Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Почему не уволят Кононова. Рабинер – о сезоне "Спартака"

Спорт-Экспресс, 28 мая 2019 года
Количество просмотров: 120

Фото

Инсайды и аналитика от обозревателя "СЭ" перед совдиром "Спартака".

Оренбург и Максименко

Такой сезон "Спартака" просто не мог закончиться спокойно и благополучно. Финишные 0:2 в Оренбурге, абсолютно, надо заметить, закономерные по игре, привели к двум неприятностям. Во-первых, команде придется начинать в Лиге Европы с отбора, во-вторых (что для болельщиков с их эмоциями было даже важнее), не удалось обойти в итоговой таблице ЦСКА. Да еще и такой контраст: у "нас" – унылое сухое поражение, у "них" – красочные 6:0. Да еще и свой 21-летний воспитанник – лучший снайпер чемпионата.

Раздражение красно-белой аудитории от двух этих факторов было сродни разлитому бензину, а спичкой, от которого он полыхнул, стала пресс-конференция Олега Кононова. Точнее, две короткие фразы – об Александре Максименко. "Он две ошибки сделал. Понятно, что это повлияло".

На фоне ряда впечатляющих сейвов молодого голкипера в других эпизодах и очень плохой игры команды в целом это, безусловно, прозвучало не комильфо. Хотя, смею напомнить, тот же Олег Романцев в бытность главным тренером "Спартака" и не такое о футболистах говорил. Самое страшное воспоминание для него – "гол имени Саши Филимонова в матче с Украиной", Евгений Бушманов после 0:3 от "Лиона" "закончил с футболом", Валерий Кечинов в какой-то момент стал "отыгранным футболистом" (кто-то даже переиначил это в "отработанный материал", но дословно такого Романцев не произносил)…

Просто Романцев годами выигрывал, и потому на эти фразы болельщики, хоть порой и морщились, реагировали гораздо менее болезненно. Логика такова: "Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку". По той же причине в 2008-м Станиславу Черчесову не простили ссылки в дубль Егора Титова, тогда как в случае с Романцевым столь же шокирующую опалу другого кумира – Андрея Тихонова – молча "съели". Допускаю, что если бы на что-то подобное пошел сегодняшний Черчесов, с репутацией четвертьфиналиста чемпионата мира, то и реакция на это была бы иной.

У Кононова не всегда срабатывает чутье на публичные формулировки. Получив заведомо огнеопасный вопрос о Максименко, стоило включить режим штампов и с каменным лицом сообщить, подобно множеству других тренеров, что оценок действиям отдельных футболистов он не дает, а говорит только о команде в целом. Или заявить, что "выигрываем мы все – и проигрываем тоже". Все это было бы скучно до зубовного скрежета, потому что отработано до автоматизма тысячами тренеров в сотне стран. К тому же многие тренеры, заводя эту осточертевшую пластинку, внутри себя думают совершенно иначе, и в команде это ни для кого не секрет. Но, по крайней мере, не было бы повода для очередного взрыва. А фанатам после отставки Массимо Карреры его только дай: и на ровном-то месте разожгут, не то что здесь.

Кстати, сам Кононов, как я слышал, осознает, что не всегда верно ведёт себя с прессой - в частности, сожалеет, что сорвался и ушёл с пресс-конференции после 0:3 в Туле. Жесточайшее давление работы в "Спартаке" сказывается и на этом. История с Максименко - из этой же серии. Что ж, хочешь быть в "Спартаке" и преуспеть в нем - надо привыкать. Тут спокойно и комфортно никогда не будет - даже если выигрываешь.

Максименко – свой воспитанник, молодой, завершающий первый сезон в основе клуба. К таким (если они себя трибунам каким-то образом не противопоставляют) болельщики всегда относятся трепетно, даже если те порой ошибаются. Возможно, если бы его ошибки в Туле или Оренбурге контрастировали с яркой игрой команды в целом и подрубили ее на корню – защищали бы голкипера менее страстно.

Но в обоих случаях безнадежно смотрелся весь "Спартак". И слова Кононова были восприняты многими как желание списать проигрыш на одного человека. Который к тому же слишком молод, чтобы иметь право на ответ даже внутри раздевалки.

Когда Кононов пришел, "Спартак" уступал "Рубину" и "Ростову", шел на равных с "Уралом" и "Ахматом"

И все же мне кажется, что в этой ситуации, как и во многих других с чьими-либо высказываниями, из мухи раздули слона.

Главный тренер "Спартака" не то что не оскорблял, а даже не задевал личность футболиста, его способности и качества в целом. Он, заметьте, не по собственной инициативе, а в ответ на вопрос репортера высказался о конкретных игровых эпизодах и их влиянии на результат. Не более.

Ошибки были? Были (и не надо рассказывать про то, что удар оренбуржского бразильца вышел фантастическим, а вина Максименко минимальна). На результат повлияли? Первая – еще как. Ни капли лукавства и преувеличения в этом нет. Более того, тему эту Кононов развивать явно не хотел, ограничившись двумя лаконичными фразами. И, вероятно, в этот момент подумав, что и так сказал больше, чем следовало.

Когда начинают рассказывать про семь сейвов или что-то такое, я вспоминаю старый футбольный закон, озвученный сотнями вратарей всех времен и народов: игру голкипера вспоминают не по спасенным, а по пропущенным мячам. И никаких глобальных унизительных выводов вроде неготовности Максименко играть на таком уровне Кононов и близко не делал. Он просто сказал то, что и так видели все, кто смотрел матч более или менее непредвзято. Другое дело, что и про удачные действия вратаря добавить надо было. Поскольку получилось односторонне.

Тут же повсюду начали в очередной раз вспоминать благородного Массимо Карреру, который-де на игроков, а также судей никогда поражений не списывал. Видел, например, цитату итальянца о Денисе Глушакове после "Тосно": "В пенальти не ошибается только тот, кто его не пробивает. Это может случиться с каждым. 11-метровый – лотерея. И дело не в нем".

Стоп! Мы прекрасно знаем, что к тому времени внутри "Спартака" уже полыхал конфликт, и его главными фигурантами были как раз Каррера и Глушаков. Массимо, в отличие от Кононова, блестяще знал, что нужно говорить внешнему миру, чтобы ему нравиться. Но к тому, что происходило в самом "Спартаке", эта оболочка никакого отношения не имела.

Не раз уже сказано и написано (и мои источники эту информацию подтверждают), что в последние месяцы обстановка в раздевалке красно-белых гораздо здоровее, чем в конце прошлого и начале нынешнего сезонов, и для этого очень многое делается. Только раньше пожизненно влюбленная в Карреру аудитория не хотела ничего обо всем этом слышать и знать, а сейчас домысливает даже те страсти-мордасти, которых нет.

Во вторник состоится совет директоров, на котором будут приняты ключевые решения, как "Спартак" будет жить в следующем сезоне. Многие из них после апрельского экстренного совдира уже озвучены – а именно приход Сергея Михайлова и Томаса Цорна вместо Наиля Измайлова и Сергея Родионова. Но даже публиковавшаяся инсайдерская информация о полном доверии Леонида Федуна к Кононову не мешает активизации разговоров на тему "Уволят? Оставят?"

О моем отношении к этому скажу ниже. Но сдается мне, что цель раздувания темы слов тренера о Максименко некоторой частью фанатской среды заключается не только в искреннем возмущении (что тоже у многих есть), но и в информационном воздействии на Федуна. Чтобы тот под влиянием негативных эмоций от проигрыша "Оренбургу" и места ниже ЦСКА взялся за секиру. Возможно, кто-то грезит возвращением Массимо (чего не будет точно, и причиной тому является его бывшее окружение). Не исключено, что продавливается и какая-то иная кандидатура, при которой потерявшие влияние люди могли бы его восстановить. Вокруг "Спартака" всегда происходят какие-то мутные процессы с подковерными целями.

Но факт в том, что за эти семь месяцев Кононов своей работой значительную часть сверхтребовательной и подвластной эмоциям спартаковской публики не убедил. Игры (тем более обещанной), дескать, нет, харизмой не вышел, с задачами не справился. И вообще – Пиджак. Ату его! Словно Каррера в спортивном костюме ходил...

И вот на теме задач и результатов остановимся поподробнее. Потому что публике свойственно какие-то вещи (особенно не укладывающиеся в уже сформированное мировосприятие) быстро забывать. Что ж, придется напомнить.

Кононов пришел в "Спартак", заменив Рауля Рианчо, после 14 тура. В этот момент команда шла в таблице девятой. Столько же очков – по 19 – было у "Урала", "Ахмата" и "Оренбурга", 20 – у "Рубина", 23 – у "Ростова". Отставание от лидера, "Зенита", составляло 12 очков, от зоны Лиги чемпионов – шесть. И те же шесть, только в другую сторону, отделяли "Спартак" от зоны прямого вылета, а пять – от переходных матчей.

Вдумайтесь: на равных – "Урал" и "Ахмат", впереди – "Рубин", "Ростов". Вот в таком состоянии находились красно-белые в тот момент. А ведь кто-то сейчас договорился до того, что Кононов развалил чемпионскую команду. Которой на самом деле давным-давно уже не было, и она оставалась только в памяти болельщиков, живших этой сладкой инерцией.

Чтобы еще конкретнее: в последних восьми матчах чемпионата перед приходом Кононова – сначала в пяти при Каррере, затем в трех при Рианчо – у "Спартака" была одна победа (над "Енисеем"), две ничьи и пять поражений. Опять же – от кого? "Ахмат", "Ростов", "Арсенал", "Урал", "Уфа". Причем от трех из них – дома.

Это были абсолютнейшие руины. И больший рывок в таблице, чем "Спартак", сделал за эти 16 туров только "Арсенал" – на пять строк, с 11 места на 6-е.

К моменту отставки Карреры чемпионского "Спартака" давно не было

Рассказывают, что Рианчо недавно прочитал интервью Марко Трабукки – и сильно возмутился пассажу одного из главных членов команды Карреры, что Массимо-де ошибался в том, что слишком много слушал испанца. Потому что именно Трабукки и Тимур Гурцкая в свое время привели Рианчо к Каррере. Якобы из их уст в кулуарах звучали фразы, что это великолепный тренер, которому Роман Пилипчук в подметки не годится, и благодаря ему чуть ли не Курбан Бердыев добивался успехов в "Рубине", Сергей Ребров выигрывал с киевским "Динамо" чемпионат Украины, а Андрей Шевченко побеждал с национальной сборной.

В результате как-то так получилось, что в руках у Рианчо – о чем его заранее не предупреждали – оказался весь тренировочный процесс, чего в случае с Пилипчуком не было: тот занимался анализом игры соперников и оперативными перестроениями по ходу матча. И главное, что сам Каррера не имел ничего против того, чтобы всю работу делал Рауль! Более того, это было вменено ему в прямую обязанность.

Рианчо работал так, как умеет, и делал это абсолютно искренне. К сожалению, его творческий догматизм и приверженность к 4-3-3, которые не менялись ни в одном матче под руководством Карреры, а затем и самого Рауля, соперники очень быстро раскусили. На протяжении длительного времени "Спартак" не мог забить ни одного гола с игры.

А ведь в чемпионском сезоне красно-белые, напомню, были командой-трансформером, способным менять схемы по нескольку раз за матч. Каррера всегда находился в серьезной тактической зависимости от помощников, с которыми работал – и вот вам разница. Классический пример, когда в дерби с ЦСКА в перерыве по рекомендации Пилипчука итальянец перевел Романа Зобнина в оборону, чтобы сдержать Мариу Фернандеса, стал делом далекого прошлого.

Убежден, что именно ротация штаба (наряду с излишним доверием к окружению) стала первым шагом из тех, что сгубили карьеру Карреры в "Спартаке".

Недавно мы беседовали с великим канадским хоккейным тренером Скотти Боумэном, и он рассказал, что одним из главных залогов успеха в его "Детройте" было то, что владельцы и руководители клуба очень терпеливо относились к неудачам – ведь первый Кубок Стэнли он выиграл только на четвертый сезон. У него был штаб, которому он полностью доверял и не менял его. Тогда как во многих клубах от главных тренеров то и дело требуют убрать того или иного помощника, и это зачастую нарушает стабильность работы.

Каррера за свой первоначальный, чемпионский штаб держаться не захотел, решив поискать от добра добра. В итоге Пилипчук, видя, что ему не доверяют, в конце второго сезона хлопнул дверью, на увольнении тренера по физподготовке Д'Урбано после серии травм настояло руководство клуба, а от другого итальянца Мальфатти после появления на горизонте Рианчо Массимо отказался сам.

В конце концов, если Каррера безгранично доверял Д'Урбано, то мог бы поступить, как тот же Боумэн, которого владелец "Сент-Луиса", где он работал в конце 60-х, в какой-то момент заставлял избавиться от трех ассистентов. "Если вы уволите их, тогда увольняйте и меня", – ответил главный тренер. Каррера таких условий ставить не стал.

Три сезона – три разные группы помощников, три совершенно различные методики. Никаких стабильности и последовательности. Да, чемпионский титул за спиной, да, яркая харизма, любовь болельщиков, умение говорить правильные и своевременные вещи журналистам. Недаром и при прощании со "Спартаком" он разгромил клуб в пиар-составляющей в одну калитку, примерно как ЦСКА "Крылья" в последнем туре.

Но к моменту отставки не было уже и близко никакого чемпионского "Спартака"! Обратное – один из главных мифов вокруг красно-белых. Рианчо весь сезон, с первого сбора, проводил все тренировки, теоретические занятия, формировал тактическую модель. Состав, может, утверждал и Каррера, однако все равно с подачи испанца. Фактически Массимо превратился к тому времени в представительскую фигуру. Ни до чего хорошего это не довело, а уволен итальянец был максимально неуклюже. Это, вероятно, в конце концов и повлекло за собой весеннее расставание в прежних должностях (не в клубе вообще) с Наилем Измайловым и Сергеем Родионовым.

Назначением Рианчо и.о. на три матча клубные боссы, видимо, хотели выпустить пар фанатов, но привело это лишь к усугублению кризиса – ничья и два поражения в трех матчах. Тут и пришел Кононов.

Теперь – цифры. Всего в трех российских сезонах в "Спартаке" успевало отработать аж по три тренера. Первые два случая были худшими в постсоветской истории клуба. В 2003 году, когда Олега Романцева сменил Андрей Чернышов, а того – Владимир Федотов, красно-белые заняли 10 место. В 2008-м, когда на смену Станиславу Черчесову пришел Игорь Ледяхов, а тому – Микаэль Лаудруп, "Спартак" стал восьмым.

Учитывая, что Кононов принял команду на девятом месте за тур до самой середины сезона, вполне можно было ожидать такого же исхода. Тем не менее новый тренер одержал пять побед при двух ничьих в семи первых турах, вырулив из того кризиса, в котором принял команду. Да, весной от его работы ожидали значительно большего в первую очередь с точки зрения качества игры. Тем не менее пятое место и попадание в еврокубки – далеко не худший результат, если посмотреть, как развивался этот сезон и как играл "Спартак" в те годы, когда дважды по ходу чемпионата менял рулевого.

И всего за тур до конца чемпионата процент набранных Кононовым очков в точности совпадал с тем, что был за время работы со "Спартаком" у Карреры. Но один многими фанатами признавался бездарем, а другой – гением. Так не бывает.

Почему в Катаре был один "Спартак", а в сезоне – другой

Кононов пришел с намерениями изменить многое. Особенно – в игре в атаке, но не только. Прессингу он с самого начала уделял не меньше внимания, чем построению условного "бесковского" футбола, а со временем, полностью разобравшись в том, кто есть в его распоряжении, сделал на этом особый акцент.

Отсюда – достаточно резкие перемены и в тренировочном процессе, и в требованиях к футболистам. В частности, по интенсивности работы. Например, теперь задача Зе Луиша – в течение всех 90 минут не выключаться, постоянно прессинговать и открываться. Раньше таких функций у него не было – он мог брать паузу.

Тут вступает в дело физиология. Когда человек привык к одному типу работы, перестроение на другой (а интенсивность занятий, рассказывают, повысилась на 30%) сказывается и на "физике", и нередко на здоровье. Вероятно, здесь и берутся корни весеннего травматизма и "проблемы вторых таймов", которые "Спартак" проводил хуже первых. Причем претензий к игрокам по отношению к новому подходу, насколько мне известно, у Кононова нет – идет просто естественная реакция организма на перестройку. Чтобы полностью к ней адаптироваться, требуется время.

Но спустя время выяснилось и нечто худшее – та концепция игры, которую ставит Кононов, с нынешним подбором игроков в атаке трудносовместима. Продали Промеса – и в четверке основных игроков группы атаки (Луиз Адриану, Зе Луиш, Мельгарехо, Фернанду) нет ни одного быстрого. Вся она достаточно статична и тяжеловесна – разве что Мельгарехо из этого ряда несколько выделяется. Но группа в целом не способна – хоть и старается – выдавать требуемую интенсивность.

Не хватает и тонкости понимания игры. Это резко усложнило постановку пресловутого "бесковского футбола". Кстати, Кононов не обещал, что команда быстро станет в него играть, а заявлял, что хочет видеть такую игру. Но тем же Мельгарехо или Зе Луишу сложно дается игра в одно-два касания, они комфортно чувствуют себя не менее чем при трех (у Адриану, кстати, с этим лучше). Поэтому акцент был сделан не на это, а на прессинг и контрпрессинг с последующей атакой в три-пять передач – семь-десять удавались гораздо реже. А одной из главных селекционных задач будет приобретение игроков, способных играть в одно-два касания.

Из легионеров, к слову, неприкосновенным на сегодня можно считать только недавно купленного Айртона, игровым прогрессом и адаптацией которого к России Кононов, по моим сведениям, более чем доволен. Из остальных иностранцев (среди россиян не может идти речи о продаже Джикии и Зобнина) при наличии достойных предложений может быть продан абсолютно любой – и даже в том случае, если "Спартак" одновременно окажется без Зе Луиша и Луиза Адриану, варианты их замены для клуба вырисовываются вполне четко.

Всего летом следует ожидать 4-5 новичков, среди которых будут и легионеры, и россияне. И с расставаниями все может быть достаточно масштабно – в конце концов, нет Лиги чемпионов с ее доходами, зато есть финансовый fair play, и чтобы иметь деньги на покупку хороших игроков, надо и продавать. А два самых ликвидных иностранных актива "Спартака" – это Зе Луиш и Фернанду. Выводы делайте сами.

Не наработан пока и автоматизм в выполнении требований. Отсюда и спад в игре после хорошего начала первых весенних матчей – с "Краснодаром" и "Зенитом". Команда бурно начинала, забивала – но затем игроки начинали перестраховываться, не шли в прессинг и не открывались, где это было необходимо. В результате – потеря инициативы, мяча и пропущенные мячи.

Как раз матчи с "Краснодаром", "Зенитом" и ЦСКА виделись тренерскому штабу ключевыми в плане борьбы за чемпионство и место в Лиге чемпионов – и не только потому, что это "матчи за шесть очков", но и в психологическом плане. Один такой выигрыш – и команда понимает, что движется в правильном направлении, у нее появляется мощный прилив позитива. Но ничьи в двух первых ключевых домашних матчах, отличный, но безрезультатный первый тайм с провалом во втором с ЦСКА – и с главными задачами было кончено.

Для меня самая большая загадка – это контраст между легким, изящным, гармоничным "Спартаком" на Кубке "Матч-Премьер" в Катаре и лоскутным футболом в самом сезоне.

Кое-кто из игроков в приватных разговорах сетует на "физику". Разница между первыми и вторыми таймами нередко действительно вызывает вопросы – в частности, к кипрскому тренеру по физподготовке. Но не все так просто. Во-первых, игра в прессинг по определению очень энергозатратна, и даже у "Ливерпуля" не всегда получается выдерживать уровень интенсивности до конца – что уж тут о "Спартаке" говорить.

Во-вторых, разница со вторыми таймами объясняется тем, что у Кононова очень маленький ресурс усиления игры со скамейки. В том же "Краснодаре" он четко знал, кого, когда и при каких обстоятельствах выпускать, чтобы вдохнуть в команду новые силы и возможности. В "Спартаке" образца второй половины нынешнего сезона такого нет.

Не думаю, впрочем, что это исключает недовольство чьей-то работой в штабе. И, по моим сведениям, если Кононов продолжит быть главным тренером "Спартака", небольшие изменения в штабе могут произойти.

Другие люди, с которыми я разговаривал на тему контраста между катарским и весенним "Спартаками", напирают на психологию.

Дескать, требования Кононова к игрокам известны: "К результату – через игру". Игровые задачи – достаточно жесткие и обязательные. И к этому тренерскому давлению добавилось давление трибун, которого не было в Катаре. Болельщики, услышав и прочитав об игровой философии главного тренера, ждали и настаивали на таком футболе с первых матчей весенней части чемпионата. И, когда его не получили, началось давление. Да еще и помноженное на постоянные скандалы – в частности, вокруг фигуры Дениса Глушакова. По ним этот сезон – абсолютно рекордный.

Игроки от этого элементарно устали. И вряд ли смогут заиграть свободно до того, пока фанаты их не "отпустят". А фаны, в свою очередь, ждут игры – и тогда готовы будут к более лояльному отношению. Получается замкнутый круг.

В какой-то мере Кононов стал жертвой собственных слов о футболе "Спартака". Но людям свойственно упрощать сказанное. Я проверил, например, как дословно формулировал в нашей декабрьской беседе насчет четырех месяцев на постановку игры – и обнаружил забытое отчего-то всеми (в том числе, признаюсь, и мной) слово "минимум".

То, что проблем больше, чем можно было предположить, окончательно стало ясно после серии матчей с ЦСКА, "Ростовом" и "Арсеналом" с победной "передышкой" на "Енисей". Тула была апогеем кризиса, и там совершенно не сработала идея Кононова перевести Айртона на правый край обороны, выставив Комбарова слева, – спартаковцев порвали на обоих флангах. Как мне сообщили, Ещенко к тому моменту был готов даже не на 50, а на 30 процентов – иначе в основе справа вышел бы он. На Айртона штаб продолжает делать серьезную ставку, но теперь уже только в роли левого защитника.

По всей видимости, серьезного поиска защитников в основу в это межсезонье не будет – Айртон и Рассказов рассматриваются как основные крайние, и, возможно, один футболист будет взят на края для ротации. В центре же (информация об интересе к Максиму Беляеву едва ли получит свое подтверждение) многое зависит от здоровья Жиго. С которым произошла вообще удивительная история.

Учитывая, что Кутепов с приводящей мышцей и Боккетти с рядом давних мышечных болячек в тот период не были готовы играть, Жиго после восстановления от "крестов" нужно было подтягивать к основе как можно быстрее – тем более что врачи считали его полностью здоровым. Но нередко можно встретить достаточно мнительных футболистов, и француз достаточно долго говорил, что еще не готов. И с этими не исчезнувшими сомнениями подошел к матчам с ЦСКА и "Ростовом", которые провел неудачно.

А потом выяснилось, что у Жиго еще и проблемы с мениском. В Италию, куда его возили оперировать "кресты", спокойно могли одновременно почистить мениск, и приезжать на еще одну операцию не было бы никакой нужды. Но у некоторых врачей есть мнение, что итальянская клиника сознательно не стала делать все сразу, чтобы получить деньги еще за одну операцию. Там четко знали, что через какое-то время проблемы начнутся, и он приедет опять. Что и произошло.

Почему Кононов отказался от Еременко

Из зимней чистки состава самым сложным было решение по Роману Еременко. Я не раз называл на страницах "СЭ" это ошибкой, учитывая, что "Спартак" остался без человека, который может вести игру команды. Внешне это выглядит именно так. Но вот что я выяснил, узнав некоторые детали.

Кононов хотел приобрести этого полузащитника еще в "Краснодар", он ему очень нравился. Но сразу после прихода в "Спартак" медицинские службы предоставили ему информацию о серьезной хронической травме, которая мучает Романа со времен ЦСКА. И травма, не позволившая ему играть до конца осенней части чемпионата, случилась тут же. Плюс – память о возрасте и двух пропущенных из-за дисквалификации сезонах.

Все это наложились на то, что с Еременко нужно было подписывать новый контракт, и его агент Трабукки устроил все так, что условия по нему по сравнению с изначальным соглашением становились очень серьезными, резко повышаясь по всем категориям.

В итоге "Спартак" отдал решение по переподписанию Еременко на откуп Кононову. И с учетом информации от медиков главный тренер не рискнул – это автоматически повлекло бы за собой зарплату примерно в 2,5 миллиона евро, и отвечать за то, как эти деньги будут работать, пришлось бы главному тренеру. А если бы хавбек регулярно травмировался и не играл?

Кстати, в "Ростове" Еременко, отыграв девять игр, уже успел получить травму и пропустил три последних тура. И в "Спартаке" думают, что такие же истории будут происходить и дальше. Получить такого игрока на серьезный срок и за серьезную зарплату, но видеть его по полсезона в лазарете – на это ни тренер, ни клуб идти не рискнули.

Выдвижение весной на роль "десятки" Фернанду стало вынужденной мерой. Ни Гулиев, ни Зобнин, ни Глушаков – не мастера последнего паса, а Ханни с каждым матчем впечатлял Кононова все меньше. Фернанду же – один из немногих, кто способен играть в одно-два касания, к тому же обладает поставленным ударом, что на этой позиции и привело к нескольким добытым "Спартаком" очкам. К тому же игра, которую ставит этот тренер, вынуждает "десятку" сразу после потери мяча вступать в контрпрессинг, и он с этой задачей справлялся хорошо. Но понятно, что это решение временное, до лучших времен.

По остальным – кроме Еременко – игрокам, с которыми красно-белые на временной или постоянной основе расстались зимой, сожалений нет вообще никаких – достаточно посмотреть, как они играли в весенней части чемпионата. Сейчас, если Кононов останется, следует ждать новую порцию ушедших – весна дала в этом смысле тренеру достаточно пищи для размышлений.

Не забудем и о том, что одна из задач, поставленных ему клубом (помните слова доверия из заявления на сайте в момент отставки Измайлова и Родионова?), – максимальное использование своей молодежи. Другое дело, что оно должно происходить постепенно – чтобы не готового к давлению и нагрузкам первой команды игрока не "спалить". Задача Кононова – чтобы они все переварили, не резко, а шаг за шагом вошли в состав и никому уже место в нем не отдали. В этом смысле крайне обидно, что достаточно серьезную травму получил Николай Рассказов, прогрессом которого из молодых штаб был доволен больше всех. Характер повреждения мне охарактеризовали как "трещина, переходящая в перелом". Рассказов занимается индивидуально, и есть надежда, что к сезону начнет готовиться вместе со всеми.

Многие болельщики были недовольны малым игровым временем Михаила Игнатова, да и у меня, к этому таланту относящегося с большой симпатией, это вызывало вопросы. А было, как теперь выясняется, так. Когда Кононов только появился в "Спартаке", Игнатов приехал из юношеской сборной России в неважном настроении и состоянии. Начали работать – у него ничего не получалось.

Игрок пожаловался штабу на сильную усталость. Оказалось, в некоторых матчах до прихода нового тренера он участвовал в таком состоянии, что у него даже не было сил на них выходить. Но, естественно, он как спортсмен по натуре, любящий "Спартак" и не желающий упускать предоставленных шансов, не мог никому об этом сказать. Иными словами, в 18 лет он не переварил те физические и психологические нагрузки, которые на него свалились. Это привело и к травме приводящей мышцы, которая долго его не отпускала.

Только во второй половине весны в тренировочном процессе Игнатов начал оправдывать авансы. И на следующий год, по моим сведениям, Кононов всерьез на него рассчитывает. Более того, насколько мне известно, у него с футболистом состоялся разговор на эту тему. И, услышав, что он тренеру нужен, ни о какой продаже или аренде не может идти речи, и он будет играть, Михаил засиял.

Основная работа с ним на тренировках заключается в том, чтобы при имеющемся дриблинге, хорошей работе с мячом Игнатов начал играть с поднятой головой. А также над техникой исполнения удара и завершением атаки. Но в целом его будущее в "Спартаке" при Кононове выглядит перспективным.

Не разуверился тренер и в Ломовицком, проблемы которого, по моим данным, связывает с излишним желанием забить, которое иной раз зашкаливает и идет в ущерб выполнению прямых обязанностей. То же – у Мелкадзе, с которым, кстати, у Кононова состоялся очень жесткий разговор на контрактную тему, когда он не хотел принимать предложение клуба (с повышением в шесть-семь раз нынешней зарплаты!), при том что пока не сыграл за "Спартак" ни одного полного матча и не забил ни одного гола. Вроде бы на данный момент стороны близки к тому, чтобы заключить новое соглашение на условиях клуба.

Однозначно велики шансы заиграть в "Спартаке" у пришельцев из "Чертанова" – Наиля Умярова и Максима Глушенкова. Оба на протяжении всех месяцев в команде произвели на Кононова и его штаб самое приятное впечатление – как в игровом, так и в ментальном плане. Они не только тренируются и играют по-взрослому, но и не испытывают никакого страха перед опытными партнерами. Уже даже злятся, когда их не выпускают. И тренеры этому только радуются. Как и тому, насколько уверенно и гармонично вписался после череды травм основных защитников в состав Илья Гапонов.

По моим сведениям, Кононов с нетерпением ждет возвращения из "Арсенала" Зелимхана Бакаева, а также обращает внимание на его младшего брата Солтмурада. Все это намекает на то, что невелики перспективы в "Спартаке" после неудачного сезона у Александра Ташаева.

В отличие от Аяза Гулиева. Да, ему трудно дается серьезная тактическая перестройка от требований Валерия Карпина к кононовским, но процесс идет, и результаты его станут более очевидны уже в следующем сезоне.

Глушакова и Ханни не будет, по Промесу идут обсуждения

Как мне удалось узнать, по Денису Глушакову принято окончательное решение – его в "Спартаке" не будет. Но фанаты могут не обольщаться – дело не в их войне против капитана, а в сугубо футбольных материях. И тренировочный процесс, и матчи показали штабу, что выше определенного уровня и по скорости, и по игровому мышлению, который у него на сегодня есть, он уже не выйдет. А требования – выше.

При этом информация, что якобы Кононов разозлился на Глушакова за разговоры в кулуарах на тему "Комбаров сильнее Айртона", по моим данным, действительности не соответствуют. А правда состоит в том, что еще осенью, поддержав в тот момент Глушакова, главный тренер думал о том, что вряд ли ему найдется место в "Спартаке" следующего сезона. Но все должно было происходить постепенно и получить реальное подтверждение тренировками и игрой. Потому что Кононов прекрасно понимал, каков авторитет Дениса внутри команды.

Никаких претензий к тому, как работал Глушаков все это время, в штабе "Спартака" нет. Наоборот, там приятно удивлены, что даже после публикаций известной аудиозаписи он продолжил бороться, воспринял этот психологический вызов как спортсмен. Но люди – не железные, и вся это развязанная против него война в конце концов сказалась на игре. Замена в матче с ЦСКА стала водоразделом, который отделил прошлое Глушакова со "Спартаком" от его будущего – в пока неизвестной новой команде.

Также ясно, что при Кононове нет будущего в команде у Ханни, который не умеет выдерживать конкуренцию и способен играть, только если его место в составе – стопроцентное. Но в клубах калибра "Спартака" такого быть не может. У него действующий контракт, но, если Кононов сохранит свой пост, при первой возможности Ханни будет продан.

В клубе действительно рассматривают возможность возвращения Квинси Промеса – и, более того, у самого голландца, говорят, такое желание есть. Это не совсем вписывается в существующую стратегию развития клуба, и камбэк недавней суперзвезды "Спартака" станет отходом от нее ради сиюминутного результата. Поэтому, если будут сопоставимые по уровню более молодые альтернативы, выбор может быть сделан в их пользу, если же нет – Промес и вправду может вернуться.

Впрочем, главный вопрос – останется ли главный тренер.

Люди, настаивающие на уходе Кононова, не понимают одной важной вещи. Федун, приглашая его в прошлом ноябре, рассматривал этот сезон (напоминаю – девятое место к 14-му туру!) в первую очередь не как возможность для достижения конкретного результата и постановки игры, а как время для расчистки территории.

Недаром в известном клубном заявлении – том самом, где выражалось доверие тренеру – говорилось, что потенциал чемпионского "Спартака" исчерпан. И не случайно, мне кажется, это прозвучало далеко не сразу после прихода Кононова, а в середине весны. К этому времени мозаика впечатлений, наблюдений и каждодневной работы сошлась в общую картину.

Федун в своей управленческой жизни менял уже достаточно тренеров "Спартака" – и не хочет метаться еще раз. Он знает, что Кононов получил "Краснодар" из рук Славолюба Муслина, когда команда играла в совершенно другой футбол. И, кстати, в первый сезон, по ходу которого он принял "быков", тоже было пятое место.

А кононовский футбол по-настоящему все увидели уже на следующий год. После серьезных перемен в составе – с упором на ту игру, которую ставит этот специалист. Тот же сценарий, полагаю, мы видим и сейчас в "Спартаке". Все идет без особых отклонений от плана, разработанного совместно главным акционером и тренером – которые, кстати, находятся в постоянном и тесном контакте.

Очередная же смена тренера будет означать, что весь сезон был потрачен впустую. Коту под хвост. Ведь новому придется все начинать заново.

Поэтому очень сильно удивлюсь, если на совете директоров произойдет смена главного тренера. Федун сегодня готов к тому, к чему не готовы фанаты, – к терпению.

А рассудит их только жизнь.

Игорь РАБИНЕР

https://www.sport-express.ru/football/rfpl/reviews/pochemu-spartak-ne-uvolit-olega-kononova-insaydy-i-analitika-obozrevatelya-se-igorya-rabinera-pered-sovetom-direktorov-moskovskogo-kluba-1549572/

Вы не можете оставить комментарий, поскольку не авторизованы. Введите свои логин и пароль, зарегистрируйтесь на сайте или авторизуйтесь с помощью своей учетной записи одной из социальных сетей