Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

КВИНСИ Джеймс Овусу-Абейе: Я вернулся взрослым и сильным

Еженедельник "Футбол", 23 ноября 2009 года
Количество просмотров: 1887

Фото

Три года назад двадцатилетнему ганцу с голландским паспортом, едва сменившему «Арсенал» на российские морозы, выдали немало авансов, которых Квинси, впрочем, не оправдал. Раскрыться в той команде ему помешали тяжелый характер и большие амбиции. Этим летом обновленный «Спартак» получил нового Квинси. Вернувшись после двух лет аренд в разных клубах Европы, все еще молодой и по-прежнему амбициозный полузащитник постарался убедить корреспондентов еженедельника «Футбол» в том, что вторая попытка покорить Москву и Россию будет более успешной.

КАРПИН, ГАРРИ И АЛКОГОЛЬ
За те два года, что Квинси скитался по Европе, его все равно все время преследовала Россия. В Испании он выступал в команде, которая у российских болельщиков всегда будет ассоциироваться с Валерием Карпиным и Александром Мостовым. В Англии он играл вместе с Гарри О’Коннором – шотландцем, которого очень хорошо помнят в Черкизове. В Уэльсе полузащитник выступал перед болельщиками, которые своими ушами слышали знаменитый призыв Вадима Евсеева… Так что изначально было понятно: Квинси суждено рано или поздно вернуться в Москву.

-- На первый взгляд, ты вернулся в «Спартак» немного другим футболистом и совсем другим человеком. Действительно так?
-- Да, точнее и не скажешь. За те два года, что я провел вне России, я многому научился. Я, как мне кажется, действительно стал другим человеком. И, кроме того, существенно прибавил в мастерстве.

-- Давай проследим за твоими путешествиями. Сначала ты отправился в «Сельту». Как тебе Испания? Как тебе местный футбол?

-- Испания, Испания (Квинси явно с удовольствием смакует название страны)… Это был отличный опыт. Хорошая страна, большие традиции, суперфутбол. Все было здорово. Я играл в «Сельте» десять месяцев и никогда не буду жалеть об этом времени. Даже несмотря на то, что мы выступали во втором испанском дивизионе - Сегунде.

-- Ты, кстати, в курсе, что твой нынешний тренер Валерий Карпин – большая шишка в Виго? У него там была своя велокоманда, его именем назывался волейбольный женский клуб, а его строительная компания получила контракт на застройку чуть ли не целого квартала?

-- Да, само собой. Когда я приехал в Виго, я уже знал о Карпине. Мы даже общались с ним несколько раз по телефону. Карпин был одним из знаковых футболистов в «Сельте», и в Виго не забывают об этом.

-- После «Сельты» был «Бирмингем». Они действительно хотели выкупить твой трансфер у «Спартака»?
- Честно говоря, понятия не имею. Я очень хорошо начал там, но потом перестал попадать в состав. Тогда, сидя на скамейке, я понял, что мне пора искать новую команду.

-- В «Бирмингеме» ты должен был пересечься с Гарри
О’Коннором, который выступал в «Локомотиве». Так?

-- О Гарри! Да-да-да! Хороший парень. Мы, бывало, говорили и о России.

-- И что он рассказывал?
-- Многое. Я так понял, что в России ему понравилось. Он говорил, что хорошо провел время в «Локомотиве». Я его понимаю. На самом деле мало найдется таких людей, которые действительно считают Москву плохим городом. Многие скептически относятся к Москве, пока не побывают в ней. А потом оказывается, что здесь и люди интересные живут, и сходить есть куда, и есть на что посмотреть.

-- Гарри О’Коннор вошел в историю российского футбола благодаря двум своим высказываниям. Один раз, когда признался, что премиальные за финальный матч Кубка России были столь велики, что он купил себе на них феррари. Ты видел эту феррари?

-- О да, я слышал о ней! Но сам, правда, не видел. Но, вы же понимаете, феррари бывают разные. Бывает просто автомобиль, а бывает машина-мечта. Судя по тому, сколько о ней говорят, это была машина-мечта!

-- Кстати, у тебя какие были самые крупные премиальные?

-- Мои самые большие премиальные? Уф… Я вам так отвечу: моими главными премиальными являются мои победы.

-- Еще один раз Гарри прославился, когда признался в интервью нашему изданию, что бросил пить. Как он? Держится?

-- Это действительно так. По-моему, он больше не злоупотребляет. Я, во всяком случае, никогда не видел его с алкоголем.

-- Но вернемся к твоим путешествиям. После был «Кардифф». Как тебя занесло еще и в Уэльс?
-- Дело было так: я не хотел уезжать из Англии и сказал об этом своему агенту. Он мне ответил, что есть один вариант в Чемпионшипе. В «Кардиффе» работал его знакомый тренер, он с ним связался, и тот позвал меня к себе. Но мне там не понравилось. Я почти не играл, и поэтому вариант с возвращением в «Спартак» возник сам собой.


«АРСЕНАЛ» И ТРУДНЫЙ ВОЗРАСТ

Мы болтаем с Квинси возле подоконника у черного выхода спартаковской базы в Тарасовке. Обычно через него сбегают футболисты, которые не хотят разговаривать с прессой. Квинси, возможно, тоже хотел уйти по-английски. Но, увидев, что не получилось, готов отвечать на все вопросы. Даже неприятные.

-- Непонятно вот что: ты - очень техничный и скоростной футболист, который, прежде чем расстаться с мячом, любит обыграть одного-двоих соперников. А у нас в России принято считать, что в английских лигах защитник лучше оторвет ноги нападающему, чем даст себя обыграть. Как ты «выжил» в этой мясорубке?
-- Английский футбол очень силен в физическом плане. В Англии очень много огромных защитников, настоящих атлетов. Но и с ними можно совладать, если действовать с умом. У них - мощь, у тебя – скорость. Если ты любишь дриблинг, тебе нужно быть изобретательным. Тамошние защитники не дадут обыграть себя одним и тем же финтом дважды.

-- Да, скорость за два года ты не потерял. Но как изменился за это время твой характер, если он, конечно, изменился?

-- Знаете, я что скажу. Я не хотел возвращаться. Это правда. Мне казалось: вот я уже вернулся в Англию, здесь мне нравится, здесь мне и надо играть. А в России… Я ведь следил за российской лигой, смотрел новости и видел, как менялись главные тренеры в «Спартаке», какие места он занимал. Да и этот сезон вроде как не заладился, и я говорил сам себе: тебе нечего там ловить, это не для тебя. Но со временем я поумнел. Я понял, что здесь, в Москве, моя команда, и я могу в ней играть. Я вернулся другим, сильным. С хорошим настроем: вот, мол, я возвращаюсь в сильную лигу, я буду биться за «золото» и за Лигу чемпионов. И хотя меня не было в команде большую часть сезона, я хотел бы, чтобы моя игра стала важной составляющей успеха уже в этом году.

-- Говорят, что в детстве с тобой было нелегко. Рассказывают, в 16 лет тебя отчислили из школы «Аякса», за то что ты часто ссорился с наставниками. Это правда?
-- Ха-ха! Да, было такое дело. Только мне тогда было не 16, а 15 лет. Но это не так важно. А тогда я действительно был ужасным подростком. Но, знаете, мне кажется, взрослея, все меняются. Некоторые люди становятся тяжелыми с возрастом, с другими невозможно совладать в юности. Я как раз из второй категории. Чем старше я становился, тем со мной было проще, и я счастлив, что теперь я не такой, каким был когда-то.

-- Так или иначе, в возрасте 16 лет ты оказался в «Арсенале». Когда футболист воспитывается в каком-то большом клубе, часть его души остается в нем навсегда. Ты так можешь сказать про «Арсенал»?

-- Когда я попал в «Арсенал», там была очень сильная команда, мегазвезды вроде Бергхкампа. Мне было 16 лет, и все вокруг казалось сказкой. Я боялся, что все это - сон. Но вы правы: «Арсенал» навсегда останется в моем сердце. Потому что именно в футболке «канониров» я сыграл свой первый официальный матч.

-- В «Арсенале» сейчас одна из первых звезд – Андрей Аршавин. Помнишь его по выступлениям за «Зенит»? Ты мог тогда подумать, что он станет одним из претендентов на «Золотой мяч»?
-- Да, я его помню. Но тогда я, конечно, и подумать не мог, кем он станет, какая карьера его ждет. Представляешь, когда он перешел в «Арсенал», мне казалось, что ему 22 или 23 года. Я думал, он очень молодой. И я реально удивился, узнав, что ему уже 28 стукнуло. Ведь как обычно бывает? В силу возраста футболистам приходится менять свою манеру игры, чтобы по-прежнему приносить пользу на поле. С возрастом движения игроков становятся более экономичными, они больше берегут энергию. А Аршавин как был шустрым и юрким, так и остался. Он очень хорош и в «Арсенале», и в сборной России.

-- Судьба сводила тебя со многими большими игроками. С кем проще всего было найти общий язык, а от кого ты держался бы сейчас подальше?
-- Держаться подальше? Пф-ф… Ну и вопрос. Я не знаю. У меня вроде никогда не было проблем с общением, даже не знаю, что сказать.


ФЕДОТОВ И ТИТОВ
Если сравнивать тот «Спартак», из которого Квинси уезжал, с тем, в который он вернулся, найдется не так много общего. Хотя бы в составе. Плетикоса, Павлюченко, Титов, Ковач, Шишкин, Торбинский, Ковалевски, Ребко, Калиниченко -  их в Тарасовке Квинси уже не встретил. Сейчас здесь даже на тренировках португальская речь звучит громче, чем русская, и с каждым третьим можно здороваться «Ola!».

-- Ты принял решение приехать в Россию в 2006 году. У тебя была уйма времени оценить, правильно ли ты тогда поступил, подписав долгосрочный контракт со «Спартаком». Хоть раз пожалел об этом?
-- Нет. Никогда. Да и о чем было жалеть? Мне было 20 лет, когда я приехал в Москву, передо мной были открыты все пути. За три года мало что изменилось в этом смысле. Сейчас все так же, как тогда: я все еще молод и полон желания играть и приносить пользу. Да, я подписал большой контракт и не считаю это ошибкой. Я играю в отличной команде и сейчас счастлив.

-- Тебя привез в Россию Владимир Федотов. И он гордился этим, полагая, что ты должен принести большую пользу «Спартаку». Он недавно ушел из жизни. Что ты вспоминаешь об этом человеке?
-- Да-да, я знаю, что его больше нет с нами. Он был очень веселым человеком. И очень хорошим. Он всегда улыбался, всегда излучал добродушие. Федотов никогда не злился. Он таким мне и запомнился.

-- Ты говоришь, что в «Спартаке» за время твоего отсутствия мало что изменилось. Действительно все по-прежнему? Тебя, допустим, не смущает, что теперь это бразильская команда?
-- Бразильская? Ха, смешно! Но если серьезно, лично мне кажется, что сейчас мы больше являемся командой, чем в тот момент, когда я впервые приехал в «Спартак». Возможно, дело в том, что тогда я был молодым, а вокруг меня были ветераны, такие, например, как Егор Титов, отдавшие клубу не один год карьеры. И мне кажется, что как раз из-за этой разницы в возрасте я не чувствовал такого единения. Я повторяю, что это лишь мое мнение. Возможно, дело в том, что я повзрослел и сейчас больше чувствую себя частью единого целого.

-- Кто, на твой взгляд, достоин сейчас звания лучшего игрока команды? Алекс? Веллитон?

-- В «Спартаке» все лучшие! Нет, я серьезно, почему вы улыбаетесь? В команде сейчас собраны очень сильные футболисты. Нам по силам многое.


ЛОНДОН, АМСТЕРДАМ И БРОНЕЖИЛЕТЫ
И все-таки Квинси – очень европейский человек. В интервью это очень чувствуется. Одно дело, когда спрашиваешь о чем-то российского футболиста, совсем другое – легионера или даже нашего игрока, но поигравшего за границей. Есть у них какой-то позитив, внутренняя свобода, которая позволяет отвечать на разные вопросы. А еще - мимика. Квинси одним удивленным выражением лица может ответить на какой-нибудь вопрос.

-- Ты как-то сказал, что Лондон – не твой город. А какой - твой?

-- Лондон - не мой город?! Кто это сказал?! Я?! Пф-ф… Меня, видимо, неправильно поняли. Я люблю Лондон! Я жил в Лондоне! Каждый раз, оказавшись Англии, я стараюсь побывать в Лондоне. В этом городе прошла моя юность, с ним многое связано. Я очень люблю Лондон. И, кстати, когда я жил в Лондоне, мой английский был гораздо лучше, чем сейчас.

-- А какие города еще любишь? Может, Амстердам?
-- Ну да, я родился в Амстердаме, но все-таки выбираю Лондон.

-- Тут у нас в новостях говорили, что в Амстердаме планируют закрыть Улицу красных фонарей.
- Да? Вот не слышал об этом. Вообще, улицы красных фонарей, кафе-шопы – это то, что делает Амстердам таким привлекательным для туристов. А еще это свободная зона. Люди приезжают туда, чтобы освободится от лишних запретов. Это накладывает на город определенный отпечаток. В этом вся суть Амстердама.

-- Все-таки по воспитанию ты европейский человек. Но также ты принял решение выступать за сборную Ганы. Не испытываешь дискомфорт, когда из устроенной Европы навещаешь Африку?
-- Нет, не сказал бы так. Гана – моя родная страна. Мои родители - из этой страны. В Гане у меня много родственников. Я был там пару раз и ни разу не почувствовал себя чужим. А еще я знаю местное наречие и могу на нем говорить.

-- Чтобы получить право играть за сборную Ганы, ты поссорился с ФИФА. В чем была проблема?

-- Я бы не сказал, что была какая-то ссора. Просто ФИФА слишком тянула с разрешением сменить мне «футбольное гражданство», а я нервничал. Но теперь все хорошо, и я могут играть за сборную.

- Скоро в Африке будет чемпионат мира. По оценкам специалистов, на своей территории африканские сборные должны выступить отлично. Как думаешь, какого результата может добиться сборная Ганы?

- Надеюсь, мы выиграем чемпионат мира! Нет, я серьезно. Для меня не будет удивительным, если какая-нибудь из африканских команд выиграет турнир. Да, помимо африканских сборных на чемпионат приедут Испания, Италия, Аргентина и другие сильные сборные. Но мы-то впервые будем выступать дома. Африканцы готовы превзойти себя, чтобы добиться успеха. Вспомните последний юношеский чемпионат мира, который недавно закончился в Египте. Кто мог подумать, что его выиграет Гана, причем в финале победит Бразилию?!

-- Да уж, на вашей территории другие сборные будут чувствовать себя не так комфортно. Сборная Германии, например, на чемпионат мира в ЮАР собирается взять с собой бронежилеты. Как думаешь, стоит тащить такую тяжесть в такую даль?
-- Немецкие футболисты будут в бронежилетах? Что, правда?!

-- Ну вроде как они собираются ходить по улицам в бронежилетах…
-- А-а, понятно. Я подумал, что они будут выходить на поле в бронежилетах. Уровень преступности в ЮАР очень высок, но все же не до такой степени. По-моему, надо просто быть внимательным и осторожным независимо от того, где ты находишься и куда идешь. В том числе и в Москве. Многие тоже думают, что здесь опасно.

-- Ты недавно сказал, что не хотел бы на чемпионате мира встретиться с Россией. Почему?

-- Я такого не говорил. Опять, наверное, трудности перевода. Я готов в ЮАР встретиться и с Россией. Не вижу проблемы.

Андрей ВДОВИН
Илья СОБОЛЕВ
info@futbol60.ru



СПРАВКА
Дата рождения:
15 апреля 1986 года.
Место рождения: г. Амстердам (Нидерланды).
Гражданство: Нидерланды/Гана.
Амплуа: полузащитник.
Рост – 180 см; вес – 74 кг.
Игровая карьера: «Арсенал» Лондон, Англия – 2002–2006, «Сельта» Виго, Испания – 2007–2008, «Бирмингем» Бирмингем, Англия – 2008, «Кардифф» Кардифф, Шотландия – 2009, «Спартак» Москва, Россия - 2006–2007, 2009.
За молодежную сборную Нидерландов (до 21 года) провел 8 матчей, забил 3 мяча.
За сборную Ганы провел 2 матча, забил 1 мяч.

Андрей ВДОВИН, Илья СОБОЛЕВ

http://futbol-1960.ru/number/news/59555.html

Вы не можете оставить комментарий, поскольку не авторизованы. Введите свои логин и пароль, зарегистрируйтесь на сайте или авторизуйтесь с помощью своей учетной записи одной из социальных сетей