Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Валерий Кечинов

Игр за Спартак158
Из них в основе125
Заменен  Заменен43
Вышел  Вышел на замену33
Голы  Забил голов44
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений9
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти1
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения5 августа 1974 года
АмплуаНападающий
Пришел изПахтакор (Ташкент, Узбекистан)
Первый матч7 августа 1993 года
Первый гол11 августа 1994 года
Фото с игроком

Экс полузащитник «Спартака» и сборной России Валерий Кечинов: «Мечтал играть в Испании»

Спорт день за днем, 4 июля 2011 года
Количество просмотров: 1285

Фото

Несмотря на то что Кечинов был одним из самых ярких и индивидуально сильных игроков 1990-х, вряд ли он реализовал себя в футболе полностью. Покинув в 2000-м еще находящийся на вершине «Спартак», он проследовал по маршруту Раменское — Ярославль, где в 30-летнем возрасте и закончил карьеру. У многих игроков спортивный путь получается гораздо длиннее, чем у Кечинова, достаточно мастеров, более богатых на титулы, чем он. Тем не менее шедевры полузащитника красно-белых в матчах Лиги чемпионов в Тронхейме, где он в одиночку переиграл защиту «Русенборга» вместе с вратарем, и знаменитый гол с острого угла ван дер Сару, когда Валерий перед ударом обманным движением посадил великого голландца на пятую точку, навсегда внесли его в «красную книгу» виртуозов. Роль которых в российском футболе сейчас если кто и исполняет, то чаще всего иностранцы. А шестикратный чемпион страны, находясь в творческом отпуске, делает для себя открытия.

Петреску — главное открытие чемпионата

— Для меня стала откровением первого круга игра «Кубани», — восторженно говорит Кечинов. — Никак не ожидал, что, придя из первого дивизиона, краснодарцы будут выглядеть столь достойно. Не обладая выдающимися футболистами, они тем не менее показывают очень организованную и красивую игру.

— Чья в этом наибольшая заслуга?
— Думаю, главная причина такого успеха — это тренер. Все-таки уровень премьер-лиги значительного выше первого дивизиона, и невозможно, поднявшись наверх, сразу на равных бороться с ведущими командами. Но у «Кубани» это получается. Притом большинство игроков — те, кто в прошлом году выступал за клуб в турнире рангом ниже. Поэтому в первую очередь надо говорить о работе Петреску — ему удается успешно настраивать игроков на матчи, правильно ставить перед ними задачи, добиваться того, чтобы они показывали максимум возможного. Или по крайней мере близко к максимуму. Во вторую очередь на успешное выступление повлияли и удачные покупки — например, форварда Траоре я вообще считаю открытием первого круга. Так же как саму команду «Кубань» и Дана Петреску.

— Краснодарцам по силам всерьез побороться за место в пятерке?
— Не уверен, что они смогут до самого финиша претендовать на попадание в пятерку. Но уверенно занять место среди первых восьми команд «Кубань» должна.

— Учитывая большое количество отставок, допускаете, что в ближайшее время Петреску отправят на «повышение»?
— Тренерская работа настолько непредсказуема и неблагодарна, что прогнозировать в этом деле невозможно. Кто знает, что будет дальше? Может быть, «Кубань» постигнет неудачная серия и Петреску отправят обратно в Румынию. И о его нынешних успехах не вспомнят. А может, и в самом деле его пригласит топ-клуб. Но от прогнозов воздержусь.

— Какие еще открытия среди игроков увидели?
— Понравились форварды «Томи» Голышев и Канунников. Хотя последнего нельзя назвать открытием — он еще в прошлом сезоне обращал на себя внимание. Других особенно ярких новичков в нашем чемпионате пока не увидел.

Доверие тренерам дает результат

— В чем видите причины масштабных тренерских отставок?
— Полагаю, что руководители клуба становятся заложниками своего желания быстро добиться результата. И как только у команды возникают сложности, делают крайним тренера. Хотя тяжело рассчитывать на поступательный рост команды, если она часто меняет наставника. Но с некоторыми это происходит несколько раз за сезон.

— Чье увольнение больше всего удивило?
— Однозначно — Красножана. Ему удалось впервые за долгое время вывести «Локомотив» на высокий стабильный уровень, команда даже в проигранных матчах смотрелась управляемой и организованной. Не знаю, какие причины заставили его уволить, но уверен, что точно не из-за игровых моментов.

— Зато в «Спартаке» у Карпина, похоже, неограниченный кредит доверия.
— Да, ему в самом деле по-настоящему доверяют. Хотя он уже и сам вроде как увольнялся, и замену ему искали, но остался же все-таки.

— Думаете, это пойдет на пользу «Спартаку»?
— Трудно сказать однозначно. За Карпина выступили игроки — значит, им комфортно с ним работать. И надо признать: при таком доверии тренеру команда худо-бедно растет. Да, у них полно проблем и с составом, и с игрой, порой теряют очки на ровном месте. Но карт-бланш наставника дает о себе знать, и какое-то движение вперед у них есть, футболисты прибавляют.

— Карпин прогрессирует как тренер?
— О прогрессе можно говорить при положительном результате. А когда команду бросает то в жар, то в холод, трудно однозначно заявлять о росте тренера. Но раз игроки оказали ему поддержку, значит, наверное, видят пользу от совместной работы.

— Реально ли «Спартаку» оказаться в тройке по итогам трех кругов?
— Сомневаюсь. С такой нестабильной игрой и особенно крайне ненадежной обороной рассчитывать на медали очень сложно. Думаю, в восьмерке-то «Спартак» будет обязательно. Сможет ли забраться в таблице высоко? Пока это кажется маловероятным.

Со «Спартаком» справится только Романцев

— Видна ли рука Романцева в сегодняшнем «Спартаке»?
— Да, заметно, что красно-белые не отходят от своего стиля, которым отличались исторически и который любят болельщики. Игра строится за счет множества передач, среди которых преобладают короткие и средние, часто партнеры обыгрываются друг с другом с помощью «стеночек».

— Верите, что Романцев еще вернется в большой футбол?
— Какие у него планы, не представляю. Зато уверен в том, что, возглавь Романцев сейчас «Спартак» и получи полное доверие на пару лет, он обязательно сделает сильную команду. Способную конкурировать с «Зенитом» и ЦСКА. Конкурировать не в отдельных матчах, а на длинной дистанции. Будь я президентом клуба, кандидатура Олега Ивановича для меня была бы, наверное, основной и единственной.

— Полагаете, он способен всерьез взяться за работу? После стольких лет простоя, да еще и имея желание периодически хорошо отдыхать?
— Не знаю, не знаю, я с ним не отдыхал. (Смеется.) Зато мне известно, какой он тренер, как ставит игру, как под его руководством раскрываются футболисты. Думаю, он один может вернуть «Спартак» на прежние позиции.

Обида Газзаева объяснима

— Вы были одним из немногих в нашем футболе игроков, кто умел переигрывать по несколько соперников, действовать непредсказуемо и эффектно. Почему сейчас среди российских игроков в нашем чемпионате никто не выделяется подобным индивидуальным мастерством?
— На мой взгляд, причина в особенностях работы детских школ. Там с раннего возраста начинают играть на результат, что подразумевает более простой футбол, и, как следствие, отсутствует развитие индивидуальности. Когда я начинал свой футбольный путь, со мной много занимался отец, который был тренером. Поэтому ответ на самом деле здесь простой: для того, чтобы подготовить яркого мастера, надо с ним индивидуально работать и давать возможность себя проявлять. Можно ведь одну тренировку в неделю специально посвящать работе над техникой.

— В профессиональных командах возможно шлифовать индивидуальные качества?
— Там над ними работать тяжело — все-таки командные тренировки предполагают другие задачи. И сможет ли игрок прибавлять в своем мастерстве, зависит только от него. Для этого надо специально оставаться после тренировки, брать с собой защитника и тренировать обводку, удары, передачи, какие-то особенно сложные по исполнению приемы. Защитнику, кстати, тоже это будет полезно. Так что при желании многому научиться можно. Если, конечно, есть способности.

— Это правда, что вместо «Спартака» вы могли оказаться в «Динамо»?
— Не просто мог, а должен был. Я уже успел обо всем договориться с Газзаевым.

— Что же помешало пополнить ряды бело-голубых?
— В последний момент мне запретили туда переходить.

— Кто? И на каком основании?
— Руководители «Пахтакора» сказали, что через полгода я буду продан в «Спартак».

— То есть поставили перед фактом?
— Ну не совсем так. Моего мнения тоже спрашивали, и сомнений у меня не было. Ведь я был приверженцем спартаковского стиля и понимал, что возможностей раскрыться у меня больше именно в команде Романцева.

— Газзаев обиделся на вас?
— Скорее всего, да. Да так, наверное, и должно быть. Любому уважающему себя и амбициозному тренеру такое не понравится.

— Потом этот случай с ним обсуждали?
— Нет, никогда эту тему не поднимали. Здороваемся при встрече, но не более.

Лужный сломал меня, а я сломал Тчуйсе

— Тяжелая травма, которую получили в товарищеском матче с киевским «Динамо», сказывалась впоследствии?
— Да, ее рецидивы периодически проявлялись. Бывало, приходилось по полгода лечиться. После чего возвращаться на прежний уровень тяжело. Наверное, в полной мере из-за этого я раскрыться так и не смог.

— Лужный, который нанес вам эту травму, извинился?
— Давно. Да и вспоминать не хочется. К счастью, у меня в карьере хватало ярких моментов, стараюсь их в первую очередь помнить. А все плохое уже выбросил из головы.

— Зла на него не держите?
— Я зла вообще ни на кого не держу. У меня ведь в карьере тоже был момент, когда нанес тяжелую травму сопернику. В домашней игре с «Черноморцем» в 1999-м сделал жесткий подкат против Тчуйсе и сломал ему ногу.

— Но он после восстановления еще блеснул, в том числе в «Спартаке».
— Да, но я тоже ведь блистал после травмы.

— Для вас была дилемма, за какую сборную выступать?
— Никогда. Как только понял, что приглашают в российскую, никаких сомнений не было.

— Но ведь наверняка, выступай вы за Узбекистан, карьера на международном уровне была бы более длительной и богатой.
— Олег Иванович Романцев сказал: «Ты должен играть за Россию». Я это воспринял с радостью и о других вариантах не думал. Тем более из других сборных ко мне и не обращался никто.

Из «Спартака» 1990-х уехать было почти нереально

— Жалеете, что так и не попробовали себя за границей?
— Конечно, сыграть за испанский клуб было бы интересно. Я мечтал об этом, так как, думаю, там раскрыться бы мог по-настоящему. Но уехать тогда из «Спартака» было сложно.

— Предложения у вас были?
— Я даже и не знаю. Агентов тогда у нас не было, если какой-то клуб хотел кого-то из нас приобрести, направлял предложение руководству «Спартака». Которое, если не считало нужным, могло и не говорить нам о чьем-то интересе. Так что с этим вопросом обращайтесь к Романцеву (улыбается).

— Сейчас за какими клубами из Европы следите с особым интересом?
— Наверное, не буду оригинален, если скажу про «Барселону». Вообще испанский чемпионат наряду с английским привлекает больше всего.

— Как тренер для себя что-то в игре «Барселоны» подмечаете?
— А что там можно подметить? У каталонцев такой подбор игроков, что с ними бороться не может ни «Реал», ни «Манчестер», ни «Арсенал», ни «Милан». Они одни такие в мире.

— Сами когда намерены вернуться к активной работе?
— Конкретных планов нет, и сроков для себя не ставлю. Как будет интересное предложение, буду рассматривать. Пока же если и были какие-то разговоры, то несерьезные.

— Допускаете, что станете кому-то снова помогать? Или есть желание работать главным тренером?
— Это как раз для меня непринципиально. Важнее всего, чтобы у клуба имелись конкретные задачи, перспективы развития и возможности для этого, чтобы руководители четко понимали, для чего тебя приглашают и чего хотят добиться. А идти работать абы куда, чтобы как профессионалу терять время, смысла не вижу. 

http://www.sportsdaily.ru/articles/eks-poluzaschitnik-spartaka-i-sbornoy-rossii-valeriy-kechinov-mechtal-igrat-v-ispanii

Валерий Кечинов: «Я четыре года играл с порванными крестообразными связками»

sports.ru, 1 ноября 2013 года
Количество просмотров: 1626

Фото

Культовый игрок золотого «Спартака» девяностых рассказал Денису Романцову, как вручал банан Робсону, ходил в «Метелицу» с Тихоновым и о том, кто развалил «Спартак».

Говорят, подлинно народной командой «Спартак» стал в первой лиге, когда в 77-м объехал с гастролями Кривой Рог, Грозный, Кутаиси, Пермь, Минск, Казань, Ярославль, Ашхабад, везде собрал аншлаги, бравурно вернулся в высшую лигу и вскоре снова стал чемпионом. Все так, но мои ровесники очаровались «Спартаком» несколько позже, в девяностые – в эпоху президента Романцева, деда Горлуковича, доктора Василькова, «Уренгойгазпрома» и AKAI.

Валерий Кечинов – герой всех культовых боев того времени. Без него не представить ни искрящуюся осень 95-го, ни пионеротряд 96-го, ни золотую разборку в Волгограде 97-го, ни измывательство над «Аяксом» 98-го. Кечинов выделялся техникой даже в одной из самых техничных команд Европы, а его голы невозможно забыть, если вы видели их хоть раз.

– Помню, проигрывали Русенборгу 0:2, – вспоминает Кечинов, которому в следующем году стукнет 40. – Мы с Аленичевым были запасными, а в перерыве зашли погреться в раздевалку. Тут появляется Романцев и говорит: «Ребят, что ж мы рыбакам-то проигрываем?». И сразу выходит. Его речь подхватывает Юран – но немножко на другом языке. Та-а-акой заряд энергии, такой импульс мы получили, что встали и разорвали этот «Русенборг».  Шансов у них не было. Мы забили четыре, но могли и 7:2 выиграть.

- Чем еще Юран в том году запомнился?

– Его всегда слушались. Харизматичная фигура, авторитет. Надо было видеть, как они с Кульковым вес сбрасывали перед Лигой чемпионов. Сидели на диете. Вечером тренировка, а они на базе с десяти. Надевали теплые костюмы, дождевики, даже если было жарко, и час-полтора бегали кроссы. А после выходили на вечернюю тренировку.

- Чего сами от себя ожидали, узнав соперников по группе в 95-м?

– Группа сильная: «Русенборг» «Милан» обыгрывал и много еще кого, «Блэкберн» по делу обошел в Англии «МЮ» и «Арсенал», с поляками нам всегда тяжело игралось. Но мы все равно замахивались на максимум очков.

- А откуда бралась эта уверенность?

– Команда в «Спартаке» собралась потрясающая. Любая тренировка – как игра. Темп, эмоции – все как на стадионе. Интенсивность зашкаливала. Олег Иванович иногда даже останавливал нас – чтоб не травмировали друг друга. К тому же в «Спартак» изначально брали только тех, кто понимал игру в пас, в стенку, кому не надо объяснять, что здесь надо забежать, здесь сыграть на третьего.

- И часто Романцеву случалось выдавать такие зажигательные речи, как в Тронхейме?

– Наоборот, бывало, что нужно было остужать – когда начинали слишком яростно и бойко. Тогда Романцев говорил: «Все! Успокойтесь, мяч подержите, а то не хватит на всю игру».

- Правда, что селекционер «Спартака» Покровский напророчил вам дубль в Норвегии?

– Да просто он всегда, перед каждой игрой говорил мне, что я забью, а, когда я забивал, хвалился, что угадал.

- Когда в московской игре с «Блэкберном» на бровке схлестнулись Бэтти и Ле Со, о чем подумали?

– Это прямо на моих глазах было. В жизни больше не видел ничего подобного – чтоб во время матча подрались игроки одной команды. Значит, «Спартак» был настолько силен, что вывел их из себя. Просто не знали, куда бежать, что делать.

- Как Романцев обставил свой уход с позиции главного тренера?

– Сказал, что переключается на сборную, а указания мы будем получать от Ярцева. Шока не было. Понимали, что акцент Романцеву нужно делать на чем-то одном. К Ярцеву все хорошо относились, понимали, что тренировки и стиль игры особо не изменятся.

- Годом раньше вы получили от НТВ «девятку» за лучший гол сезона. Что с ней стало?

– Отцу подарил – он потом долго на ней ездил. Меня после того гола немецкой молодежке впервые узнавать начали. Как говорят актеры, на следующий день проснулся знаменитым. Не успел выйти из дома, подбежали три пацана: «А это ты вчера шестерых немцев обыграл и забил?». – «Я, я забил», – говорю. Заборы в Тарасовке моим именем расписывали. В том году в конкурсе много красивых голов было, но в глубине души я ждал, что выиграю. Тогда ценились именно голы за счет индивидуального мастерства, когда много игроков обыграл, а не просто «ударил – попал в девятку».

- Вы родились в Ташкенте и даже сыграли товарищеский матч за сборную Узбекистана. Давно последний раз были на родине?

– С ветеранами «Спартака» – году в 2005-м. У меня в Ташкенте никогого не осталось, мне сейчас там особо делать и нечего. Город очень сильно изменился – не узнать. Уклон в сторону Эмиратов, Стамбула. Все-таки азиатский город. Когда я там жил, большую часть населения составляли русские. После землетрясения они приехали восстанавливать город и надолго там остались. В девяностые, после распада Союза русские стали уезжать, так что сейчас там чисто мусульманский город. Варятся в своем котле. Русских по пальцам можно пересчитать.

- В двадцать лет, уже играя за «Спартак», вы признавались, что обожаете манты и плов. Сохранили верность узбекской кухне?

– Сейчас стараюсь ограничивать себя. Узбекская кухня вкусная, но очень нездоровая – жирная, калорийная. Чисто символически, когда очень хочется, могу себе позволить, но такое бывает редко.

- Правда, что первую зарплату вы получили в Париже?

– Да, приехал в 13 лет с юношеской сборной СССР на турнир во Францию. Выиграли, получили премиальные. Хватило на подарки родителям, косметику для мамы, жвачку, джинсы. В той сборной еще были Дима Парфенов, Андрей Коновалов, Валера Чижов – со всеми я потом поиграл в «Спартаке».

Это была вторая половина восьмидесятых. Париж показался просто сумасшедшим городом. До сих пор туда езжу и вспоминаю первые ощущения – все-таки один из самых красивых городов мира. Мы играли по две-три игры в день, свободного времени почти не было, так что на Париж в основном смотрели из окна автобуса, когда ездили из аэропорта в пригороды.

- Когда надумали уезжать из Ташкента?

– «Спартак» хотел меня видеть, еще когда мне было 15 лет. Играл за сборную, приехал Романцев, предложил перейти в «Спартак». Но я уже был завязан контрактом с «Пахтакором» и меня не отпустили. Как только контракт закончился, я сразу уехал.

- Зато застали победу «Пахтакора» над «Спартаком» в последнем союзном чемпионате, когда болельщики несли игроков с поля на руках.

– Я тогда в запасе сидел. Сам приезд «Спартака» в Ташкент был праздником, а уж победа – просто грандиозное событие. Люди радовались безумно, на стадионе полное сумасшествие началось.

- Кто вас звал, кроме «Спартака»?

– Приглашали во Францию, Бельгию. Еще был вариант с «Динамо» – даже приезжал на переговоры с Газзаевым и Толстых. Но я уже настроился на переход в «Спартак», мне очень нравился его стиль. В Ташкент за мной приехал Александр Тарханов, он тогда помогал Романцеву. Три-четыре месяца тренировался в Тарасовке. Ждал, пока вышлют трансфер.

- И прождали долго.

– На моих родителей пошло давления – грозили уволить с работы, если я не приеду обратно в «Пахтакор». Говорили отцу: «Либо он вернется, либо вы здесь будете плохо жить». Пришлось в срочно порядке перевозить родителей в Москву.

– Быстро привыкли к «Спартаку»?

– В игру было вписаться тяжелее, чем в коллектив. Многих ребят я знал по сборным, к тому же в команде находился Андрей Пятницкий из Ташкента – он был уже зрелым игроком, а я, молодой, учился, у него, Родионова, Черенкова. Им даже говорить ничего не надо было – мне достаточно было просто наблюдать за ними.

- Как отдыхали?

– Сдружился с Андреем Тихоновым  – ходили вместе на концерты, например, на Леонида Агутина в клубе «Метелица». Скупали с тем же Тихоновым новинки киноиндустрии и смотрели в свободное время.

- Что именно?

– Триллеры – такие, чтобы до последней минуты было не понятно, кто что сделал. Завораживало.

- А с кем из актеров познакомились? Из них много кто за «Спартак» болеет.

– Потом уже выяснилось, что и Табаков, и Джигарханян болеют за «Спартак», но ближе всего к команде был Александр Фатюшин. Он очень близко дружил с Романцевым. Часто заходил в раздевалку, после игр иногда даже подвозили его до дома на клубном автобусе.

- Самый читающий футболист в вашем «Спартаке»?

– Егор Титов очень много читал, еще Алексей Мелешин. В основном, детективчики – Джеймса Чейза, например.

- Врач Юрий Васильков вспоминал, как Тихонов, Титов и Баранов предлагали ему прыгнуть в декабре в бассейн за тысячу долларов – с медицинским чемоданом. Кто в «Спартаке» придумывал все эти истории?

– Главным балагуром, когда я пришел, был Игорь Ледяхов, а потом – Баранов. Искал, кстати, Василия в «Одноклассниках» – нигде его нет. Очень бы хотел узнать, куда он пропал.

- В соцсетях вы только старых друзей разыскиваете?

– Чаще общаюсь там с болельщиками, поклонниками. Они ставят оценки фотографиям, пишут: «Не зря вы играли в девяностые». Благодарят за чемпионства.

- Вы приехали в «Спартак» в 93-м, а стабильно заиграли только в 95-м. Как так вышло?

– После перехода поехали в Испанию на турнир. В игре с киевским «Динамо» Лужный влетел в меня двумя ногами. Тогда обошлось без операции, я хорошо закачал ногу и играл за счет этого. Как потом выяснилось, операцию надо было делать сразу – крестообразная связка держалась только благодаря мышцам. Нога нагружалась и не выдерживала, когда по ней били – отсюда все простои. В 98 году поехал в Германию и сделал наконец операцию. Доктор спросил: «Как можно было играть в футбол на одной ноге?» Получилось, что я четыре года играл с порванными крестообразными связками.

- А как этого могли не заметить в «Спартаке»?

– Скрупулезной медицины, как сейчас, тогда не было. Сделали обследование: жидкости в колене нет – значит, можно не оперировать.

- Андрей Тихонов рассказывал, что раньше вы боялись летать на самолетах.

– Я и сейчас их не люблю. Только самолет затрясется, начинается боязнь. Сейчас полегче: на грудь немного примешь и все хорошо, а раньше действительно некомфортно себя чувствовал.

- Самый некомфортный полет?

– Из Израиля однажды улетали. Погода – ураган. Говорили что в это же время прилетал «Шахтер» – но их отправили в другой аэропорт. Ветер сумасшедший, дождь льет. Не знаю даже, как мы поднялись. Хорошо еще, что молния при мне в самолет не ударяла – Титов рассказывал, что после моего ухода из команды было и такое.

- В ярцевском сезоне-1996 «Спартак» называли «пионеротрядом во главе с вожатым Горлуковичем». Чем вас удивил Горлукович, кроме монструозного слалома в игре с «Интером»?

– В жизни он скромный, добродушный, спокойный человек, зато на поле преображался – если кто-то отлынивал, от Горлуковича доставалось любому. Сам он, конечно, выкладывался по максимуму.

- Чем лично вам запомнился тот романтический сезон?

– Самое яркое воспоминание – игра с «Торпедо». Я забил два гола, создал кучу проблем их обороне. Матч получилась для меня идеальным, единственное – результата не было, закончили 2:2.

- Со «Спартаком» вы выиграли шесть чемпионских титулов. Какой из них отмечали с особым размахом?

– В 1997-м – после золотого матча в Волгограде, где мне удалось забить. Игра была очень напряженная. Сложная и физически, и психологически. После этого и праздновали хорошо. Начали в Волгограде отмечать, а продолжили в Москве. До игры с «Карлсруэ» оставалось две недели, так что было два-три дня на восстановление.

- Посреди того сезона в «Спартаке» возник первый бразилец. Как приняли Робсона?

– Сначала никак. Выходим на тренировку, смотрим: стоит чернокожий парень – первый в «Спартаке» – и жонглирует теннисным мячом. Рядом с нами Ярцев: «О-о-о, ну все понятно. Если он уже начинает куролесить...» Так его и воспринимали. Потом-то в «Спартаке» хватало пассажиров из Бразилии. Но Робсон оказался парнем с характером, показал, что не зря хлеб кушает. Мы его тоже признали своим.

- Так как он к вам в доверие втерся?

– Через игру. Начал забивать, отдавать. К тому же он сразу стал учить русский – ему было интересно, что про него говорят. Мы его сразу назвали Максимкой, бананы ему вручали. В общем, в нормальном режиме шутили, ничего сверхъестественного. Он спокойно к этому относился, говорил: «Я же в России, все понимаю». Аленичев рассказывал, что в «Роме» гораздо тяжелее влиться в коллектив.

- Робсону вы дарили бананы. А что болельщики дарили вам?

– Мягкие игрушки. Когда прилетели из Амстердама, после победы над «Аяксом», один из болельщиков передал мне через таможенника здоровенного плюшевого тигра.

- Вас ведь звали в Европу после «Аякса»?

– «Байер» конкретно заинтересовался. Агента у меня не было, так что все предложения поступали в клуб – а там все решал Олег Иванович. Так меня в «Байер» и не отпустили. Зато Аленичев нанял агента и уехал в «Рому».

- Вы потом чуть не уехали в Израиль – вас презентовали болельщикам «Бейтара», но вскоре вы вернулись в Москву. Не прошли медосмотр?

– Ноги у меня были здоровы, просто «Бейтар» готов был заплатить одну сумму за аренду, а «Спартак» ее завысил. Потом я приехал в «Сатурн» и стал играть лучше, чем в «Спартаке» – мы должны были выходить в еврокубки, но проиграли Самаре и не попали в пятерку.

- Романцев назвал вас вслед «отработанным материалом», а в этом году, став вашим партнером по команде ветеранов «Спартака», сказал: «Бывает, говорю ему: «Валера, тебе с такой светлой головой не с нами надо играть, а где-нибудь в высшей лиге». У вас наладились отношения?

– У нас отношения в принципе и не портились. Дело было в другом человеке – в Вячеславе Грозном. Знаете, наверное, его. Он не только меня пытался выдавить. Тихонов тоже из-за него ушел. Сейчас Олег Иванович признается с сожалением, что тогда прислушивался к мнению Грозного, а не к нашему. Мы ведь приходили к Романцеву и говорили: «Этот человек вам не то говорит». Из-за Грозного, мне кажется, «Спартак» и начал разваливаться.

- Грозный выдавливал вас из «Спартака», чтобы подтянуть к основе своих протеже – Безродного и Калиниченко?

– Правильно понимаете, да.

- А Романцев признает, что ошибся тогда, списав вас с Тихоновым?

– Признает. По крайней мере, говорит нам это в глаза. Говорит, что рано с нами расстался, что с таким материалом еще можно было работать. Тогда думал, что толку от нас не будет, а сейчас понимает, что из нас с Тихоновым, можно было выжимать и выжимать.

- Забив два мяча в первой же игре против «Спартака», вы рванули к его скамейке. Зачем?

– Тогда все было на эмоциях. И голы, и забег к скамейке, и выступление Олега Ивановича прямо перед игрой, когда он назвал меня, Тихонова и Бушманова отработанным материалом. Да и побежал-то я не к Романцеву и не к болельщикам, а к Грозному: «Посмотри, кого ты взял, а вот я – играю, и забиваю тебе».

- С Грозным с тех пор пересекались?

– Ездили в прошлом году с ветеранами в Кустанай, а он тренировал «Тобол». «Привет – привет», «пока-пока». Никакого раскаяния, как у Романцева, у Грозного нет. Он по-прежнему уверен, что все делал правильно.

Вячеслав Грозный: «Я не слабее Моуринью. А Романцев – сильнее»

- Романцев сильно изменился с тех пор, как из тренера превратился в вашего одноклубника?

– Он недолго играет. Тяжело все-таки, возраст. Выходит минут на пять – особенно против молодежи. Сейчас он стал больше общаться. Раньше он держал дистанцию «тренер – игрок», а сейчас разговаривает, подсказывает, как отец.

- Он и правда может вернуться в тренерскую профессию?

– Желание у него есть. Но он любит, чтобы в его работу никто не вклинивался, никто не учил, не пытался влиять на тренировочный процесс. Он должен сам всем руководить. У нас сейчас в футболе такого нет. Из-за этого он и не хочет тренировать. Если начнутся указки, подсказки, он повернется и уйдет.

- В дубле «Спартака» вы тренировали Дзюбу, Яковлева, Жано, Паршивлюка. Интересный опыт?

– Я больше работал с атакующими игроками и получал удовольствие, когда ребята что-то выносили из моих рассказов, прибавляли. К сожалению, не все, на кого мы надеялись, играют на высоком уровне. Владислав Рыжков напоминал меня самого в молодости – парень с изюминкой, с очевидными способностями. Казалось создан для спартаковского футбола, но что-то куда-то пропало. Жду от него прорыва, жду, но никак не дождусь.

- А кто, наоборот, превзошел ожидания тренеров дубля?

– Макеев. В дубле мы не считали его лидером, но он заиграл. Хорошие физические данные помогли ему раскрыться. Плюс Карпин в него поверил – это главное. Марадона бы тоже не расцвел, если б тренер в него не верил – мало ли кто умеет обыгрывать один в один.

- Когда за «Спартак» взялся Федотов, вас перевели в штаб главной команды.

– Всего на три – четыре тренировки. Федотову тяжело было. В команде собралось много народа из дубля, а я их знал, вот и помогал. Федотов добрый, порядочный, 24 часа жил командой, считал, что в команде должно быть много своих молодых воспитанников. Мне казалось, «Спартак» под его руководством играл очень хорошо. А увольнение его подкосило. Если б ему дали поработать, он жил бы до сих пор.

- Дубль «Спартака» вы с Ромащенко сменили на Томск, но продержались там лишь несколько месяцев. Чего не учли?

– Пытались быть более открытыми с игроками, но не везде это проходит. Общаешься с ними доверительно – и сразу начинается панибратство. У нашего народа, видимо, такой менталитет – иногда кнут нужен.

- С Алексеем Бугаевым проблемы возникали?

– Как проблема возникла, так его сразу и не стало в команде.

- Но хоть какую-то пользу работа в «Томи» принесла?

– Негативный опыт тоже полезен. Окунулся в эти дебри – и желания тренировать больше не возникает.

- Прямо никогда?

– Если Мирослав Ромащенко кого-то возглавит, я готов пойти к нему в штаб, но сейчас он работает в связке с Черчесовым.

- Игра за ветеранскую команду – единственный источник заработка для вас?

– Да нет, конечно. У меня есть бизнес – занялся им пару лет назад. За ветеранов играю для удовольствия – чтобы пообщаться с соратниками. Самый старший у нас – Георгий Ярцев. Он не очень много времени проводит на поле, а еще год назад выходил с первых минут. Настолько эмоционален, что даже с травмой ноги выходит.

- Где играете?

– Ездим по всей России, в Казахстан, Турцию, Испанию. Играли в том году с «Барселоной» – против Райцигера, Пичи Алонсо, который тренировал донецкий «Металлург», Кристиансена. Бывает, что играем против 25-летних парней, вот там приходится напрягаться. Если включают скорость – особо никого не догонишь. Куда ни приедем, везде полные стадионы. В любом городе есть движения спартаковские, люди сидят отдельно и болеют за нас. Кричалки знакомые до боли слышим. Бывает, и персонально мне что-то кричат.

- В вашей команде – несколько поколений спартаковцев. Вы и среди них самый техничный?

– Разве что – один из. За нас все-таки Гаврилов с Черенковым играют.

- Закончив активную карьеру игрока, вы говорили, что вас не тянет на матчи «Спартака». Как сейчас?

– Вообще не хожу. Смотрю по телевизору – так спокойнее, не люблю больших столпотворений. А дома и повторы можно увидеть.

- С кем из спартаковцев часто видитесь за пределами ветеранских матчей?

– С Рамизом Мамедовым – у него тоже свое дело в Москве. С Мирославом Ромащенко, конечно. С Титовым. Егор сейчас в основном дочкой занимается – она подает большие надежды в теннисе.

- А ваш сын чем увлечен?

– Хотел хоккеем заняться, начал тренироваться, потом сказал – что-то не то, хочу гуманитарные науки осваивать.

- Александр Ширко рассказывал, как вы встретились с болельщиком «Спартака» в машине скорой после вашей аварии. Той истории уже почти десять лет – а когда вас последний раз узнавали на улице?

– Сегодня утром. Пошел мыть машину, на мойке болельщики и узнали. Хотя обычно люди сомневаются, спрашивают – я или не я. Повзрослел все-таки.

Денис Романцов

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/soulkitchen/526458.html

Валерий Кечинов: "Спартак" был способен дойти до финала Лиги чемпионов"

Спорт-Экспресс, 18 апреля 2016 года
Количество просмотров: 1295

Фото

Новый герой рубрики "Путь чемпионов" – атакующий полузащитник и форвард "Спартака", который блистал в составе красно-белых в 1990-е, в том числе в еврокубковых матчах, вошедших в историю клуба и всего нашего футбола.

Валерий КЕЧИНОВ 
Родился 5 августа 1974 года в Ташкенте. 
Полузащитник, нападающий.

Воспитанник "Пахтакора", в дубле которого начал карьеру в 1991-м. Уже в следующем году стал чемпионом Узбекистана, лучшим игроком и бомбардиром чемпионата страны. А сезон-1993 начал в московском "Спартаке", где выступал до 2000 года. В составе красно-белых стал шестикратным чемпионом России (1993-1994, 1996-2000) и обладателем Кубка страны (1993/94). После ухода из "Спартака" выступал за "Сатурн" (2001-2002) и "Шинник" (2002-2004). 
За сборную Узбекистана провел 3 матча, за сборную России – 6 матчей, забив 2 гола. 
В Лиге чемпионов за "Спартак" сыграл 15 матчей, в которых отметился двумя голами. 
Лучший матч: "Русенборг" – "Спартак" – 2:4. 
Выход Кечинова на поле стал отправной точкой одного из самых ярких "камбэков" в истории "Спартака". Когда форвард менял Валерия Шмарова, на табло стадиона в Тронхейме горел счет 2:0 в пользу хозяев. Однако уже спустя минуту Дмитрий Аленичев отыграл один гол. А в течение последующих 20 минут в воротах Ямтфалла побывало еще три мяча. Третий и четвертый записал на свой счет как раз удачно вышедший на замену Кечинов.

– Ваш дебют в Лиге чемпионов в 1994 году пришелся на матч с "Баварией".

– Впечатления получились яркими, несмотря на упущенную победу. Первый же матч – и сразу против такой сильной команды, где играли Маттеус, Кан, Шолль и другие звезды, определявшие игру мюнхенцев и сборной Германии.

Игра была равной. Николай Писарев благодаря индивидуальному мастерству забил прекрасный гол, но в концовке мы допустили нелепейший фол возле углового флажка, и Баббель сравнял счет. Думали, что победа наша – но упустили ее.

– Сильно расстроились?

– Только поначалу. Но потом подумал, проанализировал и понял, что для дебюта все нормально. Мы играли на равных с сильнейшей командой Германии! Хотя в то время для нас не имело значения, кто приезжает: "Арсенал", "Реал" или "Бавария". С любым соперником "Спартак" играл только на победу. Мыслей о том, что ничья – хороший результат, никто не допускал.

– В обоих матчах против мюнхенцев красно-белые упустили победу. Именно этих очков и не хватило для выхода в плей-офф?

– Наверное. В Мюнхене "Спартак" играл сильнее, чем "Бавария". Дважды вели в счете, имели еще много моментов, когда обязаны забивать. Одержи хоть одну победу из двух, из группы вышли бы мы, а не немцы.

– "ПСЖ" тот групповой турнир завершил шестью победами, разгромив "Спартак" в последнем туре.

– Чумовая команда с Веа, Жинола, Раи в составе! Как раз эта тройка игроков и расправилась со "Спартаком" в парижском матче. С "ПСЖ" нам пришлось очень тяжело, в нашей группе они стояли особняком.

– Тот розыгрыш ознаменовался еще и первой после распада СССР встречей "Спартака" и киевского "Динамо" на официальном уровне.

– Матчи воспринимались немного иначе, нежели в чемпионате Союза. Лига чемпионов, другой уровень. К тому же наши страны уже жили и играли раздельно не первый год. Но ажиотаж все равно был высочайший. В Киеве целыми днями говорили о приезде "Спартака". Повсюду реклама. Велик был интерес и в Москве.

– Следующий сезон стал для "Спартака" триумфальным. За счет чего удалось навести шороху в Европе – шесть побед из шести в групповом турнире?

– Отличный и сильный состав – это раз. Дружный коллектив и атмосфера – это два. Каждый был готов биться друг за друга. Случалось, Олег Иванович Романцев досрочно заканчивал тренировку, потому что искры летели во все стороны. Остужал наш пыл – иначе травм не избежать. Помню, однажды в конце сезона проводили двусторонку между молодыми футболистами и теми, кто постарше. Накал был такой, будто матч Лиги чемпионов в Тарасовке играется.

– Какой из матчей стал наиболее запоминающимся?

– Однозначно, первая игра с "Блэкберном". Cоперник задал сумасшедший темп. Но мы выдержали, выиграли почти все единоборства, а Сергей Юран забил прекрасный гол. Появилась уверенность в своих силах, и остаток турнира провели на одном дыхании.

– В ответной встрече всех повеселили Ле Со и Бэтти, подравшись друг с другом.

– Никогда прежде такого не видел! Их драка говорит об одном – "Спартак" был настолько силен, что оставалось искать виновных только в своей команде.

– Хорошо помните свои первые голы в Лиге чемпионов?

– А как же, победный дубль, "Русенборгу", не забывается. Я начал игру в запасе, в первом тайме "Русенборг" рвал и метал, а у нас ничего не получалось. В перерыве Романцев произнес всего пару слов в раздевалке и ушел. Слово взяли Юран, Черчесов, Онопко, Никифоров – мол, кому мы проигрываем? Пообщались на повышенных тонах. В итоге вышли и забили четыре, а могли еще два-три. "Спартак" после перерыва был другой командой и разорвал норвежцев – сначала отметились Аленичев и Никифоров, а в концовке я. В итоге – 4:2.

– Что же произошло со "Спартаком" весной, когда дорогу преградил "Нант"?

– Из команды ушли несколько ведущих футболистов – Юран, Черчесов, Кульков, Онопко. Первый матч во Франции проиграли 0:2, у нас практически не было шансов. В Москве уже в первом тайме восстановили равновесие благодаря дублю Никифорова. Во второй половине встречи судья не поставил на мне 100-процентный пенальти. Эх, если бы нам дали 11-метровый! При 3:0 французы от нас никуда не делись бы. Вместо этого мы пошли вперед большими силами и пропустили две контратаки – оба раза отличился Уэдек.

– На что мог рассчитывать в Лиге чемпионов тот "Спартак", сохрани команда лидеров?

– До финала могли бы дойти точно.

– Был в вашей карьере и "Кошице", сенсационно не пустивший "Спартак" в групповой турнир. Что стряслось?

– Даже представить не могли, что не сумеем пройти словаков. В первой игре они победили, здорово выглядели. А в Москве у нас было моментов восемь 100-процентных – штанги, перекладины… Как говорится, это был не день "Спартака". Тогда нам и от болельщиков досталось. Зато в Кубке УЕФА дошли до полуфинала, где уступили "Интеру".

– Поговорим о дне сегодняшнем. "Барселона", к удивлению многих, покинула турнир, уступив "Атлетико". Сюрприз?

– Я болею за каталонцев, нравится их игра. Еще в первом матче почувствовал что-то неладное, мысли о невыходе посещали. До удаления Торреса "Барса" сделать ничего не могла. Ответный поединок показал, что за счет желания и физических энергозатрат, за счет игры на 150 процентов от своих возможностей "Барселону" обыгрывать можно.

– Был ли пенальти в концовке встречи?

– Конечно. Явное нарушение правил. Назначь Риццоли 11-метровый, команда Луиса Энрике дожала бы мадридцев в овертайме.

– Кто фаворит в отсутствие "Барсы"?

– "Бавария". Но среди полуфиналистов каждый достоин победы.

– Какая из четвертьфинальных пар доставила вам удовольствие?

– Выделю "Реал" – "Вольфсбург". 0:2 мадридцы превратили в 3:2, свой высочайший класс вновь показал Криштиану Роналду. Без него у "волков" были бы шансы на выход. После первой встречи думал, состоится сенсация.

– В отличие от португальца Месси давно не может забить. Довлеет 500-й гол, которого все ждут от форварда "Барсы"?

– Просто стечение обстоятельств. С психологией у аргентинца все в порядке, о чем говорит фантастическое количество забитых мячей.

– Ибрагимович отложил участие в финале еще на год. "Манчестер Сити" по делу выбил "ПСЖ"?

– Парижане сами виноваты, хотя считались фаворитами. Дома игра складывалась в их пользу, но Златан не реализовал пенальти и выход один на один. В итоге футбол наказал его команду за расточительность.

– Гвардьола возглавит "Сити" со следующего года. Финал "Бавария" – "Манчестер Сити" будет символичным. Согласны?

– Уже читал шутку по поводу того, что Гвардьола пришел в "Баварию" после ее победы в Лиге чемпионов, а сам выиграть турнир не смог. Теперь на очереди "Сити", которому после грядущего триумфа в этом сезоне придется позабыть о Кубке чемпионов, когда "горожан" возглавит Пеп.

Если серьезно, мне нравится, как Гвардьола работал в "Барсе", "Баварии". Уверен, и манчестерцы будут играть в подобном стиле.

– Открытие нынешней Лиги чемпионов?

– "Вольфсбург" и "Бенфика". Немцы здорово выглядели с ЦСКА, могли пройти "Реал". Португальцы показали свой класс с "Зенитом" и "Баварией".

– Главное разочарование – "Манчестер Юнайтед"?

– К неудачам манкунианцев в Европе я уже успел привыкнуть. Перед нами не та великая команда, которой "МЮ" считался еще совсем недавно. Нужно время, чтобы пришли сильные футболисты. Или надо найти тренера калибра Алекса Фергюсона.

– Кого видите в финале?

– "Баварию" и "Реал".

Сергей АСТАХОВ

http://www.sport-express.ru/football/champions/program/reviews/990200/

Кечинов: если кто-то в «Спартаке» валял дурака – потом умирал!

Чемпионат.com, 27 марта 2017 года
Количество просмотров: 911

Фото

Звезда 90-х Валерий Кечинов — о том, кто в «Спартаке» любил быструю езду, что делало команду чемпионом и как играть в умный футбол.

С Кечиновым мы встретились в гимназии, где сегодня базируется его собственная академия. Спустя девять лет после ухода из «Томи» Валерий снова тренирует. Только теперь маленьких детей. После томского этапа он говорил, что тот опыт напрочь отбил желание тренировать. Однако теперь в карьере Кечинова – новый поворот.

«Я – человек дружелюбный, всегда таким был»

— Как вышло, что вы теперь занимаетесь с детишками?
— Академию Умного Футбола мне предложил открыть Геннадий Морозов. Он тоже играл в «Спартаке», но в 1980-е. Мы с ним хорошо знакомы, часто пересекались на матчах ветеранов. Идея появилась ещё в прошлом году. Но тогда у меня не было времени. Сейчас разгрёб дела и дал согласие. Уже начали работать, открыли четыре школы. Планируем ещё десять. Уже 1 апреля открываем филиалы в Химках, в школах № 26 и 29. 

— Вы же не хотели тренировать, после того как поработали в «Томи»?
— Какое-то время — да. Но сейчас опять чувствую охоту работать в футболе. 

— А почему так всё вышло с «Томью»? Вы с Мирославом Ромащенко проработали там в 2008 году всего два месяца.
— Знай я наперёд, что всё так закончится, я бы туда не пошёл. Но тогда это приглашение казалось вызовом. Для нас с Мирославом это был шанс заявить о себе в клубе Премьер-Лиги. Поэтому решили попробовать. Рассчитывали, что с Томском всё получится, а дальше пригласят куда-то ещё — в более серьёзный клуб. Но не вышло. Ромащенко этот опыт также многому научил. Сегодня Мирослав работает в штабе сборной России, у него всё отлично, слава богу. 

— Тогдашний гендиректор «Томи» Юрий Степанов сказал, что жалеет о приглашении «необстрелянных юнцов». Это и была проблема?
— Он так сказал уже после того, как мы с Ромащенко написали заявление об уходе. Никто нас не выгонял – сами так решили. Наверное, Степанов не ожидал такого развития событий. Ну, сказал и сказал, бог ему судья. Наверное, мы с Мирославом попали не в ту команду и не в то время. У «Томи» были свои задачи и своё понимание, с которым мы не совпали. Попался бы другой клуб тогда, может, всё бы лучше получилось.

— Существовала версия, что вас могли «слить» игроки.
— Исключено. Общался спустя годы со многими ребятами, и они подтвердили, что никто нас не «сливал». Дело было не в команде. Но какая теперь разница? Десять лет прошло, я уже и не вспоминаю. 

— До «Томи» вы с Ромащенко работали в дубле «Спартака». 
— С Мирославом понимали друг друга с полуслова, совпадали во взглядах на футбол, да и на жизнь. Работать в тандеме с ним было приятно, но сейчас он с Черчесовым. Ничего, я тут потихоньку буду пробовать, это тоже очень важная и нужная работа. 

— Помощник главного тренера – специалист, отвечающий за контакт с игроками. Верно?
— Да. Я человек коммуникабельный, дружелюбный и всегда таким был. Помощник должен создавать необходимый комфорт между тренерами и игроками. В «молодёжке» «Спартака» с ребятами было полное взаимопонимание. Ребята могли позвонить мне хоть среди ночи, чтобы обратиться за советом.

«Нам сказали: «Посмотрите на Джано – не пожалеете!»

— Работой в «Спартаке» вы гордитесь?
— Там я своими глазами видел, как ребята прогрессируют, дорастают до основы. Считаю это нашей с Мирославом заслугой. Мы многое дали ребятам в плане тактики, да и просто жизненных советов. Знаю, кому-то это помогло. Игроки сами признавались, благодарили. Посмотрите – кто-то из того поколения сегодня выступает в клубах РФПЛ. Яковлев и Прудников в «Анжи», Кудряшов и Джанаев в «Ростове». Макеев десять лет был в основе «Спартака». Дзюба стал капитаном «Зенита». Значит, не зря я работал в «Спартаке».

— Были и те, кому предрекали большое будущее, но себя не реализовали и на 50 процентов. Горбатенко, Рыжков, Динеев, Лугачев, Малоян…
— Увы. Хотя почти все ребята 1988-1989 годов рождения были очень сильными. Влад Рыжков – умный футболист, интересный, хотя и не очень фактурный. Нестандартными решениями напоминал меня молодого и играл на похожей позиции – под нападающими. 

— Почему многие пропали?
— В какой-то момент перестали спрашивать с себя. А без этого в футболе расти невозможно. Успокоишься – это тут же заметят, сделают выводы и отдадут в аренду. А там уже всё иначе: партнёров как в «Спартаке» нет, проявить себя сложнее. Это приводит к деградации. 

— Кому-то тяжело справиться с первыми большими деньгими.
— Так и есть. Когда молодому мальчику сыпят приличные деньги, с головой у него что-то происходит. Моё мнение – нужен потолок зарплат и бонусная система. Хочешь заработать – отдавай передачи, забивай и выигрывай. И получай свои три миллиона евро в год. 

— Джано ведь тоже прошёл через вас.
— Это вообще интересная история. 

— Расскажите.
— Агент Реваз Челебадзе, известный в прошлом футболист тбилисского «Динамо», привёз к нам на просмотр мальчика перед одной товарищеской игрой. Очень попросил, чтобы его посмотрели. Мы – ему: «Ну, куда мы его поставим? Составы уже готовы, план составлен. Куда мы поставим его?». «Я вас прошу, посмотрите. Не пожалеете», — говорит. Я поставил Джано на второй тайм.

— Не пожалели?
— Щуплый парень, был младше многих на поле. Но за 45 минут забил два гола и отдал результативный пас. И это без единой тренировки с нами! Сразу стало понятно – надо брать.

— Характер у него уже тогда был непростым?
— Я этого не ощущал. Джано всё выполнял отлично. Не хватало физики, это да. Но что касалось тренерских задумок – делал всё на отлично. Проблемы возникали, когда соперники выпускали сосланных из основы мужиков. 

— Тяжело ему было с ними бороться?
— Да, они его на поле иногда затаптывали. 

«Спартак» — «Локомотив». 90-е годы. Валерий Кечинов (справа) против Сергея Гуренко

«Спартак» — «Локомотив». 90-е годы. Валерий Кечинов (справа) против Сергея Гуренко. Фото: РИА Новости

«Чемпионом «Спартак» делали «квадраты»

— Мы затронули тему зарплат в футболе. А сколько в «Спартаке» получали вы? 
— 10 тысяч долларов в месяц. Плюс премиальные от 3 до 5 тысяч за победы. 

— На «Бентли» копить пришлось бы долго. 
— У меня был БМВ. Новый тогда стоил тысяч 30-40 долларов, хотя можно было взять и годовалый с пробегом. Позже были «Ауди», «Тойота Прадо». Чувствовал себя комфортно, хотя, конечно, огромных сумм отложить не удалось. Но жаловаться грех. 

— У кого в «Спартаке» тогда был самый крутой автомобиль?
— Мне запомнилась машина Тихонова. Он взял спортивный «Митсубиси Эклипс» красного цвета. Любил намыть его до блеска. Очень бросалась в глаза машина, шикарно выглядела.

— Гонял на ней?
— Больше всех в «Спартаке» любил втопить Сашка Филимонов. Димка Аленичев тоже иногда мог себе позволить. Но не ради показухи, как сейчас некоторые делают. Это же вообще смех. Зачем тебе лететь куда-то на такой шикарной машине? Езжай спокойно, красуйся. А он на встречку вылетает… 

— Вы про Кокорина? 
— Увидел эту историю и сразу отложил газету в сторону. Подумал: ну, наверное, он ещё ребёнок, раз так поступает. 

— Как Романцев боролся за дисциплину в «Спартаке»?
— Было такое упражнение — «максималка».

— О, о ней многие рассказывали!
— Как раз для случаев, когда кто-то валял дурака. Встаёшь с остальными в строй и начинаешь. Сперва захлёст голени или подъём бедра в одну сторону до линии, а потом бежишь на максимальной скорости обратно – так 25 минут подряд. Тяжело – кошмар! Некоторым, бывало, до тошноты плохо становилось. Каждый знал, что лучше как следует выложиться на «квадрате», чем потом на «максималке» умирать. 

— В каких случаях Романцев назначал «максималку»?
— Как правило, если чувствовал, что кто-то нарушил режим. 

— Как выявляли нарушителей?
— Главным показателем было, когда в «квадрате» – 4 на 4 или 5 на 5 – проигрывали полузащитники. Нужно было в два касания удерживать мяч. Игроки средней линии вообще не имели права его терять. Если кто-то делал лишнее касание – 15 отжиманий для мотивации. За счёт этого упражнения «Спартак» долгое время становился чемпионом.

— Вот так всё просто? 
— Наш «квадрат» был особенным, больше такого не видел нигде. Хотя бывал на стажировках. Например, в «Сельте». Там в «квадрат» тоже играли, но шире и не настолько интенсивно. В «Спартаке» в моё время были лучшие защитники страны. Они долго думать не позволяли – накрывали, стоило только чуть промедлить. А если кого-то накрывали постоянно, его лишали места в основе. Через «квадрат» определяли, кто способен играть в «Спартаке», а кто нет. 

— Романцев и сам порой играл в «квадрате». 
— Он и довёл это упражнение до такого уровня, что после него люди буквально выползали. 

«Перестал искать Баранова. Что человеку в душу лезть, если не хочет?»

— Какой была атмосфера на тренировках Романцева? Шутить вам дозволялось?
— Шутили и смеялись много. Но не на тренировках. Разве что иногда кто-то мог попытаться разрядить обстановку, если совсем закипали. 

— Кто, например?
— Илюха Цымбаларь. Бывает, «проверит» зазевавшегося – прокинет мяч между ног — или на словах пошутит. Работать сразу проще становилось. Илюха и «напихать» мог будь здоров. Цымбаларь – очень справедливый человек был, всё говорил по делу. Ещё Горлукович бывал строгим, Пятницкий тоже. Пята вообще мог «съесть» молодого, если тот себе лишнего позволит или недоработает где-то. 

— Когда вы недавно были в гостях у «Чемпионата» вместе с Романцевым, то рассказывали о знаменитом матче с «Русенборгом» в Лиге чемпионов. «Спартак» тогда горел 0:2, а в итоге забил четыре гола и победил
— 0:2 мы «летели» к перерыву. В раздевалку зашёл Романцев. И спокойно так сказал: «Ребята, мне кажется, вам нужно самим друг с другом поговорить». И закрыл за собой дверь. Ну, мы поговорили.

— Кто солировал?
— Онопко и Юран. Призывали собраться, кому-то лично высказали. От той игры многое решалось, потому эмоции зашкаливали. 

— Сам Романцев мог выйти из себя?
— Не помню, чтобы Олег Иванович раздражался настолько, чтобы кидать в кого-то бутылками, как некоторые. Романцев – сильный психолог, который одним словом цеплял так, что это сразу давало плоды. 

— Ему на всех удавалось повлиять или были неисправимые?
— Отдельно рассказывать про таких не буду. Я же не Бубнов, чтобы писать: «Тот пил, этот гулял». Мы все не святые, могли себе позволить иногда выпить пива или вина. Всякое бывало, по-разному нарушали режим, но только не перед играми. К матчам всегда относились серьёзно. 

— Романцев рассказал, что Баранов мог нарушить режим сам и других подбить.
— Как по мне – Вася был нормальным парнем, весёлым и общительным. 

— Слышал, вы искали его. Нашли?
— Вообще никак не получается. Даже в «Одноклассниках» пытался отыскать. Но мне передали, что Васе это не нужно. Значит, человек не нуждается в общении с нами и просто живёт своей жизнью. Зачем ему в душу лезть?

— Может, на что-то обиделся?
— Не думаю. Мы отлично общались в «Спартаке» с ним и со всеми остальными. С другими ветеранами и сейчас дружим, а Баранову, видимо, комфортно без этого. 

Фото: Денис Тырин, "Чемпионат"

«Врач спросил: как ты вообще ходишь?»

— Что ещё любопытного вспоминается из ваших спартаковских времён? Из того, что было за пределами болельщицких глаз?
— Когда в команде что-то шло не так, Олег Иванович устраивал выезды на природу. Неподалёку от Тарасовки отличные места. Брали мяса и ехали жарить шашлык на водохранилище. Общались, отдыхали на свежем воздухе. 

— Помогало?
— Ещё как. Например, летом 1997 года у нас был спад – проиграли два матча подряд, а впереди ждала встреча с «Ротором», главным соперником. Волгоградцы были тогда в полном порядке. Романцев вовремя нас на природу вывез. Пообщались, высказали друг другу всё, что хотели, и «Ротор» через несколько дней обыграли 3:2. 

— В 1998 году вы могли уехать в «Байер». Почему не получилось?
— Конкретное предложение поступило в «Спартак» после победы над «Аяксом». Впереди нас ждал полуфинал Кубка УЕФА с «Интером», потому переговоры приостановились на время. Об этом попросил Романцев. А в полуфинале я окончательно дорвал свои «кресты». Потом было обследование, как раз в Леверкузене, там и прооперировали. Врач удивлялся: «Как ты ходишь вообще?» А я не просто ходил, я играл пару лет с надорванными связками. На этом интерес «Байера» утих.

— Обидно, могли бы там и колено вылечить.
— Мог, конечно. Медицина в Германии тогда была на порядок выше нашей. Потому туда и ездили лечиться и обследоваться. Но я и так до поры до времени мог играть. Колено не беспокоило сильно, даже когда травма уже была. Только опухало, когда в игре били по нему. 

— Жалеете, что не ушли тогда?
— Есть сожаление. Я хотел попробовать себя в Европе. Знаю, что мог бы заиграть там, всем для этого обладал. Но не судьба, видимо. Олег Иванович дал понять, что я нужен. Так что решение оставить меня в «Спартаке» было совместным. Агента у меня не было, поэтому такие вопросы решали с тренерами и руководством.

«Название для академии предложил Романцев»

— Чем занимались в последнее время? До того, как решили тренировать детей?
— Бизнесом. Он связан с недвижимостью. Из-за кризиса переживает не лучшие времена, но по-прежнему функционирует. Сегодня уделяю нефутбольным делам пару часов по утрам. А вечером – тренирую детей.

— Полное название вашей школы – Академия Умного Футбола. Кто его придумал?
— Романцев. Он как-то сказал: «Валера Кечинов может научить умному футболу». Нам эти слова понравились, решили взять их за основу нашей философии, а заодно использовать как название.

— Какие у вас планы?
— Мы видим — интерес есть, ребята приходят, записываются. Решили, что надо открывать школы в каждом районе Москвы, чтобы родители отдавали детей в секцию в шаговой доступности. Не все могут отвозить ребёнка в академии «Спартака» или «Локомотива». 

— Идея – создавать секции на базе обычных школ?
— Верно. Группы набираем: младшую – с 4 до 7 лет, среднюю – с 7 до 10 и старшая группа – с 10 до 14 лет. 

— С 4 лет — не рано ли?
— В самый раз. У нас в академии мальчик в 4 с половиной года такие вещи творит с мячом – никогда не видел подобного. Если будет и дальше идти по этому пути, из него может получиться серьёзный футболист. Притом что он пока сам размером с футбольный мяч.

— Идея в том, чтобы подготовить ребёнка к футбольной академии?
— В идеале – да. Но не все дети обладают достаточным талантом, чтобы потянуть требования крупных академий. Однако польза от таких занятий есть в любом случае – ребёнок с детства крепнет физически. А теперь наша академия подписала меморандум с португальским клубом «Лейрия». Будем сотрудничать: ездить на совместные летние сборы в Португалию, стажироваться и изучать португальские методики тренировок. 

— Но сейчас в основе занятий наши методики?
— Да. У нас отличная тренерская школа. Моим наставником в футбольной карьере был Романцев, а Гену Морозова тренировал Бесков. Это лучшие умы в истории отечественного футбола. Их наработки мы и берём за основу в нашей академии.

— Со «Спартаком» договориться о сотрудничестве пытались?
— Да, но общего интереса пока не нашли. Ветераны поддерживают, но с руководством удобную форму сотрудничества пока не придумали. 

— Глобальная цель — воспитать ребят, умеющих играть в прежний спартаковский футбол? 
— Самое главное, чтобы дети с удовольствием играли в футбол, а не мучились на поле. Пусть думают и импровизируют, рискуют, а не в «бей-беги» играют. В частности об этом будем говорить 8 апреля на встрече ветеранов «Спартака» в школе №1935, в Жулебино. Ожидается присутствие Олега Романцева, так что всех приглашаем.

— Если бы Академия Умного Футбола существовала раньше, сегодня в основе «Спартака» было бы больше воспитанников?
— Думаю, на пару человек точно. Такие ребята могли бы прийти в академию «Спартака» уже отлично подготовленными. Это помогло бы в футбольном пути.

— Нужно ли это «Спартаку», когда клуб и так идёт первым?
— Задача тренера – в первую очередь результат. Раз команда на первом месте – значит Каррера всё делает правильно. Дай бог, чтобы «Спартак» и дальше выигрывал и стал наконец чемпионом. Но мне было бы приятно видеть больше воспитанников в составе. 

Фото: Денис Тырин, "Чемпионат"

«С маленькими нужно работать над техникой»

— Вас с детства тренировал отец. Идея учить детей с четырёх лет берёт начало с этого опыта?
— Да, отец привил футбольные азы, когда я ещё ходил в садик. По выходным с папой шли на стадион, там отрабатывали удары, обводку. Ещё отец отлично мотивировал, если я дурака валял. Потом уже была секция. 

— Чувствовали преимущество перед сверстниками, когда поступили туда?
— Конечно. Свою роль сыграл и природный талант, но то, чему научил отец, помогло не бояться проявлять лучшие качества уже в академии. Плюс технически я был хорошо оснащён, лучше большинства ребят. Позже многому научил меня первый тренер, которого, к сожалению, не стало в том году. 

— Если в двух словах — как научить ребёнка умному футболу?
— С маленькими нужно работать над техникой. Как можно больше уделять внимание мелочам: как во время удара должна стоять бьющая нога, как опорная. И всё показывать на собственном примере. Сегодня тренеры заставляют детей меньше думать и играть проще: «Выбивай, отдавай, беги вперёд». Но отдать ближнему – это ещё не мастерство.

— В чём основная сложность тренировок с детьми?
— По характеру и дисциплине все разные. Всё идёт от семьи. Например, есть у нас один парень, ему 12 лет. Технически он всё делает просто идеально, не подкопаешься. Но по природе настолько скромный, что это мешает ему проявлять лучшие качества в игре. Говорю ему: «Расслабься, ты всё умеешь», — но пока не получается достучаться. Но ничего, впереди у нас ещё много времени, исправим. Важно и самим их не перехваливать. Дети принимают это слишком близко сердцу и могут задрать нос.

— Заметил, вы много общаетесь с родителями после занятий.
— Рассказываю, как себя ребёнок сегодня проявил, но не более того. Воспитывать детей должны дома, а мы даём футбольную базу.

— Сегодняшняя работа вас явно увлекает. А в большой футбол вернуться не думали? 
— Будут предложения – подумаю. Желание есть, я ведь всю жизнь отдал футболу. Для любого профессионала важно продолжать трудиться в любимой сфере на самом высоком уровне. Но я рад, что и сейчас занимаюсь полезным делом.

Иван Ковалёв

https://www.championat.com/football/article-269892-intervju-valerija-kechinova---o-spartake-romanceve-i-umnom-futbole.html