Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Алексей Бахарев

Игр за Спартак39
Из них в основе30
Заменен  Заменен13
Вышел  Вышел на замену9
Голы  Забил голов2
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений1
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоУкраина
Год рождения12 октября 1976 года
Первый матч16 марта 1997 года
Первый гол22 марта 1997 года

Почему из Алексея Бахарева не вышло суперстар российского футбола?

Советский Спорт, 28 июня 2012 года
Количество просмотров: 747

Фото

АЛЕКСЕЙ БАХАРЕВ. Баловень судьбы, любимец Олега Романцева. Спартаковские старожилы утверждают, что в юности он бегал быстрее Рейнгольда и порой мог схитрить тоньше Цымбаларя. Ну и досуг проводил вместе со старшими мастерами. Сейчас ему 35. Почему из Алексея Бахарева не вышло суперстар российского футбола? Почему он надолго исчез из поля зрения? Чтобы узнать об этом, надо было оказаться на Украине, в Донецке.

РАБОТА ДО ПОЛУДНЯ

Были времена, когда наши ведущие клубы усиливались скромно, но со вкусом. Алексей Бахарев символизирует межсезонье «Спартака» зимы-1996/97 – последней вехи в истории красно-белых без легионеров.

Приехали в чемпионский «Спартак» из скромной тольяттинской «Лады» два паренька – Леша Бахарев и Макс Бузникин. По тем временам крутые парни – в прежнем клубе им выдали по вазовской «десятке», которая только-только была запущена в производство. По замыслу Олега Ивановича, путь в «Спартаке» им полагалось начать со скамейки, но судьба распорядилась иначе. Сломался Тихонов – и на его место определили Бахарева. Не заладились дела у Ширко – предоставили шанс Бузникину. Они жили в одном номере на базе в Тарасовке и не осмеливались претендовать на жилье в городе. И первые интервью давали вместе – о том, в частности, что слушают по вечерам плеер с кассетой из одного наушника. А в плеере том – группа «Золотое кольцо» и прочие народные хиты девяностых.

Казалось, именно они – новое поколение спартаковских звезд. Но их пути со «Спартаком» вскоре разошлись. Наш герой провел не самую заметную для российского болельщика карьеру. На вопрос, чей он – российский или украинский, твердого ответа не даст. Потому что благодаря ухищрениям футбольных чиновников оказался заигранным за обе сборные – и России, и Украины.

В 1999‑м, казалось, мы потеряли большой талант, когда «Шахтер» ловко увел Бахарева к себе. Но украинские эксперты утверждают: совсем не того Бахарева ждали в Донецке.

– Ну что, – Бахареву явно хочется сказать мне нечто подбадривающее. – Россия – чемпион?

Я киваю. Простодушный Алексей человек. И сказал это не со зла.

Сегодня Алексей Александрович работает в школе «Шахтера». На днях получил новое назначение – с августа займется группой ребят 2000 года рождения.

Наша встреча проходит на стадионе «Шахтер», который с возведением «Донбасс Арены» полностью отошел детям. Занятия в июне, правда, проходят в крытом манеже. И как можно в такую жару загонять футбол в манеж? Зато в кабинете тренера Бахарева совсем не душно – он направляет пульт на кондиционер, и становится очень хорошо.

– Почему Донецк, Алексей? А не, скажем, родное Поволжье?

– Во-первых, провел в «Шахтере» несколько лет карьеры. Во-вторых, жена отсюда родом, здесь и познакомились. Не так давно у нас родился ребенок. 8 июня сыну исполнилось четыре месяца.

– Насколько напряженный рабочий график в школе «Шахтера»?

– На время Евро работаем до полудня. Завидно? Это все относительно. После интервью поеду домой и займусь учебой. Пока я сдал экзамены только на получение тренерской лицензии самой низкой категории – C. Плюс супруге надо помочь.

– В последние годы вы выпали из поля зрения. Мало кто знает, что вы работаете в структуре «Шахтера».

– Чем только ни пробовал заниматься... Пытался открыть небольшой бизнес в разных сферах, но куда там без стартового капитала. В общем, все уперлось в финансы. Мне пришлось задуматься, как кормить семью. Появилась возможность вернуться в футбол. Уже год работаю в школе.

«БЕЗ СКОРОСТИ СТАЛ НЕ НУЖЕН»

– Вспомните, пожалуйста, как уходили из футбола. В памяти россиян вы остались молодым и задорным. Трудно представить вас ветераном.

– Ближе к тридцати стали мучить травмы. Германия, операции... Особенно голеностоп доставал. При тренере Шустере тяжело было. Я долго восстанавливался. Шустер меня частенько вызывал на беседы. «Все идет от головы, надо больше работать». У меня в тот период в правой ноге начались воспаления суставов. Жидкость скапливалась, из-за того что кости терлись. Ну и как можно больше работать? Я хромал при беге, как бразилец Гарринча. Падала скорость, я ничем не выделялся на фоне остальных. В итоге решил ехать оперироваться. В Германии сказали: «Еще полгода – и мог бы попрощаться с ногой». Сейчас давал бы интервью с костылями. Прошло еще время. На уровне «Шахтера» у меня уже не получалось. Пришлось кочевать по низшим российским лигам – с кем договорюсь. В 2007‑м даже побывал на просмотре в «Крыльях Советов», но, видимо, не устроил тренеров. Да ясно, почему. Если нет скорости, то и нет смысла играть. В сегодняшнем футболе ты никому не нужен без взрывных качеств. Изжил себя как игрок – иди в тренеры.

– Но этот переходный период многих футболистов доводит до состояния депрессии.

– Не стану скрывать: сейчас у меня дела лучше, чем несколько лет назад. А тогда семьи не было. Имел бы надежный тыл, думаю, многое сложилось бы иначе. Но раньше я делал не тот выбор. Относишься к человеку со всей душой, а к тебе... Как к носителю «лавэ». В какой-то момент становилось тяжело от осознания всего этого. И когда тебе за тридцать, есть квартира и деньги, но на личном фронте что-то не так... Это переносится тяжело. Сейчас, к счастью, все хорошо. И долгожданный сын появился.

«РУБИН» ВЫБРОСИЛ 200 ТЫСЯЧ НА МОЮ АРЕНДУ»

– Позвольте о вашей физиологии поговорить. Вы ведь были быстрее Рейнгольда и Быстрова в их лучшие годы, не так ли?

– С кем не состязался, с теми сравнивать себя не стану. Некорректно. Когда играл в России, на общем фоне выделялись Дмитрий Черышев и Сергей Гришин. Не рискну сказать, кто из нас был быстрее.

– В «Спартак» вы попали странным образом – чемпион арендовал вас с Бузникиным у «Лады». Почему чемпион пожалел денег на полноценный трансфер?

– Нашими трансферами ведал Александр Гармашов, тогдашний президент «Лады». Не знаю, почему «Спартак» не стал нас выкупать. Видимо, Гармашов рассчитывал, что мы засветимся в еврокубках и будем стоить больших денег.

– Спустя годы была очень странная аренда в «Рубин» из «Шахтера».

– Ту историю вообще понять сложно. В «Рубине» я частенько играл за дубль. Насколько помню, за полгода аренды «Шахтер» запросил 300 тысяч евро. Правда, в итоге сторговались до двухсот. Зачем было палить такие бабки за аренду, непонятно. Было так. Приезжаю к «Рубину» на сбор в Турцию, Бердыев приглашает меня в свой номер, перед тем как контракт подписать. Присутствовал и мой тогдашний агент Дмитрий Градиленко. Сели втроем, обсудили. Бердыев говорит: «Цена большая, надо позвонить Ахметову и попробовать сбить». Но даже сумма 200 тысяч удивляет, поскольку они брали меня пустышкой – в который раз я восстанавливался после травмы. Но сборы прошел, вроде нормально тренировался, играл в двусторонках. Но в число 18 заявленных на матчи чемпионата почему-то не попадаю. Один раз взяли меня на выезд в Ростов, но даже на пять минут не выпустили. Потерпел я пару месяцев такое положение – и вернулся в Донецк.

– О футбольном быте девяностых будете внукам рассказывать?

– Веселые времена были. Однажды попали в переделку с «Ладой», когда добирались в Калининград на выезд. Пересадка была в Москве из одного аэропорта в другой. По закону подлости, застряли в огромной пробке по пути во Внуково. Приезжаем – половина забронированных нами билетов распродана. С боем выкупаем оставшиеся – хватает на половину делегации. Не помню, как добирались остальные, но начало матча на следующий день отложили на час.

«С ИЛЬЕЙ И РАМИЗОМ ВЫЕЗЖАЛИ НА ПРИРОДУ»

– Спартаковские старожилы утверждают, что вам навредила дружба с Цымбаларем и Мамедовым – мол, погубили молодого. Эти двое, помнится, переводились Романцевым в дубль за известное прегрешение.

– И с Ильей близко общался, и с Рамизом. Вместе выезжали на природу за город. Может, и не пошли мне на пользу прогулки. Возможно, где-то я расслабился. Не скрою, делал ошибки. Но это личное.
А еще хорошие отношения у меня были с Пятницким. В 1997‑м он, можно сказать, завершал карьеру, много лечился. Но мы сдружились. Недавно в Донецке проходил турнир детских команд с участием «Барселоны» и «Спартака». Был и Пятницкий. С большой радостью увиделись и обсудили общие темы о тренерском деле. Вообще я мало с кем созваниваюсь, нет возможности часто звонить за границу – в копеечку влетает.

– Ваша главная ошибка, помешавшая реализовать потенциал, – это...

– ...Наставничество надо мной других людей. Продолжительное время я отдавал свою судьбу в чужие руки. В те годы было в порядке вещей, что президент клуба – твой агент. Я не мог самостоятельно принимать решения. Тот же уход из «Спартака» – не моя воля. Подходит Ярцев, предлагает повременить с уходом. А я не знаю, кого слушать! Гармашов приказывает: «Собирай вещи и уезжай из Тарасовки». Пришлось подчиниться ему.

Или история с несостоявшимся переходом в ЦСКА из «Ротора». Вроде с волгоградцами от моего имени подписаны все бумаги. Приезжаю в ЦСКА, тренируюсь у Долматова, после чего из Волгограда прилетает Шох и задает вполне резонные вопросы: «Что происходит? Почему ты здесь? Ты принадлежишь нам. Вот доказательства на бумаге». Еду обратно в Волгоград... Выясняется, Гармашову, не выплатили за меня деньги...

– Просто сериал о рабо-владельцах!

– Кочевать перестал с переходом в «Шахтер». Как-то в аэропорту меня встречает селекционер донбас-сцев. Предлагает условия, от которых нельзя отказаться. Говорит, что у меня час на размышления. «Позвонить можно?» – «Нельзя».

– Часа хватило?

– Даже меньше.

Алексей БАХАРЕВ
Родился 12 октября 1976 года.
Амплуа: полузащитник. 
Рост – 174 см, вес – 74 кг.
Карьера: воспитанник тольяттинского футбола. Играл за «Нефтяник» Похвистнево (1994), «Ладу» Тольятти (1994–1996, 2006), «Спартак» Москва (1997), «Ротор» Волгоград (1998), «Шахтер» Донецк (1998–2005), дубль «Рубина» Казань (2005), «Шахтер-2» Донецк (2005–2006), «Носту» Новотроицк (2007), «Машук-КМВ» Пятигорск (2008). В чемпионатах России – 88 матчей (5 мячей), в чемпионатах Украины – 124 матча (10).
Достижения: чемпион (1997) и обладатель Кубка (1998) России, чемпион (2002, 2005) и обладатель Кубка (2001, 2002, 2004) Украины.
Сборная: за сборную России сыграл 1 матч – 18 ноября 1998 года с Бразилией (1:5). За сборную Украины – 1 матч – 21 августа 2002 года с Ираном (0:1).
 
«С РОМАНЦЕВЫМ ГОВОРИЛИ О БОЛЕЛЬЩИКАХ»
 
– У каждого игрока «Спартака» поколения середины 1990‑х спрашивают о Горлуковиче. Тем более он порой с ненавистью отзывался о младших.

– Мало кому хотелось связываться с Дедом. Ему не нравилось, что молодые бегают быстрее и могут обыграть его один в один. Если такое случалось, он выжидал момент и лупил по ногам. Выход? Играй в быстрый пас, убегай скорее в сторону. Без мяча Горлуковичу твои ноги не нужны. Так что Деда я оббегал без мяча. А во время официальных игр – не дай бог сделать обрез. Если Горлуковичу приходилось бежать назад стометровку, он потом всем по башке давал больно.
 
– В курсе, что Бузникин еще не повесил бутсы на гвоздь?
 
– Мы не общаемся. После моего ухода из «Спартака» какое-то время связь поддерживали. Потом Максим поменял свой номер, а я – свой, и больше не созванивались.
 
– Поначалу Романцев в вас души не чаял.
 
– Считаете? За все время у меня был всего один разговор с Олегом Ивановичем. На второй день он вызвал меня и решил рассказать о болельщиках «Спартака». «Ты будешь играть для них» – «Понял, Олег Иванович». В остальное время он не особо общался с игроками, никогда не спрашивал, как дела.
 
Романцев сказал, что придется много трудиться, доказывать свое право на место в составе. Но серьезной конкуренции не получилось. Выбыл на полгода Тихонов – и меня поставили на левый фланг.
 
«БЫШОВЕЦ БРОСИЛ ПОД ТАНК»
 
– К чему вас приобщал Анатолий Бышовец в «Шахтере»?
 
– Да он нас всех к чему-то приобщал. К Библии, к классической литературе. Рассказывал еще, как олигархи красиво живут. Поговорить он любит. Но работы как таковой, я считаю, при нем не было.
 
– Ведь он привлек вас в сборную России в 1998‑м?

– Ну да. Набрал молодняк и бросил в Бразилии под танки – 1:5.
 
– Как вам позволили сыграть затем за Украину?
 
– Это товарищеский матч. Суркис обещал решить вопрос на уровне УЕФА, чтобы разрешили играть официальные. Оказалось, это невозможно – я был заигран в официальных матчах за молодежную сборную России. Кстати, Георгий Александрович вспомнил обо мне, рассчитывал как на одного из кандидатов перед Евро-2004. Но не срослось.
 
– «Спартак» и «Шахтер» отличались от остальных финансовой стабильностью в те времена?
 
– Да, была другая жизнь, не то что в провинции. Когда оказался после «Спартака» в «Роторе», много чего насмотрелся. «Ротор» был классной командой, с мастерами, но на самом деле уже погибал. Получил там две зарплаты – и на этом благополучие закончилось. Семь-восемь месяцев сидел вообще без денег. Только тогда узнал, что такое бывает в российском футболе: у президента клуба конфликт с мэрией, поэтому денег не будет...
 
...Бахареву звонят. Жена. В трубке отчетливо слышится: нужно сделать то-то, помочь в этом. Алексей немедленно поднимается.
 
– Семья превыше всего! – заключает он и спешит к парковке. И такой выбор в жизни – безусловно, правильный – он сделал самостоятельно.
 
В 35 лет жизнь только начинается. Это я вам точно говорю.

 

Бодров А.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/533195

Алексей БАХАРЕВ: РОМАНЦЕВ ГРОЗИЛ ДУБЛЕМ, БЫШОВЕЦ - “ШЕРЛОКОМ ХОЛМСОМ”

Спорт-Экспресс, 6 октября 2006 года
Количество просмотров: 940

Фото

Тольятти. Алексей встречает у ворот базы. Улыбается. А в глазах - печаль. Как у всякого героя дня вчерашнего. Ставшего "вчерашним" до тридцатилетия.

-Не в "Спартаке" ли вы должны были встречать тридцатилетие? А может, в "Шахтере"?

- Что-то в этом есть. Но, с одной стороны, молодые подпирали. А с другой - травмы извели. С годами играть через боль тяжелее и тяжелее. Спартаковские времена были для меня не самыми веселыми, между прочим. 5 месяцев прожил безвылазно на базе, в одном номере с Бузникиным. С ума сходил от скуки. А потом пошло-поехало - познакомился с Москвой поближе...

-А потом со "Спартаком" внезапно расстались.

- Я ведь "Спартаку" не принадлежал, был всего-навсего арендованным игроком. Брали меня на год, время подписывать бумаги, а спартаковское начальство отмалчивается. Контракт не предлагают. Но был человек, который занимался моими делами, Гармашов, - я не то что "Спартаку", самому-то себе не принадлежал... Мне просто позвонили и поставили перед фактом - из "Спартака" надо уезжать. Без объяснений.

-Так и сказали?

- "Собирай вещи, едем дальше". Вот и весь разговор. Приехала мама, помогла собрать вещи. Подошел ко мне в холле базы Ярцев: "Не уезжай, подожди". А у меня в ушах слова агента: "Ехать, только ехать!" Кого слушать?

Но уезжал-то я не в последнюю команду - "Ротор" в 97-м тоже блистал. Команда была просто загляденье: мобильная, злая. Никто и подумать не мог, что столько проблем на Волгоград свалится. Как раз тогда у Горюнова с депутатством не сложилось, кислород в бизнесе перекрыли.

* * *

-Разговор с Романцевым у вас был ?

- Только один, когда я появился в Тарасовке. Пригласил в номер на третьем этаже - рассказывал о своих взглядах на футбол. Разговор ровно на пятнадцать минут. Олега Иваныча я разве что по газетным фотографиям знал. Да в Тольятти видел, когда он со "Спартаком" приезжал в 94-м году 5:1 "Ладе" привез.

"Спартак" незадолго до моего прихода беспроигрышную серию в Лиге чемпионов дал. Ничего себе, думаю, попал в команду. Потом успокоился - на замену думаю, взяли. Для подстраховки. А потом выяснилось, что Тихонов сломался, полгода на восстановление. Романцев ошарашил с порога: "Будешь играть слева!"

-Евсеев говорил, что всегда боялся Романцева. У вас такого не было?

- Это сейчас с приходом европейцев что-то меняется, а тогда между тренером и игроком была пропасть. Как было в "Спартаке"? Посмотрел не так - раз, и в дубль. Да и возраст был у меня такой, что особо не поговоришь. Думаешь - надо подойти, уточнить. А потом мысль: "Сейчас Олег Иваныч подумает - что, тупого какого-то привезли?"

-Кто-то из спартаковского начальства назвал ваше исчезновение из Тарасовки "побегом".

- Это побег, они считают? Ну хорошо. Пусть будет побег.

-Кто для вас, тридцатилетнего футболиста с интересным прошлым, тренер номер один?

- Нет такого, все разные. У Романцева упор на технику и тактику, у Прокопенко - больше "физики". У Скалы вообще совершенно эксклюзивное мировоззрение. У каждого чему-то учишься.

-И чему вас Скала научил? Что вы прежде не умели?

- На трибуне сидеть. Только при нем я перестал попадать в 18 заявленных на игру. Это даже не объяснялось. "Учение" такое. Правда, только Луческу собрал пресс-конференцию и объявил, что Бахарев "Шахтеру" не нужен ни в каком качестве. Было неприятно, на шанс я хотя бы рассчитывал.

* * *

-Бузникина, старого приятеля и земляка, когда последний раз видели?

- В Ростове. Привезли меня в прошлом году туда на просмотр, два дня пробыл - не понял, зачем вообще приехал. Руководства не было. Два дня в гостинице посидел, да и уехал обратно, в Донецк. Говорю: "Наберете, если что. Езды до вас - двести километров, через три часа буду на месте..."

-Набрали?

- Нет. Может, зарплата не устраивала.

-Даже перестав быть игроком "Шахтера", вы оставались дорогим футболистом?

- Бесплатным. Ахметов сказал Прокопенко, спортивному директору: "Помоги ему устроиться, никаких денег не надо. Найди команду пусть играет". А как найти команду когда я полтора года без практики?

* * *

-У вас две чемпионские медали?

- В "Шахтере" то ли одну получил, то ли две... А спартаковскую за чемпионство мне так и не дали. На награждение не пригласили, так я Бузникину позвонил из Волгограда. Говорю - забери, мол, мою. Я же целый круг за "Спартак" в тот год отыграл. А ему отвечают: "Футболиста Бахарева нет в списках". На нет и спроса нет.

-"Спартак" - особенный клуб?

- Надо в нем несколько лет отыграть, чтоб хоть чуть-чуть его понять. Вот случай: я полгода играл, пока Тихонов не выздоровел. Потом резко усадили на лавку Неприятно было - оттого, что никто ничего не объяснил.

-Как Москву осваивали?

- Как ребенок - через Макдоналдс на проспекте Мира. Потом деньги появились - начал расширять маршруты. Машины в Москве у меня не было, только на такси передвигался. По клубам я особо не ходил, больше по ресторанам. Где только не был.

-Какой особо нравился?

- На Кутузовском. Может, он и сейчас существует. С японской кухней, вроде "Золотой дракон" называется.

-Не скучаете по тем временам?

- Вернулся бы в 97-й год с удовольствием. Каких-то ошибок не допускал бы. В какой-то момент в "Спартаке" я даже тренироваться начал не так. Посмотрите в окно - видите, резиновое поле? Так я на нем когда-то ночевал, только начиная в "Ладе". А в "Спартаке" начал мыслить: что над этим работать, когда и так умеешь? Проходило время, и понимал - уже и это не умею делать.

* * *

-Поездка со сборной в Бразилию - память на всю жизнь?

- Конечно. Когда приземляешься в Бразилии, то подсвеченная статуя Христа выглядит в темноте так, будто он летит. После игры мы неделю жили в Рио. Город-то мне не запомнился - когда много ездишь, они в какой-то момент начинают сливаться. Быстро забываются. Вот игры я запоминаю на всю жизнь. Словами не передать, что я на бразильском стадионе испытал. Только вышел в центре поля сразу с тремя разобрался. На свежести. А в Бразилии поле особенное мягкое, как подушка. Ножки быстро подсаживаются, от свежести ничего не остается.

-Сувениры привезли?

- Не помню. Надо дома копаться - этих сувениров столько скопилось... Маек полно. От "Лацио" до "Арсенала".

-Дом в Тольятти? Или в Донецке?

- И там, и там.

-Еще лет пять поиграете - где жить будете?

- Лет пять? Это вы хороший срок назвали. Мне бы этот сезон дотянуть, травмы достали.

-Долгая футбольная карьера не разучила мечтать?

- Был у меня в жизни момент, когда вообще все надоело. И травмы, и возраст, и не играешь, семейные беды. Задумался: раньше на футбол шел как на праздник. А сейчас - работать, только работа. Все ради заработка.

Я очень многим помогал деньгами. И родственникам, и друзьям. А складывай в копилочку - сегодня вопросов не было бы. Кто-то покупал квартиры в Москве, сегодня их сдает. И отлично себя чувствует. Кто-то рано женился, остепенился, а я до сих пор не женат. Деньги есть - денег нет.

-Зато сохранили легкость в отношении к жизни.

- Да, это помогает общаться с людьми. Но вот вы же, например, не думаете, как мне живется? Вам ведь по барабану какие у меня проблемы? И приятелям, которых у меня без счета, тоже. Посидеть, пообщаться - это да. Надеяться могу только на одного-двух людей, которые помогут хоть словом, хоть финансами. Но я до тридцати лет жил веселой жизнью. И ничьи советы не слушал. Есть что вспомнить.

* * *

-Это правда, что могли когда-то оказаться не в "Шахтере", а в ЦСКА?

- Я даже три дня с ЦСКА на французских сборах просидел. Опять же Гармашов позвонил мне по поводу Волгограда: "Деньги за тебя не перечислили, собирай вещи - и дуй оттуда, в ЦСКА..." Долматов давно меня хотел получить: "Как футболист ты меня устраиваешь, работай. О трансфере не думай - пусть за тебя думают".

Гармашову оставалось только мой трансфер из Волгограда выручить, но в конце концов оказалось, что все бумажки подписаны. Я принадлежал только "Ротору". Три дня проковырялся в ЦСКА, потом Рохус Шох за мной специально во Францию прилетел: "Леха, хорош дурить..." Как приехал, так и уехал.

-Дураком себя не чувствовали, когда возили вас по командам?

- В этом свой кайф был. Новый коллектив, новые лица. Повез меня Шох в соседнюю Германию, где "Ротор" на сборах сидел. И в аэропорту случайно встретили какого-то человека с палочкой и бородой. Оказалось - Киржнер, донецкий селекционер. Он моментально предложил контракт с "Шахтером": "У тебя ровно час, чтобы подумать!"

-На сей раз уже вы думали, а не за вас?

- Да. Я в Волгограде довольно много денег должен был, нам в "Роторе" год вообще зарплату не платили. Жил в долг, у кого мог - у того занимал. Поворачиваюсь к Киржнеру: "Денег сразу дадите? Мне рассчитаться надо" - "Да не вопрос!" Тут же достал приличную сумму. В лагерь "Ротора", получилось, только для одного приехал - попрощаться с пацанами. Никто остаться не уговаривал - тем более потом Киржнер раскололся. Наша с ним встреча только с виду случайной была, с "Ротором" он обо всем договорился. Нужно было только мое согласие.

* * *

- О "Шахтере" я много слышал - Орбу дружил с нашим Беректовым. "Это что за "Шахтер" такой?" - "Да ты что, лучшая инфраструктура в Европе! Президент - фантастика, деньги платит день в день..."

-Важный момент?

- Конечно. После года-то безденежья. Хорошо, что я за тот год уверенность в себе не растерял. Это сейчас теряю потихонечку.

-Сколько платили, например, в "Спартаке" 97-го?

- Я "пятерку" получал, а у меня была далеко не самая большая зарплата в команде. Грех жаловаться.

-Кто-то мне рассказывал, как Бышовец приехал подписывать контракт с "Шахтером". Ахметов хотел на три года, Анатолий Федорович осторожничал - год с возможностью продления. За разговорами подошли к базе, а тут нетрезвый Бахарев идет - и не попадает в дверь...

- Смешная история. Такого быть не могло хотя бы по одной причине: если бы меня президент увидел пьяным - даже не знаю, что было бы. Закончил бы карьеру в тот же день.

-Какое впечатление Бышовец произвел?

- Я у него как прокаженный был. После каждого собрания говорил: "Зайди!" Давал какие-то книжки. У меня впечатление сложилось, что хотел из меня не футболиста сделать, а ученого. Я за всю жизнь две книжки прочитал, а он мне по четыре тома давал. В каждом - тысяча двести страниц.

Говорит: "Прочитаешь - отдашь". Смотрю на него: "Мне всю жизнь их читать?!"

-Что за книжки?

- "Записки о Шерлоке Холмсе". Пишет записку: "Не знать не стыдно, стыдно не хотеть". А я сижу, думаю - а мне не стыдно...

* * *

-Вы, кажется, Симэну забивали?

- Да, забил один.

-На кассете тот гол остался?

- У меня вообще видеозаписей нет. Есть альбом с фотографиями, и хватит. Совершенно неинтересно смотреть на себя, двадцатилетнего. Не люблю. Иногда фотографы приносят кипу карточек, рассчитаюсь с ними, полистаю - все. Старые газеты у мамки остались, она раньше собирала. За семейным столом вспоминает что-то, достает эти вырезки из моего школьного дипломата.

-Приезжая в Донецк, не думаете, что могли бы до сих пор в "Шахтере" играть?

- Думаю, конечно. Но обстоятельства сильнее. Мимо стадиона, на котором лучшие годы прошли, проходить тяжело. Семь лет отдал "Шахтеру". Город небольшой, до сих пор на улицах узнают.

-Как-то вы сказали, что именно Ахметов вас на ноги поставил.

- Да, много с ним общались. Приятный человек, удивительно все понимающий. Каждого футболиста старался понять и выслушать. Хватало терпения. Но что касается меня - терпению иногда, наверное, приходит конец.

-Среди тренеров мало терпеливых людей встречали?

- Шустер таким был. Все время подходил ко мне: "Ты можешь!" Да не могу я, отвечаю. У меня нога болит. Надо ехать на еще одну операцию. "Да нет, это у тебя в голове! Ты можешь!" А у меня артрозы на правом голеностопе. Год так мучился, что у меня даже бег поменялся, скорость растерял. Как хромой был. А Шустер все пытался расшевелить. Он единственный был, кто по-настоящему хотел, чтобы я начал играть. Что-то пытался донести.

* * *

-Вы - гражданин Украины?

- История с гражданством была громкая, но так я его и не получил. Я был заигран за сборную России, но украинские деятели обещали все уладить через ФИФА "мы договоримся". Ладно, отвечаю, пробуйте.

Я даже один матч за Украину сыграл - против Ирана, товарищеский. Приезжаю на следующий сбор в Конча-Заспу, а меня отправляют: "Оказывается, не имеешь права играть".

-"Куда ты приехал, русский?"

- Вот-вот. А я как был русским, так и остался. Хоть Суркис лично моим вопросом занимался. Буряк очень хотел меня в сборной видеть. Самое интересное, сборная России не оставляла попыток меня заполучить. Я вернулся в "Шахтер" после операции, недели не прошло, как начал бегать. Разминал ногу Приходит вызов - из Испании надо приехать в Японию, в расположение сборной России. Только ради того, чтобы врач сборной на меня, "разобранного", посмотрел и сказал, что я не нужен.

-Сколько не играли до этого?

- Месяца три ничего не делал. Весь голеностоп очищали, операция, месяц в гипсе, месяц реабилитации в Германии. Прокопенко после того звонка из сборной подходит ко мне, обескураженный: "Я не знаю, что делать. Смотри сам..." Я тоже понять ничего не могу: "Позвоните, объясните, что я не готов!"

* * *

-Ноги все перебиты?

- Голеностопы - все. Ни одного живого места. Кстати, память о "Спартаке". Был какой-то еврокубковый матч, прокидываю мяч, и парень так мне врезал, что подошва на меня смотрела. Вывернул наглухо. Его вообще-то удалять должны были, но судья ко мне с карточкой бежал. За симуляцию. Так я ему на ногу указал, которая на глазах раздувалась.

-Боль жуткая была ?

- Думал, вообще сдохну. Казалось, переломов восемнадцать. Два месяца после этого учился ходить, костыли осваивал. До сих пор все на сухожилиях держится, ни одной мышцы не осталось. Как раз левая нога, "рабочая". Правая-то у меня для ходьбы.

Пока восстанавливался, до 80 килограммов меня разнесло. Заросший был - так меня в Москве чуть не забрали. "Будка" как у борца, щеки со спины видно. Милиция тормознула в аэропорту: "Мальчик, а ну-ка иди сюда, документы... Tы откуда?" Русский я, отвечаю. Футболист, еду на просмотр. "Tы - футболист?!" Прокопенко на меня тоже потом смотрит: "Tы куда приехал?"

-Если бы остались записи старых ваших матчей - какой посмотрели бы в первую очередь?

- 94-й год, мои матчи за "Ладу". Больше всего эмоций было. Когда со "Спартаком" в Тольятти играли, я, правда, только мячики подавал. Зато во втором круге в Лужниках сыграл. Тот второй круг как мгновение пролетел. Возраст такой был - всему удивляешься.

В "Ладе" у меня руки были развязаны. Иногда, чтобы команде передохнуть, мне говорили: "Возьми мяч на угловом флаге и "вози" двоих-троих". Вот в "Спартаке" только попробуй отойти от стиля - сразу по ушам давали.

-То есть?

- Если стоишь перед выбором, обыграть или отдать, - всегда надо отдавать. Запутался я в этом нагромождении стилей. Да и не привык я к общению, которое Романцев практиковал. Говорит в раздевалке вроде кому-то третьему, а на самом деле именно тебе. Даже у ребят потом переспрашивал: "Он, что, мне говорил?"

-Что именно?

- "Еще один такой номер - и в дубль". Так было сказано, что два раза повторять не надо. Обводку Олег Иваныч допускал только у чужой штрафной, больше нигде.

* * *

-Есть что-то, что сегодня не позволяет назвать себя "счастливым человеком"?

- Детей нет. Возраст такой, что уже хочется - чтобы не для себя жить, а для кого-то.

-После поездок, после лучших отелей мира - сегодняшние разъезды с "Ладой" не угнетают?

- Когда в Тольятти возвращался, этого и боялся. Но втянулся, теперь даже не задумываюсь об этом. Будто не уезжал отсюда. Привык, конечно, в "Шахтере" только чартерами летать, а здесь обычные рейсы. Отели немножко другими были. Но однажды в Альпах "Шахтер" поселили даже не в гостинице, а в обычном доме. Настолько в нем было уютно, что я понял: воздух и большая кровать - все, что нужно футболисту.

 

 

Юрий ГОЛЫШАК, Тольятти - Москва

http://www.sport-express.ru/newspaper/2006-10-06/13_1/?view=page

Алексей Бахарев: «На стадионе «Шахтера» теперь живут лисы». Интервью с экс-спартаковцем, осевшим в Донецке

Матч ТВ, 4 июня 2019 года
Количество просмотров: 136

Фото

Из интервью вы узнаете:

  • когда «Шахтер» был в Донецке в последний раз
  • как на Украине отнеслись к трансферу Ракицкого
  • причины сорванного перехода в «Барселону»
  • о поездках в Тарасовку на электричке
  • о любимчиках в «Спартаке»
  • и многое другое

— В Донецке я с 1999-го, — рассказывает 42-летний Бахарев. — Когда закончил играть, стал детским тренером в системе «Шахтера». Занимаюсь этим по сей день.

— Как сейчас живет клуб?

— Когда в 2014-м началась война, первая команда и старшие возраста академии переехали в Киев. В сторону Борисполя есть село Счастливое, там была база «Арсенала», теперь донецкая академия. Сам «Шахтер» живет в киевской гостинице. Домашние матчи проводились сначала во Львове, но как-то не пошло — болельщики не восприняли. Сейчас играют в Харькове. Прилетели, отыграли, — обратно в Киев. Скитаются, бедолаги. Считай, все матчи на выезде.

Фото: © ФК «Шахтер»

— За пять лет главная команда хоть раз была в Донецке?

— Ни разу. Ни игроки, ни руководители.

— Что сейчас с «Донбасс-Ареной»? Мелькали фото, на которых она обстрелянная, с повреждениями.

— Рядом рвалось, а так вроде стоит. Волной повредило одну часть, но стадион в принципе живой, надо его чистить, отмывать. Требуются серьезные вложения.

— Новая власть к ним готова?

— Пока арену не трогают. Музей только открыли. Нет-нет, да и заглянут посетители. Я детей тоже водил. Прошелся, посмотрел. Поле убитое, там лисы живут.

— Настоящие?

— А какие? Норы роют, на солнышке греются. Четыре штуки. Никак вывести их не могут. А может, не пытаются.

«Донбасс Арена» в Донецке / Фото: © РИА Новости/Игорь Маслов

— Как выстроена коммуникация между донецкой школой, где вы тренируете детей, и клубом, который базируется в Киеве?

— Выехать и въехать несложно, если ты въездной. Но с блок-постами проблема. Очереди такие, что даже сравнить не с чем, по триста машин в каждую сторону. Пропускают по 20-30 автомобилей, люди днями стоят. Можно сутки потерять, чтобы доехать 90 километров из Донецка до Мариуполя. Раньше — час езды.

— У вас паспорт российский?

— Да. Предложили в конце карьеры сделать украинский, даже сыграл один матч за сборную. Но продолжения не последовало, и эпопея на этом закончилась. Надо было отказываться от российского гражданства и получать украинское, а зачем? Дали вид на жительство, вполне хватает.

— Пускают вас на Украину?

— Ездил, даже когда там военное положение ввели. За мной же криминала нет. Вызывали в СБУ — в «Википедию», говорю, зайдите. Законопослушный гражданин, работаю в «Шахтере».

— Сообщение через границу только автомобильное?

— Либо на автобусе и дальше пешком, либо на машине. Никаких самолетов-поездов.

Фото: © РИА Новости/Валерий Мельников

— Не развела война игроков «Шахтера» по разным политическим углам?

— Команда осталась единой, сохранила дух. Другое дело — ситуация с футболом в стране. 16-18 клубов в чемпионате — один уровень вложений и интереса, двенадцать, как сейчас, — совсем другой. Тяжковато все идет, гибнет футбол. А в Донецке украинское первенство еще и не показывают.

— Серьезно?

— Ну да, украинских каналов в телевизоре официально нет.

— Вложения Ахметова в «Шахтер» сократились?

— Никто не знает. Я с ним на эту тему не общался, только о футболе. А сам он не раз говорил: «Не считайте мои деньги».

— Большой был шум по поводу перехода Ракицкого в «Зенит»?

— Кто-то критиковал, как обычно: «Лучше бы в Европу поехал». Кто-то, наоборот, приветствовал. Чемпионат России сейчас по-любому сильнее, тем более «Зенит». Не думаю, что уровень хуже европейского. Реакция была, скорее, на слово «Россия». На Украине оно как бельмо, все стали патриотами, реагируют нервно.

Игроки «Зенита» радуются забитому голу / Фото: Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Сколько у вас сейчас воспитанников?

— 14 человек. Группы ведем по году: отработали с одним возрастом — передаем дальше. Уже три сезона тренирую самых маленьких, U-7. До этого работал со всеми возрастами, включая U-15 и U-17.

— Где проходят занятия?

— Бывшая база «Шахтера» Кирша закрыта, пользоваться ей нельзя. Проезжал как-то мимо — ужас, что творится. Лес, заросли, никому ничего не надо. Там раньше занимались старшие возраста. Младшие остались, где и были, на старом стадионе «Шахтера», есть в центре Донецка такой исторический памятник. Группы укомплектованы, застоя нет, даже с Украины детей привозят. Тренирую сейчас одного такого парня. Родители хотят, чтобы учился футболу именно в школе «Шахтера». Сняли квартиру и по очереди живут в Донецке ради мальчишки. Через месяц-полтора меняются.

— Перспективные среди нынешних есть?

— Пока рано говорить, в таком возрасте главное желание. Из тех, с кем раньше занимался, были толковые. Сейчас вот Богдан Приблуда не может клуб найти. Нападающий, девятнадцать лет, в «Шахтере» играл до семнадцати, потом с контрактом неувязка вышла. Чуть задержался в юношах, хотя задатки серьезные и по «физике», и по уму. Пытался его в Россию пристроить, но одним не подошел, других украинский паспорт не устроил. Всем нужны готовые футболисты, на доводку время тратить не хотят. Талант есть, а раскрыть некому.

— Зарплату вам Ахметов платит?

— Спасибо ему, пока не отказывается. Хотя ситуация тяжелая и для него, и для всех.

Ринат Ахметов / Фото: © РИА Новости/Ирина Александрова

— В России часто бываете?

— Ох, давно не выбирался, в основном мать навещает. Времени нет, да и с финансами такая обстановка, что лишний раз никуда не дернешься.

— В Ростов из Донецка, кажется, теперь проще добраться, чем в тот же Мариуполь.

— Все верно.

— А там и до Волгограда рукой подать. Вы же из тех краев?

— Да, но не получается, по телефону общаемся. Знаю, что в российской провинции с футболом не все хорошо. Похерили его, по большому счету.

— С бывшим президентом тольяттинской «Лады» Александром Гармашовым, который опекал вас полкарьеры, связь поддерживаете?

— Созванивались пару месяцев назад.

— Интернет помнит, как по указанию Гармашова вы уехали из «Спартака», не смогли договорится с «Барселоной», вхолостую съездили в ЦСКА. Была возможность спустя годы спросить у него напрямую, что вообще творилось тогда? И почему?

— Толку об этом спрашивать? Сам виноват. Надо было настаивать на том, чтобы остаться в «Барселоне». Но Гармашову не понравилось, что мне маленькую зарплату предложили. Побыл на просмотре недели три и уехал. Ярцев тоже говорил: «Не уезжай из «Спартака», останься». А я что? Гармашов сказал: «Собирай вещи и мотай оттуда. Пошли они на…». С Есауленко не договорился или с Романцевым, не знаю. По молодости он мне так чесал, а правда, может, и другой была. Не пойду же я к Романцеву и Ярцеву с вопросами. Скажут: «Мальчик, дверью не ошибся?».

Георгий Ярцев / Фото: © РИА Новости/Дмитрий Коробейников

— Верите, что в случае с «Барселоной» дело было в вашей зарплате, а не сумме выкупа?

— Это на совести Гармашова, меня к таким вопросам не подпускали. Он сказал, что давали миллион, и его это устраивало. А мои полторы тысячи долларов в месяц ему показались обидными. Хотя я был почти ребенком. Что ж мне, миллиард давать, как Роналдо?

— Сами ездили в Барселону?

— С Гармашовым. Потом он там какого-то кента нашел в посольстве, чтобы переводил на переговорах. Ну и друзья Гармашова были конечно, он без свиты не ездил.

— С другой стороны, помогал во многом, так?

— Конечно. Квартира в Тольятти, машина, деньги… Самый молодой в команде, а у меня уже все было.

— Какой машиной вас одарил?

— «Ладушкой», 99-й. В 20 лет о такой все мечтали.

— Своей смертью померла?

— Когда в Москву перебрался, продал.

Фото: © ФК «Лада-Тольятти»

— И катались в Тарасовку на электричке.

— Или подбирал кто-то из команды. Было такое, да. В первые полгода. Вообще я в тот период больше на базе жил. Потом, к сожалению, раскрепостился.

— К сожалению?

— Из-за этого, может, и не заиграл в «Спартаке». Заблудился по жизни, познал худшую сторону Москвы. Прежде о спиртном, сигаретах, девочках даже не думал, только футбол. Родная столица внесла коррективы, ха-ха!

— Почему никто в команде вас не остановил?

— Не нашлось таких людей. Да и кто меня вызовет на разговор? Пятницкий, Цымбаларь, Кульков? Они как раз и были самыми близкими в «Спартаке», во всех отношениях.

— А Романцев, Ярцев?

— Не случилось у нас за год общения. Мы с Бузникиным, кажется, стали первыми в российской истории, кого «Спартак» взял в аренду. Помню единственный разговор с Романцевым после подписания контракта: «Ты должен играть за ромб». «Не понял, — думаю. — Чего он хочет от меня? Парень из глубинки приехал — какой ромб, о каких возвышенных темах он говорит?» На этом общение себя исчерпало.

— Когда штурмовали по ночам веселую Москву, неужели на следующий день по вам не видно было? Кто-то же должен был одернуть или застращать?

— Не-а. В том-то и дело, что никто. Подали бы руку помощи, может, иначе судьба сложилась. Наоборот, подальше, поглубже затолкнуть хотели. С колокольни лет смотришь и понимаешь: зависть — злая штука. Не дай бог кто-то лучше тебя — люди такое плохо переносят.

— Сейчас тренировались бы вместо расслабонов?

— Надо было оставаться в «Спартаке». Даже с расслабонами. Здоровье позволяло, за ум рано или поздно взялся бы. Но там же любимчики… Не воспринимаю такого. Ты лучше — а ставят другого. Играешь, исполняешь, забиваешь, но тот выздоравливает — и тебя на лавку, его на поле. Я про Тихонова, если что, они с Титовым свое кино крутили. Мамедов, Пятницкий, Кульков — свое. И я с ними. Разочек попробовал — понравилось. Я весь на перспективах, всюду приглашают, узнают, — даже не думал, что жизнь такая сладкая.

— Бузникин к какой компании тяготел?

— Ни к какой. Жили в одной комнате, но держался обособленно. Может, потому и выжил в «Спартаке».

Максим Бузникин / Фото: © РИА Новости/Владимир Родионов

— После «Барселоны», слышал, пробовались в «Сарагосе»?

— Поехал дней на десять, первый дивизион. Но там тоже не захотели за молодого легионера много платить. Вроде понравился, а цена не устроила. Я особо не спорил. Раньше молодые не перечили старшим, как сейчас. Была какая-то преданность, обязательства перед людьми, которые дали тебе путевку в жизнь и заработок. Но теперь прошлого не вернешь.

— Чем запомнился «Ротор»?

— Новыми друзьями. Провинция, безденежье, то играешь, то нет, — остальное вспоминать неохота.

— Были у Владимира Горюнова и сытые времена.

— В том-то и дело. Когда я чемпионом стал со «Спартаком», против «Ротора» сыграли в первом круге 3:2. На таком ходу команда была! А потом приехали на золотой матч в Волгоград — уже не то, 2:0 без вариантов. И спад пошел. А я еще травму получил, пока восстанавливался, 80 кило набрал. Прокопенко когда меня увидел, спрашивает: «Ты кто?» — «В принципе футболист». — «В зеркало на себя посмотри. И на бока. Ты борец!»

В «Роторе» денег весь год не получал, ни копейки. Поназанимал у Веретенникова, Беркетова, Есипова, ходил как ежик в тумане. Когда «Шахтер» меня купил, Горюнов все возместил. «Что ж ты, — говорит, — не остался? Я бы тебе еще больше дал». — «Извините, не могу больше в долг жить».

Владимир Горюнов / Фото: © РИА Новости/Владимир Федоренко

— Правда, что в «Шахтере» за игроками слежка велась? В плане дисциплины.

— Да какая слежка, просто глупые были. Донецк город небольшой, доброжелателей много. И все рады Ринату Леонидовичу услужить. Футболисты как на ладони. Зашел в кафе, пива взял, а донесли, что водки выпил. Приехал домой, выпил водки, вот тебе и факт. Появляешься на тренировке с перегаром, уже доктор с тонометром ждет. Хотя в кафе ты не бухой был, между прочим.

— Вице-президент «Шахтера» Колесников рассказывал, как Анатолий Бышовец приехал на базу в стадии переговоров. «Навстречу выбегает пьяный Бахарев. Не попадает в дверной проем и бьется головой о кирпичную кладку». Бышовец после такого чуть ли не прибавку к зарплате выбил. Было?

— Он не прибавку попросил, а якобы изменил срок контракта. Но вообще такого не было. Представьте: пьяный Бахарев — и президент клуба с тренером. Что с мной сделали бы? Ахметов в таких случаях не церемонился, а Бышовец из меня за полгода и так всю кровь выпил. То собрание, то учи английский, то читай Шерлока Холмса.

— Что-нибудь из этого выполнили?

— Забивал. Кивал, клал на полку и своими делами занимался.

— Когда играть закончили, прочли Конан Дойля?

— Оно мне надо? С такими людьми общался, что книжки не нужны были. Ходячие энциклопедии, всю информацию от них черпал.

— Единственный матч за сборную России, — 1:5 от Бразилии в 98-м, — вы провели при Бышовце. Почему больше не вызывали?

— Тогда надо было задействовать всех перспективных и молодых, чтобы их не заиграли за другие сборные. Вот и весь подтекст.

Анатолий Бышовец / Фото: © РИА Новости/Игорь Уткин

— Бышовец рассказывал, что по пути в Бразилию от долгого перелета у всех ноги отекли до невозможности. Отсюда и результат.

— Мы же не сразу на стадион поехали. Потренировались на каком-то болоте, икры свело. Но проиграли не поэтому. В низших лигах по тысяче километров на автобусе проезжали, и ничего, выходили на поле, даже выигрывали. А в Бразилии просто бросили молодых под танки вроде Кафу, нате, играйте. На стадионе еще свет потух. Надо же как-то оправдываться.

— За сборную Украины тоже сыграли только один матч. Почему?

— Никак не могли меня легализовать. Вышел в товарняке с Ираном. Или Ираком, какая разница? Потом с паспортом дело застопорилось, а вскоре и не нужно стало.

— С криминалом в 90-е сталкивались?

— Как все. Поехал во Внуково, билет в Донецк купить. Подруливает черненький: «Это был мой билет». Начинаю разбираться — сто человек окружили, милиции не видать. Чуть не раздели. Пришлось последнее отдать, хорошо, денег с собой мало было. Еще и сто рублей вернули: «Мы не менты, последнее не отбираем».

В другой раз прилетел в Самару из молодежки. Полный баул фирменной экипировки. В такси дедушка колхозного вида: «Садись, сынок, до Тольятти много не возьму». По пути подсаживаются двое в наколках. Начали пробивать: «Доллары есть?». А я Лох Петрович, откуда у меня доллары? И сумка, слава богу, в багажнике. Поняли, что ничего с меня не взять, высадили, добрался на другой машине. А так бы башню проломили, и в лесу прилег.

— После такого Новотроицком вас было не испугать. Как игралось в металлургической «Носте»?

— Нормально, если бы не травма. Город — ужас, заводских труб больше, чем людей. Я там был всего полсезона, дольше с ума можно сойти.

Новотроицк / Фото: © РИА Новости/Юрий Абрамочкин

— Футболист Пучков, ваш одноклубник, рассказывал, вы кулаком стеклянные столы в Новотроицке крушили.

— Чего? Бред. Вот на лимузине за бабками приезжал.

— Это даже интереснее.

— Сезон заканчивался, «Носта» мне денег торчала. «Осенью, — сказал тренер Канчельскис, — не жди, а после Нового года получишь». Прилетаю, селюсь с гостинице, заказываю в соседнем городе лимузин длиной с Новотроицк. Наверное, багажник даже в пригород выпирал. Канчельскис, думаю, играл в Манчестере, а я в «Шахтере», Лиге чемпионов, — должен оценить красивый жест. От гостиницы до офиса, где он сидел, пять минут пешком. Я дольше разворачивался, чем туда шел бы: везде трамвайные пути, лимузин не помещался. Короче, как-то подъехал, но жест не оценили. «С ума сошел?» — спрашивают. И баблосов не дали. Приехал на лимузине — уехал на маршрутке.

Андрей Канчельскис / Фото: © РИА Новости/Владимир Трефилов

— Вы не задержались в «Тереке» и «Машуке». В чем причина?

— У «Терека» на меня денег не хватило. Приехал, подписал контракт, но гендир Лом-Али Ибрагимов сказал: «Езжай домой, в лимиты не вписываешься». С «Машуком» Гармашов намутил, вроде как форму набирать отправил. А там 90 процентов игр — купи-продай, кошки-мышки. «Ты не думай, Леша, у нас все по-чесноку». Как «по-чесноку», если вы нам год назад в Тольятти сливали? Совершенно не моя тема, после первого круга уехал.

— Хотите сказать, что до «Машука», где оказались на закате карьеры, с подобным в футболе не сталкивались?

— Никогда. А столкнулся бы, не играл бы в эти игры. Если что-то и было, я точно не знал. Чист.

— Удачно, как думаете, сложилась ваша футбольная карьера?

— Прокопенко говорил, что я раскрылся лишь на 50 процентов. Но это как считать. Попал бы в нужное время куда надо — останься, допустим, в «Барселоне», — могло всякое быть. То, что в жизни выпало, постарался реализовать на 100 процентов. Прочее знать не дано.

— Остается пожелать вам мирного неба над головой.

— Точно не помешает. Уже куда-нибудь бы качнулась наша донецкая ситуация. В любую сторону, по барабану. Может, со сменой украинской власти что-то улучшится. Хоть какая-нибудь стабильность началась бы! Чтоб без лис на стадионах.

Евгений Дзичковский

https://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI1030888_Na_stadione_Shahtera_teper_zhivut_lisy_Intervju_s_eks_spartakovcem_osevshim_v_Donecke