Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Мартин Йиранек

Игр за Спартак165
Из них в основе165
Заменен  Заменен17
Вышел  Вышел на замену0
Голы  Забил голов4
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений22
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоЧехия
Год рождения25 мая 1979 года
АмплуаЗащитник
Пришел изРеджина, Италия
Первый матч7 августа 2004 года
Первый гол21 июля 2006 года
Фото с игроком

Мартин Йиранек: «Если станем чемпионами, сделаю татуировку в виде красно-белого ромбика»

sports.ru, 6 августа 2009 года
Количество просмотров: 1458

Фото

Московский «Спартак» в этом году в который уже раз начинает новую жизнь. Притом, что редкость, пока дела идут довольно удачно. Рассуждения о зрелости команды и «спартаковском духе», хвалебная ода Алексу, который приехал не ради денег, а также удивительный факт из биографии самого чеха – в эксклюзивном интервью капитана красно-белых Мартина Йиранека корреспонденту Sports.ru.

«Второе место? Я буду безоговорочно огорчен»

- Мартин, вы ни на секунду не опоздали на интервью, что для футболистов редкость. Это врожденная пунктуальность?

– Просто всегда пытаюсь приезжать заранее, чтобы никого не подводить. Уж очень не люблю я этого делать.

- У «Спартака» чудесным образом дела пошли на лад после прихода на пост главного тренера Валерия Карпина. Неужели он волшебник?

– Нет, он просто отлично настраивает команду. Валерий Георгиевич сплотил всех нас, создал единый коллектив. Чего не было при предыдущем тренере.

«Правда в том, что игроки у нас всегда были хорошие»

- То есть проблема «Спартака» была не в игроках, а в Лаудрупе?

– Ну, я бы не стал говорить так жестко, но правда в том, что игроки у нас всегда были хорошие. Просто в начале сезона многие элементарно не знали, что делать на поле.

- Почему так происходило? Все из-за апатичности Лаудрупа?

– Датчанину было крайне тяжело из-за незнания языка. Он ведь говорил по-испански, а нам лишь переводили. Это совсем другое – так всегда хуже. Отсюда и трудности, с которыми мы сталкивались в официальных матчах. Карпин же знает и русский, и испанский – он может говорить со всеми. И это дает свои плоды.

- Получается, что два основных плюса Карпина-тренера – знание русского языка и умение настроить команду?

– Именно так.

- Матч с ЦСКА для «Спартака» – некий рубикон, через который нужно было перейти? Или вы не придаете той победе такого большого значения?

– Естественно, та встреча крайне важна для нас. Да, мы и в прошлом году одолели ЦСКА, но тогда победа была не по игре. Сейчас же все иначе. Мы выиграли более чем заслуженно. И в психологическом аспекте это большой бонус для нас.

- Если вспомнить некоторые поражения «Спартака» – скажем, от «Динамо» и «Локомотива» – складывается ощущение, что команде пока не хватает зрелости. Что с бело-голубыми, что с железнодорожниками вы с партнерами смотрелись не хуже соперника, но додавить так и не смогли....

– Пожалуй, вы в чем-то правы. Однако важно, что тогда еще был другой «Спартак». Тогда мы еще сыгрывались, не чувствовали такую уверенность в собственных силах. Потому и играли не лучшим образом. А сейчас мы и в себе более уверены, и взаимопонимание вышло на новый, доселе невиданный уровень. Потому все нынче складывается так удачно.

- Давайте рассмотрим еще одну теорию: «Спартак» – команда настроения». Освежите в памяти, например, поражение в Краснодаре. Вы пропускаете гол – и игра разваливается. Да и тот же последний матч с «Кубанью» – пусть и выиграли 4:0, но заиграли хорошо только после 2:0, когда был эмоциональный подъем. И ведь это не единственные примеры...

– Наверное, так было. Именно было. Как раз в начале чемпионата. Вы правы, тогда так дела и обстояли: мы пропускаем гол – и игра словно заканчивается, организация пропадает. Но сейчас-то уже все иначе. Скажем, та же победа над ЦСКА – мы пропустили первыми, но все равно были уверены, что еще забьем, обязательно выиграем. Ну а с последним матче вообще все понятно – всегда очень трудно против команды, которая только защищается. Как только мы прибавили в движении – пришел и результат. В общем, я бы не стал называть «Спартак» командой настроения. Может, он и был такой в начале чемпионата, но не сейчас.

- Выходит, «Спартак» старта первенства и «Спартак» нынешний – две совершенно разные команды? Всего за 10 туров – и такое превращение?

– Да, я так считаю. Если сравнить первые игры и последние – небо и земля. Повторюсь, самое важное, что мы уверены в себе и четко знаем, чего хотим.

- Представим, что «Спартак» займет в чемпионате второе место – вы будете безоговорочно огорчены?

– Понятное дело, что мы хотим выиграть золото. Потому на данный момент я вам отвечу: да, я буду безоговорочно огорчен таким результатом.

- Но все-таки после восьмого-то места второе не так уж и плохо...

– Ну, прошлогодний результат – вообще нонсенс. Восьмое место не для »Спартака». А вот первое – как раз для него.

«Макеев и Паршивлюк обязательно станут «большими» игроками»

- Карпин в бытность футболистом был полузащитником – теперь, став тренером, он может многим поделиться с игроками обороным? Валерий Георгиевич часто объясняет вам какие-то тактические нюансы?

– Да нет. Разумеется, у нас есть специальные упражнения для защитников. И после матчей порой он акцентирует внимание на тех или иных наших, игроков обороны, действиях.

- Но в тактические тонкости не влезает?

– Да. Прежде всего, именно разбираем конкретные ошибки после матчей.

- Сейчас в «Спартаке» на флангах защиты играют молодые Макеев и Паршивлюк – Федун недавно заявил, что они скоро дорастут до уровня сборной России. Не выдает желаемое за действительное?

– С одной стороны, они, безусловно, талантливые, хорошие игроки. Но опыта им, чего скрывать, не достает. Его и надо набирать. Собственно, чем они сейчас и занимаются. А попадут ли они в сборную России – вопрос к Хиддинку. Я могу лишь сказать, что если у них, тьфу-тьфу, все так пойдет и дальше, они обязательно станут «большими» игроками.

- Лично вам часто приходится отдуваться за их ошибки?

– Нет. Они действительно хорошо играют. Конечно, я намного старше Жени и Сережи, потому порой им что-то подсказываю. Но это совершенно естественно.

«Сейчас мы играем более организованно, защищаемся именно командой»

- В этом сезоне не то чтобы Великую китайскую стену, как «Москва», но хотя бы Кремлевскую в обороне вы постепенно отстраиваете – игра команды в обороне уже не так плоха, как в предыдущие чемпионаты...

– Согласен, в защите дела тоже постепенно налаживаются. Тут дело вот в чем. Раньше порой был такой бардак, что оборонялись мы втроем или вчетвером. То есть, только защитники. А так в современном футболе категорически нельзя. А сейчас мы играем более организованно, защищаемся именно командой. Как и надо делать. Именно поэтому мы и стали пропускать меньше.

- Раз уж вы сказали о защите всей командой – в матче с «Кубанью» вам сильно помогал Ибсон?

– Да. Видно, что игрок хороший, опытный. Ему не надо объяснять, что такое «закрывать зону», «помогать обороне». Так что с его приходом мне лично стало еще приятнее и проще играть.

- Первую половину чемпионата в защите «Спартака» творилась чехарда – четкой, основной четверки защитников не было. Вы-то играли постоянно, но совсем не всегда с одними и теми же партнерами...

– Понятно, что в этом нет ничего хорошего. В защите очень важна стабильность – это не просто так говорят, уж поверьте. С другой стороны, со всеми своими партнерами я играю достаточно давно, потому привыкать было не так уж и тяжело. Да и карточки с травмами – вещи, к сожалению, неизбежные.

- «Спартак» почти не начинает атаки через Штранцля. Это стечение обстоятельств или Карпин действительно дает жесткую установку: «Начинать атаки должны другие, только не Штранцль»?

– Нет, нет, что вы, ничего подобного. Как по ходу игры получается – так мы и играем. По крайней мере, никаких запретов на пас Штранцлю или пас Штранцля у нас нет и в помине.

«Алекс любит футбол и готов ради него на все»

- Алекс – лучший легионер чемпионата России. Я не преувеличил?

– Нет. Он действительно лучший. Переехать в новую страну, в новый чемпионат – и сразу так блестяще заиграть... Это дорогого стоит.

- Говорят, он даже по-русски уже неплохо изъясняется...

– Это правда. Он очень старается. Видно, что на самом деле хочет выучить язык. Что сказать, это в нем тоже подкупает. Понимаете, Алекс не из тех легионеров, кто просто приехал заработать много денег. Он любит футбол и готов ради него на все. Для него «Спартак» не просто место работы, не пустой звук.

- А вот Веллитон, по словам Владислава Рыжкова, русский не учит вообще... По-вашему, это нормально? В конце концов, по самоотдаче и уровню игры к бразильцу претензий нет, а это самое главное...

– Да, он реально почти не говорит по-русски. Хотя, к слову, когда к нему обращаешься, нередко тебя понимает. Так или иначе, Веллитон – человек очень позитивный, веселый. Его и без слов можно понять. В общем, никаких проблем с ним нет.

- Хорошо, продолжим разговор о персоналиях. Жано Ананидзе нынче называют чуть ли не новым Федором Черенковым...

– Я впервые увидел Жано в деле, когда он поехал с основой на сбор в Австрию... И мне он очень понравился, произвел большое впечатление. Данные у него отличные. Осталось упорно работать – без этого хорошим футболистом никогда не станешь.

- Ваш друг Радослав Ковач, вернувшись из аренды, оказался «Спартаку» не нужен – вас не удивляет такая позиция клуба?

– Разумеется, мне очень жалко. Он несколько лет хорошо играл за «Спартак», делал для команды все возможное... Но это дело клуба и игрока, а не мое.

«Стипе действительно отличный голкипер. И везде играл бы в основе»

- Одиноко без Радо не будет?

– Да, скучно немного без него... Но я уже привык к такому положению вещей за те полгода, что он выступал за «Вест Хэм».

- И, наконец, Стипе Плетикоса. Хороший вратарь, чуть ли не лидер команды – и тут, бах, без вариантов сидит на лавке. И ведь понятно, что дело не в его мастерстве, а в лимите на легионеров...

– Стипе действительно отличный голкипер. И везде играл бы в основе. Однако лимит – штука сложная. Но не забывайте, что Сослан Джанаев тоже классный вратарь.

- А вы сами не боитесь, что когда-нибудь с вами поступят так же, как с Плетикосой?

– В футболе, как и в жизни, может все случиться. Никто ни от чего не застрахован. Тем более сейчас я действительно считаюсь легионером. Хотя я на самом деле ни раз говорил, что готов принять российское гражданство.

«Спартаковский дух» был, есть и будет»

- Удивительно, но за 5 сезонов в «Спартаке» вы получили всего-то 10 желтых карточек – как вам удается играть так чисто?

– У меня всегда была такая манера игры. Скажем, за четыре года в Италии я получил карточек шесть, не больше. До сих пор даже красную никогда не получал (стучит по столу). В целом, я специально пытаюсь играть как можно чище, не допускать фолов.

- Подождите-подождите, неужели вы никогда-никогда не получали красную карточку? Даже на уровне сборных, в бытность молодым игроком и так далее?

– Никогда и нигде. Надеюсь, этого и не случится.

- А что случилось в марте этого года вы помните? Перед началом сезона...

– Хм... В марте...

- Вас выбрали...

– А, капитаном. Не могу сказать, что я был шокирован. Но всегда очень приятно, когда тебя выбирает коллектив. И я понимаю свою ответственность.

- Вы чувствуете себя лидером »Спартака»?

– Я никогда сам себя не обсуждаю. Видимо, другие видят меня лидером, потому и выбрали.

- По вашему мнению, для капитана важно знать историю клуба?

– Да. Это неправильно и глупо, когда ты надеваешь капитанскую повязку, даже не зная элементарных фактов из истории клуба.

- Хорошо, давайте тогда вас проверим. Вот я говорил про Федора Черенкова – вы знаете, кто это такой?

– А как же. Знаменитый футболист «Спартака» и сборной СССР. Играл в полузащите или в нападении – эдакий «свободный художник». В день матча с ЦСКА ему исполнялось 50 лет. Хорошо, что мы его порадовали.

«Понятно, что фанаты хотят, дабы мы играли в комбинационный, «спартаковский» футбол»

- Еще для болельщиков «Спартака» обычно принципиален вопрос «спартаковского духа». Вы сами понимаете, что это такое? Может, его просто нет в принципе?

– Тяжело объяснить, что это такое. Понятно, что фанаты хотят, дабы мы играли в комбинационный, «спартаковский» футбол. Однако, как бы команда ни выступала, все равно ее игроки всегда чувствуют нечто особенное. Наверное, это и есть «спартаковский дух». И он был, есть и будет всегда.

- Валерий Карпин на днях сказал, что «спартаковский дух» – это просто дух победителей. По-моему, очень правильное объяснение...

– Можно и так сказать. Тем более от «Спартака» все всегда ожидают только первого места.

- Мартин, вы приезжали в Россию в качестве основного игрока сборной, однако постепенно вызываться туда перестали...

– На самом деле два года назад я специально попросил тренеров меня не вызывать. Тогда у меня были проблемы с ахиллом, и я решил, что «Спартак» важнее. Сосредоточился на выступлениях за клуб. А вот сейчас ситуация со здоровьем улучшилась и, скорее всего, я поеду на сбор перед матчем с Бельгией.

«Я бы не сказал, что российская премьер-лига хуже серии A»

- В России обожают говорить о росте уровня премьер-лиги. У вас в отличие от всех нас взгляд достаточно беспристрастный – что скажете?

– Это правда, без вопросов. За 5 лет, что я здесь, уровень чемпионата сильно вырос. Не просто так российские команды выигрывают еврокубки, а составы местных клубов становятся сильнее с каждым годом.

- До России вы играли в Италии – насколько серия A лучше премьер-лиги?

– Да я бы вообще не сказал, что премьер-лига хуже. Просто на в Италии лучше дела обстоят с рекламой футбола, с его раскруткой. Ну и стадионы, поля там лучше, конечно. Однако что касается именно уровня игры... Если разница и есть, то она небольшая.

- Приятно слышать. Но, видимо, поля за время жизни в России вас больше всего огорчали? Или все-таки пробки?

– Пробки... К ним невозможно привыкнуть – это нечто. Но в футбольном плане, конечно, самое неприятное – это поля. Хотя и с ними в последние годы ситуация заметно улучшилась.

- А вот с договорными матчами, похоже, не слишком. Понимаю, вопрос неприятный, но вы когда-нибудь сталкивались с ними в России?

– Нет. Но, конечно, много раз слышал, как об этом говорят, слухи вечно какие-то ходят.... Это неприятно, ясное дело. Но что поделаешь... Бороться с этим должны другие люди. РФС, РФПЛ...

- В общем, «Спартак» в договорных матчах не участвует?

– Да кто вообще может предложить «Спартаку» продать игру? Только сумасшедший человек.

- Но вас не удручает, что раз о «договорняках» так много говорят, они все-таки действительно существуют?

– Ну да, дыма без огня не бывает... Но мне тяжело судить. Повторюсь, со мной, к счастью, такого никогда не случалось. Ни в Италии, ни в России.

«В бутсах Мальдини»

- Раз уж теперь вы будете играть в новых бутсах, не могу не спросить: вам действительно больше всего нравятся именно кожаные бутсы?

– Да. Просто, когда я только начинал играть в футбол, не было такого огромного выбора бутс. Это сейчас, например, форварды предпочитают как можно более легкие бутсы. Для защитника они не очень подходят. Потому я и привык к кожаным бутсам. Это футбольная классика.

- Вы храните свои первые бутсы?

– Нет, но отлично их помню. Ткань и резина – что про них еще можно сказать. Разумеется, какой-то чешской марки, тогда я даже не думал про всякие иностранные фирмы и технологичные материалы.

- И вы действительно считаете, что новые бутсы улучшат уровень вашей игры?

– Конечно. Я очень доволен новой разработкой Nike. Главное, что эти бутсы очень прочные. Что исключительно важно для защитника. Плюс они достаточно легкие – в общем, все идеально.

- Вам известно, что сам Паоло Мальдини предпочитает такие бутсы?

– Нет, для меня это новость. Что ж, я очень рад (смеется).

Эпилог

- Мартин, вы в «Спартаке» уже 5 лет. Скажите, это самая сильная команда за все эти годы?

– Пока об этом тяжело судить. Все-таки чемпионат сейчас в самом разгаре. Но если брать именно силу футболистов, то это так. При мне в «Спартаке» никогда не было такого прекрасного подбора футболистов. Считаю, в этом нам вообще нет равных в чемпионате. У «Спартака» самый сильный состав в премьер-лиге. И это надо использовать.

- Леонид Федун после победы над ЦСКА назвал нынешний «Спартак» командой-мечтой. Как называет «Спартак» Мартин Йиранек?

– Мартин Йиранек согласен с Леонидом Федуном. Наш владелец близок к правде. На данный мы очень неплохо играем. И, что даже важнее, у нас отличный коллектив. Потому теперь нам нужно делать лишь одно – продолжать в том же духе.

- Не секрет, что вы очень любите татуировки. Может, когда-нибудь сделаете тату в виде спартаковского ромбика?

– Честно говоря, я про это уже думал. И, скорее всего, если «Спартак» в этом году выиграет чемпионат – то я сделаю себе такую татуировку.

- Хорошо, запомним. И напоследок о глобальном: в одном из интервью вы сказали, что были бы рады завершить карьеру в «Спартаке». Скажите, это просто политкорректность или вы искренне говорили?

– Абсолютно искренне. Естественно, вешать бутсы на гвоздь сейчас я не собираюсь. Но через несколько лет это вполне возможно. А в «Спартаке» меня все устраивает, я очень доволен. И за пять лет я ни разу не думал перейти в другую команду.

Я ни капельки не жалею, что пару-тройку лет назад не перебрался в какой-нибудь клуб из Англии, Испании или Италии. Тем более, как я уже говорил, я не чувствую особой разницы между серией A и российской премьер-лигой. К тому же мы постоянно боремся за чемпионство, играем в еврокубках – это намного лучше, чем выступать за среднюю команду из так называемого «топ-чемпионата». Наконец, «Спартак» – большой европейский клуб. Он известен не только в России, но и по всему миру.

Антон Матвеев

http://www.sports.ru/football/22858327.html

Мартин Йиранек: «Футбол в России не слишком раскрученный, но очень качественный»

sports.ru, 23 апреля 2010 года
Количество просмотров: 1254

Фото

Мария Командная и Катерина Кирильчева встретились с капитаном «Спартака» Мартином Йиранеком, а он рассказал им все – как дружит с Антонином Кински, поет в караоке с Сосланом Джанаевым, водит Сухи в «Сохо», путает чешский с русским, предпочитает Россию Италии, встречается с русской девушкой, прокалывает уши и мечтает о чемпионстве.

Часть первая, самая длинная

КК: Мартин, у вас на одной руке вытатуирован японский иероглиф, обозначающий «правду». Получается, вы сегодня будете говорить только правду?

– Я всегда стараюсь говорить правду. Если получается.

МК: Только правда и ничего, кроме правды. Мартин, вы уверены, что дождетесь того момента, когда «Спартак» станет чемпионом?

– Надеюсь, дождусь. Хочется, чтобы это случилось в текущем году. Я уже шесть лет в команде, и мы всегда вторые… Так что первое место уже пора занять. Надеюсь, в этом году у нас все получится.

КК: У «Спартака» не самый оптимистичный вкат в сезон: в шести матчах всего две победы. На что вы надеетесь?

– Конечно, начало получилось не таким, как мы его себе представляли. Но все лидеры теряют очки: «Рубин» потерял, «Динамо» тоже. А их ведь считали за фаворитов. Но впереди еще больше двадцати туров, сейчас рано говорить о чемпионстве.

КК: Я хотела пошутить, что у нас сейчас лидер турнирной таблицы тоже «Спартак», только из Нальчика, а не из Москвы. Вы ожидали, что нальчикский «Спартак» может возглавить таблицу?

– Конечно, никто этого не ожидал, но видно, что у команды пошел какой-то прогресс. Они выступают лучше, чем в прошлые годы. Но пока рано что-то говорить, прошло только шесть туров, и скоро все будет по-другому.

КК: В воскресенье вы играли против одного из своих чешских приятелей – Антонина Кински. Он, собственно, и посоветовал нам сделать с вами интервью.

МК: Более того, Мартин и Антонин играли в одной команде. Было это больше десяти лет назад. Расскажите, пожалуйста, про это подробней.

– Да, мы вместе играли десять или одиннадцать лет назад в «Словане» (Либерец). Что я могу сказать про Антонина? Хороший парень, хороший человек. Я ему всегда желаю удачи, даже когда мы играем против «Сатурна», но я желаю удачи только ему. Лично. Хотя понятно, что если он хорошо играет, нам только тяжелее.

МК: Когда ваши с Антонином пути разошлись, вы как-то продолжали поддерживать с ним отношения или же встретились только здесь, в Москве?

– Я переехал в Италию, а Антонин продолжал выступать в Чехии. Так что нам было тяжело общаться, я же был за границей постоянно. Но мы встретились в Москве и снова стали много общаться.

КК: Я сейчас слушаю вас и думаю: кто же из вас лучше говорит по-русски – вы или Антонин?

МК: По-моему, Мартин блестяще говорит по-русски.

– Спасибо.

МК: Вы как сюда приехали, сразу стали учить русский?

– Да. До этого сталкивался с русским языком только в школе, где-то во втором или третьем классе.

КК: C репетитором, наверное, занимались?

– Нет, не занимался.

КК: Если не ошибаюсь, сейчас Марек Сухи учит русский как раз с репетитором.

МК: Лучший репетитор Марека Сухи – это Мартин Йиранек!

– Наоборот. Потому что, когда мы вместе, общаемся только по-чешски. Когда я пришел в «Спартак», там был чех Алеш Урбанек, но он с первой командой редко играл. Мне приходилось говорить по-русски, чтобы хоть как-то с ребятами общаться. Поэтому выучил русский без труда. Мареку же сложновато.

КК: А чешская и русская футбольная терминология cильно отличаются? Например, в недавнем интервью Билялетдинов сказал, что в Англии, когда у нас кричат «Сзади», звучит слово «Turn», то есть «оборачивайся».

– В России есть такие футбольные слова, как «один» или «cам». В Чехии тоже скажут «cам». В остальном же используются другие слова. Но, если честно, я уже забыл, как звучит футбольная терминология по-чешски. Потому что в Чехии я играл почти 11 лет назад. Я лучше даже итальянскую терминологию помню. Я вообще когда в Чехию приезжаю, часто общаюсь по-русски – русские слова так и выскакивают, а чешские вспоминать тяжеловато.

МК: Можете пример какой-нибудь из своей жизни привести, когда русские слова так и выскакивали?

– Бывает, прилетаю в Чехию, сажусь в такси и начинаю по-русски говорить. Таксист на меня смотрит и просит: «Можно по-чешски?» Я тогда только понимаю, что в Праге нахожусь.

КК: А можно я к «Спартаку» вернусь? Сейчас его состав невероятно омоложен. Как удается тебе, уже взрослому мужчине, находить общий язык с молодыми и зелеными футболистами? Например, с Жано?

– Конечно, у нас команда очень молодая. Я помню, когда я пришел в «Спартак», молодых игроков было тоже много, но я был один из них. А сейчас я стал чуть ли не самый старый – я, Стипе Плетикоса и Мартин Штранцль. Но что делать, время же не остановишь.

МК: Я тогда про «Спартак» вдогонку спрошу. Вот выходит на поле семнадцатилетний субтильный Жано, а против него играют высоченные защитники и полузащитники. Жалко же мальчика. Не ровен час, травмируют.

– Наоборот, ему как раз проще, потому что он маленький, легенький и шустренький. Ему легче обводить больших защитников. Конечно, для него это большой опыт. Он молодой парень, у него большое будущее. Я уверен, в футболе он достигнет высокого результата.

МК: И все равно, бедный Жано. Кстати, можно сказать, что у вас со Штранцлем и Плетикосой банда?

– Можно, да. Мы же вместе уже очень давно.

МК: Вы как-то общаетесь за пределами поля?

– У нас нет такого, чтобы мы куда-то ходили вдвоем или втроем. Cобираемся всей командой. После игр иногда ужинаем вместе. Но в этом году со свободным временем все очень сложно. Начнется Лига чемпионов, мы будем играть каждые 3-4 дня. Свободного времени вообще не будет.

КК: Раз у вас банда, то, может быть, есть и какая-то дедовщина по отношению к молодым? Строите вы их?

– Нет, в «Спартаке» никогда не было деления на молодых и старых. В больших командах – в ЦСКА, в «Динамо», в «Локомотиве» – всегда была хорошая обстановка и хороший коллектив. Может, молодые сейчас к нам присматриваются, потому что знают, что мы в команде давно, у нас есть опыт.

«После игры с «Тереком» наконец получилось показать Сухи какие-то места. Сходили в ресторан, а потом в клуб «Сохо»

МК: Не пробовали над кем-нибудь из молодых шефство взять?

– Когда я был молодой, мы слова лишнего не говорили. Делали только то, что надо было, и все. Сейчас другие времена. Молодые приходят в команду и ведут себя, как будто они в команде уже десять лет играют. Ими тяжело управлять, но у них своя голова на плечах есть.

КК: У вас есть конкуренты за место в основе?

– Да, это Марек Сухи и Мартин Штранцль. Сухи чех, как и я. Он хороший игрок, попадает в основу. Мартин Штранцль не играет, потому что у него травма. Но он очень хороший футболист, очень сильный.

МК: На самом деле, когда я спросила про шефство, я имела в виду именно Марека Сухи. Когда он приехал в «Спартак», вы же наверняка помогали ему обустраиваться, куда-то его водили, какие-то места показывали?

– Конечно, я пытался ему помогать, давал советы, но я бы это не назвал, как вы сказали, шефством. Это простая помощь.

МК: Так куда вы его водили, какие места показывали?

– Пока не получилось куда-то его cводить, я больше ему что-то рассказывал, подсказывал. Только в прошлую субботу после игры с «Тереком» наконец получилось показать ему какие-то места. Сходили в ресторан, а потом в клуб «Сохо». У нас было два дня выходных, поэтому могли позволить себе после игры немного отдохнуть. Марек приехал сюда с девушкой. Она из Чехии. Они уже давно вместе, три или четыре года.

МК: В «Сохо» все футболисты ходят. А бывает такое, что вы после игры приходите в «Сохо», а там еще игроки «Локомотива», «Динамо»?

– Конечно, такое часто бывает. Я знаю многих ребят из московских команд. Даже близкие друзья там есть.

КК: А кто твой самый близкий друг?

– Если взять одного человека, то у нас в «Спартаке» это Сослан Джанаев.

КК: Он молоденький еще, какие у вас точки соприкосновения?

– Ему 23-24. Я себя чувствую на 24-25. То, что по паспорту мне почти 31, это неважно. Важно, как я себя чувствую. Когда мы ходим в караоке, Сос иногда поет «Одинокую волчицу». А мне нравится «Рюмка водки на столе» Лепса.

КК: Лепса? Ты выглядишь, как какой-то поп-рокер. Как будто в группе Sum 41 выступаешь. Создается впечатление, что ты должен слушать что-то такое англоязычное, рокерское.

– Я все слушаю – могу поп, могу рок, могу русскую музыку, могу даже шансон послушать.

КК: Вы со своим братом Михаилом в детстве были болельщиками Микаэля Лаудрупа. А потом так получилось, что Лаудруп стал тренировать «Спартак». Быстро ушел. Каково разочаровываться в своих кумирах?

– Лаудруп был моим кумиром как футболист, а не как тренер. Поэтому я в нем не разочаровывался, наоборот. Когда он нас тренировал, то много играл с нами в футбол. Видно было, что он вообще ничего не потерял – техника такая же осталась. Он же суперфутболист был. Я еще больше в этом убедился. Конечно, как у тренера у него не все получилось.

КК: В чем причины его неудачи?

– Понятно, что здешний чемпионат отличается от испанского. Лаудруп, скорее всего, не был готов к тому, что здесь окружает футбол. Видно было, что из-за языкового барьера он не может донести до игроков то, что хочет. Он же не мог общаться с нами по-русски.

МК: А кто сейчас находится в лучшей игровой форме – Лаудруп или Карпин? Вы говорили, что Лаудруп сохранил свою потрясающую технику. Про Карпина в том году вообще все шутили, что он на поле выйдет. Сам себя заявит и сам себя выпустит.

– Конечно, Валерий Карпин мог бы играть еще. Хорошо видно, что у него все в порядке с техникой. Но возраст, увы, уже не тот. Он не выдержит, наверное, все 90 минут на поле, но какое-то время может сыграть. Что касается Лаудрупа, то он был мировой звездой. По-футбольному он сильнее.

КК: Мартин, ты при скольких тренерах поиграл в «Спартаке»? При пяти или шести? Кого-то можешь из них выделить?

– У каждого есть свои фишки, свои процессы какие-то. Наверное, больше всех мне запомнился Невио Скала. Я приехал из Италии, и мы с ним общались на итальянском. Но я помню всех своих тренеров. Не было такого, что один тренер мне нравился, а остальные нет.

МК: А был тренер, которого хотелось поскорее забыть?

– Если честно, то не было. Я такой человек, что всем иду навстречу. И поэтому у меня не было проблем ни с тренерами, ни с коллегами по команде.

МК: У вас у самого нет в планах после завершения карьеры стать тренером?

– На данный момент нет. Я столько стресса испытываю как футболист, мне не хочется испытывать его еще и как тренер.

КК: Почему вы такой странный? Только не обижайтесь. Все иностранцы приезжают сюда, как на перевалочный пункт перед заграницей. А у вас перевалочным пунктом фактически стала Италия. Чем вас так привлек «Спартак»? Почему вы говорите, что хотите закончить карьеру именно здесь?

– Я приехал в Италию совсем молодым парнем. Мне не было так важно, за какую команду выступать. Хотелось просто играть. Но я поиграл и понял, что идет большая реклама серии А, а на самом деле за этим ничего нет. В России такой рекламы нет, но футбол здесь очень качественный. Что касается «Спартака», то у него все есть: он работает как европейские топ-клубы, как «Милан», например. Конечно, есть вещи, которых здесь не хватает, но, с другой стороны, если человек посмотрит, кто в последние годы выигрывал Кубок УЕФА, как ЦСКА выступил в Лиге чемпионов, то заметит большой прогресс. Футболисты, которые играют в сборной, тоже выступают хорошо. В Италии я немного разочаровался. Там есть сейчас пять или шесть команд, у которых все идет хорошо. У остальных клубов может не быть ни тренировочных полей, ни денег. В «Спартаке» же прекрасная тренировочная база и зарплату всегда вовремя платят.

КК: Но это только в «Спартаке», он тоже в своеобразной пятерке.

– Поэтому я всегда говорю, что всем доволен, и сравниваю «Спартак» с европейским топ-клубом.

КК: Кто победит в этом розыгрыше Лиге чемпионов?

– Если «Барселона» будет играть так же, как сейчас, то она и победит.

МК: А в следующем году, когда «Спартак» будет участвовать в Лиге?

– Шансы у всех есть. Посмотрим для начала, какая у нас будет группа.

Часть вторая, тоже длинная, но не настолько

МК: Как часто вы летаете в Прагу?

– В последнее время нечасто. За последние три месяца был там только два дня. Я больше времени здесь провожу, в Москве.

КК: Прага в нашем стереотипном сознании – такой сказочный городок. Как вам, выходцу из этого сказочного городка, в нашей бурлящей, сумасшедшей Москве?

– Это правда, Москва – большой город, а Прага – маленький и уютный. Но, если честно, там нечего делать. Я туда приезжаю и уже через два дня начинаю скучать по Москве. Здесь движение. В любое время человек может пойти развлекаться, может делать, что хочет. В Праге такого нет.

МК: Значит, вы не планируете возвращаться в Прагу?

– Планирую. Когда cостарюсь (смеется). На самом деле, я еще не знаю еще, где буду жить после окончания карьеры. Я не думал еще об этом серьезно. Очень может быть, что останусь в Москве.

КК: А насчет паспорта – это шутка?

– Нет.

КК: Тогда объясните, зачем вам российский паспорт, и кто работает над тем, чтобы вы его получили?

– Этим занимаются люди в «Спартаке» и мой агент. Может, я как раз и делаю паспорт, чтобы потом остаться в Москве.

КК: А как же два главных московских недостатка – пробки и цены?

– Это все правда, но я шесть лет в Москве, значит, меня здесь все устраивает. Конечно, есть некоторые неприятности, но они везде случаются. Надо только привыкнуть.

МК: Вашей девушке нравится в Праге?

– Да, нравится. Но она тоже говорит, что через два дня ей уже скучно становится.

КК: Она у вас тусовщица?

– Она певица, с детства в шоу-бизнесе и не может отдыхать так, чтобы вообще ничего не происходило. Ей постоянно надо что-то делать, двигаться.

МК: Расскажите о ней поподробнее.

– Ее зовут Анна Демченко. Ей недавно исполнилось 28. Проект «Королева», где она пела, закрылся, и сейчас они с подружкой хотят создать другой проект. Подружку зовут Юля Образцова, она «Мисс Москва».

КК: Вы футболист, у вас есть связи. Ваша Аня тоже с детства в шоу-бизнесе. Почему ей до сих пор не удалось пробиться?

– Я скажу просто: у вас в России все требует больших денег. Без денег ничего не получается, никому не нужен просто талант или просто хороший человек. Если бы мы жили в Чехии, я бы смог ей помочь. Но здесь не смогу.

МК: А если сделать ее звездой в Чехии?

– Можно, конечно. Но на каком языке ей петь? На чешском? И вообще в Чехии музыкальный рынок маленький. Даже если стать там звездой, больших денег это не принесет.

КК: Может, вам запеть? Имидж соответствующий.

– Нет-нет. Я в караоке пою, но лучше меня не слышать, это ужас вообще. Петь я точно не буду.

КК: Я знаю, что вы с Аней познакомились в клубе «Дягилевъ». Вы помните, под какую музыку станцевали с ней первый танец?

– Мы в тот вечер не танцевали. Просто познакомились, перекинулись парой слов.

МК: А чем она вас так покорила, что вы ее выделили на фоне остальных девушек?

– Я помню, она проходила мимо и сразу мне понравилась. Я за ней пошел, хотел пригласить ее на «drink», она ответила: нет. Тогда я с Радо Ковачем, он тогда еще играл за «Спартак», отошел в другую сторону. Мы с ним пришли в бар, я увидел ее и сказал: «Спорим, что это она?» Он говорит: «Нет, это другая девушка». Я подошел к ней и говорю: «Я ведь только что с тобой разговаривал?». Она говорит: «Да». Мы немного пообщались. Понравилось, что она была такая неприступная сначала. Даже телефон не дала, взяла мой, сказала, что позвонит. Я думал, позвонит через день-два, но она позвонила через три-четыре. Потом мы уже встретились во второй раз.

КК: Почему вы до сих пор не женаты?

– У нее своя карьера, у меня своя, пока вот не получилось.

КК: А живете вы вместе в том домике, который снимаете где-то в Подмосковье?

– Нет, из-под Красногорска мы уже переехали в город, потому что там пробки сумасшедшие. На тренировки невозможно было доехать.

КК: Скажите, а футболистам вообще проще знакомиться с девушками?

– Не знаю, мне наоборот – тяжелее. Вокруг футболистов бывает много девушек, которые ищут только деньги. Встретить настоящего хорошего человека очень тяжело.

КК: Как вы различаете девушек, которые по-настоящему хорошие, и тех, которые просто ищут наживы?

– Надо познакомиться, пообщаться. Когда я познакомился с Анечкой, я не думал, что буду общаться с русской девушкой, я не хотел этого. Мне казалось, что с иностранкой у меня не может ничего получиться. Но мы пообщались, и я увидел, что это хороший, искренний и добрый человек. И вот мы уже три с половиной года вместе.

КК: Родители ваши ее хорошо приняли? И насколько вам вообще важно мнение родителей в этом вопросе?

– Родители ее, конечно, видели, они общались. А по жизни, мне никогда родители ничего такого не говорили, всегда оставляли выбор за мной. Даже если бы они сказали, что она им не понравилась, мне бы это было неважно.

МК: У вас вообще большая семья?

– Брат, мама, папа. Брат на рынке занимается продажей фруктов и овощей. У него там что-то вроде своего лотка. Ему чуть-чуть помогает мама, а папа ходит на рыбалку, отдыхает.

МК: У вас в Чехии свой автосалон? Кажется, настало время вам рассказать историю про Rolls-Royce.

– Журналисты в России много об этом говорили. Я приехал после отпуска, меня ребята спрашивают: «Ты что, Rolls-Royce купил?». Нет, я ничего такого не покупал. Просто в Чехии у меня есть автосалон, и эта модель только что появилась, ее в Европе вообще не было. Надо было сделать рекламу, чтобы все знали, что у нас в салоне эта модель уже есть. Получилось, как будто я купил себе Rolls-Royce. На самом деле он просто выставлен в моем автосалоне в Чехии.

МК: А брат ваш на чем ездит?

– У него сейчас нет прав, поэтому на метро.

МК: У вас есть личный водитель. Где вы нашли себе водителя, который болеет за «Спартак»? Он вроде даже играл в школе «Спартака».

– Когда я только приехал в Россию, у меня был водитель, но потом мы расстались. Тогда еще Бояра играл в «Спартаке», это было почти три года назад, и он мне посоветовал своего друга. Через полгода друг Бояры ушел на другую работу, но посоветовал мне своего брата. Вот мы и начали работать. Мы вместе уже года два с половиной или даже три. «Спартак» ему близок, он за него болеет и понимает футбол. Это хорошо.

КК: Зачем водителю понимать футбол?

– Бывает, мы с ним обсуждаем какие-то матчи. Если бы он что-то не понимал, было бы нехорошо.

КК: Есть еще у кого-то в «Спартаке» водители?

– Да, у многих ребят. В основном, у иностранцев. У русских, по-моему, ни у кого нет.

Часть третья, короткая, но не менее интересная

МК: Во сколько лет вы прокололи уши? И зачем?

– В пятнадцать или шестнадцать, не помню точно. В Чехии такая мода была. Друг пришел, я увидел у него сережку, мне понравилось. Он как раз мне первую дырку и проколол. Прямо иголкой. Все нормально прошло, потом уже я ему второе ухо прокалывал. Сейчас у меня три дырки в ушах. Третью ходил прокалывать уже к специалистам. Серьги, которые я ношу, ничего особенного не значат, мне они просто нравятся.

КК: Вы носите бриллианты?

– Это неважно.

МК: Если мы начали тему сережек, может, вы нам расскажете про свои татуировки?

– Они все что-то значат. Одна – день рождения, вторая – слово «правда». Я люблю говорить искренне. Есть день знакомства с Аней, есть знаки Зодиака моей семьи – папы, брата, мамы. На спине есть крест египетский, который должен защищать. Такие кресты были у фараонов, их клали в гробницы вместе с этими крестами, чтобы они их охраняли в другой жизни.

КК: Нанесение какой татуировки заняло больше всего времени? Когда вы сидели и думали: «Ну зачем же я ее набиваю, мне так больно».

– Дольше всего по времени мне делали дракона на левой руке. Три раза по четыре часа. Причем эта татуировка еще не до конца сделана.

МК: С чем можно сравнить боль от нанесения татуировки?

– Тяжело сказать, это особенная боль. Сначала больно, потом привыкаешь, потом становится еще хуже.

КК: Маша, эту боль можно сравнить только с тем, когда от «Спартака» уходит золото, и команда довольствуется серебром.

MK: Да нет. Когда уходит золото, это, наверное, гораздо больнее.

– Совершенно верно.

Мария Командная, Катерина Кирильчева

http://www.sports.ru/football/70240445.html

Мартин Иранек: Вернуться в Россию? Почему бы и нет

Советский Спорт, 2 сентября 2010 года
Количество просмотров: 1195

Фото

Чешский защитник «Спартака» Мартин Иранек, как уже сообщал «Советский спорт», перешел в клуб английской премьер-лиги «Бирмингем», контракт с которым подписан по схеме «1+1».

– Насколько неожиданным для вас стало досрочное расставание со «Спартаком»? Ведь ваш контракт с клубом действовал до конца нынешнего сезона.

– Я очень рад, что перешел в клуб лучшей футбольной лиги мира. Но мои слова – не камень в огород российскому чемпионату. Мне было интересно играть в России, и по уровню сложности он один из сильнейших в Европе. Что касается вашего вопроса, то, с одной стороны, мой уход был не совсем спонтанным. С другой – я хотел доработать контракт со «Спартаком» до конца. Больше того, не раз говорил, что хотел бы завершить карьеру в этом клубе и от своих слов не отказываюсь. Но в итоге обстоятельства сложились так, как сложились. И я ни о чем не жалею.

– Стало ли для вас сигналом, что ваши позиции в «Спартаке» серьезно пошатнулись, когда за серьезные деньги был куплен аргентинский защитник Пареха?

– Когда в команду приходит дорогостоящий новичок, то, понятное дело, он будет играть. А сидеть на скамейке запасных в 31 год мне не хотелось. К тому же в «Спартаке» не возражали против моего ухода. Но только не подумайте, что из команды меня выгоняли, я мог остаться и отработать свой контракт до конца. Больше того, «Спартак» сделал очень много, чтобы переход в «Бирмингем» в итоге состоялся. За это я очень благодарен руководству клуба.

– Помимо «Бирмингема», в ваших услугах были заинтересованы и другие клубы: АЕК, «Сарагоса», «Томь».

– Поймите правильно, это мой последний шанс попробовать свои силы в английской премьер-лиге. От таких предложений, как говорится, не отказываются. Не исключено, что зимой меня бы в Англию уже не позвали.

– С главным тренером Валерием Карпиным у вас состоялся откровенный разговор, в котором он дал понять, что больше на вас не рассчитывает?

– Нет, как такого разговора не было. Все общение проходило в рабочем режиме. Карпин больше общался с моими агентами – утрясали переход в «Бирмингем». Естественно, мы поблагодарили друг друга за совместную работу.

– А с партнерами по команде успели попрощаться?

– В основном по SMS. Вариант с «Бирмингемом» образовался буквально на флажке летней трансферной кампании, и времени, чтобы всех собрать и попрощаться нормально, не было. Ничего, буду приезжать в Россию и обязательно соберу за одним столом своих друзей, экс-одноклубников по «Спартаку».

– Как вы относитесь к возможности вернуться в российский чемпионат после окончания контракта с «Бирмингемом»?

– Если ко мне к тому моменту будет интерес, то почему бы и нет.

– Под каким номером будете выступать за «Бирмингем»?

– Под 28-м.

Стоит ли ожидать вашего появления в составе нового клуба уже в ближайшем туре?

– Это зависит от решения тренера. Со своей стороны буду доказывать на тренировках, что заслуживаю это право.

– Кстати, как вы восприняли новость, что «Бирмингем» взял в аренду до конца сезона белоруса Александр Глеба? Ведь, помимо хорошего игрока, клуб приобрел вам товарища, с которым можно поговорить по-русски.

– Это отличная новость. Надеюсь, Александр поможет мне быстрее адаптироваться к новой стране и новому чемпионату. Все-таки Глеб в свое время немало поиграл за «Арсенал» и хорошо знает всю эту кухню.

– Так как прощание с командой и болельщиками у вас получилось несколько скомканным, через «Советский спорт» вы можете исправить эту ситуацию.

– Хочу сказать всем болельщикам огромное спасибо за то, что все эти годы поддерживали меня и «Спартак». Вы очень много сделали для меня, и я этого никогда не забуду.

Красильников Е.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/406012

Мартин Йиранек: «У «Спартака» всегда были самые сильные защитники в лиге»

sports.ru, 13 сентября 2010 года
Количество просмотров: 1987

Фото

Бывший капитан «Спартака» Мартин Йиранек, уезжая в английскую премьер-лигу, рассказал PROспорт о переходе в «Бирмингем», предложениях от «Томи» и «Терека», желании получить российский паспорт и лимите на легионеров, а также о покупке «роллс-ройса», которой не было.

– Правда ли, что «Спартак» выставил вас и Ивана Саенко на трансфер за злоупотребление алкоголем во время сбора в Эстонии?

– Нет, это не так. Я понимаю, что слухи могут быть разные, но правда в другом.

– В чем?

– У меня зимой заканчивался контракт, и было неясно, захочет ли «Спартак» его продлевать, решу ли я остаться в клубе. Плюс поступило несколько хороших предложений – от английского «Бирмингема», испанской «Сарагосы» и греческого АЕК. Я провел в «Спартаке» шесть лет; когда сказал, что хочу перейти в «Бирмингем», клуб пошел мне навстречу, и я благодарен ему за это.

– Говорят, что Валерий Непомнящий хотел видеть вас в «Томи»?

– Да, а еще звали в «Терек». Я рассматривал все предложения, но желание поиграть в сильнейшем чемпионате на свете перевесило все остальное.

– «Бирмингем» заключил с вами контракт всего на год. Не обидело, что клуб не решился вас подписать на более длительный срок?

– «Бирмингем» предлагал контракт на два и даже на три года, но я отказался, потому что хочу посмотреть, как у меня там будет складываться. Ведь часто бывает, что игроку не удается пробиться в основной состав, у него длительный контракт, но клуб не отпускает его в другую команду. Контракт на один год – это страховка от такого развития событий.

– Вы хотели получить российский паспорт. Это была ваша инициатива или желание клуба?

– Совместное. Если бы я не считался легионером, то это было бы выгодно и мне, и «Спартаку». Но получить российский паспорт не так уж и просто. Все затягивалось, затягивалось, и в итоге ничего не получилось.

– После перехода в «Бирмингем» больше нет желания стать гражданином России?

– Желание есть, но сейчас это сделать еще трудней.

– Лимит на легионеров – благо или зло для российского футбола?

– Я думаю, что лимит не нужен. Из-за него игроки, которые сильнее россиян, остаются на скамейке запасных, а это значит, что клуб не реализует весь свой потенциал. Хороший молодой игрок всегда пробьется, если у него есть цель, если он не бережет себя ради ее достижения и не успокаивается, когда ее достигнет, а ставит перед собой новую задачу.

– Евгений Ловчев сказал, что с такими центральными защитниками, как Йиранек и Штранцль, «Спартак» не сможет бороться за чемпионство. Что можете на это ответить?

– Когда я только перешел в «Спартак», сразу понял, что тут виноваты только защитники. Но когда остальные игроки не помогают в оборонительных действиях, в защите могут играть хоть Каннаваро с Нестой в свои лучшие годы – команда все равно будет пропускать голы. Спросите болельщиков «Спартака» – им больше понравится, если команда будет выигрывать со счетом 1:0 или 5:4? Уверен, что они выберут 5:4. Поэтому команда играет в атакующий футбол, а защищаются всего четыре человека, и они просто не в состоянии выполнять оборонительные функции, которые должны распределяться между всеми игроками. Я вообще считаю, что в «Спартаке» всегда были самые сильные защитники в лиге.

– Вы приезжали в Россию правым защитником, в «Спартаке» из вас сделали центрального. Не кажется ли вам, что это и подпортило вашу карьеру в России?

– Нет, не кажется. Я и в сборной Чехии играл на этой позиции. Я доволен тем, как провел эти годы в России. Жаль только, что так и не удалось выиграть со «Спартаком» чемпионат.

– На ваш взгляд, Карпин – идеальный тренер для «Спартака»?

– Сложно сказать. Пока у «Спартака» в этом сезоне получается не так хорошо, как в концовке прошлого. Посмотрим, что будет дальше.

– Как вы думаете, после «Спартака» Валерий Карпин будет тренировать другой клуб?

– Это зависит от того, кем он хочет быть – руководителем или тренером.

– Вы жаловались на высокие цены в ЦУМе. Какова самая большая сумма, которую вы оставляли в этом магазине?

– Сейчас уже не вспомню, давно там не был. Всегда уходил оттуда с покупками, но покупал только майки и джинсы, не более. Уж слишком дорого там все.

– Писали, что, играя за «Спартак», вы купили себе «роллс-ройс». Правда?

– Это кто-то придумал! «Роллс-ройс»! С ума сойти! Интересно, кто это выдумал? Я ездил по Москве на клубной KIA.

Евгений Стаценко

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/prosport/111716.html

Йиранек: «Опоздавших было шестеро, но Карпин сделал крайними нас с Саенко»

Еженедельник "Футбол", 8 сентября 2014 года
Количество просмотров: 1054

Фото

В начале этого сезона Мартин Йиранек принял неожиданное решение и отправился вытаскивать «Томь» из ФНЛ. Еженедельник «Футбол» поговорил с защитником о причинах такого выбора, о конфликте с Валерием Карпиным и о том, почему он любит хоккей больше футбола.

Русский

– Все удивились, что вы согласились играть за «Томь» в ФНЛ. Неужели не было других предложений? 

– Были варианты поехать в Чехию. Звали в «Теплице» – перед клубом стоит задача попасть в еврокубки. Но мне не хотелось, как в прошлом году в «Томи», приезжать только к седьмому туру. К тому же я уже практически пятнадцать лет живу за границей, из них десять – в России. Даже не представляю себе, как сейчас вернуться Чехию. В «Томи» в прошлом сезоне мне все очень понравилось. Обидно, досадно, что мы вылетели, но мне все равно хотелось остаться в Томске. Знаете, есть какое-то чувство долга перед командой.

– Почему вы тогда так долго тянули с подписанием контракта? 

– В «Томи» на контрактах было слишком много иностранцев. Ждал, когда ситуация прояснится. Конечно, в ФНЛ большого желания играть нет. Но очень хочется помочь команде вернуться в Премьер-лигу!

– Сильно потеряли в деньгах? 

– Зарплата стала меньше, но это не первостепенно. Я уже сказал, что было главным в моем выборе. Что касается впечатлений от ФНЛ, то пока сложно что-то выделить. Хотя вот на Сахалин слетали – далеко не каждый русский там бывал!

– Вы, к слову, действительно сильно обрусели. Бывает, что думаете на русском? 

– Я иногда приезжаю в Чехию и начинаю таксистам по-русски объяснять, куда ехать. Или иногда забываю, как будет то или другое слово по-чешски. А как еще? Девушка у меня русская, живу в России, все по-русски. Хорошо еще в том сезоне Ян Голенда в «Томь» приехал. С ним хотя бы на чешском общался, вспомнил что-то. А то как Ковач уехал в Чехию, не с кем в России даже на родном языке было поговорить.

«Реджина» 

– В начале карьеры вы попали в «Реджину», и вам там не все нравилось. Что было не так? 

– Смотрите. Тогда Серия А была одной из лучших лиг в мире, если вообще не лучшей. Зидан там играл, другие звезды – все, конечно, круто. Но инфраструктура клуба… Старая база с одним полем, которое еще очень плохого качества. Это сейчас базу вроде улучшили, два дополнительных поля сделали. А тогда в «Реджине» только на стадионе сносный газон был. Юг Италии, жарко – сложно было поддерживать поля в нормальном состоянии. Но это не самое страшное. Мне больше всего не нравилось, что зарплату вовремя не платили. Три-четыре месяца задержки – обычная история.

– Для Италии еще обычная история, когда во время матчей перед стадионами поджигают автомобили. Как сходили с ума болельщики «Реджины»? 

– Я помню, что как только пришел, меня все это очень впечатлило. Однажды мы «горели» в домашней игре против «Фиорентины». Болельщики были очень недовольны, с трибун кресла полетели прямо на поле! Матч в итоге не доиграли, нас закрыли на стадионе. Такое потом бывало не раз – после матчей сидели в раздевалке по несколько часов, ждали, когда болельщики разойдутся. Потом приезжали домой, быстро брали вещи и улетали на неделю тренироваться в другие города. Пока страсти не улягутся. Болельщики же приезжали на базу, царапали и портили машины игроков. На юге фанаты очень горячие, но меня, к счастью, не трогали. Видимо, были довольны моей игрой. Но я не завидовал тем, на кого они злились. Вот этим игрокам было реально стремно в некоторые моменты.

– Кто из звезд Серии А тогда запомнился? 

– Мой первый матч в Италии был против «Ювентуса». Зидан выходил один на один, я пошел в подкат и очень неудачно упал на руку. Было подозрение на перелом, но все обошлось. Думал еще: «Это же надо, первый раз в жизни подкатиться под Зидана и чуть не сломать руку».

– По сравнению с Англией, где вы тоже играли, в Италии по полю ходят пешком? 

– В Италии каждый день по тридцать минут работают над тактикой. Все потом понимают, кому и что надо делать на поле. Нет такого, чтобы как в Англии все тупо бежали вперед и боролись наудачу. Зато в Англии дают поиграть, судьи не свистят многие контакты, игра получается более скоростной. В Италии много падений, остановок, симуляций – отсюда все медленнее. За годы в «Реджине» я очень прибавил. Все эти теоретические занятия мне, молодому, были полезны, получил огромную базу. Объяснили, как надо двигаться в защите, что и как делать в конкретных ситуациях.

– Как не набрать вес в Италии, где на каждом углу пицца и паста? 

– Я не думаю, что это проблема. В Англии, кстати, все то же самое. После каждой игры приносят в раздевалку пиццу, наггетсы, картошку фри, чтобы восстановиться сразу. А на юге Италии вообще очень жарко, и много есть не хочется. Снег на моей памяти только один раз выпадал, но сразу все растаяло. Особенно тяжело было переносить жару поначалу. Лето, старт сезона, на улице сорок градусов в тени – матч в два часа дня, в самое пекло. Но потом, конечно, привык, полегче стало.

«Спартак»

– Как вы оказались в «Спартаке»? 

– После чемпионата Европы у меня было много предложений: «Селтик», «Шахтер», «Зенит» и «Спартак». Остановился на последнем варианте, потому что помнил команду по играм против «Спарты». Видел «Спартак» лично, знал что-то об этом клубе – вот и сделал такой выбор. Переговоры вели с Перваком, в Праге как-то раз встретились, пообщались.

– По сравнению с «Реджиной» предложение «Спартака» было сумасшедшим? 

– Мне тогда предлагали в «Реджине» подписать контракт на улучшенных условиях, которые не так сильно отличались от того, что давал «Спартак». Ну, может, на тридцать процентов они были хуже.

– Вы пришли в «Спартак» в тот момент, когда там разгребали жуткий бардак. Кебе, Зоа и другие непонятные легионеры – помните все это безобразие? 

– Хорошо, что это время быстро пролетело. Зоа не очень помню, а Кебе тренировался тогда уже больше с дублем. В тот момент для меня было очень важно, что команду тренировал Скала. Он итальянец, я понимал, что он говорит. Дима Аленичев мне тоже часто помогал -- с русского на итальянский переводил.

– Йиранек – Видич – Дедура – Погатец – сильнейшая оборона в истории «Спартака». В карьере Мартина Йиранека она тоже на первом месте? 

– Сильнее оборона была в сборной Чехии – с Янкуловски и Уйфалуши. Кстати, вы еще не назвали Штранцля. Он тоже очень сильный защитник, в центре обороны играл не хуже, чем тот же Погатец.

– В матче против «Шинника» Погатец однажды сломал… 

– Что, кстати, с тем парнем?

– Все с ним хорошо. С футболом закончил, но зато стал бизнесменом. Скажите, на тренировках Погатец никого так не ломал? 

– Я не думаю, что Потагец тогда хотел нанести травму. Да, футболист он жесткий. Иногда слишком жесткий. Стиль у него такой, он всю жизнь так играл. Но специально он этому парню ногу не ломал.

– В начале спартаковской карьеры вы играли справа в защите. Не скучаете по забегам по бровке? 

– Иногда хочется! Несмотря на то что уже давно играю в середине, навыки никуда не пропали – ведь полкарьеры провел справа. Все это заложено, понимание, как двигаться, есть. Скорости не хватит? Если правильно и вовремя открываться на бровке, то там даже и скорость большая не нужна. Иногда люди быстрые выходят играть на фланг, но не знают, как свою скорость использовать, как правильно открыться. Надеюсь, когда-нибудь случится какой-нибудь форс-мажор, из-за которого меня поставят на правый край.

Карпин

– Был случай, когда Станислав Черчесов выталкивал вас с тренировки. Что вы натворили? 

– Это когда Егора Титова и Калину в дубль перевели. Я тогда о чем-то поспорил с тренером по физподготовке – Берецки. Он пошел и рассказал все Черчесову. Мне предложили уйти с тренировки. Я и ушел. Но меня ни в какой дубль не переводили. Просто сказали, что если не хочешь сегодня тренироваться, уходи. Потом сели, поговорили, как-то решили все это.

– Вы знаете, что происходило со «Спартаком» прошлой весной? 

– Там не было команды. Игроки просто разбились на группы. А некоторые футболисты не имели права играть за «Спартак».

– В «Спартаке» вы застали Карпина, который только начинал тренерскую карьеру. Вам не казалось, что он все еще больше игрок, чем тренер? 

– Тогда точно. До «Спартака» у меня было много тренеров, мне есть с чем сравнивать. И было видно, что это еще наполовину игрок. Тренировки, может, он интересные проводил, но вот разбор игр... Тренеры по-другому матчи разбирают. Не так, как Карпин. Он был в эти моменты игроком на поле, а не тренером. Или еще случались ситуации. Например, иностранец и русский тренируются одинаково плохо. Русскому Карпин тут же напихает, а иностранцу ничего не скажет.

– Карпин часто тренировался вместе с вами? 

– В первый год вообще все делал вместе с нами. И находился в отличной форме. Со стороны казалось, что он в состоянии выйти на поле в матче Премьер-лиги и без проблем отбегать всю игру. Он даже лучше некоторых смотрелся за счет опыта и мастерства.

– Как же вы нарушили режим, что пришлось покинуть «Спартак»? 

– Если у тренера нет к игроку ничего личного, то за такое просто штрафуют. Но у Карпина, видимо, что-то было. Он меня вообще сразу невзлюбил. И в итоге решил выставить на трансфер из-за этой ситуации.

– Так что за ситуация? 

– Помните, в Москве был смог? Из-за него мы тренировались где-то в Прибалтике. То ли в Риге, то ли в Вильнюсе, то ли в Таллине – не помню уже точно. В общем, было еще четыре дня до игры. Мы вшестером пошли гулять вечером и вернулись после отбоя. Я признал сразу, что не прав. Был согласен на любой штраф, даже на перевод в дубль. Но Карпин посчитал иначе. Крайними оказались мы с Саенко – нас выставили на трансфер.

– Когда Карпина спросили, почему он не дал вам второй шанс, он ответил, что уже вам его давал. О чем речь? 

– Вот как! Ни при одном тренере никогда ничего не нарушал, а при Карпине, оказывается, был самым злостным нарушителем. Знаете, когда меня убирали, приходил Пареха. Только появился Марек Сухи. Карпину надо было их как-то ставить. Меня же просто так он убрать из состава не мог – я хорошо играл и тренировался. Но тем опозданием помог решить ему проблему. Ладно, это уже история. Хотя обидно – мог играть в «Спартаке» и по сей день. Но с другой стороны, поехал в Англию, выиграл Кубок лиги. О таком многие только мечтают!

Англия

– Вас выставили на трансфер. Что дальше? 

– Предложений было много. Больше всего понравился вариант с «Панатинаикосом». Тридцать один год, хотелось поиграть, где тепло, в большом клубе. Но у них какие-то проблемы начались, потом АЕК из Афин на меня выходил. Туда, правда, не очень хотел. И тут появился вариант с «Бирмингемом». Думаю: «Англия, там еще не играл, надо попробовать». Контракт с «Бирмингемом» подписывал в последний день трансферного окна. А когда осталось два часа до его закрытия, мне поступило предложение из «Шальке». Увы, уже не успевал.

– Атмосфера на английских трибунах – лучшее, что есть в футболе? 

– Нет. Мне больше нравилось, как болеют фанаты «Спартака». Это вообще сумасшедшая поддержка! Кричалки, эмоции, энергетика – все это чувствуется лучше, чем в Англии. Да, они все красиво поют, но это не совсем то. В плане фанатизма болельщики в России и Италии лучше. А в Англии приятно другое – когда хлопают после того, как подкат хороший сделаешь или борьбу выиграешь.

– Город Бирмингем чем-то запомнился? 

– Не особо. Мне не нравится эта английская погода, когда постоянно пасмурно и дожди. В Бирмингеме много университетов, там одни студенты. Но Англия – не мое. Мне даже Лондон как-то не полюбился.

– С вами в «Бирмингеме» играл Гарри О’Коннор. Что он за человек? 

– Когда я пришел, О’Коннор был травмирован. Потом он появился, потренировался полтора месяца и уехал. Так что мы с ним особо близко не пообщались. Поговорили, конечно, про Россию. Он сказал, как ему было тяжело, все такое… Мне запомнилось, что я пришел в 31 год и был чуть ли не самым молодым. Там же играл Кевин Филипс, вратарь ирландский на воротах стоял – ему то ли 41, то ли 42 было, защитник Кар – 38-летний. И все остальные тоже взрослые. Но я понимаю, почему там люди так долго играют: в Англии нет больших нагрузок, тренировка сорок минут длится. Кроссы никто не бегает, велосипед покрутят – да и все. За счет игр кондиции набираются, никто особо не тренируется. Бывает, что в субботу отыграешь, дают три выходных. А потом два потренируешься и уже снова матч. Это не «Богемианс» Петржелы, где мы на сборах по четыре раза в день тренировались. Утром пробежка, потом футбольная тренировка, после нее – на лыжах, а под конец еще аэробика.

– Кто в Англии был вашим лучшим другом? 

– Саша Глеб. Мы с ним очень близко подружились, каждый день проводили вместе. Ему, правда, было очень тяжело в такой команде, где в пас не с кем поиграть. Глеб рассказывал, как Гвардиола его и Златана невзлюбил. Мы с ним в похожей ситуации были, в принципе. Еще мы в «Бирмингеме» встретились с Обафеми Мартинсом. Друг против друга еще в Италии играли, у меня с тех пор его майка «Интера» есть. Мартинс тоже жаловался на Россию, но его и других африканцев понять можно – они не славяне, им непросто здесь.

– Как раз Мартинс забил победный гол «Арсеналу», когда вы выиграли Кубок лиги. В деталях помните тот день? 

– Больше всего запомнился этот сумасшедший стадион. 90 тысяч зрителей – никогда не играл на такой красивой арене! Беговой дороги нет, болельщики рядом. В раздевалке после игры пили шампанское и пиво, все вместе пошли в клуб в Лондоне. Потом по Бирмингему ездили на автобусе с кубком. Классно, в общем!

– Остаться не было желания? 

– Если бы остались в Премьер-лиге, то подумал бы. Но играть в Чемпионшипе был не готов. Ребята говорили, что это вообще самая сложная лига в мире. Там очень много игр, постоянные переезды. Человек вообще не отдыхает, не бывает с семьей. Ну и мне хотелось вернуться в Россию.

Хоккей

– Вернулись вы в весьма экзотическую Россию – жили в Кисловодске. 

– Кисловодск, можно сказать, деревня. Да, там красивая природа, все такое, здорово. Но жить нормально там практически невозможно. Сходить некуда, делать нечего. Там жизнь будто десять лет назад остановилась. Машины старые, люди как-то медленно живут, никуда никто не торопится.

– Гол в ворота Беленова с центра поля часто пересматриваете? 

– В компании обязательно про него начинают говорить. Я считаю, что специально так забить нельзя. Ярчайший момент моей карьеры, конечно.

– Почему в «Тереке» в итоге не остались? 

– Не договорились с руководством. Последний сезон, который я отыграл за «Терек», был лучшим в истории команды, боролись за еврокубки. Контракт заканчивался, мне предложили новый, но на худших условиях, хотя я ждал все наоборот. Я даже был готов пойти на меньше, но не настолько же! Это было просто неуважение ко мне, к моей работе.

– И что, в «Томи» вам предложили тогда больше? 

– Нет, еще меньше. Сами деньги – это не самое главное. В «Тереке» был вопрос принципа. Я считаю, что если мы чего-то добились, достигли, а я был в основе, то заслуживал больше, чем мне предложили.

– Ян Дюрица рассказывал про бандитские разборки в Словакии в 90-е. В Чехии такое было? 

– Это больше история про Словакию, особенно про места, которые ближе к Венгрии. В Чехии в 90-е все было достаточно спокойно и мирно.

– Раньше, когда вы уезжали в отпуск зимой, то вместе с Радославом Ковачем играли в хоккей за команды низших дивизионов. Как это было? 

– Радек, конечно, играет в хоккей, но серьезно в команду я ездил один. В Чехии есть такая штука, что закончившие в 37-38 лет игроки собираются вместе и заявляются на турнир на два месяца. Хотя и профессионалы играют, но всё с головой, аккуратно и без травм. Я же вообще хоккей люблю больше, чем футбол. Но пока играю в футбол профессионально, рисковать нельзя – силовые приемы не делаю, врезаться ни в кого не могу, жестко не встречаю.

– На какой позиции играете? 

– Центрального нападающего! У меня сильные руки, поэтому хороший кистевой бросок. Не хуже, чем у Овечкина. Шучу! Но вообще у меня кумиром всегда был Эрик Линдрос, который в «Филадельфии» играл. Если бы мне можно было играть в полную силу, без всяких ограничений, то стремился бы подражать Линдросу, действовать в его манере.

– В «Спартаке» про хоккей в отпуске знали? 

– Может, и знали. Я об этом в интервью рассказывал, не скрывал. Но я же соображаю, что делаю. А травму можно получить, бегая в парке. Хоккей же у меня вообще был частью подготовки к сезону.

– Мы с вами сегодня не раз вспомнили Ковача. Как у него дела? 

– Ковач на два года подписал контракт со «Спартой». У него двое детей, живет семейной жизнью. Он, собственно, поэтому в Чехию и вернулся.

– А вы планируете возвращаться? 

– В Чехию – точно нет. Я там совсем не живу, прилетаю если только на Рождество. А так у меня два места жительства – в Москве и в Америке, в Майами. Моя девушка учится в Лос-Анджелесе, хочет начать там работать. Так что не исключено, что буду жить в Штатах. С английским вот только плохо – хуже, чем со всеми остальными языками, которыми владею. На итальянском, к примеру, до сих пор могу дать интервью. Это самый простой язык. С английским же проблемы, пока не начал учить. Но если приеду туда жить, то через три месяца обязательно заговорю. 

http://www.ftbl.ru/issues/martin-yiranek-opozdavshikh-bylo-shestero-no-karpin-sdelal-kraynimi-nas-s-saenko/