Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Валерий Карпин

Игр за Спартак163
Из них в основе151
Заменен  Заменен21
Вышел  Вышел на замену12
Голы  Забил голов44
Из них с пенальти7
Предупреждения  Предупреждений4
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти2
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения2 февраля 1969 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изФакел (Воронеж)
Первый матч5 марта 1990 года
Первый гол2 мая 1991 года
Фото с игроком

Спартаковские исповеди. Валерий Карпин: «Когда я разрыдался, Черенков сказал: «Не плачь, Валера, ты нам еще поможешь»

sports.ru, 11 февраля 2011 года
Количество просмотров: 2510

Фото

– Не буду лукавить: мол, за «Спартак» стал болеть с первых лет жизни, – прямо, в своем стиле, начал Карпин. – Дети в этом смысле чаще всего идут по стопам родителей, а мой папа переживал за «Торпедо». В 7-8 лет я брал с него пример, но потом это ушло –  в подростковом возрасте уже не болел ни за кого. Все равно в эстонской Нарве, где мы жили, регулярно смотреть матчи той или иной команды было невозможно. Так что в основном наблюдал по телевидению за всеми советскими командами, участвовавшими в еврокубках. И детская мечта была – попасть в сборную СССР, а не в какой-то конкретный клуб. 

Рассказывали, что когда-то после финала турнира «Кожаный мяч» в Ереване великий спартаковец Сергей Сальников сказал, что из Карпина получится хороший футболист. Но лично мне он этого не говорил, так что подтвердить достоверность этой истории не могу. Зато точно знаю другое – до 21 года, пока не попал в «Спартак», в настоящий футбол я не играл. Не скажу, что время, допустим, у Валерия Овчинникова в таллинском «Спорте» или у Анатолия Полосина в воронежском «Факеле» прошло для меня даром. Но тому, что на поле надо не только бегать, но и думать, меня научил Олег Иванович Романцев. 100% моего понимания футбола – от него.

До перехода в «Спартак» о многих вещах понятия не имел, причем не только в атакующем, но и в оборонительном плане. Все знают, с каким удовольствием «Спартак» всегда играл в «стенку» – но именно у Романцева я научился и тому, как надо играть против той же «стенки». У того же Овчинникова упор делался совсем на другое. Мне тогда повезло – согласно положению о соревнованиях в каждой команде второй союзной лиги в обязательном порядке должен был играть футболист не старше 18 лет. А когда стал совершеннолетним, Валерий Викторович «отмазал» меня от службы в армии, и «воевал» я в том же самом «Спорте».

Не всегда, правда, на зеленых полях – однажды он для профилактики меня на месяц в воинскую часть сослал. Но и это было отдыхом на Гавайях по сравнению с тем, что происходило на предсезонных сборах. Каждый год во время предсезонки он торжественно объявлял: «А теперь поедем на две недели в Освенцим!» Под Освенцимом подразумевался Цахкадзор, высокогорная база олимпийской сборной СССР по легкой атлетике. И мы могли пробегать в тамошнем манеже по 60-70 трехсотметровых кругов. Ладно бы еще на воздухе – может, и полезно продышаться к сезону. Но по манежу?! Легкоатлеты нас спрашивали: «А вы, парни, из какого вида спорта будете?» – «Футбол». У них глаза на лоб лезли: ни разу с мячом они нас не видели. Мяч за эти две недели нам бросали пару раз, да и то после кросса и в снегу по колено. В первых двух-трех матчах сезона мы любого соперника затаптывали. Но потом команды, набиравшие форму не такими экстремальными методами, прибавляли, и мы привычно опускались вниз.

***

Где меня увидел Романцев – не знаю. Скорее всего, кто-то ему просто сказал, что играет в «Факеле» парень, вроде неплохой. Лично я общался с селекционером «Спартака» Валентином Покровским, который меня и пригласил. Причем условия, которые мне предложил «Спартак», были втрое (!) хуже, чем в «Факеле». В Воронеже зарплата была 180 рублей плюс хорошие премиальные. В «Спартаке» же предложили стандартную ставку инструктора по спорту (профессии «футболист» тогда же официально не было) – 60 рублей.

Но сомнений, стоит ли переходить, не испытывал никаких. В 21 год, если нормально к жизни относишься, деньги у тебя не могут быть на первом месте. Где престижнее играть – в «Факеле» или «Спартаке»? То-то и оно.

В Воронеже, кстати, играл вовсе не правого, а левого полузащитника. Весь правый фланг был оккупирован братьями Морозовыми, которые в 90-е годы играли заметную роль в камышинском «Текстильщике». Сам я был правшой, но покойный тренер Полосин – к которому, кстати, отношусь с большим уважением – отрядил меня налево. Справа тоже выходил, но редко.

У Романцева есть дар разглядеть в футболисте то, чего тот сам в себе не видит. Играл тот же Игорь Ледяхов в «Роторе» на позиции либеро – и кто, кроме Олега Ивановича, мог знать, что его настоящее место – «под нападающими»? У меня – та же история. Ни в какой спартаковский футбол я в «Факеле» не играл. Игровым интеллектом, техникой не отличался – школы-то не было. Действовал, повторяю, на левом краю. Почему Романцев увидел во мне перспективу и поставил справа? До сих пор удивляюсь.

Когда я был назначен главным тренером «Спартака», пригласить Олега Ивановича на роль тренера-консультанта было моей идеей. В какой момент она возникла? Как только – так сразу. Общаемся и после игр, и после тренировок: в неделю это происходит два-три раза. Какого-то жесткого графика, согласно которому Романцев должен приезжать в Тарасовку в определенные дни, конечно, нет. Но для того, чтобы извлекать пользу от общения с ним, это и не нужно.

Обсуждаем абсолютно все – и тренировочные упражнения, и способы донесения до игроков определенных вещей, и действия отдельных футболистов. Не думаю, что стоит конкретизировать, но в нашем общении закрытых тем нет. На сборы Романцев не ездит, однако в разработке их плана участие принимает. Если сравнивать мой тренировочный процесс с тем, что был у Олега Ивановича в годы моей игровой карьеры, то они совпадают процентов на 40. Многое почерпнул и в Испании.

Меня удивляло, что Романцев давно не работает самостоятельно. Но, как я понял, тут все идет от него самого. Он не горит таким желанием.

***

Матч в «Олимпийском» против ЦСКА в 90-м году – для меня колоссальное воспоминание. Ощущал себя как в полусне. Никаких предчувствий не было. Как не было и игр подобного уровня в моей карьере до того – во-первых, крытая арена, во-вторых, зрителей под завязку. С того момента, как Романцев сказал о том, что я выйду на замену, для меня все стало как в тумане. Мало кто об этом помнит, но до того, как отдать две голевые передачи, я в определенной степени «привез» гол в наши ворота. Вышел при счете 3:3, потерял мяч в центре поля, последовало пару передач – и вот мы уже проигрываем. Первая мысль: все, надо отсюда уезжать.

К счастью, времени раскисать не было, и я полностью включился в игру. Навесил один раз – защитник армейцев Фокин срезал мяч в свои ворота. Навесил второй – Родионов забил победный мяч. И вдруг трибуны стали скандировать: «Валера Карпин!» Борис Поздняков, помню, смеялся тогда в раздевалке: «Десять лет в «Спартаке» играю – ни разу своей фамилии с трибун не слышал. А тут вышел парень на 15 минут – и уже поют!» А вот сказал ли мне тогда что-то Романцев – хоть убей, не помню. Говорю же – все было как в тумане.

В следующем туре играли в Одессе с «Черноморцем». Проиграли 0:1 – и единственный гол в том матче из-под меня забили. И знаете, кто? Илюша Цымбаларь, с которым мы вскоре окажемся в одной команде! У меня был приступ отчаяния. Честно говоря, я даже расплакался после матча. И тут Федор Черенков, добрая душа, подошел и сказал: «Не плачь, Валера, знаю, что ты нам еще поможешь». Представляете, что для меня значили такие слова?

Черенков рассказал вам, что я недавно помог ему с покупкой квартиры? Не я лично, а клуб «Спартак». За это надо больше благодарить Леонида Арнольдовича (Федуна – Прим. И.Р.).

Матч с «Черноморцем» был не единственным случаем, когда я плакал в связи с футболом. Не считаю, что нужно стесняться мужских слез, если ты как игрок по-настоящему переживаешь происходящее. Плакал и после памятного матча 99-го года Россия – Украина, и после проигранного «Спартаком» в 93-м полуфинала Кубка кубков в Антверпене. Лучшего шанса выиграть еврокубок у нас не было никогда – ни до, ни после. И нельзя списывать всю вину на судью – хотя пенальти он дал трагикомический. Все-таки и сами мы тогда сыграли далеко не идеально.

До того в том еврокубковом цикле у нас были очень запоминающиеся матчи – и с «Ливерпулем», и с «Фейноордом» (и англичанам, и голландцам Карпин забил по два мяча, – Прим. И.Р.). У британцев тогда был звездный статус, там играли такие люди, как Гробеллаар, Макманаман. И победа 4:2 в Лужниках, когда мне удалось забить если ли не с центра поля, то с очень дальней дистанции, была одним из самых ярких событий в моей спартаковской карьере.

А домашней игре с «Фейеноордом» предшествовали интересные события. Играть изначально должны были в Лужниках. Приезжаем на стадион – и милиционеры при въезде на территорию сообщают нам, что игры не будет! В первый момент мы были в шоке. Все-таки, до конца не веря, добрались до арены, вышли на разминку, пощупали то, что называлось полем. Болото было то еще. Перенос был правильным – тем более что мы выиграли. Играли на «Торпедо».

У меня после катавасии с переносом поднялась температура. Когда вернулись из Лужников в Тарасовку, было 37,5, утром вроде все вошло в норму, а после матча приезжаю домой – бац, 38. Так что забивал два мяча, получается, с температурой. На тот матч приехал президент России Борис Ельцин, и в раздевалке после игры поздравлял нас, и мы фотографировались на память.

Жаль, проиграли потом в Антверпене – и это не было фотографией будущих победителей Кубка кубков...  

Игорь Рабинер

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/olmamedia/152101.html

Валерий Карпин: «Самое трудное сказать: «Ты – уволен!»

Советский Спорт, 12 октября 2008 года
Количество просмотров: 2803

Фото

ВАЛЕРИЙ КАРПИН. Федун сделал предложение, и Карпин клюнул. Расчет владельца московского «Спартака» в принципе понятен: чтобы разгрести образовавшиеся в клубе завалы, нужен человек, который одновременно знал бы изнутри кухню красно-белых, поварился в ней сам, с другой стороны – обладал бы западным менталитетом и опытом. В этом смысле фигура Валерия кажется близкой к оптимуму. Правда, примерно то же самое пару лет назад писали и говорили о Станиславе Черчесове и Сергее Шавло. Поэтому не будем загадывать, как сложатся у Карпина дела на посту генерального директора «Спартака», а лучше послушаем человека, согласившегося занять «расстрельную» должность.

НЕ ПРИХОДЯ В СОЗНАНИЕ

От добра добра не ищут, Валерий? Жили себе в Испании, не тужили, так нет же, угораздило вас ввязаться в историю со «Спартаком»…

– Я и в Москве, в общем-то, не скучаю. Некогда. Вот только слово «угораздило» мне не очень нравится. Вроде как вляпался, а я ни о чем не жалею. Новый этап в жизни, новые задачи…

Но еще недавно в интервью вы утверждали, что всем довольны и не собираетесь ничего менять.

– Тогда была одна ситуация, сейчас другая… Не хочу расшифровывать подробности личной жизни, давайте остановимся на версии, что у меня характер такой: когда все хорошо и спокойно, тянет на перемены. Отдохнул несколько лет от футбола и вернулся. Я ведь в 2005 году закончил играть не из-за физической усталости, а потому, что ощутил психологическое истощение. Чтобы в 36 лет оставаться на прежнем уровне, нужно ущемлять себя во всем. Понял: пора завязывать, дальше терпеть не готов.

А «Реал Сосьедад» предлагал новый контракт?

– Еще на пару лет. Без проблем.

И по деньгам вполне адекватно?

– Не хуже, чем в 33 года. Но я сумму даже не обсуждал, поскольку к тому моменту наелся футбола и твердо решил взять паузу. Кураж пропал, интерес. Не видел смысла выходить на поле, чтобы отбывать номер. Не мой стиль. По-настоящему настраивался лишь на матчи с грандами – с «Реалом» и «Барселоной», а к остальным играм испанского чемпионата относился, как к проходным, проводил их, что называется, не приходя в сознание. Для футболиста нет ничего страшнее безразличия. Когда исчезает мотивация, надо завязывать. Что я и сделал.

И моментально получили предложение стать генеральным директором клуба из Сан-Себастьяна?

– Не совсем так. В «Реал Сосьедаде» предстояли выборы нового президента. На пост претендовали два кандидата, одним из которых был мой агент. Он по-дружески попросил о помощи, предложив мне пост вице-президента по спортивной части. Отказать Мигелю Сантосу я не мог, пришлось соглашаться. Не хочу грузить лишними подробностями, суть же такова: в голосовании участвовали все болельщики, в итоге победил наш оппонент, хотя самый высокий рейтинг среди соискателей оказался у меня. Но я ведь шел не один, а в команде. Через год Мигеля Фуэнтеса, ставшего президентом клуба, вежливо сплавили в отставку, состоялись новые выборы, однако уже без меня.

В тот момент вы с головой погрузились в строительный бизнес?

За сборную России полузащитник Валерий Карпин играл и со сломанным носом. Пока в 2003-м не устал сражаться на два фронта. Фото Сергея Привалова
За сборную России полузащитник Валерий Карпин играл и со сломанным носом. Пока в 2003-м не устал сражаться на два фронта.
Фото Сергея Привалова

– Заниматься им начал, когда еще играл. Так получилось. Знакомые из Виго предложили войти в долю. Не видел оснований для отказа. Недвижимость – совершенно иная сфера деятельности, другая специфика. Было интересно попробовать.

Наверное, и ваша «гражданская» профессия роль сыграла?

– Вот это точно в расчет не брал. Какой из меня строитель? Год отучился в техникуме, но не потому, что чувствовал призвание. Когда перебрался из Нарвы в Таллин, надо было где-то жить, а студентам предоставлялось общежитие.

На занятия ходили?

– Даже получал повышенную стипендию. Обычная равнялась тридцати рублям, а мне за успехи в учебе доплачивали лишнюю пятерку – большие деньги по тем временам. И все равно через год я ушел из техникума. В 16 лет попал в дубль таллинского «Спорта» и переселился на клубную базу. По сравнению с общагой там были царские условия. А потом меня призвали в армию.

Родина сказала: «Надо»?

– Ну да. Первый год провел там же, в «Спорте», для вида числясь курсантом какого-то военного училища в Таллине. Даже название его сейчас не вспомню. Играл в футбол и как бы служил. Затем со сборной Прибалтийского военного округа поехал во Львов на первенство Вооруженных Сил, где меня заметил Марьян Иванович Плахетко. И все: рядового Карпина тут же приказом откомандировали в Москву в распоряжение ЦСКА. Предписание вручили и – вперед. Приехал в конце сезона, за основу успел сыграть матча три, не больше. Курсировал между первой и второй командами, пока не пришло время увольняться в запас. Отпускать из клуба не хотели, предлагали остаться на сверхсрочную, давали звание сержанта. Я желания не выказывал, но моего мнения никто особенно и не спрашивал. Тут, к счастью, подвернулся «Факел» и, можно сказать, отбил меня. Год отбегал за Воронеж, а в декабре 1989-го перебрался в московский «Спартак».

НЕ В ДЕНЬГАХ СЧАСТЬЕ

Вы ведь еще чемпионат Союза успели захватить?

– Самым краешком. Дебютировал в матче с ереванским «Араратом». Первый сезон провел, словно в тумане, лишь потом постепенно начал осваиваться в команде.

Дедовщины хлебнули?

– Как сказать? Старшие требовали к себе уважения, что абсолютно справедливо. Молодняку, например, запрещалось подниматься на третий этаж базы в Тарасовке. Туда разрешался доступ лишь игрокам основы.

И долго вы не переступали заветный порог?

– Курс молодого бойца прошел быстро и буквально через полгода переехал к «дедам». Сережа Родионов и Федя Черенков отправились тогда во Францию, освободили места.

Но и вы в Тарасовке не слишком задержались, четыре с половиной года не срок.

– Пришло приглашение от Джона Тошака, тренера «Реал Сосьедада», и Олег Романцев не стал скрывать, что мной заинтересовался клуб из Испании. Удерживать тоже не стал, хотя и не выражал восторга из-за моих планов. Я сказал Олегу Ивановичу, что хочу проверить себя на другом уровне. В те времена «Спартак» безоговорочно доминировал в первенстве России, я уже был трехкратным чемпионом страны, мог стать четырехкратным, пятикратным… Романцев понял мои амбиции и отпустил. Все-таки испанская Примера – не чета нашему внутреннему чемпионату.

В деньгах вы тоже выиграли?

– По личному контракту? В Сан-Себастьяне за первый сезон заплатили на сто тысяч долларов больше, чем в «Спартаке».

Солидная прибавка!

– Для России. А для Испании – ничего особенного. К тому же, останься я в Москве, мог бы вести речь об увеличении зарплаты и, думаю, вышел бы на похожую сумму. Да и ехал я не ради денег, точнее, не только ради них.

Это ведь 1994 год? Тогда перед чемпионатом мира в Штатах в нашей сборной вспыхнул громкий скандал: группа ведущих игроков написала открытое письмо, в котором, насколько понимаю, выдвинула Федерации футбола ряд материальных требований. Вы, Валерий, оказались в числе 12 подписантов…

– Письмо было, это так, но ситуацию вы поняли неверно. Речь шла не о дополнительных тренировочных костюмах или трусах с носками. Мы настаивали на ином, уважительном отношении к игрокам. Вячеслав Колосков и Александр Тукманов, представлявшие Федерацию, на протяжении долгого времени вели себя, скажу дипломатично, не слишком красиво, а Павел Садырин, тренер сборной, не смог или не стал защищать наши интересы. Тогда мы сами вмешались в конфликт, обозначив свою позицию. Я не был инициатором той истории, но и об участии в ней не жалею.

В итоге в США российская команда сыграла слабее, чем могла.

– Не вижу прямой взаимосвязи. Слабее, сильнее – это все гадание на кофейной гуще. Мы выступили так, как выступили, мусолить тему сейчас бесполезно, ничего все равно не докажешь, не изменишь…

После возвращения из Америки я сразу улетел в Испанию.

Тяжело адаптировались на Пиренеях?

– Первое время было трудно без языка. Месяца через три стал понимать, что мне говорят, потихоньку сам начал общаться. К футболу тоже пришлось привыкать. Вроде бы игра знакомая – команда из одиннадцати человек, поле, ворота, мяч, а содержание совершенно иное – быстрота решений, культура паса, скорость, техника… При этом амбиции «Реал Сосьедад» демонстрировал весьма скромные. Если «Спартак» старался выиграть любой турнир, в котором участвовал, каждое поражение превращалось чуть ли не в национальное бедствие, Сан-Себастьян радовался ничейке с грандом. Дескать, не победили, но и не проиграли, смотрелись достойно. Поначалу такой подход к делу удивлял и даже слегка напрягал.

Не пожалели об отъезде из России?

– Всем людям свойственно сомневаться, но я сам принимал решение, никто меня не принуждал и не подталкивал. Какой смысл дергаться, оглядываясь назад, если надо идти вперед? Постепенно все нормализовалось, и месяца через три-четыре я уже чувствовал себя в Испании вполне комфортно, вошел во вкус. Будь по-другому, не играл бы там десять лет, давно вернулся бы в Россию или уехал в третью страну.

Варианты имелись?

– Одно время ходили упорные слухи, будто мадридский «Реал» мною активно интересуется, в 2000 году я разговаривал с Луи ван Галом, тренировавшим «Барселону», обсуждал с руководством каталонского клуба конкретные условия контракта, но в последний момент что-то не сложилось. Деньги не поделили.

Вы?

– Меня все устраивало... Не хочется сейчас вспоминать и комментировать околофутбольные подводные течения, которые есть всегда и везде.

«ДОСТАЮ ИЗ ШИРОКИХ ШТАНИН…»

Пока жили в Испании, в России подолгу не появлялись?

– Я ведь до 2003 года выступал за сборную и прилетал сюда регулярно. Потом паузы стали длиннее. Чаще, конечно, ездил в Эстонию к родителям.

Перетащить их к себе в Виго не пытались?

– И сколько раз! Бесполезно, не хотят ехать. Логика ясна: в Нарве все родное, знакомое, а в Испании ни друзей, ни приятелей. Поэтому не настаиваю, не хочу срывать близких с насиженных мест.

А вот Бронзового солдата в Таллине тронули.

– Не люблю говорить на подобные темы, но история с насильственным перезахоронением праха советских воинов, погибших в годы Великой Отечественной, возмутительна и цинична. У людей короткая память, они не помнят прошлого, не хотят думать о будущем. Это уже не политика, а политиканство!

В 2003 году вы взяли эстонское гражданство, предварительно отказавшись от российского. Здесь это решение вызвало неоднозначную реакцию.

– Кто вам сказал, будто я сдал паспорт с двуглавым орлом? Не было такого, это ваши коллеги придумали. Как в 1991 году получил, так и храню. А эстонское гражданство мне предоставили автоматически, поскольку мои дедушка и бабушка до 1940 года проживали на территории страны. Словом, я не стоял перед выбором: либо первое, либо второе. И то, и другое! По закону положено.

В прессе тогда звучала версия, будто и играть за сборную России вы отказались из-за нового подданства.

– Глупости! Стало физически трудно сражаться сразу на два фронта. Выступал за клуб в чемпионате Испании, а потом вместо отдыха летел в Москву, чтобы потренироваться со сборной. В 25 лет такие нагрузки выдерживаешь легко, а в 34 года столь плотный график стал выматывать, я не успевал восстанавливаться и понял: надо чем-то жертвовать. Лучше в одном месте выкладываться на сто процентов, чем распыляться в двух. Тем паче, за национальную команду я прилично поиграл, провел за нее свыше семидесяти матчей.

Более того, навеки вошли в анналы, забив первый в истории гол российской сборной.

– Да, в 1992 году мексиканцам с пенальти. Мы играли на «Локомотиве» и победили 2:0.

1992 год. Тарасовка. Команда, без которой им не жить… Спустя годы Валерий Карпин (второй слева в нижнем ряду) станет в «Спартаке» гендиректором, Дмитрий Попов (крайний справа в верхнем ряду) – директором спортивным, Игорь Ледяхов (крайний слева в нижнем ряду) – старшим тренером. А Станислава Черчесова (крайний слева в верхнем ряду) в августе 2008-го не без участия Карпина попросят с поста главного тренера красно-белых… Фото Сергея Привалова
1992 год. Тарасовка. Команда, без которой им не жить… Спустя годы Валерий Карпин (второй слева в нижнем ряду) станет в «Спартаке» гендиректором, Дмитрий Попов (крайний справа в верхнем ряду) – директором спортивным, Игорь Ледяхов (крайний слева в нижнем ряду) – старшим тренером. А Станислава Черчесова (крайний слева в верхнем ряду) в августе 2008-го не без участия Карпина попросят с поста главного тренера красно-белых…
Фото Сергея Привалова

Еще можно вспомнить мяч в ворота чемпионов мира французов на «Стад де Франс».

– Тогда давайте назовем и матчи против «Наполи» Диего Марадоны, встречи в Лиге чемпионов с «Реалом» и «Ливерпулем»… Мне грех жаловаться на футбольную карьеру.

Храните дома записи наиболее памятных игр?

– У меня даже собственной футболки не осталось! Только та, на которой расписались игроки «Реал Сосьедада» после моего прощального матча против «Барсы». Зачем дом захламлять?

А медали?

– Не в курсе, может, валяются где-нибудь. По крайней мере, на стенке не висят, это точно. Ни грамот, ни дипломов – ничего подобного нет. Не страдаю ностальгией, не вижу смысла жить прошлым.

Вдруг дочки попросят: «Папа, покажи, чем в молодости занимался»?

– Думаю, для них важнее, чтобы я сегодня уделял им больше времени и внимания. Старшей уже двенадцать лет, младшей – семь. Возраст интересный!

На каком языке говорят девочки?

– На двух поочередно. Дома пользуемся русским, хотя дочкам, конечно, ближе испанский, что естественно.

В Москву с собой забирать не планируете?

– Зачем? Маша и Лера учатся в школе, живут в привычной среде. Думаю, переезд сюда стал бы для них еще большим стрессом, чем для моих родителей смена Эстонии на Испанию.

Жилье в столице себе уже подыскали?

– В пяти минутах ходьбы от офиса. Очень удобно! Автомобильные пробки – главный бич современной Москвы. К счастью, лишен этого удовольствия хотя бы при поездках на работу и обратно.

ХОЗЯИН – БАРИН

Еще в начале лета, когда стало ясно, что Шавло не жилец в «Спартаке», вы не отвечали на прямые вопросы, зовут ли вас в сменщики, уходили в несознанку. Лукавили?

– Говорил правду. Слухи поползли, когда журналисты увидели меня на игре дубля, в которой участвовал Егор Титов. Я оказался на стадионе случайно. Прилетел в Москву по делам, в выходной созвонился с Димой Аленичевым, и мы вместе съездили на матч. После игры пообедали вчетвером – Дима, Егор, Игорь Ледяхов и я. Все! С Леонидом Федуном на тот момент знаком не был, ни с кем из представителей клуба в контакт не вступал. Через две недели опять оказался в Москве, и вот тогда состоялся первый разговор на тему моего возможного прихода в «Спартак». Разумеется, сразу ответ не дал, должен был взвесить все «за» и «против», посоветоваться с партнерами в Испании.

Вы же с Мичелом Сальгадо из мадридского «Реала» запустили какой-то крутой бизнес-проект в центре Виго? Чуть ли не на пятьдесят миллионов евро!

– Поскромнее, на тридцать. Будем строить жилье, торговый комплекс… Но все пока на стадии согласования. Испанская бюрократия ничуть не уступает российской, на сбор бумажек и подписей различных начальников уйдет года полтора, не меньше.

И вы, значит, решили это время в России пересидеть?

– Хороша пересидка, скажу вам! Я сюда работать приехал.

С Зиданом – на короткой ноге… Фото AFP ...с Лаудрупом – за руку. Фото Евгения Романова
С Зиданом - на короткой ноге…
Фото AFP
...с Лаудрупом - за руку.
Фото Евгения Романова

Сколько народу на вас в Испании трудится?

– В фирме человек десять, остальных привлекаем по мере необходимости.

Почему спрашиваю? Анатолий Чубайс как-то говорил мне, что ему по барабану, каким процессом рулить. Дескать, хороший менеджер и в энергетике разберется, и в приватизации, и в спорте. Анатолий Борисович даже собирался выставлять свою кандидатуру на пост главы РФС.

– Типичная ошибка, глубокое заблуждение. Многие бизнесмены подходят к футболу со стандартными лекалами, а игра в традиционную схему не укладывается. В ней 2+2 далеко не всегда дают в сумме четыре. Иногда получается три, в другой раз – пять. На уровне менеджмента можно все организовать, наладить, но команда не заиграет. И что тогда? Болельщикам каждую неделю вынь да положь победу. Ждать год или больше они не станут. Это не завод и не буровая, где все накатано. Есть много нюансов, которые постороннему не объяснить, их можно лишь прочувствовать изнутри. Классический пример – Флорентино Перес, бывший президент мадридского «Реала». Человек очень многого добился в бизнесе, но в футболе не преуспел. Пришлось оставить пост и уйти.

И вы морально готовы к тому, что укажут на дверь?

– С первого дня. Я ведь выступаю в качестве наемного персонала, не понравлюсь работодателю – уберет. Как говорится, хозяин – барин.

Согласование финансовой стороны вашего контракта отняло много времени?

– Минуту. Мне озвучили одну сумму, я в ответ назвал другую, в итоге сошлись на третьей, промежуточной.

Интересовались, сколько до вас платили Шавло?

– Даже в голову не приходило. Какое мне до этого дело? Я знаю себе цену, вот что главное.

А вокруг полномочий копья ломать пришлось?

– Записанного в уставе акционерного общества «Спартак» вполне достаточно. Главное, чтобы все выполнялось.

«КАРПИН, УМРИ!»

Правда, что одним из условий вашего прихода в клуб было увольнение Черчесова?

– Нет, конечно. Зачем бы я стал размахивать шашкой, не разобравшись, что к чему? Это идиотизм, который, надеюсь, мне не свойствен.

Читали интервью Станислава Саламовича после отставки? Обида на вас звучит.

– До прессы руки совсем не доходят, за последние два месяца, может, пару раз газету держал. Что Стасу на меня обижаться? Не я тренировал команду, а он. «Спартак» не вышел на уровень игры, которого ждали. Не сумею я решить поставленную задачу, составлю компанию Черчесову. Вот и вся история. Сегодня «Фратрия» оказывает мне поддержку, а завтра может вынести вотум недоверия. И что теперь? За карьеру игрока я столько всякого в свой адрес наслушался, какие только слова порой с трибун не звучали! Помню выездной матч в Испании, когда стадион дружно скандировал: «Карпин, умри!». Ничего, как видите, живой. Сегодня гол забил, тебя носят на руках, через неделю команда проиграла, футболистов тут же с дерьмом смешивают… Видимо, с годами я выработал иммунитет, защитную реакцию. Нормально!

Научились не отводить взгляда, когда приходится говорить человеку: «Ты уволен»?

– Наверное, это самое трудное в работе руководителя. Никто ведь не знает, что чувствует в глубине души тот, кому поручено выносить приговор… Успокаиваешь себя, что дело должно оставаться превыше всего. В нашем конкретном случае речь идет о «Спартаке», его настоящем и будущем.

Жертвоприношение продолжится?

Карпин понимает: в «Спартаке» он – №2 («Я выступаю в качестве наемного персонала, не понравлюсь работодателю – уберет»). Первый – Федун. Фото Евгения Романова
Карпин понимает: в "Спартаке" он - №2 ("Я выступаю в качестве наемного персонала, не понравлюсь работодателю - уберет"). Первый - Федун.
Фото Евгения Романова

– Увольнения? Да. Только не стал бы называть это жертвами. Нужно многое улучшить в работе клуба.

Что именно?

– Как ни странно, в первую очередь изменить отношение к делу. На Западе футбол – это, конечно, бизнес, но одновременно и страсть. В клубах зачастую работают влюбленные в игру люди, преданные фанаты. Они болеют за родную команду десятилетиями, поколениями, династиями. Быть причастным к клубу – великая честь для многих. А в «Спартаке» кое-кто попросту отсиживает положенные часы, приходит на работу, словно в контору по заготовке рогов и копыт. Дождался звонка об окончании смены и отчалил восвояси. Для меня это шок. Нужны люди, реально болеющие за дело.

Это касается и футболистов?

– В том числе.

Будете выжигать каленым железом, выметать поганой метлой?

– Наводить порядок.

И много потребуется времени?

– Речь ведь не о том, чтобы всех разогнать. Цель одна – положительный результат, красивая игра, которую ждут болельщики. И желательно уже сегодня. Раскачиваться некогда.

Русские, Валерий, долго запрягают…

– Точно! Приведу пример, который произвел на меня глубокое впечатление. База в Тарасовке отапливается газом. «Спартак» заранее заказывает определенное его количество. А вдруг зима выдастся теплой? Все равно придется сжигать газ, иначе клуб оштрафуют. Разве это рынок? На мой взгляд, полный бред. Лучше улицу обогревать, чем сэкономить сырье.

Боюсь, Лаудрупу этого не понять…

– Любой нормальный человек, поживший на Западе, лишь плечами пожмет и пальцем у виска покрутит.

Кстати, прежде вы были знакомы с датчанином?

– Шапочно. Несколько раз играли друг против друга.

Долго уговаривали Микаэля стать спартаковским рулевым?

– Очень русское слово – уговаривать. Профессионалу нужно все правильно объяснить, и он сам примет решение, к которому внутренне готов. Какие-то детали обсудили, уточнили нюансы и начали работать.

Контракт на полтора года дистанция не маловата?

– На мой взгляд, оптимальна. Если дело пойдет, будет возможность продолжить сотрудничество, а если вдруг не заладится, то…

Ваш образ жизни сильно изменился после переезда в Москву?

– Загруженность, конечно, стала выше, а в остальном… В фитнес ходить не успеваю, хотя в Испании старался следить за формой.

У вас ведь вроде бы даже кличка была «Чуло» «Пижон».

– Нет, в «Сельте» и «Реал Сосьедаде» меня звали Русо. Когда играл в России, Карпом. Но, кстати, и в «Пижоне» не вижу ничего обидного. Все зависит от интонации, с которой произносится слово. Что зазорного в желании выглядеть стильно? Это не кличка, а образ жизни…

Когда в последний раз в футбол играли?

– Уже здесь, в Москве, погонял мяч с Витей Онопко, Димой Ананко, другими ребятами.

Кто проиграл, тот и платил за обед?

– Разве в этом дело? Приятно побегать немного, попотеть, стресс снять.

Курите давно?

– С армии. Пока играл, особенно не злоупотреблял. 5-6 сигарет в день, не больше.

А если сейчас увидите игрока с цигаркой в зубах?

– Личный выбор каждого. Главное, чтобы занятия вне поля не мешали футболу. Ратую за профессиональное отношение к делу. Нормальный футболист никогда не сделает того, что может ему навредить.

Важное слово сказали, Валерий: нормальный.

– А других мы в «Спартаке» держать и не собираемся…

Валерий Георгиевич КАРПИН

Родился 2 февраля 1969 года в Нарве (Эстонская ССР).

Полузащитник. Выступал за клубы «Спорт» Таллин (1986-1987), ЦСКА Москва (1988), «Факел» Воронеж (1989), «Спартак» Москва (1990-1994), «Реал Сосьедад» Сан-Себастьян, Испания (1994-1996, 2003-2005), «Валенсия», Испания (1996-1997), «Сельта» Виго (1997-2002).

Чемпион России 1992, 1993, 1994 гг. Обладатель Кубка России 1992, 1994 гг. Победитель Кубка Интертото 2000 г.

За сборную СНГ/России провел 73 матча, забил 17 мячей.

Участник чемпионатов мира 1994 и 2002 гг. Участник чемпионата Европы 1996 г.

С 8 августа 2008 года – генеральный директор ФК «Спартак» Москва.

Ванденко А.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/306864

Валерий КАРПИН: "В КАКОЙ ФУТБОЛ ИГРАЕТ "СПАРТАК", Я ПОНЯТЬ НЕ СМОГ"

Спорт-Экспресс, 22 февраля 2007 года
Количество просмотров: 1324

Фото

Корреспонденты "СЭ", совершающие турне по Испании, накануне матча "Сельта" - "Спартак" встретились с футболистом, выступавшим за обе эти команды, одним из самых именитых российских игроков, а ныне удачливым испанским бизнесменом.

Валерий КАРПИН: "В КАКОЙ ФУТБОЛ ИГРАЕТ "СПАРТАК", Я ПОНЯТЬ НЕ СМОГ"

В день встречи выяснилось, что Карпин приболел. Заподозрив угрозу нашим планам, мы стали искать разные компромиссные или смягчающие варианты, но оказалось, что этого не требуется: привыкший ценить свое и чужое время, наш собеседник выполнил все предварительные договоренности. И в назначенный час заехал за нами в одну из гостиниц Виго. Персонал отеля тут же зацокал языками, узнав популярного в городе человека. Мы же слегка покупались в лучах чужой славы. Сам Карпин, элегантный, подтянутый, мы бы сказали - роскошный, источал бездну шарма. Успех в делах и в жизни, если придумать ему конкретное воплощение, должен, казалось, выглядеть именно так.

Карпин усадил нас в турбированный Мini, в котором каким-то образом умудрились спрятаться сразу 173 автомобильные лошади, и умчал на этой рычащей пуле в свой офис в центре Виго - удивительное здание, выделяющееся на фоне старинной испанской архитектуры блеском материалов и форм. Его фирма занимает в доме, который сама же и построила, один этаж. Еще четыре этажа - дорогие квартиры, уже распроданные.

После того как Мini вместе со всем своим содержимым, то есть с нами, был поднят на лифте в отдельный гараж, примыкающий непосредственно к офису (дорогое, но очень удобное решение общеиспанской проблемы уличных парковок), мы расположились для беседы. Правда, до этого Карпин успел еще посмотреть диск с его игровыми фотографиями, который мы привезли из редакции.

- Сейчас и не вспомню, где это мы со сборной. Колотовкин, Киря, Хлестов, Витек еще с волосами... Кончита, иди посмотри, какой я был!

Последняя фраза - уже на испанском - адресовалась симпатичной секретарше. Впрочем, другой у Карпина, наверное, и быть не могло.

- Сейчас ты лучше, - профессионально резюмировала Кончита, отсмотрев фото. Несмотря на разницу в ее и нашем восприятии Карпина, корреспонденты "СЭ", пожалуй, склонны были с ней согласиться.

-Вы не в Москве случайно захворали, когда ездили на игру "Спартак" - "Сельта"?

- Может быть. После Испании подмерз немного в Лужниках.

-По приглашению ездили или как?

- Сам собрался и поехал. Мне купили билет в ложу VIP, там и сидел. Нет, не "Спартак" купил, он-то здесь при чем?

-Ну и как игра?

- Никак, если честно.

-Готовы по ее итогам сформулировать свое мнение о нынешнем "Спартаке"?

- Команда по игровым принципам полностью отличается от той, в которой когда-то выступал я. Остался Титов, я давно не видел его в деле, но против "Сельты" играл далеко не тот Титов, каким он был раньше. А все остальное... Защита - четыре иностранца, причем левый защитник - австриец, да? - вообще непонятно во что играл. Спартаковского футбола я не увидел, по стилю команда ничем не отличается сейчас от многих других. Игроки сильнее или слабее, чем в "Динамо", допустим, или в ЦСКА, - об этом можно спорить. Но если раньше "Спартак" всегда выделялся своим игровым почерком - не важно, выигрывал он или проигрывал, - то сейчас такого нет.

-Этот почерк у команды изменился или он, по-вашему, вообще отсутствует?

- Нет, какую-то идею в команду Владимир Федотов, наверное, закладывает, как любой тренер. Просто раньше всегда сохранялась преемственность стиля. При Бескове и при Романцеве "Спартак" играл в один и тот же футбол. Теперь играет в другой. В какой - я не смог понять.

-Разве можно в наше время хранить верность одним и тем же игровым традициям?

- Сложно, согласен. Если раньше Бесков или Семин имели возможность работать в одном клубе много лет, то теперь тренерские перестановки в футболе - обычное дело. И та же "Барса", скажем, тоже совершенно по-разному играла при ван Гале и при Райкарде, вернувшем сейчас команду к временам Кройфа. "Реал" с его чехардой вообще непонятно во что превратился. Та же "Сельта" при нас с Мостовым пять лет показывала футбол, близкий к спартаковскому. Но это было ненормальное явление. А нормальное - это как сейчас, когда играют как получится.

-У кого в ответном матче больше шансов, как думаете?

- У "Сельты", хотя и ненамного. Испанцы будут играть от обороны, как всегда играют в последнее время, и, скорее всего, на 0:0, как обычно в Кубке УЕФА.

БОЛЕЗНЬ ПРЕЗИДЕНТОВ

-С кем из старых знакомых в Москве встречались?

- С футбольными друзьями - Писаревым, Поповым, Черчесовым, Онопко.

-И как Виктор Савельевич Онопко после Испании чувствует себя в атмосфере РФС?

- Пока присматривается, притирается. Квадратные глаза? Нет, этого я у него не заметил, но некоторые вещи, ясное дело, кажутся непонятными при смене обстановки. Не только в РФС это есть. Вообще в России. Или в том же "Спартаке".

-Например?

- Не хочется быть голословным, поскольку с ситуацией я глубоко не знаком, но вот мое мнение. Люди, которые вкладывают деньги в футбол, нанимают для вида ничего не решающих специалистов. А командуют всем сами, хотя в футболе разбираются слабо, а то и вообще не разбираются. Наверное, это есть не только в "Спартаке", но и в других командах.

-В том числе и в испанских?

- Эта болезнь общечеловеческая, она не имеет национальности. Тот же Флорентино Перес, когда пришел в "Реал", утверждал, что не станет ни во что лезть, поскольку дилетант, и что всем будет заправлять спортивный директор Хорхе Вальдано. А через полгода выяснилось, что президент куда более активен. Эти люди всегда хотят известности и популярности, стремятся сами всем заправлять и быть на виду. Я вот не знаю, как в "Челси" обстоит дело - Абрамович решает, когда кого продавать-покупать, или Моуринью?

-А кто должен решать?

- Человек, который за это получает деньги, - спортивный директор. Кто в "Спартаке" спортивный директор?

-Если по аналогии с испанским футболом - Сергей Шавло.

- Он что-нибудь решает по большому счету? А Черчесов? А Попов? Кто тогда решает? Вот вам и ответ на ваш вопрос. И пока эти люди - не важно, президент "Спартака" или многие его коллеги - не поймут, что должны для достижения результата доверять профессионалам и спрашивать с них, ничего не изменится. Допустим, я хочу получить на выходе то-то и то-то, плачу специально приглашенному человеку большие деньги. Есть результат - хорошо, нет результата - говорю ему до свидания. Все очень просто.

ИГРУШКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

-Представьте, что вы купили "Реал". Или "Спартак", или "Агрокомплект" какой-нибудь. Пригласили тренера, спортивного директора. У вас получится не лезть в их епархию?

- Не очень корректный пример, потому что я играл много лет и футбол знаю. Возьмем лучше велоспорт и команду, которой я сейчас владею, Karpin Galicia. Вот в велоспорте я ничего не понимаю. И потому пригласил спортивного директора, Альваро Пино. Я, президент, говорю ему: "Альваро, на 60 - 70 процентов команда должна состоять из галисийских гонщиков, поскольку в проекте участвует правительство Галисии. Кроме них можешь звать кого угодно. Второе условие - запросы гонщиков должны устраивать меня по деньгам". Все, больше в его работу не вмешиваюсь.

-И ни разу не возникло желания сказать, кто не так крутит педали, на ваш взгляд?

- Как я могу ему такое сказать, если в этом ничего не соображаю?!

-Но вы же платите деньги!

- Вот в том-то и проблема. Футбол - не велоспорт, в нем все разбираются. Человеку свойственно думать, что, если он 40 лет смотрел футбол или играл в него в школе, он уже очень крупный спец. А уж если еще и деньги дает!.. Я вот 35 лет смотрю фильмы в кинотеатрах. Но я же не знаю, как они делаются!

-Вы сейчас сможете отличить хорошего гонщика от плохого?

- Ни сейчас не смогу, ни вообще. Но мне этого и не надо. Вот я был недавно на Мальорке, проехал всю гонку в машине спортивного директора. Мне объясняли, что к чему, рассказывали, кто в хорошей форме, кто в плохой. Многое становилось понятным, но это было чистое самообразование. Потому что главное для меня - результат. Мой гонщик занял третье место из 210 участников. Значит, выступили неплохо.

-Велоконюшня - дорогая игрушка?

- Дорогая. Наш бюджет около 3,5 миллиона евро.

-Все деньги ваши?

- Нет, конечно. Еще участвует один испанский банк и галисийское правительство.

-Каков уровень вашей команды?

- Если на футбольный язык перевести - дивизион В. Дивизион А - это "Ислес Балеарес", "Рабобанк", "Астана", "Дискавери Чэннел". Комады "Про-тура", словом, с минимальным бюджетом 10,5 миллиона. А вот мы или "Тинькофф" уровнем ниже. В "Джиро" или "Тур де Франс" нас пока не пустят, но на "Вуэльту" в этом году на 99 процентов поедем.

-Кто лидер вашей команды?

- Их три-четыре человека. Эррера, Серрано, Носаль, который стал вторым на "Вуэльте" в 2003 году.

-Вопрос, через который хотелось бы понять ситуацию с нашими футбольными президентами: финансируя велоспорт, вы себе за деньги кайф покупаете или несете какую-то социальную нагрузку?

- В данном случае - социальную нагрузку, потому что мои усилия здесь инициировались и поощряются местными властями. Ну а раз уж взялся за это дело, учусь понемногу и кайф получать. На Мальорке, к примеру, когда три километра оставалось до финиша, ощутил вдруг то, что испытывал раньше перед выходом на поле.

-"Сельта" для ее нынешнего президента Карлоса Моуриньо тоже социальный проект?

- Нет, ему захотелось известности в Галисии, и он купил себе игрушку.

-А если эта игрушка ему надоест, желающих на нее много найдется?

- Не думаю. У "Сельты" около 50 миллионов долгов. Если кому-то не больно потерять такие деньги, как Абрамовичу, может, и найдутся желающие.

-Мостовой говорил, что тоже пытается отсудить заработанное у "Сельты".

- Не знаю, не знаю. Там уже президент сменился, тяжело это сделать будет.

-Вы один из ведущих воскресной футбольной передачи на TVE2. Редчайший случай для иностранца. Вспоминается разве что Вальдано, он был носителем испанского языка. Как вы попали на телевидение?

- Отдыхал в Марбелье, позвонили, предложили. Решил попробовать.

-Хорошие деньги пообещали?

- Да нет, обычные. Плюс перелеты за их счет, которые считаю единственным минусом во всей этой процедуре. Я вообще не из-за денег согласился, а из-за стремления быть ближе к футболу. Программа построена на спорах между журналистами и людьми футбола.

-Какой в Испании уровень футбольной журналистики и аналитики, на ваш взгляд?

- Никакой, как и везде. Кто-то выделяется, понятно, но в целом преобладают болельщицкие взгляды. А есть вещи, которых я вообще не понимаю. Например, как журналисту можно приходить на программу с клубным значком на лацкане, да еще и целовать его в эфире! Ладно, фанатеешь, так хоть скрывай это от народа!

-Популярности у вас прибавилось?

- В Виго меня и так знали, а в Мадриде, пожалуй, прибавилось, поскольку программа построена главным образом на обсуждении "Реала".

-Торпедовский ветеран Немесио Посуэло говорил нам, что вы у "галактикос" главный враг, критикуете "Реал" в хвост и в гриву.

- Говорю, что думаю. А думаю чаще всего критично, потому и дубашу их все время.

SELF MADE MAN

Уже здесь, в Виго, спартаковский врач Юрий Васильков рассказывал одному из нас:

- Помню, как впервые увидел Карпина. Ко мне пришел худенький, щупленький паренек, которого только что взяли в "Спартак". Он был очень вежлив, в нем чувствовался интеллект. Все это удивительным образом сочеталось с неуступчивостью характера. А в ночь перед московским матчем с "Барселоной", когда "Спартак" впервые выступал в групповом турнире Лиги чемпионов, Карпин разбудил меня стуком в дверь. Оказалось, у него рассечена бровь: во сне он уже начал играть против великой "Барсы"! К счастью, швы накладывать не пришлось.

В бизнес self made man - сделавший сам себя - Карпин тоже начал "играть" еще до ухода из большого футбола.

-В строительстве вы уже профи?

- Хочется верить, что так.

-Раствор, кирпич, шифер, рубероид...

- Нет, этим я не занимаюсь. Тут как в велоспорте или в футболе: цементом и шифером должны заниматься специалисты, а я ставлю задачу и отслеживаю результат.

-У нас если хозяин не лезет в тонкости, неизбежны сами знаете какого рода утечки.

- Не знаю, как у вас (Карпин именно так и сказал - "у вас". - Прим. авт.), а здесь это все не до такой степени. Ну и контроль присутствует с моей стороны, разумеется.

-Много у вас сотрудников?

- Восемь человек. Остальные - подрядчики, субподрядчики.

-Нравится вам ваша работа?

- Да. Но не раствор и кирпич, как вы заметили, а дизайнерство, скажем.

-Вы закончили карьеру в "Реал Сосьедад" в 2005 году. Получается, всего за два года успели достичь больших высот в строительстве, возглавить велокоманду и подписать контракт с телевидением?

- Ну, фирма существует с 2003 года. Пока играл в Сан-Себастьяне, компаньон меня тут прикрывал.

-Что строите?

- Недавно вот квартал выкупили в центре Виго. Будем людей расселять, новые дома на месте старых возводить.

-А люди вас агрессором считать не станут, который их с насиженных мест выгоняет?

- Они меня спасителем считают. Потому что в старом квартале воды не было, газа, крыши текли. А я им благоустроенное жилье взамен предлагаю.

-А если не согласятся?

- Им все равно придется переехать, здесь этот механизм прописан. Но я таких пока не встречал.

-Что такое ваш досуг при такой загрузке?

- Времени нет, вы правы. А досуг - это утренние пробежки вдоль моря, километров по семь-восемь, тренажерный зал, теннис или паделл в обед. Это такая разновидность сквоша. Дневные перерывы здесь длинные, с двух до пяти, так что успеваю.

-За российским футболом следите?

- Нет.

-А сборная, Хиддинк?

- Результаты узнаю в основном. Правда, Хиддинка видел сейчас в Москве, поговорили с ним.

-Что он сказал?

- Что ему уже получше стало.

"ВЫ И ТАК МЕРТВЫЕ"

Финальная часть интервью состоялась в машине и в морском ресторане на берегу океана, куда Карпин привез нас попробовать разнообразных обитателей Атлантики, размерами и формой напоминающих врагов Сигурни Уивер из фильма "Чужие". Во время этого процесса ему с поклоном вручили визитки два явно незнакомых человека, долго объяснявшие свой род занятий. Это было не мимолетное общение футбольной звезды и ее поклонников. Это было уважительное обращение деловых людей к известному в городе бизнесмену, преследующее в первую очередь коммерческие цели. Знай наших, однако!

По пути в марискерию Карпин показал нам трассу, по которой совершает пробежки, и свой недавно купленный дом. Здание это о двух этажах расположено в такой близости от воды и в таком престижном месте, что не подлежит по испанским законам ни сносу, ни перепланировке. Новый дом Карпина можно только благоустраивать, чем он сейчас и занимается. Не сам, разумеется, а с помощью профессионалов, которым привык доверять. В отличие от некоторых арбитров.

- Помните, кто хотел судье Поллу в Любляне "накатить" после матча Словения - Россия, в котором он поставил нам пенальти на последних секундах?

- Мост с Витьком.

-Первый от этого открестился в недавнем интервью "СЭ", а Онопко - он вроде вообще спокойный.

- Тогда злой был. Очень. И Колоскову на словах досталось. Он перед игрой обещал, что тащить нас не будут, но и не убьют точно. "Не убили", называется.

-Вы совсем не допускаете, что там могла быть ошибка?

- Нет, конечно. Таких ошибок не бывает... О, глядите, из Karpin Galicia парень навстречу едет! (Нам и впрямь встретился на дороге один из гонщиков в фирменной "Карпинской" форме, вовсю налегающий на педали. - Прим. авт.)

- Давным-давно в таллинском "Спорте" вас тренировал Валерий Овчинников. Помните такого?

- Разве его можно забыть? Если Романцев научил меня играть в футбол, то Овчинников - во что-то другое. Знаю, как лучше сказать: он меня закалил!

-Чем же?

- Когда тебя с 8 утра до 12 ночи гоняют, как тузика, обзывают всеми возможными словами, закалка неизбежна.

-Тоже педагогика, если разобраться.

- Кому-то такая педагогика поможет, а кого-то убьет. Не забуду, как "закладывали физику" в высокогорном Цахкадзоре. Зарядка - 5 километров по снегу и льду, в гору. И сразу на завтрак, не моясь. Потом на тренировку. А там десять по тысяче. Или двенадцать по восемьсот. Или двадцать по триста - когда как. Или просто двадцать километров в зале. Шестьдесят три круга, к примеру. Сам Валерий Викторович с "Мальборо" в зубах и чашкой кофе в руке блатных включит на весь зал, а мы бегаем под музыку.

-Году в 92-м, когда "Спартак" выиграл у Нижнего Новгорода, вы как-то сказали Овчинникову под трибунами в ответ на его "Убили! Убили!": "Да что вас убивать, если вы и так мертвые!" А самому вам никогда не предлагали поработать тренером в России или Испании?

- Нет. Но я всегда говорил, что пока не готов выслушать или рассмотреть подобные предложения.

-Хотя очень многие именно вас считают одним из самых перспективных в этом смысле из плеяды российских футболистов, недавно закончивших карьеру.

- В ближайшие год-два я точно не буду работать в футболе. В настоящий момент сложно представить, что могло бы вернуть меня к этой деятельности. А там посмотрим.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ, Максим КВЯТКОВСКИЙ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2007-02-22/1_1/?view=page

Валерий КАРПИН: ЖИВИ И РАДУЙСЯ!

Спорт-Экспресс, 31 мая 2005 года
Количество просмотров: 1177

Фото

36-летний полузащитник, объявивший об уходе из большого футбола, в субботу провел последний официальный матч в карьере. Отшумевший сезон стал для него 11-м в испанском чемпионате. Для российских легионеров - рекорд, побить который в ближайшее время вряд ли кому-то удастся. Хотя бы потому, что футболистов из нашей страны в первом испанском дивизионе теперь вовсе не осталось.

САБОТАЖ

С Карпиным мы разговаривали в пятницу вечером. До матча с "Барселоной" оставалось менее суток.

- Вот только что со своего последнего в качестве действующего игрока командного ужина вернулся, - с усмешкой поведал собеседник. Голос никакого волнения не выдавал.

- Какое чувство у вас сейчас преобладает - грусть или, напротив, облегчение?

- Скорее второе. Я давно себя готовил к этому шагу. Скрывать не буду - устал от футбола. Морально устал. Не в радость он уже мне. Нет такого куража, как прежде, да и былое наслаждение от игры перестал получать. Все превратилось в рутину. Какой смысл себя насиловать?

- Но физически вы, кажется, по-прежнему в хорошей форме?

- А иначе едва ли отыграл бы за "Реал Сосьедад" все 38 туров. На год-два, уверен, меня бы еще хватило. Нагрузки переношу без проблем. Просто психологически уже невмоготу. Я ведь год назад собирался на покой, однако руководство клуба все-таки уговорило меня продлить контракт.

- Жалеете, что согласились?

- Порой проскальзывала такая мысль. И зачем, думал, мне все это надо? Но раз уж впрягся в телегу, нужно было сцепить зубы и работать. Уйти хотелось красиво.

- То, что клуб решал скромные задачи, не смущало?

- Так у нас полсостава до нынешнего сезона ни одного матча в первом дивизионе не провело! Поэтому о медалях, как два года назад, в Сан-Себастьяне никто не заикался. Не вылетим - и славно. Когда туров за семь до финиша мы себя обезопасили от неприятностей, все расценили это как положительный результат.

- Обычно расставание с футболом для игрока - момент болезненный. Похоже, это не про вас?

- И слава богу! Когда тянет играть, но не можешь - либо здоровье не позволяет, либо никуда не зовут, - это очень тяжело. У меня же все наоборот. На травмы не жалуюсь, помимо "Реал Сосьедад" еще три испанских клуба контракты предлагают.

- Вдруг опять передумаете?

- Исключено. Я для себя уже все решил. Надоело корячиться на футбольном поле. Мечтаю пожить в свое удовольствие. За все лето к мячу точно не прикоснусь. Так что отдых, отдых и еще раз отдых. Минимум три месяца буду наслаждаться бездельем. Или, как говорят в Испании, заниматься саботажем.

- А максимум?

- Пока не надоест. Раньше я постоянно вынужден был подстраиваться под график своих команд и расписывать все чуть ли не по минутам. Каждый раз в отпуске знал - такого-то числа в такой-то час мне надо быть на первом сборе. Теперь же я вольная птица. Захочу - полечу в родную Нарву. И не стану, как обычно, покупать обратный билет. Оттуда, может, в Швецию рвану. А может, в Японию. Еще в Австралии, где никогда не был, охота побывать. У меня больше нет нужды что-то планировать. В любой день могу заказать билет на самолет в любую точку мира - и в путь. Вот она - свобода!

- Правда, что в "Реал Сосьедад" вам предлагают пост вице-президента?

- Да, такая вероятность существует. 30 июня в Сан-Себастьяне состоятся выборы президента клуба. Один из кандидатов - мой бывший агент ФИФА Мигель Сантос. В случае своей победы он предложил мне стать вице-президентом. Я попросил время на раздумье.

- Разве не заманчивое предложение?

- Тут палка о двух концах. С одной стороны, это действительно интересно и престижно. А с другой - как тогда быть с моей мечтой о саботаже и нескольких месяцах без футбола? Ведь пост вице-президента подобных каникул, увы, не предполагает.

- А профессия тренера вас не привлекает?

- У него работа еще хуже, чем у футболиста. Тому-то что? Потренировался, поиграл, принял душ - и домой. А у тренера круглые сутки забот невпроворот - думай о своей команде, о сопернике, смотри видео... Плюс бесконечные разъезды. На данный момент это не для меня. Но позже, допускаю, вполне могу соскучиться по всей этой футбольной кухне.

"КИРПИЧИ"

- Если не секрет, давно вы обзавелись строительной фирмой?

- Два года назад. Покупаем в Виго землю, возводим дома и апартаменты, потом продаем.

- Ваша идея?

- Она лежала на поверхности. В Испании в ходу поговорка: "Лучше всего вкладывать деньги в "кирпичи". Вариант, по сути, беспроигрышный. Чем ближе подступало окончание футбольной карьеры, тем чаще прикидывал: что же делать дальше? Потихоньку готовил себя к этому, и все оказалось не так страшно, как могло бы показаться со стороны. Самое важное, есть люди, которым я доверяю.

- Что сложнее - вести такой бизнес или играть в футбол?

- Любой бизнес, не только строительный, конечно, гораздо сложнее. Потому что мы, футболисты, в тепличных условиях живем. Нам платят большие деньги, при этом решая за нас все проблемы - от заполнения налоговых деклараций до времени начала тренировок. Жизнь годами катится по наезженной колее.

- Недавно стало известно о вашем совместном бизнес-проекте с защитником "Реала" Мичелом Сальгадо. Неужели вы настолько близкие друзья?

- Не скажу, что мы с ним прямо не разлей вода, но Мичел Сальгадо - мой хороший товарищ. Он родом из Виго, а весь город был в курсе, что моя строительная компания собирается заключить соглашение с муниципалитетом о масштабной реконструкции одного из районов, в котором проживают 300 тысяч человек. Узнав об этом, Мичел Сальгадо предложил тоже поучаствовать в проекте и 25 процентов расходов взял на себя.

- А что двигало вами, когда решили заняться благотворительностью - сначала спасли от банкротства волейбольный клуб из Виго, затем помогли материально испанскому пловцу-параолимпийцу из этого же города?

- Если можешь оказать помощь людям, которые в ней нуждаются, почему бы этого не сделать? А президент волейбольной команды к тому же мой знакомый.

БЕЗ НОСТАЛЬГИИ

- Судя по всему, возвращение в Россию в ваши планы не входит. Давно ли?

- Давно.

- Сомнений не было?

- Ни малейших. Кому я нужен в России? Там своих футболистов навалом. А в Испании, где прожил одиннадцать лет, у меня, считаю, перспектив куда больше. Предложений, поверьте, миллион. Как футбольных, так и связанных с бизнесом.

- Значит, пример Аленичева вас не вдохновляет?

- Начнем с того, что Дима не отыграл в Португалии одиннадцать лет. Да и не думаю, что он вернулся бы в Москву, если бы "Порту" положил перед ним выгодный контракт на три-четыре года. Что касается меня, никто Карпина за эти годы в "Спартак" не звал. Когда-то в глубине души сидела мыслишка - поиграю в Испании, а потом приеду и закончу в "Спартаке". Однако нынче это уже совсем другой "Спартак".

- Почему собираетесь осесть именно в Виго, а не в том же Сан-Себастьяне, который намного красивее?

- Все очень прозаично - у меня бизнес в Виго.

- Ностальгия не мучает?

- Уже нет. В Москве с 2002 года не был. Отпуск короткий получался - лишь в Нарве успевал родных проведать да где-нибудь на море передохнуть. Но этим летом обязательно выберусь в Москву повидать друзей.

- Кого в первую очередь хотите увидеть?

- Витю Онопко. Вот с ним да с Юрой Никифоровым мы действительно настоящие друзья.

- В их число неизменно и Мостового записывали. Ошибочно?

- С Сашей мы никогда не были в таких близких отношениях, как с теми же Онопко и Никифоровым. Да, пять лет бок о бок провели в "Сельте", вот и складывалось у многих обманчивое впечатление о нашей дружбе.

- Летом 2003-го вы получили эстонский паспорт. Российское гражданство при этом сохранилось?

- Разумеется. Я получил эстонский паспорт благодаря тому, что мой дедушка по отцовской линии - Николай Карпин - родился и жил в Эстонии до 1939 года. Словом, гражданство это досталось мне, можно сказать, "по наследству".

- На сколько процентов уже чувствуете себя испанцем?

- Я - русский! Ты можешь надолго поселиться за границей, но корни твои все равно останутся там, где ты появился на свет. Например, испанские дети войны, которые родились в Советском Союзе, прожили там не один десяток лет, а в конце 80-х уехали на историческую родину, все равно считают себя русскими!

- Ваши дочки говорят по-русски?

- Естественно. Марии девять лет, Валерии - четыре. Дома мы с ними разговариваем на родном языке.

ПРИВЫЧКИ

- У вас появились новые привычки?

- В Испании я полюбил красное вино и мясо с кровью. Черт побери, оказалось вкусно! К хорошему вообще привыкаешь быстро. У людей здесь меньше проблем, чем в России, оттого на лицах не встретишь такой озлобленности, как у нас. Испанцы раскованны, со всеми здороваются и улыбаются каждый день. Принцип у них простой: живи и радуйся.

- За это и полюбили Испанию?

- Меня тут все устраивает. Отношение ко мне, работа, климат, еда. Все! Из наших футболистов многие бросили якорь на Пиренеях. Ледяхов, Радченко, Попов, Черышев. Онопко доиграет в "Сатурне" и собирается вернуться. Как и Никифоров, последние годы выступавший за голландские клубы. Квартиры в Виго и Марбелье есть у Мостового - наверняка и он связь с Испанией не оборвет.

- Некоторые испанские игроки за обедом в день матча спокойно один-два бокала вина пропустить могут. А вы подобной привычкой не обзавелись?

- Ну, нет. Я не до такой степени к вину пристрастился. За ужином накануне матча еще можно выпить бокал. А вот в день игры - это не для меня.

- Испанцы, видимо, иного мнения придерживаются?

- Традиция. У них ребята лет с 14 вино пьют, и никто в этом не видит ничего предосудительного.

- Курить не бросили?

- Нет. Норму свою знаю - от силы пять-шесть сигарет в день.

- Табак футболу не помеха?

- Все от генов зависит. Есть футболисты, которые не пьют, не курят, принимают витамины, следят за собой, но в 30 лет уже еле ходят. Первый раз я закурил, когда еще до ЦСКА в часть призвали. "Беломорину" кто-то дал. Да так и втянулся.

- В советских клубах было что-то вроде дедовщины?

- Да, только не подумайте, что над молодыми кто-то издевался. Они таскали мячи, мыли их после тренировки, помогали иногда администратору форму отнести. Вот и вся дедовщина. Я сам через это прошел. Разговаривал с испанскими футболистами моего возраста - и у них аналогичные правила были.

ЯМА

- Испания сделала вас профессиональнее?

- Ничего принципиально нового для себя я не открыл. Там, как и в России, есть футболисты, которых можно назвать профессионалами, однако и разгильдяев хватает. Первый шок, пожалуй, испытал, когда летом 94-го приехал в "Реал Сосьедад" и услышал, что предсезонка продлится всего-то 40 дней. Причем лишь десять из них мы на "физику" напирали. В Испании - обычное явление. И никто, заметьте, на плохую готовность не жалуется. Играют через два дня на третий - нормально. А у нас от этого графика стонут, хоть и гоняют нещадно игроков зимой по три месяца... Еще поразило, как в межсезонье после турнира в Португалии главный тренер "Реал Сосьедад" Джон Тошак объявил в команде два выходных: "Что хотите, то и делайте. Послезавтра жду вас в отеле". В России-то на сборах, случалось, по телефону даже разговаривать запрещали! У нас почему-то придерживались мнения, что игрок должен круглые сутки думать о футболе. Тогда он будет лучше играть.

- Странная логика.

- Для меня - тоже. В Испании все команды - от "Барселоны" до "Осасуны" - собираются в гостинице в день игры. Конечно, постепенно в России что-то в этом смысле меняется к лучшему. Прежде игроки за два дня до матча на базу заезжали, сейчас же во многих клубах - за один. Глядишь, еще десяток лет пройдет - о предматчевых сборах вообще забудут. Все и от менталитета тренеров зависит. Некоторые из них как рассуждают? Меня, дескать, в бытность футболистом сутки напролет на базе мариновали, значит, и я также буду делать. Пусть все сидят на сборах, друг на друга волками смотрят и медленно сходят с ума.

- Возникали у вас за границей внештатные ситуации?

- Разве что однажды в небе, когда за "Валенсию" играл. Самолет угодил в воздушную яму на несколько секунд, которые показались вечностью. Я закрыл глаза - и у меня вся жизнь прошла перед глазами. Многие уже молиться начали. К счастью, все обошлось. Но тряхануло так, что один наш футболист, не пристегнутый ремнем безопасности, вылетел из кресла и чуть шею себе не свернул. Потом в специальном корсете ходил.

ШПИЛЬКИ

- Предложи вам все заново начать - выбрали бы испанский футбол?

- Без колебаний. Кроме него и английский чемпионат мне всегда нравился. В отличие от итальянской серии А.

- А вас ведь звали в свое время в Англию. Почему не поехали?

- Да, после чемпионата мира-2002 мог сменить страну. Из Англии приглашала "Астон Вилла", а из Германии - "Шальке". Но по сравнению с Испанией в зарплате я ничего не выигрывал. А срываться с женой и детьми с насиженного места, менять привычный уклад жизни... Для этого слишком веские должны быть основания. Я же посчитал компенсацию за причиненные моей семье неудобства недостаточной. Шило на мыло решил не менять и, полагаю, не прогадал. Напротив, доволен, что остался в Испании.

- Со стороны - карьера ваша сложилась сверхудачно, без откровенно черных полос. Или они все-таки были?

- Мне не стоит гневить Бога. Цифры красноречиво говорят сами за себя. В испанском чемпионате за 11 лет я сыграл около 380 матчей. В среднем - по 34 матча за сезон из 38. На лавке, что радует, не сидел нигде.

- "Карпин, не обладая феноменальными данными, за счет огромного трудолюбия вырос в классного игрока", - сказал о вас Игорь Шалимов. Согласны?

- Абсолютно! Меня сроду не причисляли к большим талантам. Помню, на заре моего появления в "Спартаке" болельщики называли меня "деревянным" и прямолинейным игроком. Что было недалеко от истины. Особенно корявым я выглядел на фоне Черенкова с юным Мостовым.

- Что же помогло раскрыться?

- Трудолюбие и характер. На шпильки с трибун внимания не обращал. Ну а самое главное - в меня поверил Романцев.

- Вы повидали немало тренеров на своем веку. Самые-самые из них для вас со знаком "плюс" и "минус"?

- С огромной теплотой вспоминаю Романцева, который фактически сделал из меня игрока. Все, чего достиг я в футболе, - благодаря ему. Из испанских тренеров выделю Хавьера Ирурету. Если оценивать его человеческие качества, то по 10-балльной шкале ему смело можно поставить "десятку". Золотой мужик. Порядочный, интеллигентный, душевный. Тонко психологию игроков чувствует. Работать с ним - сплошное удовольствие. И в понимании футбола наши взгляды схожи. А тренер со знаком "минус" - аргентинец Хорхе Вальдано. Редкий лицемер.

- Когда вы последний раз общались с Романцевым?

- В 2002 году - на чемпионате мира.

- Он сильно изменился с начала 90-х?

- Не думаю. Некоторые говорят о его закрытости, но для меня, скажем, Романцев был доступен как в 92-м в "Спартаке", так и десять лет спустя в сборной.

- А с президентами зарубежных клубов вы всегда ладили?

- Была размолвка с прежним боссом "Реал Сосьедад", который в 96-м категорически возражал против моего перехода в "Валенсию". Чтобы выкупить меня, ей пришлось заплатить отступные в размере 7 миллионов долларов - приличная сумма по тем временам. Также президент "Сельты" в последний год изрядно поморочил голову с новым контрактом. В итоге следующий сезон я начал уже не в Виго.

- А с нынешним президентом "Реала Сосьедад" вы, слышал, однажды пари заключили?

- Пари я бы это не назвал, так как сам ничем не рисковал. Незадолго до старта сезона он неожиданно спросил у меня: "Голов восемь-то в чемпионате забьешь?" - "Забью". "А мне кажется, что нет", - покачал он головой. "А если все-таки забью?" - полюбопытствовал я. "Тогда подарю тебе часы", - прозвучало в ответ.

- И что же?

- Ровно восемь и забил. Президент сдержал слово - часы у меня.

- Хорошие?

- Обыкновенные.

- Помните момент, когда впервые почувствовали себя обеспеченным человеком?

- Когда из "Сельты" перебрался в "Реал Сосьедад".

- А ваш самый выгодный контракт?

- Последний - с "Реал Сосьедад". Правда, отличные условия были и в "Валенсии". Потом этот контракт автоматически перекочевал и в "Сельту".

СЛЕЗЫ

- Вы производите впечатление человека, гипертрофированно уверенного в себе. И плачущего Карпина, если честно, я представляю с трудом. А ведь было - 90-й год, Одесса, ваш дебют в основе "Спартака", который проиграл 0:1 как раз из-за вашей ошибки. Помните?

- Еще бы! Меня утешал Черенков. "Не плачь, Валера, - сказал он. - Ты нам еще поможешь, я знаю". Следом другие ветераны подошли подбодрить - Поздняков, Морозов, Суслопаров... Не смог сдержать я в раздевалке слез и после матча Россия - Украина, когда мы не попали на чемпионат Европы. Четыре дня потом в себя прийти пытался.

- Ваша вспыльчивость давно стала притчей во языцех. Под горячую руку, по-моему, вам лучше не попадать?

- Я вспыльчивый, но быстро отхожу. Вне поля меня вообще завести сложно. А в игре эмоции и впрямь бьют ключом. Каждый стремится к победе - вот и возникают порой стычки. Криминала в этом не вижу.

- Есть люди, с которыми вы не здороваетесь?

- Здороваюсь я со всеми. Другое дело, что с некоторыми нет ни малейшего желания общаться. С Колосковым, к примеру. Но если встречались в аэропорту - все-таки здоровались.

- За что вы так на Вячеслава Ивановича осерчали?

- Он постоянно сваливал всю вину за неудачи сборной на игроков. То рвачами выставлял, то упрекал в отсутствии патриотизма. Игроки для Колоскова всегда были крайними.

- И как вы отреагировали на известие о приходе в РФС Виталия Мутко?

- "Ну, наконец-то свершилось!" - подумал я. Пребывание Колоскова на посту президента РФС тормозило развитие российского футбола. Но в добровольную отставку Колоскова, считавшегося непотопляемым, я не верил.

- У вас есть ощущение, что с возрастом жизнь становится интереснее?

- Да. Раньше в моей жизни был сплошной футбол. А сейчас не менее захватывающую страницу для себя открываю. Свадебным генералом в своей фирме быть не собираюсь. Два раза в месяц стабильно летал в Виго, смотрел, как продвигаются дела. Я хочу научиться управлять этим бизнесом. Надеюсь, все получится. Не хуже, чем в футболе.

 

Александр КРУЖКОВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2005-05-31/8_3/?view=page