Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

«Если игроки «Спартака» были не готовы, я отправлял их на дорогу жизни и смерти»

Чемпионат.com, 16 ноября 2018 года
Количество просмотров: 312

Фото

Ровно 22 года назад «Спартак» стал чемпионом после «золотого» матча с «Аланией». Яркие подробности о том, как это было.

Ровно 22 года назад «Спартак» победил в «золотом» матче владикавказскую «Аланию». Приводим отрывки из книги Олега Романцева «Правда обо мне и «Спартаке», в которых воспоминаниями о том сезоне делятся сам Романцев, а также главный тренер красно-белых в том сезоне Георгий Ярцев и игроки команды – Дмитрий Аленичев и Андрей Тихонов.

— В 1994 году Александр Тарханов ушёл в ЦСКА, и мне понадобился новый помощник, — рассказывает Романцев. В этой роли мне нужен был близкий человек, которому я мог бы доверять, близкий друг. Это было особенно важно с учетом того, что меня пригласили в сборную России – работа там предполагала отлучки из «Спартака». И я хотел, чтобы на хозяйстве в это время оставался надежный человек. И я решил пригласить Ярцева….

Георгий Ярцев и Олег Романцев

Георгий Ярцев и Олег Романцев

Фото: Из личного архива Олега Романцева

С ним мы изначально договорились, что в год чемпионата Европы я немного отойду от тренерской работы в «Спартаке». Я сам так решил, Колосков меня к этому не вынуждал. Я вспоминал предыдущие два сезона и понимал, что ещё один год такой нагрузки я не выдержу.

Правда, поначалу, Ярцев сомневался. Мы много общались на эту тему, обсуждали. Я пообещал, что буду помогать ему. Сказал, что иногда мне нужно будет вылетать на просмотр матчей соперников по чемпионату Европы, и не дело, если в команде по несколько дней не будет главного тренера. «Понятно, что я смогу оставлять команду на тебя. Но давай ты и официально будешь главным тренером. Так будет понятнее для игроков», – сказал ему я.

***

Ставка на молодёжь в 1996 году была вынужденной мерой. Команду покинули ключевые игроки – Юран, Кульков, Онопко, Черчесов, а со второго круга ещё и Никифоров. Нужна была смена. И я очень рад, что молодые ребята в этой ситуации не стушевались, а проявили характер. Завоеванное ими золото, конечно же, полностью их заслуга и Ярцева.

Именно в 1996-м по-настоящему заиграл Титов. Хотя я изначально понимал, что это будущая звезда – ещё когда Егору было 15 лет. Стечение обстоятельств – но я тогда оказался на матче выпускного года в школе. Егор выступал за команду на год старше – и был лучшим на поле. Я тогда познакомился с его родителями. И сказал им: «Я этого пацана заберу себе». Они были очень довольны: родители Егора оказались спортивными людьми.

***

Первый матч чемпионата-1996 мы проиграли в Калининграде «Балтике». Ярцев был очень расстроен. А я ему сказал: «Помнишь, три года назад мы тоже начали с поражения – проиграли «Ростсельмашу»? И всё равно стали чемпионами, причём с запасом!» Такие вещи только придавали злости и шли на пользу.

Считаю, что чуть ли не 50 процентов успеха той команды принадлежит Горлуковичу. Папе – пастуху, который смог и объединить ребят, и настроить на решение задачи. Горлукович стал лидером, с ним считались абсолютно все игроки «Спартака».

Из воспоминаний Георгия Ярцева:

– В футболе я всегда был сторонником единоначалия. Всегда должен быть человек, который управляет процессом. Когда мы оставались вдвоём с Олегом, мы могли разговаривать на любые темы. Я мог спорить, отстаивать любую точку зрения. Но – только когда мы оставались один на один! А в тренировочном процессе авторитет главного тренера должен быть непререкаемым.

В конце 1995 года было решено, что главным тренером стану я. Романцеву было тяжело разрываться между тремя должностями. Плюс наступил момент, когда в «Спартаке» надо было что-то менять. Именно в это время дорога открылась для большой плеяды молодых игроков. Все их имена сейчас на слуху – Тихонов, Аленичев, Кечинов, Евсеев, Ширко. Всем им нужно было давать шанс. А я всегда внимательно смотрел за дублем и видел, что ребята, в общем-то, готовы ко взрослому спартаковскому футболу.

В 1995 году мы не попали в Лигу чемпионов, и поэтому нужно было решиться на смелый, но хороший шаг. Мы тогда могли оставить весь состав – и Юрана, и Кулькова, и Черчесова. Были заработаны хорошие деньги в Лиге чемпионов, и их можно было пустить на эти контракты. Но мы выбрали другой путь – работу на перспективу.

С моим назначением, на пост главного тренера «Спартака», всё было решено в Польше, где в заключительном матче группового турнира ЛЧ «Спартак» обыграл «Легию». Романцев именно тогда сказал мне: «Всё, я ухожу, ты будешь вместо меня». Каким-то образом слух быстро дошел до Москвы. И уже по прилёту в Москву журналисты начали пытать нас вопросами.

Мы тогда поехали не домой, а сразу в Тарасовку. Проговорили полночи, расставив все точки над i. Договорились, что выступим единым фронтом – расскажем о том, что команда будет меняться, что уйдут опытные игроки, а на их место придет молодёжь, которая будет наигрываться в ходе сезона. Мы берегли заработанные «Спартаком» деньги. И решили, что потратим их на контракты с молодыми футболистами. Практически за два часа мы подписали соглашения со всеми теми игроками, которые будут спартаковским костяком ещё долгие годы – Тихоновым, Аленичевым, Титовым, Ананко и многими другими. Я весь тот состав до сих пор помню наизусть.

Этот шаг поддержал и Николай Петрович, который тогда ещё был жив. Он был двумя руками за эту идею и по сути дал добро на строительство нового «Спартака».

Фрагмент матча «Спартак» — «Алания». Острый момент у ворот владикавказцев

Фрагмент матча «Спартак» — «Алания». Острый момент у ворот владикавказцев

Фото: РИА Новости

Романцев дал мне полный карт-бланш на формирование тренерского штаба. Совет был один: «Бери по профессиональным качествам, а не по дружбе». И тогда Сергею Родионову и Фёдору Черенкову было предложено возглавить дубль. А помощником в главной команде стал Виктор Самохин. До этого он был вторым тренером в Саратове у Виктора Корешкова, знал эту работу. Кроме этого, он спартаковец, спокойный и выдержанный человек, очень надежный. Считаю, что я не ошибся ни в ком в своем тренерском штабе. Болтуны в роли помощников мне требовались. Если мне что-то было нужно – я шёл напрямую к Романцеву. Самые серьёзные решения у нас были «на две сигареты». На остальные хватало по сигарете. Допустим, я говорил: «Вадик Евсеев женился – надо бы ему помочь с жильём, купить квартиру». Садились, быстро всё обсуждали, решали и расходились. И я точно знал: этот вопрос будет решен.

Кто-то в тот момент шепнул Олегу: когда он присутствует на скамейке запасных, Ярцев себя очень неудобно чувствует. И он резко перестал ездить на матчи. Не ходил даже на московские – смотрел по телевизору. Был только на двух играх – с «Крыльями Советов» и золотом матче с «Аланией». Я только после окончания сезона узнал, с чем это связано. Он сам мне об этом рассказал. Я поразился: как так? Мне-то, наоборот, было лучше, когда он сидел рядом. У меня есть своя тренерская традиция: ближе к концу первого тайма я перестаю следить за своей командой и переключаю всё внимание на соперника – как будто он и есть моя команда. Слежу за слабыми местами, проблемными зонами. Благодаря этому, в перерыве, мне проще делать подсказки своим игрокам, вносить коррективы. Если бы рядом на скамейке был Романцев – конечно, мне было бы проще!

Другое дело, что Олег Иванович в это время, сосредоточился на общих проблемах клуба. И это пошло на пользу. Он ездил в офис почти каждый день и перетряхнул всю работу в «Спартаке» – клуб стал работать, как часы.

Никто этого не знает: а тогда Романцев приходил на работу в восемь утра, а уходил в восемь вечера, а иногда и позже. Изучал всё, вникал во все документы. Порой звонил мне:

– Я сегодня тебе нужен?
– Да нет, Олег Иваныч, всё в порядке.
– Давай сегодня вместе в баньку сходим.
– Пойдём.

Он приезжал в Тарасовку к концу тренировки. Мы шли в баньку и разговаривали, обсуждали наши дела и проблемы. Заодно он так отдыхал. Иногда оставался ночевать в Тарасовке, все документы разбирал там.

Он всех заставил работать на команду и помогать мне. У меня не было, вообще, никаких организационных проблем. Все в коллективе были, как кулак. Понимали – «Спартаку» предстоит рубежный сезон.

Сложности были другого порядка. Многие в нас не верили. Когда в команде появился Горлукович, каждый был готов крутить пальцем у виска: этот Ярцев вообще ничего не понимает в футболе! Где Горлукович и где «Спартак»? А мне Серёжа был нужен для конкретной цели: в помощь молодым ребятам! Они и сами по себе были не трусы, но им требовался дядька, который держал был коллектив в кулаке. На эту роль подходил и Пятницкий, но он в это время очень много болел. На 73 дня из строя выбыл Цымбаларь – медики неаккуратно вырезали мениск. На предсезонном мини-футбольном турнире в Германии двойной перелом получил Хлестов. Перед матчами 1/4 финала Лиги чемпионов плохо почувствовал себя Мамедов. Слава богу, что тогда ещё играли Онопко и Никифоров. Они уехали чуть позже, но за это время я сумел подтянуть к основе Ананко и Липко. Заиграл Евсеев, в порядке был Горлукович. То есть оборона была выстроена!

Дополнительный матч за 1-е место

«Алания» – «Спартак» 1: 2 (0: 1)

Голы
: Цымбаларь, 27 (0:1). Тихонов, 84 (0:2). Канищев, 88 (1:2).

«Алания»: Крамаренко, Пагаев, Деркач, Шелия, Джиоев, Тетрадзе, Тедеев, Яновский, Агаев (Датдеев, 46), Канищев, Сулейманов.

«Спартак»: Филимонов, Ананко, Горлукович, Цымбаларь, Мамедов, Евсеев (Липко, 63), Коновалов (Безродный, 55), Аленичев, Титов, Джубанов (Мелешин, 46), Тихонов.

Наказания: Евсеев, Горлукович, Мамедов, Мелешин, Канищев, Липко, Датдеев, Аленичев (предупреждения).

Судья: Т. Беззубяк (Санкт-Петербург).

16 ноября. Санкт- Петербург. Стадион «Петровский». 24000 зрителей.

Главной задачей было наиграть молодой состав. И при этом мне было сказано: Георгий Александрович, будет здорово, если «Спартак» по итогам сезона останется в Европе. О Лиге чемпионов мы и не мечтали – «Алания» тогда была очень сильна и мотивирована. Но в Кубок УЕФА попасть хотелось – мальчишек надо было обкатать в европейских турнирах. Это потом мы уже замахнулись на звание чемпиона – аппетит приходит во время еды. Я видел, что игра стала выстраиваться. Ребята старались через командный футбол проявить себя. Они были очень дружны. У меня за весь сезон не случилось ни одного конфликта, ни одного негативного случая. Никто даже на тренировку ни разу не опоздал! Главное – я сам насиделся на сборах в Тарасовке и хотел, чтобы для ребят эти сборы не были в тягость. Можно и в карты дать поиграть. Главное – чтобы была мера, не до ночи сидели.

«Спартак» — чемпион!

«Спартак» — чемпион!

Фото: Из личного архива Олега Романцева

«Алания» сезона 1996

«Алания» сезона 1996

Фото: РИА Новости

Конечно, ко всем был свой подход. Евсееву можно и нужно было пихать. А, например, Ананко и Кечинову – нет. Они люди другого склада. С ними нужно мягче. Ананко у меня весь 1996-й год провел без единого повреждения, хотя в целом подвержен травмам.

На фигуре Горлуковича хочу задержаться подольше. Кто-то говорил, что Сергей не очень дружил с режимом – им я отвечу простым примером: за всё время, что я с ним работал, у меня ни разу не было к нему претензий! Когда Горлукович прихварывал, я отправлял его вместе с другими ребятами, не полностью готовыми к игре, на дорогу «жизни и смерти». Это была ухабистая тропа через лес, на поляну, где ребята занимались отдельно. Иногда их сопровождал Виктор Сергеевич Самохин. Но когда я доверял молодёжь Горлуковичу, у меня к нему не было ни одного вопроса!

– Бежите туда, там делаете разминку и прибегаете назад. Вот тебе 45 минут. Понял?
– Понял.
– Тогда вперед!

Все мои требования Горлукович понял за 15 минут, в течение которых я перед сезоном обсуждал с ним переход в «Спартак». Это было в Германии.

– Сергей, ты уже прошёл огонь, воду и оцинкованные трубы, – сказал я ему. – Я хочу, чтобы ты помог ребятишкам не трястись в тяжёлые моменты. Готов?
– Готов, Георгий Александрович.
– Тогда пошли к Романцеву.

Всё было решено моментально. Он взял сумку и только спросил: «Георгий Александрович, а где моё место?»

Серьёзный разговор с Романцевым у нас был после проигрыша «Локомотиву» в финале Кубка России. Мы тогда, я считаю, не заслуживали поражения. Но судейские ошибки привели к тому, что мы упустили этот Кубок.

На следующий матч – с «Уралмашем» – поехала одна молодёжь вместе с Горлуковичем. Все опытные люди остались в Москве. Именно тогда нас начали называть пионеротрядом. Один тренер – не буду называть его фамилии – тогда пришёл на нашу тренировку, посмотрел на ребят и сказал: «Всё с ними ясно!» И эти пацаны тогда вынесли «Уралмаш» всухую. Год мы пролетели на одном дыхании! Жаль, некоторые пацаны потом выпали из обоймы. Они не поняли: завоевать – полдела. Удерживаться на взятой высоте – гораздо сложнее! Зато те, кто остался, стали настоящими звёздами по меркам России и принесли немало пользы «Спартаку», несколько лет составляя его костяк.

Андрей Тихонов, Георгий Ярцев и Сергей Горлукович

Андрей Тихонов, Георгий Ярцев и Сергей Горлукович

Фото: Из личного архива Олега Романцева

Из воспоминаний Дмитрия Аленичева:

– Когда Романцев в конце 1995 года объявил, что сосредоточится на сборной, а нами будет руководить Георгий Александрович Ярцев, тревога на душе была. Тем более, что нас покинула группа ведущих игроков. С кем он будет играть, с детским садом? – задавались тогда вопросы. Нам предрекали место в середине таблицы. Конечно, это нас задевало, заставляло ещё серьёзней работать на тренировках. Но стоит сказать слова восхищения и в адрес Ярцева, который смог сплотить этих ребят. «Докажите всем, что вы не детский сад, а команда мужиков», – сказал он. Важно и то, что Романцев, уйдя в сборную, не бросил команду, а всячески помогал Ярцеву, консультировал его. Он не полностью отошел от дел «Спартака». Да, он не участвовал в тренировочном процессе, но он не раз приезжал в Тарасовку и смотрел за нами со стороны.

***

Когда я был главным тренером, а Ярцев помощником, мы регулярно обсуждали с Жорой состав – садились, разговаривали, спорили, приводили аргументы. Когда тренером стал он – было всё то же самое. Ярцев советовался со мной. Как президент, я мог на чём-то настоять. Но я обычно говорил ему: «Это твое решение. Выбирай на свой фарт». Именно так было и перед золотым матчем с «Аланией». Состав на эту игру выбирал он.

«Алания» тогда была очень крепкой командой. Но всё-таки я чувствовал, что у нас больше шансов. Это ощущение пришло, когда матч назначили в Санкт-Петербурге. Я рассчитывал, что поддержки там у нас будет больше.

Матч многие помнят – он получился нервным. Мне приходилось по ходу игры не раз и не два успокаивать Георгия. Хотя я и сам очень переживал – просто, как обычно, не выплескивал чувства наружу. Мы с Ярцевым всё-таки разные, и эмоции проявляем по-разному.

Георгий Ярцев с женой Любовью на вручении футбольной премии «Стрелец»

Георгий Ярцев с женой Любовью на вручении футбольной премии «Стрелец»

Фото: РИА Новости

Из воспоминаний Андрея Тихонова:

– 1996 год стал для меня настоящим прорывом. Многое получалось и в 1994-м, когда мы играли двух нападающих с Валерием Шмаровым. Но тут – совершенно иное дело. Команду покинуло несколько ключевых футболистов – Юран, Онопко, Кульков – и на ведущие роли стали выходить игроки нашего поколения. Чемпионства от себя в том сезоне мы, конечно, не ждали. Когда старшие ребята разбежались, мы думали: только бы не провалиться с треском. А оказалось всё не так плохо – поначалу мы потихоньку набирали очки, держались среди лидеров, а потом команда поверила в себя, и мы рванули вперед.

Возможно, в концовке сезоне не обошлось без удачи. Но мы и играли здорово, не хуже «Алании», с которой соперничали за золото. В равных матчах всё решает исполнительское мастерство футболистов. У нас были игроки, которые могли в трудную минуту взять игру на себя. Выходит, в «Спартаке», оказалось больше таких футболистов, чем в «Зените» и «Алании», которых мы обыграли в двух решающих матчах.

Мой гол в ворота «Зенита», который потом многие обсуждали, случился во-многом благодаря тому, что соперники неправильно поставили стенку. Я увидел, что часть ворот свободна, а Рома Березовский готовится выйти на перехват, и решил ударить. Бил наудачу – как и в игре с «Аланией». Если скажу, что так и планировал, я слукавлю. В матче с «Аланией» повезло, что мяч проскочил под рукой у Дмитрия Крамаренко. В обоих случаях в мою пользу сыграли ошибки вратарей.

Эйфория от того чемпионства была самой мощной лично для меня. И именно потому, что от нас никто этого не ждал. До сих пор помню, как нас встречали в Москве. Не знаю, как болельщики попали к трапу самолёта, но меня уже там подхватили на руки и несли до автобуса. Это было незабываемо.

Из воспоминаний Виктора Зернова:

– Я покинул «Спартак» в начале 1996-го – того самого гола, когда вчерашние дублеры выстрелили и стали чемпионами. Потом случилось, что я летел из отпуска в одном самолёте с администратором команды Хаджи. Естественно, разговорились. По прилету он рассказал Романцеву о нашей встрече. Прошло какое-то время – и Хаджи позвонил мне, пригласил приехать в манеж. Сказал, что Иваныч меня ждёт. Когда мы увиделись с Романцевым в его комнатке, он обнял меня и расцеловал. Я этого даже не ожидал. Видимо, так он хотел поблагодарить меня за тех пацанов.

Георгий Ярцев и Олег Романцев

Георгий Ярцев и Олег Романцев

Фото: Из личного архива Олега Романцева

Из воспоминаний Георгия Ярцева:

– Какие воспоминания остались о золотом матче? Он венчал интереснейший сезон. За тур до финиша мы потеряли важные очки во встрече с «Ростсельмашем» – хотя обязаны были побеждать. Там подвела самоуверенность – никогда нельзя недооценивать соперника. «Ростову» тогда ничего не было нужно в турнирном смысле. Другое дело, что он был мотивирован другим клубом – это ясно. Но я не сомневался в том, что мы выиграем. Хорошо, что хоть ничью вырвали – выручил Горлукович. Он в жизни не бил штрафные, а тут подошёл, отодвинул всех – и засадил в девятку! Что им тогда двинуло? Но Сергей только этим голом оправдал своё приглашение. Именно он позволил нам сыграть в золотом матче.

В Питер на решающую игру с «Аланией» мы прилетели поздно ночью – виновата задержка рейса. У нас не хватило даже времени на разминку. Мы разместились в «Прибалтийской». Я вывел ребят к заливу – чтобы они просто подышали, побросали в воду камешки и погнулись. А потом все пошли обратно. Да нам и не нужна была особо эта тренировка. Все были мыслями там, в игре. Вся энергетика перенеслась туда. И выиграли же!

Фрагмент матча «Спартак» — «Алания». Анатолий Канищев и Игорь Яновский атакуют ворота москвичей

Фрагмент матча «Спартак» — «Алания». Анатолий Канищев и Игорь Яновский атакуют ворота москвичей

Фото: РИА Новости

А потом продолжили работу. Да, главным снова стал Романцев. А что, не имел права? Он отдохнул. Раны от чемпионата Европы зарубцевались. А тренерство оставалось его профессией. Поэтому те, кто говорит, что Романцев задвинул Ярцева – неправы. Да, мне удалось выиграть чемпионат. Но он-то до этого выиграл четыре чемпионата! Что ему сидеть в клубе, томиться? Тем более, что свою работу за этот год – он выполнил превосходно. Клуб был поставлен на рельсы, в нём не было шатаний, брожений. Так что всё логично.

И меня он не в дворники перевёл. Я стал старшим тренером и продолжил заниматься той работой, которую любил.

Новая смена ролей произошла так. После сезона мы сидели вдвоём, общались. Романцев сказал мне:

– Ты должен понять: не все радуются твоей победе.
– Я понимаю. Ну что же мне теперь – убиваться из-за этого?
– Нет. Но ты точно должен знать: впереди нас ждёт очень тяжёлый сезон.

Тогда я спросил в открытую:

– Ты хочешь вернуться?
– Честно? Да, хочу.
– Вопросов нет.

И я не лукавил – у меня действительно не было никаких вопросов. Другое дело, что для самого Олега следующий сезон получился непростым. Не всё шло ладно. В чемпионате мы слегка притормозили. В газетах стали писать о каких-то невыплаченных налогах, с трибун в его адрес неслись гадости. При этом люди скандировали мою фамилию. Мне в этот момент было очень неприятно сидеть на тренерской скамейке. Я спросил его:

– Отдохнешь?
– Да, – ответил он.

На три игры он ушёл. А потом вновь вернулся. И мы пережили этот кризис и стали работать дальше. Мы с ним ничего не делили и прекрасно понимали друг друга. Это другие могут не понять: как так? А между нами всё было ясно и без обид.

Через год я ушёл в «Динамо». Команда летела в пропасть, шла на последнем месте в таблице. Всё решалось на очень серьёзном уровне. Меня уговаривали и Николай Толстых, и Сергей Степашин. Конечно, всё зависело от меня. Но я решил, что надо попробовать. Так наши пути с Романцевым разошлись. Разумеется, только в футболе, не в жизни. В жизни мы продолжаем дружить и общаться.

«Чемпионат»

https://www.championat.com/football/article-3598947-kniga-olega-romanceva-pravda-obo-mne-i-spartake-otryvok-o-sezone-1996.html

Вы не можете оставить комментарий, поскольку не авторизованы. Введите свои логин и пароль, зарегистрируйтесь на сайте или авторизуйтесь с помощью своей учетной записи одной из социальных сетей