Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Юрий Ковтун

Игр за Спартак172
Из них в основе170
Заменен  Заменен18
Вышел  Вышел на замену2
Голы  Забил голов8
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений61
Удалений  Удалений7
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения5 января 1970 года
АмплуаЗащитник
Пришел изДинамо (Москва)
Первый матч3 апреля 1999 года
Первый гол14 июля 1999 года
Фото с игроком

Юрий КОВТУН• “МОЙ СОСЕД - ОЛЕГ ИВАНЫЧ”

Спорт-Экспресс, 2 марта 2007 года
Количество просмотров: 1053

Фото

Ковтун на Анталийском побережье - личность популярная. В каждой команде, приезжающей на сбор в Турцию, у него друзья, приятели, знакомые. Вечерами уважаемый ветеран сидел в холле отеля в большой компании, где и представители "Амкара" были замечены, и слушатели ВШТ, и молодежь возрождающейся "Алании", и подолгу что-то рассказывал. Немудрено, что, когда корреспондент "СЭ" увлек Ковтуна с его рассказами в сторону, слушатели недовольно загудели.

НЕКОТОРЫЕ РОВЕСНИКИ УЖЕ ПОСЕДЕЛИ

-Начну с вопроса, от которого вы наверняка не знаете, куда деваться.

- Когда собираюсь заканчивать?

-Угадали.

- Только вчера ко мне бригада с телевидения приезжала, первый вопрос о том же был. Я ответил: "Вот сейчас вместе пойдем к морю и выбросим бутсы. Я выбрасывать буду, вы снимать". А если серьезно, то, забыв в "Спартаке" за год, что такое игровая практика, во Владикавказе я убедился, что сил еще хватает. Даже несмотря на то, что мне уже 37. Здесь, в Турции, я парня встретил, Рудакова, который со мной когда-то учился в Ростове. Только я до "Спартака" доигрался, а он - до иркутской "Звезды". Сумасшедшее количество матчей за нее провел, так в Иркутске и остался. Смотрю на него - он седой совсем. И тут я подумал: "Это же мой ровесник! Неужели я до сих пор играю?"

-Правда, что, когда в "Спартаке" вам предложили устроить торжественные проводы, вы моментально отреагировали: "Не хочу"?

- Шавло мне сказал так: "Если есть к тебе интерес со стороны какого-то клуба, вопросов нет. Играй. Если предложений нет, устроим проводы". "Спартак" предлагал работу в школе. Я тогда прямо ответил, что веду переговоры с Владикавказом.

-С кем-то еще вели?

- После того как в декабре обсудил все детали с Владикавказом, от других разговоров уходил. Не привык подводить людей. Из Белгорода до меня дозвонились, с "Химками" пообщался. Сошлись на том, что к разговору вернемся, если с Владикавказом не заладится.

-Могли бы сейчас снова в премьер-лиге играть.

- Мы в одном поселке с Михал Михалычем Щегловым живем, который в "Химках" игроками занимается. Он мне то же самое говорит. Но я никогда не жалел о принятых решениях.

И В 37 БЫВАЕТ РАСЦВЕТ СИЛ

-Какой еще вопрос вам задают сегодня часто?

- Интересуются, как я в таком возрасте переношу нагрузки. А всем, кто советует поскорее в тренеры определяться, отвечаю, что жил в Турции в одном отеле со слушателями ВШТ. Много-много у нас безработных тренеров. Примкнуть к ним всегда успею. Хотя готов к тому, что в конце сборов подойдет кто-то из руководства "Алании" и скажет, что я не тяну.

-В самом деле готовы?

- Не думаю, что скажут вот такое. К возрастным игрокам в "Алании" пока вопросов нет.

-Ваша судьба интереснее, чем у ровесников, которые давно закончили играть и ходят на тренерские курсы?

- Встретил тут Андрея Муликова, который в "Динамо" когда-то играл, в "Асмарале". Он уже тренер, но никак не может привыкнуть, что не надо утром на тренировку. Просыпается и не знает, что делать. А я на себя примеряю ситуацию: неужели со мной такое же произойдет? Неужели тоже буду просыпаться и никаких тебе тренировок? И никто за меня не будет думать о режиме дня?

-Когда читаете в газетах, что ровесники получают дипломы, лицензии, не кажется, что куда-то опаздываете?

- Вот за лицензией-то я всегда успею. На тренерские курсы хоть в пятьдесят лет приходи. Я верю, что у игрока может быть расцвет сил в 37 - 38 лет.

-А бегать медленнее не стали?

- Я и раньше не отличался скоростью. Зато просчитывать ситуацию стал быстрее. Упражнения на ловкость и координацию выполняю наравне со всеми. Если почувствую, что тяжело, подойду к тренеру и попрошу перевести меня на щадящий график. В 37 лет это нормально.

-Лучшие годы вы отыграли, по сути, за копейки. Так?

- Да, у сегодняшних дублеров условия лучше, чем были у меня, Вити Булатова, Валеры Есипова несколько лет назад. Мы особо не заработали.

КЕБЕ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, НЕ ДУРАК

-Был в вашей жизни матч, запись которого пересматривали на кассете много-много раз?

- Нет. Да и коллекции игр нет, все откладывал и откладывал. Надо будет переговорить со Святкиным, спартаковским видеооператором. Пусть сделает компактно.

-Какой матч хотели бы посмотреть в первую очередь?

- Матчи за сборную. Особенно времен Романцева, до чемпионата Европы-96 в Англии. Отборочный турнир мы прошли лихо. В Финляндии выиграли 6:0, в Греции - 3:0. До сих пор помню, как бросали греки с трибун что попало. Тогда нас куда-то за город увезли, в частную гостиницу - незадолго до этого баскетбольный ЦСКА в Афинах отравили.

-Вы ведь порядочно наиграли за сборную?

- Больше пятидесяти игр. Последним был товарищеский матч в Москве с Израилем. Потом были истории с допингом. Я хотел, чтобы меня и дальше приглашали, но роман со сборной закончился.

-Подозрительными таблетками вас кормили во всех командах?

- В "Динамо" ничего такого не было. В то время вообще вопрос с допингом не возникал. А в "Спартаке" сидели мы после какой-то игры в кафе, и вдруг меня ка-а-к начало колбасить. Организм отторгал какую-то заразу, и меня просто трясло. Знаете, что самое страшное в этой ситуации?

- Что?

- Мысли, что из-за этих дел можно досрочно закончить. И хорошо, если только с футболом.

-Дома не получили от супруги указание, отныне все таблетки спускать в унитаз?

- Она очень волновалась, но все решения, связанные с футболом, принимаю я. Сейчас об этом открыто говорится, а тогда-то, вспомните - и страшно, и таинственно как-то. Эта гадость из организма выводится долго, хотя нас кое-кто убеждал, что через сорок дней и следа не останется. На самом деле частицы этого бромантана просто затихают, скрываются, но не исчезают.

-Встречая этих докторов - Щукина и Катулина - здороваетесь?

- С Щукиным не общаюсь, у меня с ним никогда никаких отношений не было. Есть доктор и есть. Вот к Катулину часто обращался. Даже когда он из "Спартака" ушел, в Первый диспансер к нему ездил. Он помогал.

-Вы для себя так и не ответили на вопрос, кто виноват в той истории?

- Нет. Егор Титов более импульсивный, у него есть какая-то уверенность. А я ни в чем не уверен. Знаю только, что врачи - последние люди в цепочке, исполнители чьего-то приказа.

-Но был в "Спартаке" человек по фамилии Кебе, который запрещал делать себе уколы. А таблетки забрасывал под кровать.

- Не только он, еще и Игор Митрески. Когда все открылось, подумал: "Кебе-то не дурак, оказывается".

"ЗАНЕСЛО ТЕБЯ, ЮРОК..."

-Гостиницы в городах, где играют команды второй лиги, не потрясли?

- Даже не представлял, что такие еще остались. Один случай вообще потряс, заставил вспомнить, как начинал играть после школы-интерната. В 87-м я попал во взрослую команду Азова, и мы ездили по югу, по тем самым городам, где теперь довелось побывать. И вот двадцать лет спустя снова приехал играть в Майкоп против "Дружбы". Нет, не могу рассказывать, смех душит.

-Что такое?

- Завезли нас в ту же гостиницу, где я двадцать лет назад останавливался. Смотрю и вспоминаю - даже трещины на стене те же! Ужас! Кое-как переночевали, приезжаем играть, а на стадионе та же картина. Те же раздевалки, те же подтрибунные помещения. Встретился мне пожилой рабочий: "Юра, а помнишь, как ты к нам в 80-х приезжал и проигрывал? У нас все так же и осталось". "Счастливые вы люди, - отвечаю. - Жизнь замерла".

-Крысы в номере не беспокоили?

- Нет. Но на кровать надо было ложиться с величайшей осторожностью. Чтобы не рухнула. И с черно-белым телевизором аккуратнее обращаться. Озадачен был, конечно.

-На лужайках, где коровы пасутся, играть не довелось?

- Коров не видел, но с "Дагдизелем" в Каспийске пришлось на пустыре играть. Вместо поля натуральный бетон и кое-где травка. Пучками. Слава богу, хоть прилетели туда прямо перед игрой и из аэропорта сразу на матч поехали. Задерживаться не пришлось.

-Как играть на таких полях, есть рецепт?

- Конечно, есть. Только верхом, просто и надежно. А вообще такие эпизоды от романтичного восприятия мигом избавляют, опускают на землю. "Вот, - думаешь, - занесло тебя, Юрок. С чего начал, к тому и вернулся".

-В российской глубинке помнит народ Ковтуна?

- С трибун, стоит мне до мяча дотронуться, кричат, чтобы сразу красную Ковтуну давали. Или чтобы себе забил.

-Отвечаете?

- Отвечаю: "Это уже было". А в больших городах, которые высшую лигу помнят, после игры народ подходил, мило общались.

-Хоть один игрок другой команды во второй лиге запомнился?

- Как-то мы с Булатовым говорили на эту тему. Есть там единицы. Особенно волгоградская "Олимпия" выделяется. Нападающий у них хороший - Михалев фамилия. Я читал в "СЭ", что его уже в "Москву" пригласили. К слову, у многих именно во Владикавказе были лучшие игры. Настраивались на имена, всем хотелось нас побеждать.

-Худшее поле в мире, выявили, в Каспийске. А лучшее?

- Идеальные поля только в Англии. Невероятно, на каких газонах играют "Арсенал", "Ливерпуль". Но нам на таких непривычно было: очень низко подстрижена трава, слишком плотный дерн, влажность - в итоге мяч перемещается гораздо быстрее. После российских газонов - космическая скорость.

-А стадионы в какой стране наибольшее впечатление произвели?

- В Японии, на чемпионате мира. Даже не сами стадионы. Они, конечно, красивые, но я красивых много видел. А вот раздевалки такие - только там. Все под рукой, ты только подумал о чем-то, а это уже есть. Выходишь из раздевалки, и тут же зал для разминки с искусственным покрытием. Вообще Япония - удивительная страна. Куда мы ни приезжали, везде счастье на лицах. Японцы нас всех по именам и в лицо знали, автографы брали осмысленно.

-Там же, в Японии, когда закончился последний матч с Бельгией, игроки ждали от Романцева каких-то слов - а он даже не зашел в раздевалку.

- Было такое. Перед игрой позвонил президент России, нас подбодрили: мол, вся страна ждет. А потом навалилось такое опустошение, что лично я никаких слов уже не ждал. Да и привычный был к странностям Олега Иваныча. В "Спартаке" после поражений он раздевалку тоже стороной обходил. Игрокам же из других клубов это, конечно, в диковинку было.

СКОРЕЕ СПАРТАКОВЕЦ, ЧЕМ ДИНАМОВЕЦ

-Чего из спартаковских времен вам сегодня не хватает? Популярности?

- Популярность я пока, по собственным ощущениям, не растерял. Если выбросить из памяти последние полтора года в "Спартаке", время было восхитительное. Сколько всего с этим клубом пройдено! Я в себе что-то спартаковское до сих пор поддерживаю.

-То есть вы все-таки скорее спартаковец?

- Чем динамовец? Да. Хотя в "Динамо" многие обижаются - я в этой команде шесть лет провел, а в "Спартаке" семь. Если подумать, "Спартак" брал меня в обмен на Писарева, когда я был уже почти ветераном.

-Не приходила мысль: "Где же этот "Спартак" был раньше?"

- Приходила. Оставалось вспоминать, что мог в "Спартаке" оказаться гораздо раньше. Я ведь из "Ростсельмаша" поначалу в Тарасовку подался, месяц там прожил. "Спартак" уехал на турнир по мини-футболу в Германию, а я с дублем работал. Но потом начальники не договорились, и пришлось возвращаться в Ростов. Зато в "Динамо" отпустили без проблем.

-После матча с бельгийцами в Японии, который мы уже вспоминали, наши молодые игроки плакали. У вас когда-нибудь до слез доходило?

- Близко к тому было в Словении. Невозможно передать словами, что творится в глубине души после такого пенальти, который нам Полл поставил. Ничего понять не можешь. Подобного ощущения не было даже после автогола в Исландии.

-Удивительно красивый гол, к слову, получился.

- Это я позже понял: красивее гола, может, и не видел. Идеальный удар.

-Как полагаете, тот автогол добавил вам популярности?

- Шутите. А разве я не заслужил популярности? Хотя иногда поражаюсь. Вроде бы ушел в тень, а едешь в метро - непременно кто-то узнает. Два месяца после сезона провел в Москве, так каждый день отвечал на вопрос: "Юра, ты где сейчас?" Или, стоя в вагоне, слышал, как молодежь шепчется: "Он? Не он?"

-Каким ветром вас в метро заносит?

- Пробки объезжаю.

-После автогола в Исландии тоже отвечали на вопросы?

- Э-э, нет. Тогда я в метро старался не спускаться. Даже газеты перестал читать, телевизор не включал. Но есть такая программа, "Футбольная классика", так в ней до сих пор этот гол крутят, не дают забыть. Во Владикавказе как-то на базе, всей командой смотрим, вдруг опять. И хохот стоит.

-Кажется, с этим голом у вашей жены какая-то интересная история связана?

- Она смотрела матч с подругами, дело к концу близилось, она отошла на секунду - и тут я гол смастерил. Возвращается, ей говорят: "Забили, дескать". - "Кто?" - "Муж твой". Очень супруга переживала.

ТЕРМОС БЕСКОВА

-Прожив в футболе большую жизнь, поняли механизмы успехов Олега Романцева на рубеже тысячелетий?

- Когда только перешел из "Динамо", меня сразу поразила обстановка в "Спартаке". Заряженность одной целью, исходившая от Романцева. Он много не говорил, но если уж делал это, то пробирало до дрожи. У него особое чувство на слова. Если игрок хоть чуть-чуть не вписывался, из Тарасовки он исчезал очень быстро.

-Какая-нибудь из его установок отложилась в памяти?

- Романцев вошел, говорил минуту, не больше: "Ребята, на вас смотрит вся страна. Я знаю, вы готовы лучше, чем они". Всего несколько слов, но мы вышли на поле настолько воодушевленными!

-Бесков, говорят, так умел.

- Я, поработав в "Динамо" с Константином Иванычем, все это помню. Он меня в первый раз в сборную отправлял. Бесков, как и Романцев, в ком угодно мог разглядеть игрока. И избавиться тоже мог от кого угодно.

-Бесков ведь чай в раздевалке пил строго из собственного термоса?

- Точно.

-А кто-то втихаря однажды попробовал из бесковского термоса - оказалось, там коньяк.

- У Бескова был администратор, Володя Миронов. Он постоянно рядом с Константином Иванычем находился. Как Лобановский не мог без ста граммов коньяка, так и Миронов всегда держал для шефа "чекушечку". Эти пятьдесят граммов были как успокоительное.

-Не этого администратора в команде барменом звали?

- Наверное, его. Миронов всю жизнь провел рядом с Бесковым. Тоже умер.

-Чье отчисление Романцевым из "Спартака" удивило вас больше всего?

- От истории с Тихоновым я оцепенел. Главное, нельзя было представить, что Романцева можно переубедить - кто бы ни пошел просить за отчисленного. Команде это никак не объяснялось, обстановка после таких отчислений становилась гнетущей, народ замолкал. Новость разносилась шепотом.

-Что было самое тяжелое в тренировках Романцева?

- То, что передохнуть нельзя. Постоянно надо работать на сто процентов, послаблений никогда и никому. В "Динамо" было проще.

-Не знаете, почему в "Спартаке" последних лет никому, кроме Аленичева, не устраивали проводов?

- Да и Аленичев-то, уезжая в "Рому", сам проявил инициативу. Клуб здесь ни при чем. Больше никого не провожали. Почему, не знаю.

-Вы сами как со "Спартаком" расстались?

- Когда команда была в отпуске, заехал в Тарасовку за вещами. Собрал сумки и тихонечко уехал. Все так делали. Для меня это был довольно драматичный момент: грузил сумки в машину, а женщины, которые работают на базе, смотрели. Попрощался с ними, с охранниками, постоял немного перед воротами.

-Зачем?

- Понимал, что никогда сюда не вернусь. Дима Парфенов точно так же уезжал. Вроде хотел остаться, но чувствовал к себе двоякое отношение. Тогда тихо приехал, собрался - и все.

ОГРЫЗКИ ПОД КРОВАТЬЮ

-Правда, что с Романцевым вы разговаривали всего один раз в жизни?

- Да. Разговор был при переходе из "Динамо". Когда приехал на сборы в Израиль, очень коротко переговорили втроем: я, Есауленко и Романцев. Буквально два-три слова. "Хочешь играть в "Спартаке"?" - "Да!" - "Иди, готовься". Я поражен был, конечно. А сейчас так сложилось, что Олег Иваныч - мой сосед по даче. Судьба свела.

-И где?

- По Дмитровскому шоссе. Я-то уже отстроился, а у них еще процесс идет. Правда, самого Романцева там почти не вижу.

-У кого стройка масштабнее?

- У Романцева, конечно. У него и земли побольше, чем у меня. Еще когда в "Спартаке" все вместе были, получали участки. У нас Саша Шикунов рядом, Щеглов.

-Как полагаете, когда отстроится Романцев, переедет, состоится второй в вашей жизни разговор?

- Наверное. Вот станем настоящими соседями - и поговорим...

-Были какие-то слова Романцева, сказанные для всей команды, которые вы особенно часто вспоминаете?

- "Лучше быть умным до игры, чем после". Еще слова Старостина, которые Романцев любил повторять: "Побеждает тот, кто больше хочет". И вот какая фраза пришла на память: "Научить нельзя, научиться - можно".

-Был момент, когда вы почувствовали: "Спартак" сбился с верного пути?

- Да, почувствовал: какой-то сумбур нас накрывает. Какие-то новые негры, которых никто не знал, в Тарасовку приезжали, бродили по базе, по столовой, потом так же внезапно исчезали. И оставался после них только бардак в комнатах.

-Про этот бардак легенды ходят.

- Еще бы! Все вперемешку: шкурки от бананов, куриные кости, огрызки. Постоянно с сушилки вещи из-за таких гастролеров пропадали - то бутсы, то еще что. Но самое интересное, с какой скоростью они менялись - мы даже имена не успевали запоминать. Нам только говорили: "Приехал выдающийся игрок, за сборную выступает!"

-Про Кебе Андрей Червиченко как-то рассказал, что сенегалец привозил из Африки какие-то диковинные фрукты и втихаря их поедал.

- Я не удивляюсь. В "африканские" номера страшно было заглядывать - не то что заходить. Я ни разу не отважился. Уборщицы под большим впечатлением были, чего только из-под кроватей не выгребали. Ребята, которые на базе жили, иногда заглядывали ради любопытства, потом с расширенными глазами ходили.

-Кто показался самым комичным из приезжавших?

- Да все они были комичные. Про Зоа многие говорили, но по мне смешнее всех был Луизао. Черненький такой. Ты с ним начинаешь говорить, он вроде бы все понимает, кивает, такой любезный, старательный. А потом вдруг переклинило его на тренировке, и стал он совершенно невменяемым. Или вот еще одного вспомнил - Алешандре. Вы его и не помните, наверное?

-Отлично помню.

- Подписал сумасшедший по тем временам контракт. Вышел на один матч - против "Сокола" на Кубок. Федьков нам тогда три забил. А Алешандре как раз против него играл, все догнать не мог. И потом до окончания контракта бегал по кругу в Тарасовке. Газеты все писали: "Где, мол, Алешандре?" А он семенит тихонечко, никак вылечиться не может. Как в окно ни выглянешь, он бегает. Бывало, только выздоровеет, выйдет в общей группе - опять падает, корчится. И вес никак не мог сбросить, сколько ему ни говорили. А вспомнить, как его представляли - "игрок сборной", "гений".

-Павел Погребняк мне рассказывал, что легионеры эти на тренировках так своих по ногам лупили, что и драки возникали.

- Да-да, стычки бывали часто. Дима Ананко с Кебе подрался. С ним в основном и дрались: он особенно безбашенный был. Станич, помню, не выдержал, врезал ему как следует прямо в автобусе. Кебе, казалось, от одиночества время от времени с ума сходил. Бродил угнетенный, сам по себе, а на тренировках у него крышу сносило. В подкатах шел кость в кость.

-А то, как Василий Баранов однажды базу затопил, помните?

- Он ящик пива в ванну поставил, холодную воду включил и ушел на тренировку. Этикетки отлепились, забили сток - и полило. Жил-то Вася на третьем этаже - паника началась. Вообще много было в "Спартаке" смешного. И это не мешало команде играть.

"ХОФТУН, ХОФТУН"

-От вас многим доставалось по ногам. А вам?

- Тоже. Особенно когда габаритные нападающие попадались. Внизу его не столкнешь, вверху он тебя чаще лупит, чем ты его. Туго с Янкером приходилось. Началась у нас с ним эпопея, еще когда "Динамо" на "Рапид" попало, а потом продолжалась несколько лет. Не человек, а лом. В первом же матче Янкер на мяч головой полез, а я ногой играл и со всей силы в бровь ему заехал. Думал, все, нет больше человека. Умрет, изойдет кровью.

-Не изошел?

- Его даже не заменили. Голову перевязал и как пошел меня хлестать. Истоптал, затолкал локтями до синяков. Заело его.

-А вы?

- Отвечал как мог, но ему хоть бы что. Мне сильнее досталось. А потом уже со "Спартаком" на "Баварию" угодил. Ага, думаю, новая встреча со старым другом.

-Узнал он вас?

- Наверное. Но только я про Янкера быстро забыл, мне с Салихамиджичем пришлось биться. Вот этот парень меня уморил - весь "Спартак" по фамилиям знал! Стою рядом с ним на бровке, а он скороговоркой: "Хофтун, Хофтун". И еще что-то добавляет. Бегал как сумасшедший, сколько его ни бей. Любого защитника извести мог. Салихамиджича злить нельзя было, он только быстрее бегать начинал на нервной почве.

-И как против такого играть?

- А никак. "Баварию" вообще в тот момент сложно было остановить. Машина. Затаптывали нас.

-Самая памятная карточка за карьеру?

- Столько их было... Какой-то журналист лет семь назад опубликовал подборку моих "подвигов", все пересчитал. Зря не вырезал ту заметку. Но для меня важнее другое: при всех своих карточках я ни одного человека за карьеру не сломал. Травму не нанес.

ИЗ "ДИНАМО" ВЫЖИВАЛИ ЛИДЕРОВ

-Прежде вы не слишком охотно касались темы расставания с "Динамо". Сейчас не поделитесь воспоминаниями?

- В "Динамо" пошло веяние: избавляться от ветеранов. Меня хотели убрать, Кобелева, Яхимовича и Тяпушкина.

-Почему?

- Мы, как ни крути, были лидерами команды, и в какой-то момент наше влияние на команду перестало устраивать начальство.

-Под начальством подразумеваете Толстых?

- Да, Толстых Николая Александровича. Возможно, со стороны пошла в его кабинет какая-то информация. Причем информация о странных делах. Но, находясь в "Динамо", любой игрок просто-напросто побоялся бы заниматься тем, в чем нас подозревали.

-Имеете в виду продажу игр?

- Да, Николай Александрович постоянно кого-то подозревал. Было такое, было. А если еще приходил Адамас Соломонович (Голодец. - Прим. Ю.Г.), царство ему небесное, со своими подозрениями... Садились вдвоем и фантазировали. Выискивали какие-то моменты.

-По поводу каких матчей возникали фантазии?

- Помню, массу вопросов у них родил матч в Тюмени. Как-то мы его не так сыграли, как им показалось. И эти моменты накапливались, капало-капало. В конце концов дошло у нас до настоящей борьбы, в которой компромисс был невозможен. Ветераны - народ самолюбивый, чтобы нас просто так грязью обливать.

-Толстых лично претензии предъявлял?

- Да, были у нас беседы. Приглашал в кабинет, глядел я на эти бумажные завалы вокруг. Гора бумаг между нами как баррикада выглядела.

-Разговоры шли на повышенных тонах?

- Нет, этого как раз не было. Николай Александрович всякого входящего взглядом своим "брал". Суровым. Сейчас-то смешно вспоминать, а было не по себе.

-Давно виделись с Толстых?

- Совсем недавно. Поздравлял нас на награждении по итогам турнира во второй лиге. Обнял меня: "Наконец-то я тебе хоть какой-то приз вручил". "Спасибо, - отвечаю, - Николай Александрович. Столько времени вам это не удавалось". Еще по одному вопросу я к нему не так давно обращался. Время прошло, обиды стерлись. А тогда все было очень сложно.

-И, наверное, обидно?

- Конечно. У меня жена была беременна, я нервничал, она тоже, а тут еще эти склоки в "Динамо". Толстых говорил без мата, но очень жестко: мол, вообще играть нигде не будешь. Заминки случились по контрактным делам, и мы тогда с Кобелевым и Тяпушкиным договорились: вообще ничего у "Динамо" получать не будем. Нам предлагали частями взять обещанное - например, деньги за полмесяца. Эта ситуация Толстых тоже взбудоражила.

-Потом, кажется, была игра с "Локомотивом"?

- Все-то вы знаете. Да, был такой матч. Проиграли мы в Черкизове то ли 0:1, то ли 0:2. Жена моя приехала к стадиону на новеньком "ниссане", еще в целлофане. Первая в моей жизни иномарка.

-А у Николая Александровича в ту пору были уши и глаза везде.

- Да. Такую историю раздули! Толстых меня на следующий день вызвал к себе! Я пришел, но его в кабинете не было. Из-за бумажных завалов на меня поглядывал маленький такой мужчина. Я его и прежде видел, он крутился возле команды - работник известных органов. И пошла беседа. "Что за машина? Откуда? Когда? За сколько?" Потом, насколько мне известно, все, что я наговорил, перепроверяли. Неприятный был осадок.

-На вас ведь наверняка не раз и не два выходили с предложениями продать игру. Как реагировали?

- В "Динамо" на такие предложения ответить согласием боялся, думаю, любой игрок. Такая организация, что все моментально стало бы известно. И возникли бы проблемы, на тот момент у Толстых был большой вес. Лучше не пачкаться.

ВЕЛИКИЙ КОНСПИРАТОР БЫШОВЕЦ

-Первый свой международный матч помните?

- Да, против "Айнтрахта" в 93-м году. Команда у "Динамо" была тогда отличная: Тетрадзе, Тедеев, Добровольский, Калитвинцев. И играли мы здорово, но "Айнтрахт" грамотно нас ловил и забивал сумасшедшие голы. В итоге - 0:6. Даже не понять было, в чем тогда ошиблись.

-Правда, что в карьере каждого защитника был нападающий, который сделал его смешным?

- Бывало, что меня "возили" всю игру. Хорошие оплеухи получал. От Анри, например. Или от Локвенца из "Спарты". А еще был такой нападающий в "Лионе" - бразилец Андерсон. Сумасшедший человек.

-То есть?

- Вроде ничего в нем особенного, а опережает тебя на любой передаче. С матчей чемпионата России на Андерсона переключаться было очень тяжело. За два тайма так тебя отволтузит, что никакого удовольствия. Интересные люди встречались на моем пути, правда?

-Да. Анатолий Бышовец, например.

- На всю жизнь запомню историю, случившуюся накануне игры с Украиной. Бышовец только-только принял сборную, и мы сразу поехали в Киев. Это был такой матч! Столько подоплек, разговоров!

-Что за история?

- Бышовец собрал нас у себя в номере, поставил макет и приготовился давать установку. Посадил возле стола стартовый состав и начал говорить. Шепотом.

-Почему?

- "Здесь могут быть какие угодно "жучки", - повел он рукой вокруг. - А игра у нас политическая". Мы сидим, кто-то не выдержал, хихикнул в кулак, а до тех, кто находился чуть дальше, вообще ничего не донеслось из этого шепота. Полкоманды установку прослушали. Очень хотелось Анатолию Федоровичу в Киеве выиграть.

-Смешно было?

- Ну да. Слишком как-то... инкогнито. Но с Бышовцем было интересно. "Цеплял" своей философией. Он скажет, а до тебя не сразу доходит, надо еще прокрутить в мозгу.

АНГЛИЙСКИЕ СМОТРИНЫ

-За границу у вас были шансы уехать?

- Только в Англию из "Динамо" два раза на смотрины ездил. До этого было готовое приглашение в "Уимблдон". Надо было соглашаться сразу. А я решил, что раз условия такие же, как в "Динамо", рисковать не стоит.

-А какие у вас были условия в "Динамо"?

- Поначалу я получал три тысячи долларов в месяц. А потом, года за два до ухода в "Спартак", подняли до десяти тысяч. Все-таки в сборную стали приглашать.

-Куда на просмотр ездили?

- Сначала в "Вест Хэм", потом в "Саутгемптон". Неделю тренировался, сыграл за вторую команду, оставил вроде бы хорошее впечатление, мне сказали "о'кей". А вернулся в Москву, и все затихло.

-Повернись судьба иначе, могли бы жить сегодня в Англии, как Дмитрий Харин, получать футбольную пенсию и отлично себя чувствовать.

- Сам об этом иногда думаю. Какой-то смелости мне не хватило. Почему-то пугало, что возвращались тогда назад единицы. А поразило в Англии, насколько там все просто устроено. Есть что-то вроде базы, куда каждый, в какое время хочет, в такое и приезжает. На разминке кто газету читает, кто на тренажере сидит. Отработали, пообедали и разлетелись. Постоянно смех стоит. Рио Фердинанд, меня сразу выделивший, все подбадривал: "Прекрати стесняться".

-Прекратили?

- С ума сходил от скуки. Сидишь в лесной гостинице, языка не знаешь, и одно развлечение: гулять вдоль дороги. Туда-обратно. Всю неделю об одном мечтал: не в Англии закрепиться, а скорее вернуться в Москву.

РОДИТЕЛЬСКАЯ КВАРТИРА

-Самый тяжелый момент в вашей жизни?

- Если говорить о футболе, потрясение, которое испытал, когда Дима Парфенов получил страшную травму. Сильнее переживаний у меня не было. Я-то смотрел игру по телевизору, а сидевшие на трибуне слышали хруст костей. Его Виталий Гришин сломал, который сейчас в "Амкаре".

-Страшнее травмы не видели?

- На моих глазах Тчуйсе ногу сломал. Я подошел и оцепенел: голеностоп смотрит в другую сторону. Нога "ушла". Страшная картина, до сих пор перед глазами. Понял, что с футболом можно закончить за секунду. А в жизни... Я ведь и отца, и мать потерял.

-Давно?

- Мама умерла перед ответной игрой с "Айнтрахтом". Мы сидели в Шереметьеве, готовились лететь в Германию. Был такой персонаж в нашем футболе - доктор Саид Адель, он тогда возле "Динамо" находился. Мы очень с ним дружили, он заехал за мной. Я еще колебался насчет Германии, но Голодец и Толстых сказали: "Не надо. Отправляйся домой". Заскочил ненадолго в московскую квартиру, и Адель отвез меня в другой аэропорт.

-Не готовы были к страшной новости?

- Нет. У мамы саркома желудка была, но она не жаловалась, все в себе держала. А потом за секунду все произошло. Я бывал в Азове у родителей только во время отпуска, в декабре. И тогда никаких предпосылок к маминой смерти не было. А отца, как матери не стало, болезни извели: то одна, то другая, то сердце стало сдавать. Теперь в Азове остался старший брат.

-В родительской квартире?

- Нет, я ему другую купил. Родительскую, в которой вырос, продал. Жаль, конечно. Отец, простой работяга, ее от завода получал. Трехкомнатная, шикарная. Когда жили вместе, все было здорово, полон дом гостей, хоть и ютились с братом в одной комнате. Отец перед смертью сказал: "Квартира остается младшему, Юрию". А потом начались вопросы: "Почему так? Юра вроде бы обеспеченный человек, зачем ему квартира в Азове?" Я брату, у которого тоже две дочки, до этого помогал: прислать 200 - 300 долларов в Азов для меня проблемой не было. В итоге деньги, полученные за родительскую квартиру, мы поделили. Такое в жизни бывает: старший брат, как только не стало родителей, затеял дележку. Сейчас он живет в "трешке", а общение на этом закончилось, уже года два не разговариваем.

-Вам это сильную боль причиняет?

- Теперь нет. Один раз такое произошло, второй, и ничего теплого в сердце не осталось. Претензии у него вошли в привычку, и я не выдержал. Меня вообще поражало, сколько людей думает, что на меня деньги с неба валятся. Теперь на контакт с новым человеком иду сложно, близко к себе не подпускаю. Я всего своим трудом достиг. В Азове вставал затемно, на каких-то электричках ездил, катерах. До сих пор помню гаревое поле в ростовском интернате.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ СЛАВА И ВЕСЛО ДЛЯ ФИЛИМОНОВА

-С кем из спартаковцев сейчас общаетесь?

- Под Новый год Димка Аленичев собрал у себя на участке недалеко от Тарасовки спартачей - я был, Титов, Тихонов, Парфенов, еще Коля Трубач. Пригласили сыграть компанию динамовцев: Шульгина, Симутенкова, Косолапова, Новгородова. В воротах у них стоял Подшивалов...

-А у вас?

- У нас вратарем был Слава, сапожник "Спартака". Легендарная личность. "Динамо" у нас выиграло чемпионат, но мы на Кубок "отмазались". Попарились, банкет устроили в беседке. Решили, что каждый год такой турнир будем устраивать. Еще пригласим ветеранов из ЦСКА и телевидение. Альтернатива Кубку Первого канала.

-Почему сапожника вы легендарной личностью назвали?

- Мы в свое время всей командой скидывались, и Слава за эти деньги трюки выделывал. Особенно Алень с Титом его часто "заряжали". Как-то он на спор надел вратарские перчатки, снял майку и пошел на таможенный контроль в трусах, бутсах и с баулом. В самолете выпивал огромный бокал водки, не закусывая. Банан мог съесть с кожурой, яблоко зубами поймать на лету. В ледяное озеро как-то нырял.

-За хорошие деньги?

- Долларов пятьсот ему собирали. Мы поначалу упирались: "Слава, много берешь!" Но меньше трехсот у него никогда не выходило. Веселая была команда. Ананко как-то после матча Лиги чемпионов Филимонову весло подарил - чтобы мячи лучше отбивал...

АРИФМЕТИКА КОВТУНА: 14 УДАЛЕНИЙ + 2 АВТОГОЛА = 16 ГОЛОВ

Юрий Ковтун, отыгравший в первых 13 российских чемпионатах за "Ростсельмаш", "Спартак" и "Динамо", уверенно лидирует в первенствах России по количеству как удалений (10), так и предупреждений (97). А за свою профессиональную карьеру в официальных матчах он заработал 14 красных и 141 желтую карточки! А вот по автоголам назвать Ковтуна "специалистом" язык не поворачивается. Их у него было всего два, но оба вошли в историю. Именно Ковтун 25 апреля 1992 года забил первый автогол в истории российских чемпионатов (в ворота своего будущего клуба - "Спартака"). А 14 октября 1998 года, выступая за сборную России, он отправил мяч в ворота своей команды на исходе гостевого поединка отборочного турнира ЧЕ-2000 против Исландии, в котором к тому моменту была нулевая ничья.

При этом мало кому известно, что Ковтун полностью искупил свою вину. На его 16 "ляпов" (удаления и автоголы) приходится ровно столько же забитых голов в официальных матчах! Вряд ли можно забыть фантастический мяч Ковтуна в ворота сборной Югославии в отборочном турнире к ЧМ-2002.

И, пожалуй, мало кто вспомнит, что точные удары Ковтуна выводили его клубы в финал Кубка России. Но если в первом случае его усилий не хватило "Динамо"-1996/97, чтобы завоевать почетный трофей, то спустя шесть лет мяч Ковтуна в дополнительное время полуфинала с "Ладой" не пропал зря: спустя 25 дней "Спартак" выиграл Кубок России, являющийся пока последним трофеем в огромной коллекции красно-белых. Между прочим, май 2003-го, когда Ковтун и забил "Ладе", стал его лебединой песней: за тот месяц он отличился трижды (беспрецедентный для него результат!), после чего ни разу не огорчал соперников на высшем уровне.

Юрий ГОЛЫШАК

http://www.sport-express.ru/newspaper/2007-03-02/9_1/?view=page

Юрий KOBTУН: "ЕЩЕ НЕ НАИГРАЛСЯ"

Спорт-Экспресс, 9 декабря 2005 года
Количество просмотров: 840

Фото

Этот защитник из той категории игроков, кто никогда не убирал ноги из жестких стыков, кто не на словах, а на деле не делил матчи на важные и не очень, кто всегда выкладывался на полную катушку. Семь лет он верой и правдой служил "Спартаку". Сейчас наступил момент его расставания с красно-белыми, при этом с футболом 35-летний Ковтун расставаться не намерен.

-Можно ли сказать, что прошедший сезон был для вас последним в составе "Спартака"?

- По всей вероятности, это так. Контракт в конце года у меня заканчивается, а, судя по тому, что на поле я не появлялся, в команде в будущем на меня не рассчитывают.

-У вас уже был разговор с генеральным директором Сергеем Шавло?

- Был. Его можно назвать предварительным. В общих чертах обсудили будущее. Он предложил пойти учиться в ВШТ, а затем поработать тренером в спартаковской школе. Я взял время на раздумье.

-А вы бы хотели еще поиграть в премьер-лиге?

- Да. Пока не готов к тому, чтобы закончить карьеру футболиста. Видимо, еще не наигрался. Два последних сезона получились скомканными из-за травм. Вот и накопилась нерастраченная энергия. Чувствую и силы, и желание. В этом году у меня почти не было возможности показать себя в официальных встречах. Но, судя по тренировкам, двусторонкам и матчам за дубль - хотя это, конечно, другой уровень, - есть ощущение, что мог бы еще пригодиться. В конце сезона в "Спартаке" уже нередко попадал в заявки на матч. Но на поле так и не вышел.

-Почему?

- Вопрос не ко мне - тренерам виднее.

-За дубль сами просились играть?

- Да. Как только начал набирать после травмы форму, хотелось почувствовать вкус игры. Потом, когда провел за дубль несколько матчей, внутри сидела заноза - очень хотелось сыграть за основной состав. Получить шанс хотя бы на 10 - 15 минут. Увы, его не было. Но пойти на конфликт я не мог - профессиональный футболист должен делать свое дело. Приходилось терпеть, сдерживать эмоции. Если и бурчал, то про себя. Старков, возможно, понимал меня, дал еще год провести в "Спартаке", хотя, наверное, тоже мог еще летом поставить вопрос о моем выставлении на трансфер. Однако этого не произошло.

-А после окончания сезона у вас была беседа со Старковым?

- Она намечалась, но толком пообщаться не удалось. На общекомандном банкете была не та обстановка, чтобы обстоятельно поговорить, а потом все разъехались по отпускам. Думаю, такая встреча у нас впереди. Встретимся, пожмем друг другу руки. Я же ни с кем из партнеров не успел по-человечески попрощаться. Обязательно приеду на базу, чтобы это сделать.

-Грустный момент?

- Конечно, грустный. Признаться, еще не до конца осознаю, что меня не будет в "Спартаке". Наверное, пойму это окончательно, когда буду забирать вещи из Тарасовки, чтобы освободить свой номер. Со "Спартаком" связана значительная часть моей жизни. Столько памятного здесь было: и золотые медали, и Кубок, и Лига чемпионов. С командой пережил и взлеты, и падения. Так что на пенсии будет что вспомнить (смеется).

-О тренерской карьере уже задумывались?

- Пока нет. Вот когда закончу с футболом, тогда, наверное, появятся такие мысли.

-Чем занимаетесь в отпуске?

- Семейными делами: провожу время с дочками, с женой обустраиваем дом. Словом, активный отдых. Заодно подыскиваю себе новую команду.

-Предложения уже есть?

- Есть пара вариантов, но пока до конкретики дело не дошло.

-У вас есть официальный агент?

- Нет.

-Почему им не обзавелись?

- Так сложилось. Когда еще играл за "Динамо", подходили разные люди, предлагали свои услуги, но я не решился. А затем столь острой необходимости не возникало.

-Что бы вы хотели сказать на прощание спартаковским болельщикам?

- Огромное спасибо. Семь лет назад, когда переходил в "Спартак" из "Динамо", они меня очень хорошо приняли. Их поддержку ощущал на протяжении всех семи лет. В прошедшем сезоне новшества наших болельщиков были потрясающими, а последняя игра с "Локомотивом" - что-то особенное. Всем игрокам раздали фирменные фанатские футболки, а какая замечательная атмосфера царила на стадионе! Всегда буду с теплотой вспоминать годы, которые провел в "Спартаке".

 

P.S. По сведениям "СЭ", вчера в переговоры с Юрием Ковтуном вступил литовский клуб "Ветра".

18 СЕЗОНОВ Юрия КОВТУНА

Год

Клуб

Див.

Игры

Голы

1988

Луч Азов

3

36

1

1989

СКА Р-Д

2

23

0

1990

СКА Р-Д

3

38

0

1991

Ростсельмаш

2

38

1

1992

Ростсельмаш

1

23

0

1993

Ростсельмаш

1

3

0

 

Динамо

1

27

1

1994

Динамо

1

22

2

1995

Динамо

1

25

0

1996

Динамо

1

26

1

1997

Динамо

1

28

0

1998

Динамо

1

28

1

1999

Спартак

1

26

2

2000

Спартак

1

17

1

2001

Спартак

1

26

1

2002

Спартак

1

16

1

2003

Спартак

1

23

2

2004

Спартак

1

14

0

2005

Спартак

1

0

0

Всего: 439 матчей, 14 голов (в том числе в высшем дивизионе 304 матча, 12 голов).

Алексей МАТВЕЕВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2005-12-09/2_2/?view=page