Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Мухсин Мухамадиев

Игр за Спартак39
Из них в основе31
Заменен  Заменен13
Вышел  Вышел на замену8
Голы  Забил голов16
Из них с пенальти1
Предупреждения  Предупреждений5
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти1
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения21 октября 1966 года
АмплуаНападающий
Пришел изАнкарагюджю (Турция)
Первый матч23 июля 1994 года
Первый гол23 июля 1994 года

Однажды в сборной России. Мухсин Мухамадиев

sports.ru, 21 июня 2009 года
Количество просмотров: 744

Фото

Мухсин Мухамадиев обладает удивительной международной статистикой. В 90-х ему удалось сыграть по матчу сразу за две сборные: за Таджикистан он забил два гола, за Россию – один. Три гола в двух матчах за сборную – это 150-процентная результативность.

– То ли в мае, то ли в июне 1992-го года у нас собрали сборную, а мы вчетвером – Рахимов, Фузайлов, Батуренко и я – уже играли в Москве. Предстояла товарищеская игра против сборной Узбекистана, и мы все откликнулись – интересно все-таки. Сыграли 2:2, мне удалось забить два гола. Очень интересная была игра. Полный стадион, Узбекистан давний соперник, матчи всегда отличались напряженностью – можно сказать, дерби.

- После этого вы не сыграли за Таджикистан ни матча. Сборной не существовало?

– Может, и существовала, но ей очень тяжело было в финансовом плане. Не было средств оплачивать дорогу всем тем, кто играл по разным странам. Когда я начал играть за московский «Спартак», уже поступило предложение выступать за сборную России. Параллельно поступило предложение от Таджикистана. Я должен был решать. Выбрал сборную России. На тот момент играл за «Спартак», у меня было российское гражданство и перспектив здесь было больше.

- За годы игровой карьеры вы поменяли 14 клубов: от Турции до Австрии, от России до Узбекистана. Почему так много?

– Мы как раз недавно сидели – Курбан Бекиевич Бердыев, Гаджи Муслимович Гаджиев и я. И Бекиевич говорит: «Как можно за такой короткий период столько команд сменить?» Я в шутку ответил: «Наверное, меня все так сильно хотели». Если задуматься – какое-то непостоянство. Но где-то я хотел сменить клуб, где-то клуб не хотел, чтобы я оставался. Но я везде выглядел достойно.

- Ваш первый российский клуб – московский «Локомотив». «Локо»-1992 и «Локо»-2009 – две большие разницы?

– Конечно! Когда я начинал, это были истоки – только-только возрождалась команда. Да, были база и стадион, но несовременные. На базе работали два туалета и четыре умывальника, было одно поле. Стадион – неплохой, но не такой современный, как сейчас. И приглашать известных игроков «Локомотив» тоже не мог – финансовые условия были совсем другими.

- В середине 90-х вы играли в нижегородском «Локомотиве». Валерий Овчинников – самый необычный тренер в вашей карьере?

– Да-а-а. Когда мы работали с Валерием Викторовичем, столько было интересного! Удивлял каждый день. Он мог выпить целую бадью кофе. Без кофе тренировка не начиналась – ждали, пока тренеру его заварят. Собрания мог 9 часов подряд проводить – с 10 утра до 7 вечера. Без перерыва на обед – все это время он только курил и пил кофе. Все смеялись. Хотя кто-то и плакал – те, кому доставалось. Юра Бавыкин – он сейчас арбитром работает – когда к нам только пришел, смеялся над каждым словом Викторыча. Только он что-то скажет, Юра уже под столом лежит. Викторыч был для нас как Comedy Club.

Несмотря на встречи со столь колоритными тренерами, Мухамадиев считает главной командой своей жизни московский «Спартак». Интернет помнит два видеоролика, в которых таджикский форвард забивает за многократных чемпионов России. В первом Мухамадиеву не мог помешать даже молодой Александр Шовковский, только-только вставший в рамку киевского «Динамо».

Во втором видео «Спартак» обыгрывает «Динамо» из Тбилиси и берет тогда еще весьма престижный Кубок Содружества. Помимо танца Мухамадиева, ролик радует коротким появлением молодого тренера Вячеслава Грозного, чудесным голом Валерия Кечинова и забавным комментарием Владимира Перетурина: «Спекулянты, их сейчас называют бизнесмены…»

– Спартаковский дух, – говорит Мухамадиев, – он и правда существует. Кто был в той команде, подтвердит. В то время еще был жив Николай Петрович Старостин. Никакими словами это не описать. Хоть я и был там не так долго, во мне много спартаковского.

- Что за танец вы танцевали, забивая за «Спартак»? Таджикская самба?

– Сам не знаю. Можно считать, это крик души. Когда-то увидел, как Роже Милла танцует после забитых голов, и решил тоже что-нибудь исполнить.

- В сборную вас пригласили из «Спартака». На матч с Фарерскими островами.

– На тот момент Фареры были не такие уж и слабые. Играли в «Лужниках» – в мае – поле было еще не в самом хорошем состоянии, они играли от обороны. При счете 0:0 был момент, когда мы увлеклись атакой и получили на свои ворота выход один в один. Хорошо, Станислав Саламович потащил невероятный мяч. Забей они – были бы проблемы. От того матча у меня осталась кассета. Когда хорошее настроение, смотрю. Кассета еще старого образца – VHS. Все хочу переписать на диск, но никак времени нет.

- Та сборная считалась очень сильной и, отправляясь на Евро-1996, замахивалась на самые высокие места.

– Целая плеяда талантливых футболистов: Цымбаларь в первую очередь, Мостовой, Карпин. Все были в самом соку. Первый матч чемпионата Европы мы играли с итальянцами. Наши смотрелись очень неплохо, но удача была на стороне Италии. Пройди мы их – попали бы в четвертьфинал, а может и в полуфинал.

- С 2003 года вы работали тренером подольского «Витязя». Как сами считаете, у вас получилось?

– Считаю, что я прошел все ступени. Сначала был вторым тренером, потом стал главным, вывел команду в первый дивизион, причем во второй лиге мы проиграли только одну игру. Это неплохой показатель.

- Едва в 2008 году команда начала играть в первом дивизионе, вы были уволены. Почему?

– Сложно сказать. Я довольно долго там работал – шесть лет. После выхода в первый дивизион у руководства чуть-чуть не хватило терпения. А так – что случилось, то случилось.

- Ваше новое место работы – казанский «Рубин». Вы давно знакомы с Курбаном Бердыевым?

– Довольно давно. И все время общались. Я много советовался с ним, когда работал тренером, надоедал ему. Не зря советовался – во второй лиге очень прилично мы выступали. Это все плоды бесед с Курбаном Бекиевичем. А в первой лиге чуть-чуть надо было потерпеть. С другой стороны, никто не хочет ждать. Это жизнь. В «Рубине» у меня та же работа, что у других спортивных директоров. Просмотр игроков, селекция, организационная работа, связанная с дублем и юношеской командой. Очень тяжелая работа, но я чувствую себя комфортно. Времени для расслабления нет. Постоянно в напряжении.

- Говорят, Бердыев работает и днем, и ночью. Правда?

– Если честно, я все время удивляюсь его ритму работы. Суперпрофессионал. Таких очень мало – которые не 24, а 48 часов живут футболом. Он смотрит футбол, не спит. Смотрю на него и все время удивляюсь. Смог бы я так? Нет, это очень сложно.

- Какую страну вы считаете своим домом?

– Россия – мой дом, я долго здесь живу. Таджикистан – моя родина. В какой бы стране я ни жил, я всегда говорю, что я из Таджикистана.

- Общаясь с успешным мужчиной из Таджикистана, тяжело не задать вопрос о трудовых мигрантах. Вы чувствуете, что в России к вашему народу относятся с издевкой?

– Это большая беда. Очень обидно. Потому что это талантливый народ, у нас много талантливых людей. На родине непростая ситуация, работы нет, и люди вынуждены ехать на заработок. Многие не знают русского… Кто эту ситуацию изменит и как это будет выглядеть дальше, я не знаю. Мы можем только сопереживать.

- Строители Ровшан и Джамшуд – самые потешные обитатели российского телевидения. Как таджики относятся к таким шуткам?

– Обидно, когда смотришь. Особенно эту «Нашу Рашу». У меня к ней негативное отношение, мне такой юмор не нравится. Может, кому-то смешно, но мне, например, не очень.

- За «Рубин» заявлен самый молодой игрок чемпионата России-2009 – 14-летний полузащитник из Таджикистана Первизчон Умарбоев. Это вы его отыскали?

– У нас есть специальный человек, как на Западе называется, скаут. Ездит, просматривает многие регионы. Поехал в Таджикистан, увидел паренька, все согласовали. Пока рано говорить, получится у него или нет. Есть определенный талант, есть умения, но все зависит только от него. Будем надеяться, что из него вырастет звезда.

Россия – Фареры – 3:0

6 мая 1995 года. Отборочный матч Евро-1996.

Москва. Стадион «Лужники». 10000 зрителей.

Россия: Черчесов, Хлестов, Никифоров, Ковтун, Тетрадзе, Кечинов, Онопко (к), Черышев, Пятницкий (Лебедь, 20), Писарев, Мухамадиев.

Тренер: Олег Романцев.

Голы: Кечинов (53), Писарев (73), Мухамадиев (80).

Мухсин Мухамадиев

Родился 21 октября 1966 года.

Полузащитник, нападающий.

Выступал за «Пахтакор» Курган-Тюбе (1984 – 1985), «Памир» Душанбе (1985 – 1992), «Локомотив» М (1992 – 1993), «Анкарагюджю» Турция (1993 – 1994), «Спартак» М (1994 – 1995), «Локомотив» НН (1996 – 1997), «Аустрия» Австрия (1997 – 1998), «Торпедо» М (1998), «Бухара» (1999), «Шинник» (1999), «Самарканд» (2000), «Арсенал» Тула (2001), «Регар-ТадАЗ» Турсун-Заде (2002), «Витязь» Подольск (2002 – 2008).

Чемпион России-1994.

Главный тренер «Витязя» (2003-2008). С 2008 года – спортивный директор «Рубина».

Юрий Дудь

http://www.sports.ru/football/11723466.html

Мухсин Мухамадиев: «В Марокко два тульских самовара мы меняли на кожаную куртку»

Еженедельник "Футбол", 4 февраля 2016 года
Количество просмотров: 642

Фото

Нападающий, который играл за три московских клубах и становился в «Спартаке» чемпионом. Форвард, выступавший за две сборные – Таджикистана и России - по одному матчу и забивавший в обоих играх. Менеджер, работавший спортивным директором «Рубина», когда Казань брала золотые медали…

«В Киеве предлагали играть под чужой фамилией»

- Ваша карьера началась в «Памире». Но первым большим клубом могло стать «Динамо» Киев?
- Уехал я в Киев в декабре 90-го, а 6 марта «Динамо» должно было встречаться в Кубке кубков, был тогда такой турнир, с «Барселоной». В соперниках — Стоичков, Лаудруп, Куман, мы их только по телевизору видели. Я уже предвкушал встречу, как вдруг выяснилось, что дозаявить меня не удалось.

- И вас попросили покинуть Киев?
- Вовсе нет. Сказали, что поиграю полгода за дубль под чужой фамилией, чтобы не терять игровую практику, а потом как-нибудь да заявят. Я долго думал. На полгода, по сути, оставаться без футбола – неприемлемо. В Киеве я увидел другой уровень, перспективу, другое отношение к игрокам. Расставаться с этим было очень тяжело. Все же сами, например, форму тогда стирали, с собой кусок хозяйственного мыла везде возили, а в «Динамо» это делал персонал! Но не смог я остаться без большого футбола, вернулся в «Памир»…

- И как приняли назад?
- Никаких проблем. И ребята, и тренер тепло встретили. При этом первое время на поле я себя чувствовал, словно на мотоцикле! Пройдя подготовку с «Динамо», просто летал, не замечая соперников. Месяца через два только отошел (улыбается).

- А в Киеве с пониманием к вашему возвращению отнеслись?
- Они в шоке были. Обиделись, наверно. Ведь они были уверены, что в итоге смогут решить вопрос с моей заявкой. Даже миллион рублей предлагали.

- Вам?
- Нет. Как трансферную плату «Памиру». Тогда вообще с трансферами интересные были истории. Вот, например, «Ювентус» киевлянам в качестве доплаты за Заварова выделил автобус «Скания» — большой шик по тем временам. Мы-то на простых автобусах ездили, а тут телевизоры внутри! Мы такое только за границей видели. Ведь ничего не было: ни бытовой техники, ни телевизоров, ни магнитофонов.

- Ну, футболисты на сборах в Европе или Америке этим затаривались.
- Не только. Мы, скажем, ездили в Иран, куда возили продавать, не поверите, обычные лампочки – самый ходовой бизнес тогда! В Бирме были, в Африке.

- Что там, в Африке, покупать? Бананы?
- Почему же? В Марокко у «Памира» была, допустим, суперпоездка. Везли с собой самовары. И менялись.

- С кем?
- Смотрите, приехали мы в Касабланку. Под впечатлением: вид из отеля просто потрясающий, до моря метров 50, волны огромные. Нас везут на экскурсию. Мы выходим со своими баулами. Переводчик объясняет, что мы живем в этой гостинице, что вещи с собой забирать не надо. А мы грузим их в автобус и грузим. Тогда он нам уже настойчивее: «Не надо с собой ничего брать, я что, по-русски плохо изъясняюсь?» А мы все грузим – на продажу же везли. Он плюнул в итоге. Потом переводчик нам объясняет, что сейчас туда-то поедем, потом — туда-то. А мы спрашиваем: «На базар как попасть?» Он: «Нет-нет, поездка на базар запланирована на завтра, сегодня по памятным местам поездка». А мы: «Да зачем нам твоя экскурсия? На рынок поехали». Спорили-спорили, а потом тренер не выдержал и говорит: «Все, вези на базар».
Через час-другой на базаре нас уже все знали, сами подходили, спрашивали, что есть. Мы самовары тульские с собой привезли тогда. Он стоил у нас 54 рубля, а куртка кожаная шла по 700. Так мы два самовара на куртку меняли. Представляете, какой навар? В семь раз!

- Как с местными торговцами договаривались? Через переводчика?
- Да мы сами с помощью жестов на всех языках изъяснялись отлично.

- А зачем марокканцам наши самовары?
- Сам до сих пор задаюсь этим вопросом. Нет у меня ответа.



«В Афганистане по улицам ходили люди с автоматами»

- С какими государствами еще налаживали отношения не только футбольные, но и коммерческие?
- В Афганистан ездили два года подряд - в 1987-м и 1988-м.

- Не страшно в Афгане было?
- По улице ходили люди – и даже юные - в касках, с автоматами. Мы старались быть незаметными. Свет в гостинице постоянно выключали — светомаскировка.

- Боимся спросить, что же вы оттуда привозили…
- Там продавался материал, отрезы которого (один отрез – 3 метра) женихи в Таджикистане и Узбекистане обязаны дарить невесте перед свадьбой. Она потом выставляет их на обозрение, родня приходит, оценивает. Так вот, отрез стоил тогда в Союзе около тысячи рублей. Огромные деньги, зарплата нормальная 120 рублей была. Жаль только, больше 15 метров ввозить через таможню мы не имели права.

- В спортивном плане те экзотические поездки были полезны?
- Интересные игры порой получались. Играли, помню, со сборной Марокко. В первом матче вели 3:0, но в итоге – 3:4. В следующем - все наоборот: «летели» 0:3 на центральном стадионе, но выиграли. В то время в клубе из Касабланки работал советский тренер Юрий Севастьяненко. И так мы ему с Васей Постновым – ныне, увы, покойным – понравились, что нам предложили контракты подписать. Сумасшедшие деньги — по 3 тысячи долларов в месяц!

Но наш тренер решил, что у него проблемы будут. Предложил обождать полгода. А буквально через месяц Советского Союза уже не стало. Какие команды в каких чемпионатах будут играть, было непонятно. В итоге в московском «Локомотиве» мы с Васей немного вместе поиграли, а потом пути разошлись. Постнов уехал и выиграл с марокканским клубом африканскую Лигу чемпионов, а меня Семин отговорил тогда от переезда. Кто знает, может, и к лучшему… А 3 тысячи долларов были огромной суммой. Мы с бумажкой в 50 «зеленых» заходили в валютный магазин на Кутузовском проспекте в Москве как в музей. Разглядывали дорогие вещи, а потом покупали пару шоколадных яиц — на большее наших премиальных не хватало.

- Но Россию вы в итоге покинули. Отыграли первый круг в сезоне-1993 за «Локомотив» и в Турцию рванули…
- Тогда же все хотели уехать за границу. Не было у нас даже близко таких условий. И вот как раз Валерий Непомнящий пригласил в «Анкарагюджю».

- В Турции в то время работал Курбан Бердыев.
- Да, в «Генчлербирлиги». Его сам Валерий Кузьмич посоветовал, когда уходил оттуда в «Анкарагюджю». Мы и раньше были знакомы, но подружились именно там. Постоянно семьями друг к другу в гости ходили.

- И как вам уровень чемпионата Турции в то время?
- Союзное первенство было посильнее, а вот о российском я бы такого не сказал. Тогда в Турции очень сильное поколение футболистов во главе с Хаканом Шукюром подрастало. Клубы были очень приличные, хотя тот же «Спартак» «Галатасарай» обыгрывал в еврокубках. «Фенербахче» еще был сильным клубом.

- Кто популярнее – «Галатасарай» или «Фенербахче»?
- «Фенербахче» мне напоминал «Спартак» той любовью, которой пользовался. Сейчас-то два этих клуба приблизительно одинаково популярны, а тогда «Галатасарай» отставал по этому показателю.

«Мы не могли понять, что за парень накручивает Канчельскиса. А это был Роберто Карлос!»

- Как вам жилось в Анкаре?
- Мне нравилось. По сравнению со Стамбулом город, конечно, не самый большой – даром что столица. Но там было удобно жить. Без машины, правда, в первое время приходилось тяжело. Мне от стадиона до дома идти минут 20 надо было. После тренировок уставал, тяжело. А потом и машина появилась.

- Вы, наверное, быстро турецкий освоили.
- Через неделю пребывания в стране заговорил свободно. Понял язык так быстро, словно всегда его знал. Хотя турецкий гораздо больше похож на азербайджанский, ближе к туркменскому или узбекскому, а не к моему родному таджикскому.

- Страна, город, язык, зарплата – все вас устраивало и радовало. Так почему не задержались надолго в Анкаре?
- Валерия Непомнящего уволили. Точнее, он сам ушел. И мне стало уже не так интересно.

- Новый турецкий тренер своих игроков привел?
- Нет, он на меня рассчитывал - до конца того чемпионата я играл. Контракт был подписан еще на год. В отпуск после сезона я поехал в Москву, где у меня еще со времен «Локомотива» была квартира. Ее дали, чтобы в Марокко тогда не уехал. Это был 1994-й. «Спартак» должен был играть товарищеский матч с бразильским «Палмейрасом», а игроков не хватало – половина команды на чемпионат мира уехала. Вот меня и пригласили. Сначала на предыгровую тренировку. После нее Романцев сразу поинтересовался, не хочу ли я перейти в «Спартак». На следующий день играли с «Палмейрасом», у меня была пара отличных моментов, попал в штангу.

- Удивили бразильцы?
- Больше всего запомнился тот факт, что на нашем правом фланге какой-то юнец постоянно накручивал Канчельскиса, которого тоже пригласили сыграть в этой игре за красно-белых. Мы тогда еще не знали, что Роберто Карлос вырастет в звезду мировой величины. Всю игру недоумевали: как это он самого Канчельскиса «возит»?

- Андрею-то в «Спартак» перейти не предлагали?
- Нет, что вы, у него был контракт с «Манчестер Юнайтед». А я согласился.

- На этот раз проблем с переходом не возникло?
- Будете смеяться, но турки довольно долго не высылали бумаги. Им за меня уже заплатили, а они все тянули. В итоге меня удалось заявить лишь за несколько часов до первого официального матча после паузы. Я дебютировал в «Спартаке» в игре с «КамАЗом», вышел во втором тайме на замену и сразу забил.

- Быстро освоились в «Спартаке»?
- Играл постоянно, первый сезон прошел удачно. Начало сезона-1995 и вовсе выдалось ударным: оформил хет-трик в первой же игре, в 6 матчах – 6 голов, возглавил список бомбардиров. Но тут пошла череда травм: сломались Онопко, Никифоров, Пятницкий (вся центральная ось). Пошли поражения, уступили «Алании», «Ротору»… Владикавказу я очень обидный мяч не забил!

В середине первого круга в команду пришли Юран, Кульков, Черчесов, Шмаров… Получалось, что в заявке у нас аж восемь нападающих набралось. Ближе к Лиге чемпионов стало понятно, что Романцев делает ставку на пару нападающих Юран – Шмаров, даже Колю Писарева в полузащиту перевели на левый фланг, а Андрей Тихонов отправился на правый. Конкуренция сумасшедшая, на тренировках, поверьте, было тяжелее, чем в официальных играх.

Борман мог говорить по 8 часов и не повторяться»

- Вы тогда не очень много играли.
- Попасть в стартовый состав в «Спартаке» было крайне сложно. Но обид на тренерский штаб у меня не было – они создали выдающуюся команду, которая потом продемонстрировала силу в Лиге чемпионов, выиграв шесть матчей из шести. То, что уступили чемпионский титул «Алании» в том году, считаю стечением обстоятельств. Не буду говорить, что владикавказцы выиграли случайно, но «Спартак» был сильнее. И если бы не повальные травмы ведущих игроков, мы бы свое не упустили.

- В итоге вы ушли из «Спартака».
- Олег Иванович советовал не торопиться: мол, несколько месяцев – и заиграешь. Но откуда я знал, что и Юран, и Шмаров уйдут скоро... Не мог я ждать. Хотя сейчас понимаю, что не стоило торопиться. А тут как раз на горизонте появился тренер Валерий Овчинников.

- Знаменитый Борман!
- Да, пригласил в Нижний Новгород. Я не очень хотел переходить, поэтому выдал: «Я очень дорогой игрок». Он спрашивает: «Сколько хочешь?» Я от фонаря назвал огромную сумму, чтобы отвязался, а Овчинников в ответ: «Согласен, по рукам!» Думал, что это шутка, а он спрашивает: «Тебе когда подъемные нужны?» Отвечаю, что в декабре вернусь из Душанбе. Он: «Отлично, деньги в аэропорту будут ждать тебя». И вот Овчинников, пока я был в Душанбе, сумел каким-то непонятным образом узнать мой номер телефона. Звонил. И эта настойчивость привела меня в итоге в Нижний.

- После «Спартака» не уровень…
- Не поспоришь, но и здесь я играл довольно успешно. 11 мячей забил за сезон, а мог и больше. Самое забавное, что мне по контракту в случае, если забью 15, полагались огромные премиальные. И Овчинников потом признавался, что боялся, что я норму выполню, – а где деньги такие брать? И он меня очень часто стал менять по ходу матчей. Я переживал. Но вообще хорошее время было, приятно вспоминать. Овчинников оказался очень тонким психологом. Часто говорил: «Я вам и так деньги плачу. И что, еще тренировать вас должен?» Общаться с ним можно было на любые темы. Он мог говорить 8 часов и ни разу не повториться.

- А еще Борман мог перед игрой сказать, что премиальные зарыты в чужой штрафной…
- Не совсем такими словами, но бывало всякое. К сожалению, нам было трудно совмещать игры в чемпионате страны и Кубке Интертото. На международной арене складывалось все прилично, а вот здесь были проблемы. Вылетели по итогам сезона из высшего дивизиона, хотя команда была приличная. И большинство игроков разошлись по другим клубам. Я в Австрию отправился - Рашид Рахимов помог, который уже играл в этой стране.

- Но там не пошло.
- Именно не пошло, бывает такое: не твоя команда – и все. Меня постоянно ставили крайним полузащитником. В атаке-то сыграл пару матчей, забить не удалось – и стали переводить на позиции все дальше от ворот соперника. А на фланге надо большой объем работы выполнять, много бегать. Я физически не был готов к таким нагрузкам, это не мой футбол. И тут поступило предложение от «Торпедо», которое я с удовольствием принял.

- Тогда в «Торпедо» еще работал великий Валентин Козьмич Иванов. Каково жилось под его началом? Настоящим тираном, говорят, был?
- Что вы, мне он запомнился мягким и интеллигентным человеком. Быть может, он раньше и был очень жестким, но во время нашей совместной работы я от него ничего подобного не видел.

«Бердыев в Ростове всерьез и надолго»

- После «Торпедо» вы успели сменить еще пять клубов, пока в 2003-м не стали тренером подольского «Витязя», где и заканчивали карьеру.
- Еще в «Торпедо» задумывался о том, как жить после завершения игровой карьеры. С «Витязем», где закончил играть, и начал работать: неплохой был опыт, успешно, считаю, дебютировал, в итоге вышли в первую лигу.

- Вам довелось поработать под руководством таких тренеров, как Романцев, Семин, Непомнящий… От кого взяли больше всего?
- Мне близок романцевский футбол. Многое взял и у Валерия Кузьмича. А поработав спортивным директором в «Рубине», немало почерпнул у Курбана Бердыева.

- Курбан Бекиевич – едва ли не самый закрытый человек в нашем футболе. Как вы с ним подружились, а потом и сработались?
- Это он на людях только такой закрытый и нелюдимый, ему так удобнее, наверное. Нет, с ним прекрасно можно и пошутить, и поговорить на любые темы. Интересный человек! Его кажущаяся замкнутость? Он просто выбрал определенную линию поведения, которой следует.

- Вы могли себе позволить давать ему советы?
- Курбан Бекиевич всегда внимательно слушает. И когда я работал в «Рубине», обсуждали в том числе и тренерские вопросы с ним. Он хороший слушатель, хотя, конечно, окончательное решение Бекиич всегда принимает самостоятельно.

- Когда «Рубин» одержал свою самую громкую в истории победу, обыграв на «Камп Ноу» «Барселону», вы находились на тренерской скамейке?
- А что мне там делать? Вот смотрю иногда на спортивных директоров, которые на скамейке сидят, и думаю: ты чем там можешь быть полезен? Это желание покрасоваться перед камерами? Директора должны сидеть на трибуне, в ложе. А на том матче я сидел совсем недалеко от Лапорты, тогдашнего президента «Барсы».

- Наверное, забавно было наблюдать, как меняется по ходу игры его лицо?
- Знаете, я за игрой больше следил. Потрясающая была атмосфера. Мы забили в самом начале, Рязанцев попал удачно. Потом они сравняли, но Гекдениз вырвал победу. Но главное – тренерский штаб до мельчайших деталей разобрал игру каталонцев. Это и принесло результат.

- Сейчас Бердыев тренирует «Ростов». Для него это переходный этап, реабилитация после Казани?
- Он не очень любит перемены, склонен к постоянству. Так что вряд ли он сам рассматривает работу в Ростове-на-Дону как временную, промежуточную.

- Почему не смогли договориться Бердыев и тогдашний президент «Рубина» Дмитрий Самаренкин?
- Считаю, что этот дуэт мог бы получиться очень продуктивным, но не хватило дипломатичности, готовности идти на компромисс.

«Горжусь тем, что в «Рубин» перешел Кверквелия»

- За время на посту спортивного директора «Рубина» что запомнилось больше всего?
- Это была довольно напряженная работа: переговоры, встречи, контракты. Очень сильно расстроились, когда не смогли заполучить Сейду Думбия. Мы долго за ним следили, сделали просто фантастическое предложение его тогдашней команде «Янг Бойз» и ему самому. До сих пор не понимаю, почему его переход в «Рубин» не состоялся. Подозреваю, что Сейду мечтал играть в Англии – и ему в ЦСКА пообещали, что проложат ему дорожку из России в «Челси». А условия личного контракта, который мы предлагали ивуарийцу, в несколько раз превосходили предложение армейцев!

- Каким переходом гордитесь?
- Соломон Кверквелия сейчас основной защитник, а тогда в него не все верили. Мне позвонил мой друг, предложил посмотреть на его юного воспитанника, который играл за дубль «Зенита». Посмотрели – понравился, но информации было недостаточно. Пригласили на зимний сбор, а один из тренеров после первой же тренировки заявляет: «Не подходит». Как, спрашиваю, за одну игру можно определить такое?
В итоге убедил, что ставить крест на игроке рано. И когда надо было принимать решение, оставлять или нет, решили расстаться. Там были организационные проблемы. Международный отдел, видимо, не хотел заморачиваться с визами для грузина, но я убедил Бердыева, что парня надо взять. И, как видите, не зря.

- Как удалось затащить в Казань Романа Еременко?
- Я в Киев много раз ездил. Но уверен, что если бы не личное вмешательство главы Татарстана Минниханова, этот трансфер не состоялся бы.

- Ваше последнее место работы – сборная Таджикистана…
- За два года, считаю, проделал большую работу. Болельщики признавали, что у сборной появился свой почерк. К тому же отмечу, что занимался не только национальной командой, но и молодыми ребятами, которых отсмотрел очень много. Думаю, многие из них потом заиграют в сборной. Надо было чуть больше времени, чтобы ощутить отдачу от проделанной работы.

Алексей Лебедев, Александр Покач

http://www.ftbl.ru/issues/mukhsin-mukhamadiev-v-marokko-dva-tulskikh-samovara-my-menyali-na-kozhanuyu-kurtku/