Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Геннадий Логофет

Игр за Спартак418
Из них в основе407
Заменен  Заменен24
Вышел  Вышел на замену11
Голы  Забил голов35
Из них с пенальти4
Предупреждения  Предупреждений14
Удалений  Удалений3
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти5
Автоголов0
ГражданствоСССР
Год рождения15 апреля 1942 года
Пришел извоспитанник ФШМ Москва
Первый матч17 октября 1961 года
Первый гол1 ноября 1962 года

Геннадий Логофет: «Печально я гляжу на наше поколенье»

sports.ru, 14 июля 2011 года
Количество просмотров: 1195

Фото

Миновала треть чемпионата Премьер-лиги, проводимого по системе «весна-осень-весна». И хотя победитель станет известен лишь в мае будущего года, борьба за место в первой восьмерке команд, дающее право поспорить за чемпионское «золото», в разгаре, а в половине клубов элитного дивизиона уже сменились главные тренеры. Своими впечатлениями от турнира мы попросили поделиться известного в прошлом крайнего защитника московского «Спартака» и сборной СССР Геннадия Логофета.

 СУПЕРКЛУБ И СУПЕРДЕНЬГИ

- Геннадий Олегович, в первой части чемпионата, кроме команд, от которых все ждали заметных свершений, внимание привлекли «Анжи», «Кубань», «Краснодар» и «Волга». Причем последние три клуба – дебютанты чемпионата…

– Обратите внимание, это в основном южные команды, а южане, как правило, всегда ударно стартовали. «Кубань», к примеру, под руководством Дана Петреску показывает вполне современный зрелый футбол, вовсе не чувствуя себя в Премьер-лиге новичком.

- С чем, на ваш взгляд, связаны нынешние успехи ранее ни на что серьезное не претендовавшего «Анжи»?

– Дагестанский клуб также можно отнести к так называемым тренерским командам. Чувствуется рука Гаджи Гаджиева. Когда-то мы вместе учились в ВШТ. Уже тогда Гаджи Муслимович удивлял преподавателей своими обширными познаниями в тактике футбола, его анализ игры был всегда интересен и глубок. Было очевидно, что из Гаджиева получится незаурядный специалист. Сегодня результаты его команды говорят сами за себя.

- Считаете, что Махачкале под силу стать заметной силой в отечественном футболе?

– Знаете, был такой случай. Тбилисский динамовец Кахи Асатиани как-то сказал Симоняну: «Никита Павлович, мы хотели бы у себя в Тбилиси создать суперклуб…». На что Симонян ему ответил: «Для того, чтобы сделать суперклуб, Кахи, в первую очередь нужны суперденьги». Мудро сказано. Миллионы Керимова, тренерская мысль Гаджиева, Роберто Карлос на поле плюс некоторые другие сопутствующие моменты – уже не так мало. Так что посмотрим.

- А в чем проблемы «Волги», после великолепной победы в третьем туре над динамовцами вдруг покатившейся вниз?

– Класс любой команды определяется, прежде всего, стабильностью результатов. Когда такие перепады –стабильности нет. А без этого в первую восьмерку осенью не попасть.

- Почему за столь непродолжительный отрезок турнира в половине команд Премьер-лиги уже поменяли главных тренеров?

– В клубы сегодня вкладывают серьезные деньги. И ни один финансист, назовем этих людей так, не станет долго терпеть безвольную и бездарную игру команды. Постарается найти другого специалиста, способного встряхнуть игроков.

- Но не слишком ли нетерпеливы эти «финансисты»? Может, иной раз стоит потерпеть еще пять-шесть туров, а не гнать тренера взашей при первой же неудаче?

– Ха, дайте мне несколько миллиардов евро, и я тогда точно скажу, что можно терпеть, а что нет!

- Ну а если серьезно.

– Если серьезно, то надо разбираться в каждом конкретном случае. К тому же далеко не обо всем, что происходит в клубах, мы знаем. Я никогда не был богатым человеком, поэтому судить о движениях души товарищей миллиардеров могу лишь чисто гипотетически. Но с другой стороны, кому понравится, если выделяемые тобой немалые деньги «осваивают» столь бестолково, что команда валится?

- Кто-то из молодых ребят показался вам в первом круге?

– Раньше считалось, если парень поиграл в юношеской или молодежной сборной, из него почти обязательно выйдет толк. Но в современном российском футболе это не срабатывает. Сапета, чемпион Европы среди юношей, только-только пробился в основной состав «Динамо». Центральный защитник «Локомотива» Бурлак и правый хав «Зенита» Ионов также пока особого впечатления не производят.

Мне нравился крайний защитник «Локо» Ренат Янбаев. Меня всегда подкупала его скорость – самое страшное оружие в футболе, как говорил незабвенный Николай Петрович Старостин. Я бы добавил сюда еще объем скоростной работы футболиста и время его восстановления после рывка. Тоже очень важный показатель. Чем этот интервал короче, тем лучше. Когда работал в «Локомотиве», часто говорил Ренату: «Слушай, тебе бы еще точный пас наладить. При твоей реактивности точные своевременные передачи с фланга заметно бы увеличили атакующую мощь команды». Упражнение ему довольно полезное рекомендовал: начертить мелом на стенке квадрат метр на метр и научиться уверенно в него попадать девять раз из десяти. Правой ногой, затем левой. Подтянешь точность, и сразу увидишь, насколько меньше в игре будешь «пороть» при прострелах с фланга.

- И что Ренат?

– Скажем так, отнесся к совету без энтузиазма.

ИОНОВ ИНТЕРЕСНЕЕ В ЦЕНТРЕ

- Вы заговорили о скорости. Для того же Бурлака, который располагается в центре защиты, это качество, пожалуй, не самое важное?

– Ошибаетесь, весьма важное. Если скорость не высока, этот недостаток необходимо чем-то компенсировать. Безошибочным выбором позиции, к примеру. Играл у нас в «Спартаке» в центре обороны такой люберецкий парень, Коля Абрамов, который при своем довольно высоком росте ни бежать, ни прыгнуть, как следует, не мог. Но игру читал бесподобно! Безошибочно знал, когда меня, крайнего защитника, надо подстраховать. Каким-то необъяснимым образом чувствовал, когда я потеряю мяч, когда смогу довести атаку до прострела в центр, а когда – ошибусь... Одно время его даже привлекали в сборную. Но это своего рода феномен. У Бурлака же, к сожалению, сегодня и близко такого понимания игры не наблюдается.

- А что скажете о его коллеге по амплуа динамовце Владимире Гранате, который сменил позицию в силу необходимости и выглядит лучше, чем раньше на фланге?

– Если не считать осечку в Казани, то динамовцы в семи последних матчах пропустили всего два мяча. В этом, полагаю, несомненная заслуга Граната. Еще должен сказать, мне очень нравится вратарь Шунин. Обратил на него внимание, когда он только начинал. Умением выбирать позицию в воротах Антон напоминает великого Льва Яшина. Плюс игра на выходах, прыгучесть, реакция на весьма приличном уровне.

- Крайнего полузащитника Алексея Ионова из «Зенита» некоторые видят уже на пороге сборной России.

– Мое мнение, Леша гораздо интереснее выглядит в середине поля, чем на фланге. Для игры на краю, как уже говорил, требуется, прежде всего, скорость и умение обыграть соперника один в один. Тут Ионову желательно прибавить. В этом смысле выделю ирландца Эйдена Макгиди. В «Спартаке» он сегодня единственный игрок, кто смело идет в индивидуальную обводку. Ценнейшее качество! Обратил внимание и на 18-летнего спартаковца Сергея Брызгалова.

- Как считаете, новая формула турнира как-то повлияла на стратегию команд?

– Ничего особенного пока не заметил. Как и во все времена, главное для любой команды – выиграть очередной матч и к финишу набрать как можно больше очков.

- «Рубин» провозгласил переход к более зрелищной игре. Реально ли ждать каких-либо перемен, если в команде остались те же самые игроки?

– Ну, объявить можно, что угодно. Мое твердое убеждение: чтобы команда претендовала на чемпионский титул, нужно в каждой линии иметь минимум по одной звезде. И затевая подобную стилевую перестройку, следует опираться на больших игроков. Кого в «Рубине» последних лет можно считать звездами? Только вратаря Рыжикова и полузащитника Домингеса, причем аргентинец уже полтора года как покинул Казань. На хороший уровень вышел эквадорец Нобоа. Но все равно, два игрока – слишком мало. В летнее трансферное окно клуб может приобрести еще высококлассных футболистов, тогда процесс пойдет быстрее. Поживем – увидим.

- Какая команда по итогам первого круга показала наиболее отлаженную игру в обороне?

– Думаю, герои все те же – ЦСКА и «Рубин». У них, кстати, и в графе «пропущенные мячи» цифры более привлекательные. Немного пропустили махачкалинцы, однако и забивает «Анжи» мало. У армейцев я бы отметил прежде всего Игнашевича, братьев Березуцких, Набабкина, Щенникова (пока не получил травму), то есть номинальных защитников и вратаря Акинфеева. А нападающие Вагнер Лав и Думбия снимают значительную часть нагрузки с обороны ЦСКА острыми действиями в атаке. У «Рубина» же игра в оборонительной фазе более масштабна, она зиждется на участии игроков всех линий.

СКОРОСТЬ, ОТБОР, ПЕРЕХВАТ

- Каким, на ваш взгляд, в идеале должен быть современный крайний защитник?

– Главное качество – отбор и перехват мяча. Защитник, выражаясь шахматной терминологией, всегда играет черными, он не может знать, что в следующее мгновение предпримет нападающий. Очень важен также выбор позиции и высокая скорость. Помню, Гавриил Дмитриевич Качалин, наиболее успешный тренер из всех, кто тренировал сборную СССР, говорил нам на тактических занятиях: «Если крайний защитник выпустил за спину своего визави и тот, получив длинную передачу на ход, убегает от него по флангу, я такого игрока в сборную никогда не возьму». Очень важно, чтобы защитник всегда находился к своим воротам ближе форварда соперников. Хорошо бы еще уметь при случае остро сыграть в атаке. Но подключаться желательно без потерь мяча, чтобы не получить контрвыпад по своему флангу. Такой вот «джентльменский набор».

- Рассказывают, что центральный защитник сборной СССР Альберт Шестернев, которого на ЧМ-1966 зарубежные журналисты прозвали Иваном Грозным, не раз ошибался с выбором позиции, но за счет огромной скорости ошибки успевал исправить.

– Это правда. Альберт обладал невероятной скоростью – как стартовой, так и дистанционной. Да еще был крупным и мощным. Когда Шестернев впервые пришел на занятие в футбольную секцию, тренер ему сказал: «А ты, парень, о футболе лучше не думай. Иди в легкую атлетику – чемпионом Союза станешь». Не пошел – Алик футбол больше спринта любил.

- О проблемах в «Спартаке» готовы поговорить?

– Ох, вы меня просто по живому режете! Выхожу из «Лужников» после одного из матчей и… Как это у классика: «Печально я гляжу на наше поколенье»? Ну что поделать – нет сегодня в команде настоящих личностей. Андрей Дикань, конечно, классный парень, столько раз выручал команду! Не будь его, о месте в восьмерке можно было и не мечтать. Макгиди, повторю, мне очень нравится. Но вот беда – сломался. Из молодых выделю Брызгалова – он решения принимает грамотные. Я ведь как футбол смотрю? Мысленно ставлю себя на место владеющего мячом футболиста и решаю, как надо сыграть в данном эпизоде – кому передачу лучше сделать, под какую ногу, верхом, низом, на ход или в недодачу… Если игрок выбирает правильное решение, совпадающее с моим, – уже плюс. Ну а когда верно задуманное он сумел еще исполнить – вообще молодец.

- Что скажете о других молодых спартаковцах, благо в последнихматчах Валерий Карпин смело их ставит в состав?

– Махмудов, думаю, тоже приличный мальчишка. Работоспособный, в борьбу идти не боится. Неплохо образован тактически – часто вижу его именно в той зоне, которую по эпизоду надо перекрыть. Почти одинаково владеет и правой, и левой ногами – еще плюс. Жаль, но есть и серьезный недостаток – невысокая скорость. Жано Ананидзе по своим игровым характеристикам, безусловно, центральный полузащитник конструктивного плана. Когда он выходит слева – а это мера вынужденная – на парня бывает просто горько смотреть. В центре от него гораздо больше пользы.

- При светлой голове и неплохой технике Ананидзе все же явно не хватает атлетизма.

– Верно. Но я бы не советовал ему бросаться накачивать мышцы на тренажерах. От штанги Жано, конечно, окрепнет, но при этом у него неизбежно мышцы ног утратят эластичность и такой техники уже не будет.

- Но, допустим, выпадет «Спартаку» в еврокубке играть с клубом, где полкоманды больше похожи на десятиборцев, его же, легкого, как пушинку, в порошок сотрут. Что противопоставить мощным соперникам?

– Хитрость, технику, умение видеть игру хотя бы на такт вперед. Как-то Константин Иванович Бесков рассказал нам такой случай. Это еще когда он только-только в ФШМ начал работать. На очередной просмотр приходят человек тридцать пацанов. Он их разделил на три команды. В первую отобрал маленьких и хитреньких. Во вторую – средних по габаритам ребят. А третью из амбалов составил. И пошли они играть двусторонку на небольшом поле в маленькие ворота. Так что вы думаете, малыши обыграли и тех и других с разгромным счетом!

- Какая из этого мораль?

– Очень простая: Футбол – это игра с мячом, а не работа с гирями. В идеале желательно конечно, чтобы игрок был и фактурным, и быстрым, и техничным, и светлую головку, как у Ананидзе, имел. Но природа, увы, не терпит совершенства.

- Что скажете про Павла Яковлева?

– У Паши тоже светлая голова. Производит хорошее впечатление. Он будет играть. Если, конечно, не успокоится и не перестанет работать.

- Какие футбольные качества вы посоветовали бы ему развивать?

– Все.

- Слишком общо. Помните, к чему Анатолий Владимирович Тарасов призывал? Он говорил, что свои «фамильные», сильнейшие качества игрок обязан шлифовать до ювелирного блеска, ну и подтягивать при этом слабые стороны – чтобы не мешали играть. Это по Тарасову и есть звезда.

– Для хоккея, возможно, верная теория. Но мы знаем и другое: в сезоне 1975 года Анатолий Владимирович взялся тренировать футбольный ЦСКА и успеха не добился. Я по-прежнему уверен, что в футболе у классного игрока сильных качеств должно быть несколько.

МОЙ САМЫЙ НЕОДНОЗНАЧНЫЙ МАТЧ

- Уже год как принят «Кодекс чести», но «подозрительных» матчей что-то меньше не становится. Как считаете, можно каким-то образом снизить процент договорных матчей?

– Ну вот, Логофет уже экспертом по «договорнякам» стал… В действительности я более чем далек от этой темы. За все семнадцать лет, что играл за «Спартак», наша команда ни разу в подобной мерзости не участвовала. Как они там это проворачивают, кто с кем договаривается, какие меры конспирации – не знаю, и даже знать не хочу.

Ладно, если уж пошел такой разговор, приведу один пример. А вы уж сами решайте, можно такой матч считать договорным или нет.

Дело было осенью 1969 года. После победы в Киеве над основными конкурентами «Спартак» в шаге от чемпионского титула. Десятого ноября у нас матч в «Лужниках» с армейцами. У киевлян тогда две игры были в запасе, но если победим – «Спартак» становится недосягаем. Перед игрой мы с капитаном ЦСКА Альбертом Шестерневым вышли покурить. Есть там такая комнатка маленькая на лестнице. Курилка. Армейцам победа над нами ничего не сулит – выше своего шестого места они все равно не могли подняться. Для «Спартака» же этот матч – вопрос жизни и смерти. Если не выигрываем, киевляне имеют шанс настичь нас. Ну я и говорю: «Алик, неужели вы хотите, чтобы Киев в четвертый раз подряд стал чемпионом? Они же всех уже замучили…». Он отвечает: «Да, конечно, не хотим! Только учти – играть будем как всегда, по-настоящему. Единственное… Ну если «Спартак» станет чемпионом… Как думаешь, могут тогда нашим ребятам, из тех, кто пока что по углам ютится, выделить в Москве две-три квартиры?». Ну что ему на это сказать? Обещал сходить к Старостину посоветоваться.

– А Николай Петрович что?

– Современной молодежи в это трудно поверить – сегодня купил себе квартиру или дом, какие проблемы, было бы, чем заплатить. А в то время рынка недвижимости в стране не существовало, и за чемпионство игрокам основы, из тех, кто нуждался, предоставляли квартиры. Без очереди, бесплатно, в хорошем районе. Надо только, чтобы начальник команды на встречу с первым секретарем горкома принес такой список.

Подхожу к Старостину: «Николай Петрович, если станем чемпионами, когда пойдете в Моссовет к Промыслову, можете и для игроков ЦСКА пару квартир попросить?». Он на меня так сурово посмотрел и с возмущением: «Гена, что за ерунда?! Вы сначала выиграйте! А письма от армейцев, если надо, передам». Я пошел, передал все это Шестерневу.

Пошла игра. В «Лужниках» более двадцати тысяч зрителей и многомиллионная телеаудитория по всему Советскому Союзу. Ни о какой сдаче даже речи быть не может. Во втором тайме Коля Осянин с линии штрафной забивает красивый гол. Ведем – 1:0. Минут за 15 до конца они выпускают молодого Копейкина, и он головой чуть было не провел ответный мяч. Пробил на пару сантиметров выше перекладины.

Вот таким был самый неоднозначный матч, в котором мне доводилось участвовать. Зато сегодня чуть ли не каждый спешит показать собственную прозорливость – эта игра у него договорная, и та, и пятая, и двадцатая. А реальных фактов ноль. К чему тогда шум поднимать?

УМЕРЕТЬ ЗА ТРЕНЕРА

- Как полагаете, не слишком ли поспешно в «Локомотиве» уволили Юрия Красножана?

– Чтобы об этом судить, надо знать подоплеку конфликта. Как бывший игрок, могу сказать, что увольнение незадолго до этого принявшего команду тренера обычно нервирует футболистов. Не хочу в чем-то обвинять Юрия Красножана, интеллигентного человека и хорошего специалиста, но бывает, что команда с данным тренером просто не может работать. Ну, ни в какую! Тогда этот гордиев узел надо как-то разрубать. У нас в середине 1960-х была аналогичная история в «Спартаке». Тогда после окончания сезона девять человек из основного состава написали заявления с просьбой отпустить из команды по собственному желанию. Руководство вызывает тренера: «В чем дело?». А он говорит: «Это как раз те, кто мне мешает. Без них «Спартак» железно был бы в призовой тройке.

Освобождайте их, наберем новых…». И зачитывает список, кого надо пригласить. Но руководство решило, что лучше потерять одного тренера, чем девять игроков основы. Предложили ему самому заявление написать.

- По каким причинам у тренера могут не сложиться отношения с командой?

– Цель всегда одна – побеждать, а пути к ней могут быть разные. Иногда коллектив разбивается на группировки. Бывает, объединяются три-четыре опытных футболиста – начинают диктовать остальным, как надо играть. Те в ответ свою группировку создают. И пошли между собой бодаться. Тренер уже не контролирует ситуацию. Вот это – самое худшее.

Другая причина – неумение тренера достучаться до футболистов. До всех вместе и каждого в отдельности. Вот у меня, к примеру, не было ни одной игры, чтобы я на поле не умирал за Бескова. Знаю, что во всех его командах девять из десяти человек испытывали к нему такие же чувства. Да, мы играли за результат, за деньги, но еще и за тренера.

- Чем же Константин Иванович так пленял игроков?

– Он как никто умел раскрывать внутренние резервы ребят. Мог при всех отчитать по делу, но так, чтобы это шло на пользу. Как-то, еще в ФШМ, я полез в обводку, потерял мяч, и нам забили. На разборе Бесков, глядя мне в глаза, сказал: «Более бездарного игрока в своей жизни я не видел». С тех пор в сложных ситуациях я всегда бил «в правительство», как говаривал наш Толя Крутиков, то есть на трибуну. Плюс тренировки у Бескова были интереснейшие. Или вот еще случай. В 1958 году Константин Иванович привез с чемпионата мира в Швеции бутсы «Адидас». Для нас, мальчишек, это было в то время что-то космическое. И говорит: «Кто сегодня лучше всех сыграет, завтра дам в них потренироваться». Несколько раз и мне выдавал. Еще один потрясающий ход. Стипендию для лучших игроков ФШМ (800 рублей) выхлопотал. А родители мои тогда где-то по тысяче получали. И в институт физкультуры в свое время Бесков заставил меня поступить: «Не сдашь экзамены, тебя, капитана команды, до тренировок не допущу». Видите, сколько добрых дел сумел этот человек для меня сделать.

Владимир Калинкович

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/footballweekly/208722.html

Геннадий ЛОГОФЕТ: "ИЗ "СПАРТАКА" НЕ МОГ УЙТИ ДАЖЕ ЗА БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ"

Спорт-Экспресс, 13 декабря 2011 года
Количество просмотров: 971

Фото

Это интервью не было в свое время опубликовано. Жаль, что повод вспомнить о нем оказался печальным: сегодня - девятый день, как на 70-м году Геннадий Логофет ушел из жизни.

Д вукратный чемпион страны и трехкратный обладатель Кубка СССР в составе "Спартака", игрок сборной СССР (17 матчей), он успел поработать и тренером (в том числе на ЧМ-1982), и чиновником Спорткомитета, и даже сотрудником итальянской рекламной фирмы. Последним же местом работы Геннадия Олеговича был "Локомотив", где он обеспечивал перевод с английского и итальянского языков.
 
- В "Локомотив" вас, наверное, пригласил Анатолий Бышовец, с которым вместе играли на ЧМ-1970?
- Нет, Юрий Семин. Он вел переговоры с Иваном Пелиццоли и рассказал тому, что есть на примете бывший футболист, который даже в сборной играл и владеет итальянским языком. Я же Юрку знаю по "Спартаку", в который он пришел в 65-м, когда ему еще восемнадцати не было. В конце сезона - выезд в Израиль. И объявляют: "Завтра в 6.30 от Большого театра". Семин в ужасе: "Как же я из Тарасовки доберусь, если первая электричка в шесть?" Тогда я ему предложил у меня переночевать. Так что в свою первую поездку он от меня отправился.
 
В ШКОЛЕ БЫЛО ТОЛЬКО ДВЕ "ПЯТЕРКИ". ОДНА ИЗ НИХ - ПО АНГЛИЙСКОМУ
 
- Где язык изучали?
- В московском институте иностранных языков, на вечернем.
 
- И что же вас надоумило избрать необычный для футболистов институт, в котором - по себе знаю - требуется ежедневный тренинг?
- В школьном аттестате у меня было лишь две "пятерки": по английскому и почему-то по химии. Остальные - "тройки".
 
- Даже по физкультуре?
- Нет, конечно, но это не в счет. Не хотел я учиться. Посещал ФШМ и знал, что буду футболистом. К тому же еще школьником деньги получал - стипендию Спорткомитета Москвы. Поначалу - 800 дореформенных рублей, но после того как Стрельцова посадили, эту сумму сократили вдвое. Когда заканчивал школу, подоспела Спартакиада учащихся. А сборную Москвы тренировал Бесков, который тогда работал в ФШМ. Родители между тем настаивали: "Поступай в институт". "Ладно, - говорю, - но только в иняз". В приемной комиссии посмотрели аттестат и охнули: "Куда же тебе с одними "тройками"?" "А у меня, посмотрите, по английскому пятерка!" "Наверное, ты понравился кому-то - вот и поставили". В общем, даже документы у меня не приняли. Я убиваться не стал. Пришел домой, родителям все рассказал. "Тогда в институт физкультуры иди", - говорят. Они люди спортивные были: отец - мастер спорта по фехтованию и современному пятиборью, мать - по фехтованию и гимнастике. Я заартачился: "Учеба будет футболу мешать". А они Бескову позвонили и настучали. Тот вызывает меня и в свойственной ему манере: "Не поступишь в институт - не буду допускать к тренировкам". В инфизкульт я поступил с первого раза. Шел 59-й год. А закончил учебу, хотя тогда только четыре курса было, в 65-м начал уже в основе играть, свободное посещение получил.
 
- Ну а в инязе как оказались?
- Это уже позже, в 68-м. Случайно. Одна женщина посоветовала: "На базе института имени Мориса Тореза открывается Московский комсомольский институт иностранных языков. У тебя ведь высшее образование есть? Значит, от сдачи большинства предметов освободят. Будешь только язык изучать". Вот я и стал 2 - 3 раза в неделю по вечерам ходить на занятия. Ведь уже в основе играл. Но у нас тогда двухразовые тренировки только на сборах проводили, да и то редко, так что время выкроить можно было. Начал с уже знакомого английского, потом предложили на выбор второй язык. Поскольку "Спартак" часто в Италию ездил, да и песни итальянские мне нравились, выбрал итальянский. Кассеты Челентано привозил, мы на занятиях их включали и переводили. На базе у меня тогда всегда на тумбочке учебники лежали. Партнеры говорили: "Что корпишь? Пойдем в картишки поиграем, прогуляемся". А я в ответ: "Закладываю личный капитал. При любой власти в любой стране он мне будет помогать". Хотя про смену власти тогда, конечно, никто и не думал.
 
НЕНАВИЖУ ЛЫЖИ
 
- Поблажками пользовались?
- В то время на них особо рассчитывать не приходилось. В инфизкульте особенно лыжи досаждали. Великий Брумель, который учился на курс старше, - и тот отвертеться от них не мог. Лыжный сбор проходил в Подрезкове. Целые четыре недели! А "Спартак" тем временем в Китай собрался на 39 дней. Прихожу на кафедру лыжного спорта, прошу войти в положение: "Я же деньги в "Спартаке" получаю". - "Если экзамен досрочно сдашь, сбор тебе вдвое сократим. Надо 15 километров пробежать и технику показать". Всю волю в кулак собрал - и сдал. Хотя еле-еле, на "троечку". А лыжи с той поры возненавидел.
 
- Вы же на поле как раз выносливостью отличались.
- После экзамена уехал в Китай, оттуда - в Кисловодск. Там устроили забег на 1500 метров. Я как припустил - и всех игроков дубля на круг обогнал. Мне потом ребята рассказывали, что Николай Петрович Старостин был в шоке: "Мы кого взяли? Это же феномен какой-то!" А мне говорит: "Ты бежал так красиво, легко". А что мне полторы тысячи после 12 километров каждый день, да на лыжах. Семечки…
 
- А еще, помню, вы были очень жестким защитником, и болельщики других клубов вас недолюбливали.
- Значит, хорошо играл. Биться на поле суровый дворовый футбол научил. Мы со Славкой Крыловым, тоже фэшээмовцем, который потом в "Спартаке" администратором работал, с мужиками играли. Те портвейна накатят - и понять не могут, как мы их "стеночками" в дураках оставляем. И давай нас лупить по ногам почем зря. А мы терпим. Да и тренеры всегда и везде наказ давали и дают: "Играйте жестко, но без грубости, боритесь".
 
- В армию призвать не пытались?
- Еще в ФШМ ко мне паренек из нашей команды подошел: "Тобой ЦСКА заинтересовался. Езжай завтра на Ленинградский проспект". Поехал. "Знаем, что ты в спорткомитете 400 рублей получаешь, - сказали мне. - Так вот, мы тебе сверху еще 800 будем платить каждый месяц, но ты больше ни с кем дел не имей. Закончишь ФШМ - и к нам". Для меня, первокурсника, это были большие деньги. Согласился. А проходит пара дней - и вдруг звонит домой Старостин: "Генна-адий, - произносит нараспев. - Это Старостин Николай Петрович. Слышал, ты написал заявление в ЦСКА. Как же так? Тебя же мы хотели взять. Твой тренер Дементьев у нас с дублем работает, рекомендовал тебя". - "Да я с удовольствием, ведь всю жизнь за "Спартак" болел!" - "Какие-нибудь деньги в ЦСКА получал?" - "Нет". - "Вот и хорошо. Не ходи за ними, мы тебе не 800, а 1100 положим".
Пока я на дневном отделении института учился, никаких вопросов с армией не возникало. А в 62-м поехал с олимпийской сборной в Бразилию и Чили. В Рио-де-Жанейро заходит ко мне в комнату Вячеслав Дмитриевич Соловьев. "Слушай, - говорит, - я ЦСКА принимаю, и мне нужен такой, как ты, правый защитник. Квартира, погоны - все будет". Я ему в ответ: "Если надо, отслужу, но биться за ЦСКА так же, как за "Спартак", не смогу". - "Хорошо, хоть честно сказал - я твою фамилию из маршальского набора вычеркну". А "набор" этот означал, что в армию могли кого угодно забрать. В 65-м, когда институт закончил, начали повестки слать. Я - к Старостину. В первый раз по его совету в военкомат не пошел. Через месяц - вторая повестка. "Бери паспорт, приписное свидетельство - и ничего не бойся". Выдали мне военный билет - и никаких разговоров про армию больше не было.
 
ПЕНАЛЬТИ ДОЛЖНЫ БИТЬ НЕЖЕНАТЫЕ
 
- Вы пришли в сборную, когда в ней играли олимпийские чемпионы 1956 года. Как они вас восприняли?
- Нормально. С Яшиным даже сдружились, если можно назвать дружбой добрые отношения между людьми, у которых почти 13 лет разницы в возрасте. Оставались после тренировок, и он просил побить 11-метровые на заказ: в левый нижний угол раз пять, потом в правый верхний. Я старался, попадал…
 
- А в игре часто пенальти били?
- В "Спартаке" поверье существовало: пенальти обязательно должны бить холостые - они спокойнее, у них психика еще не расшатана. Холостой, подходя к мячу, не думает, что, если не забьет, жена будет ругаться.
 
- При чем тут жена?
- А как же? Проиграл - значит, деньги не принесет. Довелось мне один знаменитый пенальти пробить. В полуфинале Кубка 1963 года против "Динамо". Рейнгольд прорвался один на один с Яшиным, а тот выскочил за пределы штрафной площади и сбил его. Все видели, что до штрафной еще метра два было. Севидов, который обычно у нас 11-метровые исполнял, пропускал матч из-за дисквалификации. Ну, думаю, не забью, так самому Яшину. Чего бояться-то? А Лева встал не точно по центру, а примерно на полшага в сторону. Решил бить ему под правую руку. Возьмет - так на то он и великий. Я всегда сначала показывал, а в последний момент резко "крутил" И Яшин попался. Думал, я ему в свободный угол катить буду. Как кинется туда, а мяч в другую сторону полетел. Мы победили 2:0, а потом в финале и "Шахтер" обыграли.
 
- Который вас потом усиленно приглашал...
- Это в 1966 году было. Обещали назначить замначальника смены на шахте, который руководил Герой социалистического труда. От 800 до 1000 рублей доплаты. Когда отказался, сказали: "Ладно, на две шахты сразу устроим". В "Спартаке" 160 получали плюс по 80 рублей за победу. А в Донецке 800 как доплата к футболу!
 
- Тогда же еще натурой давали. Машина, телевизор…
- Машины за свои приобретали. Когда чемпионами становились, радиолу или магнитофон от ВЦСПС дарили. А "Шахтер" мне сразу квартиру трехкомнатную в Москве пообещал от министерства угольной промышленности. Но в конце концов я сказал: "Не могу без "Спартака". Никакие деньги не нужны". А уходить хотел из-за тренера Николая Гуляева. Он на меня взъелся после поражения в Кубке кубков от венского "Рапида" - 0:1. Моментов у нас была уйма. Минут за десять до конца - а я хавбеком играл - выскакиваю почти один на один с вратарем. Мячик, правда, непростой был - "зависушка". До ворот пять метров. Ну, думаю, все. А мяч чиркнул по перекладине.
 
- Вы прославились тем, что в 1963-м задали председателю Спорткомитета Юрию Машину немыслимый по тем временам вопрос: когда в стране будет профессиональный футбол? При каких обстоятельствах это случилось?
- Машин приехал в сборную обычную "накачку делать" перед матчем 1/8 финала Кубка Европы с Италией (мы победили - 2:0). После беседы спрашивает: "Вопросы есть?" Великие Яшин, Нетто, Воронин, Иванов молчат, а я, молодой, взял да и вылез: "Мы завтра играем с лучшими профессионалами Европы. Так скажите, пожалуйста, Юрий Дмитриевич, когда же и у нас будет профессиональный футбол?" - "Пока я председатель Спорткомитета, об этом даже речи быть не может", - ответил Машин.
 
- Что же, слово он сдержал. При нем наш футбол формально профессиональным не стал, хотя частично им был уже тогда.
- Ту ситуацию с сегодняшней сравнивать нельзя. Я, честно говоря, нынешним футболистам не завидую, а рад за то, что у ребят теперь большущие заработки. Пусть за нас отобьются.

Александр ПРОСВЕТОВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2011-12-13/4_3/