники, которых можно поставить в трудное положение за счет игры в длинные передачи. Но главное, что должно присутствовать при любом варианте, – это интенсивность выполнения игровых действий.

– Болельщики «Спартака» хотят, чтобы команда не просто выигрывала, но и выигрывала красиво. Однако мы видим с вами, что это большая проблема современного футбола – сочетать яркую игру и результат.

– Да нет, не это является критерием оценки: красиво или не красиво. Как я уже сказал, команда должна играть в футбол!

– Что значит играть в футбол? Это довольно размытое определение.

– Играть в футбол – значит быть организованными. Знать, что делать на поле.

– При этом неважно, сколько времени команда проводит в обороне и сколько процентов игрового времени она проводит на чужой половине поля? Даже если это, например, 10 процентов?

– Нет, не важно. Есть матчи, когда ты вынужден больше времени проводить в обороне. Есть команды, которые играют высоко в атаке, а ты вынужден создавать глубину в обороне. Существует масса тактических вариантов, когда ты отталкиваешься именно от соперников.

alt

– Футбол, с которым Португалия выиграла чемпионат Европы это хорошо или плохо для игры?

– Конечно, хорошо. Это значит, что в футбол может выиграть кто угодно. Если у команды есть та спортивная злость, та самоотдача, которые были у Португалии, можно выиграть, даже если ты не располагаешь большими талантами. Или если их в команде два-три человека. Лучше, чтобы команда играла организованно и по принципу все за одного, чем когда все решает одна звезда, которая играет сама с собой.

– Это нормально, когда команда держит по 11 человек за линией мяча 85 минут и играет на 0:0 в надежде забить случайный гол?

– И потом выигрывает?

– Да.

– И что?

– В этом-то и вопрос!

– Ну я думаю, что болельщики сборной Португалии были довольны!

– Хорошо, болельщики сборной Португалии может быть и были довольны, а вот обычные, нейтральные болельщики, которые просто решили посмотреть футбол?

– Конечно, всем нравятся матчи, которые заканчиваются 5:5 или 6:6 , но в футбол играют не для этого, в футбол играют для того, чтобы выиграть.

– Мы часто в наших программах говорим о проблеме современного футбола, которая заключается в том, чтобы в обороне научились играть все, и преодолевать такое оборонительное построение становится все сложнее. На ваш взгляд, в чем решение этой проблемы?

– Наличие классных исполнителей. Игроков, которые могут обыгрывать один в один и ставить в затруднительное положение оборону. Но если в команде нет игроков уровня Месси, Неймара или Криштиану Роналду, тогда это становится проблемой, потому что тогда необходимо придумывать более сложные решения в атаке, чтобы преодолеть оборону соперника.

alt

– С тем подбором игроков, который есть сейчас в «Спартаке», можно выиграть чемпионат России?

– Думаю, да. В России есть 4-5 команд, которые способны бороться за чемпионство, мы однозначно входим в это число. У нас правильный психологический настрой, хорошее физическое состояние, мы по-спортивному злые и хотим побеждать. Но повторяю, такие не мы одни. Наша задача сражаться до конца, если в конце концов выиграть не получится, мы должны понимать, что это произошло не потому, что мы были слабые, а потому что соперник оказался сильнее нас.

– Бывший главный тренер «Спартака» Валерий Карпин сказал, что в «Спартаке» все хорошо, на его взгляд, даже слишком. То есть зарплаты и премиальные выплачиваются вовремя, а футболисты теряют мотивацию. А в чем разница менталитета, почему игроки итальянских клубов, где тоже вовремя платят зарплату, не теряют мотивацию в играх и на тренировках?

– Я не думаю, что это проблема исключительно российского футбола. В Италии и других странах тоже есть команды, где игроки без мотивации мешают ей двигаться вперед. Может быть, в «Спартаке» на этом заостряют внимание, потому что команда давно не выигрывала титулы. В Италии тоже встречается подобное, но ведь дело-то в чем: не бывает так, что ты взял игрока с зарплатой 5 миллионов, и он сделал тебе результат. К такому игроку тоже нужно найти подход и мотивацию для него.

– В «Спартаке» до вас работали хорошие тренеры, вот Эмери после «Спартака» два Кубка УЕФА выиграл. И он, и остальные, и вы теперь – все начинали хорошо, но заканчивалось все, к сожалению, одинаково – разочарованием.

– Мы с этим разберемся!

– Хорошо, но вы готовы к тому, что этим все и закончится в вашем случае?

– Такое может быть. Такое случается в футболе. Выигрывать все время невозможно. Конечно, любой тренер хотел бы выиграть все матчи, но так не бывает. Тренер не должен терять концентрацию, он должен следить за тем, чтобы его игроки всегда были готовы физически, не теряли мотивацию и играли на 100 процентов своих возможностей. Вот что может сделать тренер.

– Давайте поговорим о тактике, о защите с тремя центральными. Мы давно комментируем матчи Серии А, обратили внимание на то, что несколько сезонов назад чуть ли не половина команд играла с тремя центральными защитниками. В России эта схема до последнего времени почти не использовалась. На ваш взгляд, в чем преимущества и недостатки схемы 3-5-2?

– Это подходящая схема в той ситуации, когда в вашем распоряжении есть защитники, дополняющие друг друга по игровым характеристикам. Например, два хороших персональщика и либеро, как играли раньше. Мне нравится схема 3-5-2. Это очень удобная схема для игры в атаке. Она дает больше возможностей и решений в атакующих действиях, особенно, если у вас есть подходящие под эту схему игроки. Из отрицательных моментов отмечу, что при такой схеме сложно использовать высокий прессинг, нужно перестраиваться на 4-4-2, чтобы использовать прессинг. Но еще раз повторю, я предпочитаю схему 3-5-2, мне нравится играть по этой схеме.

– А почему эта схема так популярна в Италии? Ведь именно многие итальянские команды ее используют.

– Трудно сказать. В какой-то момент эта схема вошла в моду. Наверное, как я уже сказал, дело в наличии в команде соответствующих игроков, которые способны играть по такой схеме. Вот возьмите «Ювентус». Бонуччи-Кьеллини-Барцальи – идеальная защита. Кьеллини великолепен в борьбе один на один, Барцальи очень силен физически, Бонуччи читает игру. Втроем они дополняют друг друга. Играй они в любом сочетании вдвоем из этой тройки, возможно, у них были бы проблемы. И вот еще что. Многие говорят, что схема с тремя центральными защитниками оборонительная. Это не так. Потому что в момент развития атаки игровая схема преобразуется в 3-2-5, то есть ты атакуешь как минимум пятью игроками.

– «Спартак» играл с «Краснодаром» с двумя центральными защитниками.

– Да, мы играли по схеме 4-2-3-1. Играли так, потому что у меня не было выбора соответствующих игроков под схему с тремя центральными. Я не хотел использовать Промеса в нападении, потому что он не первый нападающий и так далее. Если у тебя нет игроков под 3-5-2, ты не можешь играть с тремя центральными защитниками.

– В чем причина такого успеха и востребованности итальянских тренеров в других странах?

– Мы очень много внимания уделяем тактике. Мы уделяем особое внимание деталям, которые многим кажутся мелочами. Например, как футболист ставит корпус, как подходит к мячу и так далее. Это помогает нам способствовать лучшей организации игры.

– Конте после игры с Германией сказал, что итальянский футбол это не катеначчо.

– Да, итальянский футбол это не катеначчо. Конечно, иногда это может быть похоже на катеначчо. Когда ты играешь против более сильного соперника и понимаешь, что твой шанс – контратака, ты играешь по этой системе, но это твой выбор, который ты делаешь, чтобы создать проблемы своему сопернику.

– Можно ли сказать, что будущего тренера формируют его тренеры? В чем отличие тренера масштабного от рядового?

– Каждый тренер видит футбол по-своему. У каждого есть своя футбольная идея. Да, есть схемы 3-5-2, 4-2-3-1, но это просто цифры. Если скажу, что хочу играть 3-5-2, как он, то это не значит, что я способен объяснить своей команде, как играть так, чтобы получилось, как у другого тренера.

– Чему вы научились у Трапаттони, Липпи, например?

– У Траппаттони я научился уделять внимание деталям, потому что это очень важно.

– Например? Какие детали?

– Детали во всем. Когда ты отрабатываешь игру в обороне, нужно обращаться внимание на все до мелочей: как защитник ставит корпус, как он принимает мяч и так далее. От Липпи я почерпнул прежде всего принципы организации игры. Мы играли 4-3-3, и это было времена, когда некоторые команды начали играть по схеме 11-0, то есть все в защите. Мы учились совершать маневры и разыгрывать комбинации, которые могли бы поставить в тупик таких соперников.

– Что дала вам работа с Конте?

– У Конте я старался взять все, что возможно. Мне невероятно повезло, что я проработал вместе с ним пять лет. И это был более полезный опыт, чем если бы я работал эти пять лет где-то главным тренером. Учился у него всему: как он готовит команду, как мотивирует.

– Вы с ним поддерживаете связь?

– Конечно.

– Созваниваетесь?

– Да-да.

– Смотрите матчи «Челси»?

– Да, конечно!

alt

– Как думаете, получится у Конте в «Челси»? Как он вообще – доволен?

– Да, он всем доволен, но он, как и я, оказался в другом футбольном мире. В Англии не принято было слишком много внимания уделять тактике, но, как он мне говорит, ему удается донести до игроков, что тактика – это важно, что физподготовка – это важно. Посмотрите на результаты «Челси». Я думаю, Конте будет выигрывать и в Англии, он сейчас вообще, на мой взгляд, один из лучших специалистов в футболе. Игрок, которого подготовил Конте, выходит на поле, зная все. В «Спартаке» я хочу добиться того же.

– Футболисты понимают, что в этом сезоне для «Спартака» – каждый матч финальный? Во-первых, после позора с АЕКом, во-вторых, в связи с шансами долгожданный титул? Или этому не нужно придавать значения, нужно играть в свою игру?

– Да, я стараюсь объяснить игрокам, что на каждый следующий матч нужно выходить как на финал. Если хочешь выиграть войну, ты должен одержать победу в каждом сражении. При этом не стоит забегать вперед, нужно сосредоточиться на предстоящей битве и отдать все, чтобы выиграть. Мои футболисты знают, как я уже говорил, что о победах на словах можно говорить сколько угодно, но кто выиграет, решается на футбольном поле. Если у тебя нет внутри того, что нужно для победы, желания ее одержать, ты не выиграешь. Выходи на поле и покажи там все. Мне кажется, ребята меня понимают. Они умные ребята: сейчас на сборе в Германии я увидел, что у них есть желание работать, они готовы работать. Это меня убеждает в том, что все у нас получится.

– Какова задача на это сезон?

– Задача – показать все, на что мы способны. Максимум.

– А поточнее?

– Максимум это, естественно, стать чемпионами. В моем понимании максимум – это то, что мы действительно можем сделать. Не должно быть так: мы заняли третье место и говорим, ах, вот если бы да кабы, мы могли бы быть вторыми. Или мы вторые и говорим, ах вот бы еще чуть-чуть, мы были бы первыми. Если мы вторые, мы должны сказать: мы сделали все, что могли, но мы вторые, потому что команда, которая выше нас, просто сильнее.

alt

– 30 матчей в сезоне и отсутствие осенью еврокубков – это хорошо или плохо? Для вас, наверное, хорошо, потому что у вас больше времени работать с командой, заниматься тактикой.

– Конечно, это хорошо. Жаль, что мы не играем в еврокубках, потому что еврокубки – это здорово, это важно для клуба, но с другой стороны, у нас появляется больше времени для работы на тренировках. Правда, у нас впереди 5 матчей за 20 дней, поэтому работа становится более интенсивной: заканчивается один матч, нужно сразу же переходить к подготовке к следующему, так что и у нас тоже плотный график, играть каждые три дня непросто.

– Когда мы сможете нам сказать, это тот «Спартак», который я хочу видеть, а лучше он играть не может?

– Никогда, потому что это невозможно. Всегда можно сделать шаг вперед, всегда нужно развиваться. Так я не скажу никогда, потому что даже в тех матчах, когда мы выигрываем, есть ошибки, над которыми нужно работать. Не знаю, мне нравится то, что мы сейчас делаем. Мне нравится, как команда реагирует на поле: она ведет себя по-мужски, все ребята выкладываются по полной, играют даже через не могу. Для меня очень важно, как играет команда, иногда это даже важнее результата. Я предпочту, может быть, чтобы команда сыграла в хороший футбол пусть и проиграла, чем выиграла, играя плохо. Такой футбол не по мне.

– Не можем не задать вопрос, который вызывает в России серьезную полемику – лимит на легионеров. В том или ином виде он существует в любой стране, но у нас он особенно жесткий. Что вы об этом думаете?

– Начинать надо с футбольных академий и давать возможность развиваться молодым футболистам. Нужны квалифицированные тренеры, которые готовы работать с молодежью. Но здесь важно подчеркнуть, что учить они должны молодежь играть в футбол, а не выигрывать. Тренер не должен тренировать юношескую команду для того, чтобы она выигрывала, он должен тренировать, чтобы развивать качества футболистов. Нам нужны готовые футболисты. Задача академии – подготовить игрока в первую команду, а не стать первыми в своем возрасте. У нас даже в «Ювентусе» была такая проблема: тренеры старались обратить на себя внимания, добиваясь с молодыми футболистами результата любой ценой. Получается, что они работают не для развития молодого футболиста, а для того, чтобы записать важный пункт в свой послужной тренерский список. И люди вокруг судят о тренерах молодежных команды: выиграл – хороший тренер, проиграл – плохой. Это неправильно. Ведь это потом начинается и на молодежном уровне: дай мне вон того, постарше, чтобы мы выиграли, а этого талантливого, но еще сырого, заберите, потому что с ним мы не выиграем. Это убивает футбол и заканчивается тем, что в молодежной команде итальянского клуба выходят 10-11 иностранцев. Проработав тренером сборной Италии, могу вам точно сказать, что это очень большая проблема.

alt

– Массимо, вы итальянец. Италия – это мода. Многие итальянские тренеры – иконы стиля: Манчини, Монтелла, Симоне Индзаги, да тот же Конте. На вас мы пока видели очки. Очки, конечно, прекрасные, но почему вы приезжаете на матчи в тренировочных?

– Очки у меня не солнцезащитные, если вы так подумали. Это очки для зрения, просто модель такая – с затемненными стеклами.

– Хорошо, но почему бы не добавить немного итальянского стиля российскому футболу?

– Как только клуб сошьет мне костюм. Я люблю хорошо одеваться и придирчиво отношусь к выбору одежды. Так что как будет костюм, так сразу его и надену!

Текст: Георгий Черданцев, Александр Шмурнов

Фото: Getty Images, РИА Новости/Антон Денисов, РИА Новости/Григорий Сысоев, РИА Новости/Александр Ступников, РИА Новости/Владимир Астапкович

http://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI665554_Massimo_Karrera_Igroki_Konte_vyhodat_na_pole_znaja_vse_V_Spartake_ja_khochu_dobitsa_togo_zhe

Вы не можете оставить комментарий, поскольку не авторизованы. Введите свои логин и пароль, зарегистрируйтесь на сайте или авторизуйтесь с помощью своей учетной записи одной из социальных сетей