Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Сергей Родионов

Игр за Спартак384
Из них в основе347
Заменен  Заменен52
Вышел  Вышел на замену37
Голы  Забил голов153
Из них с пенальти11
Предупреждения  Предупреждений11
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти2
Автоголов0
ГражданствоСССР
Год рождения3 сентября 1962 года
АмплуаНападающий
Пришел изКрасная Пресня (Москва)
Первый матч7 июля 1979 года
Первый гол16 апреля 1980 года
Фото с игроком

Сергей Родионов: “Лучший подарок “золото”

Московский Комсомолец, 5 сентября 2007 года
Количество просмотров: 1414

Фото

…Родионову — 45. Поверить в это сложно. Мне кажется, он совсем не изменился с тех пор, как в 94-м, вернувшись в “Спартак” из Франции, забивал в Лиге чемпионов “Барселоне” и “ПСЖ”. Тогда нынешнему тренеру красно-белых было 32. Сейчас, честное слово, дал бы столько же!

— Сергей Юрьевич, и где лишние килограммы?

— Поверьте, они есть. Если в конце карьеры я весил 79 кило, то сейчас все 90. Хотя за комплимент спасибо.

— Но вы действительно в отличной форме. Есть какой-то секрет?

— Раньше держать себя в тонусе помогали матчи за ветеранов “Спартака”. Когда стал тренером, появилась возможность “сжигать жир” на тренировках. Кроме того, увлекся большим и настольным теннисом. В отпуске это любимое развлечение.

— Константин Бесков и Олег Романцев называли Родионова самым беспроблемным футболистом в плане режима. Неужели это правда?

— А вы что, Бескову с Романцевым не верите? (Смеется.)

— Верю. Но в прежние времена, по-моему, не было футболистов, которые после матча не посещали какие-нибудь Сандуны со всеми вытекающими последствиями.

— Я тоже ходил в баню, но лишнего там не перебирал. Знал меру. А вот после сезона можно было и расслабиться. Особенно когда серьезный повод имелся — чемпионство или что-то еще.

АЛЕНИЧЕВ ПОСКОЛЬЗНУЛСЯ — И СЛОМАЛ МНЕ РЕБРО

— Если не считать трехлетней командировки во Францию, вы всю карьеру провели в одном клубе. С чем связана такая преданность “Спартаку”? 

— На самом деле в моей карьере были три команды. В 78-м сразу после окончания спартаковской школы взяли в “Красную Пресню”. Тренером там был Сергей Сальников. Я провел одну тренировку, вышел на 15 минут в матче второй лиги, а на следующий день уже был в Тарасовке. Вопрос с переходом решился быстро. А насчет преданности “Спартаку”… Из такой команды если уходить, то только в зарубежный клуб. Я уехал в 28, во втором потоке — после Шавло, Хидиятуллина, Заварова и Алейникова.

— Как главный бомбардир “Спартака” вы заслуживали лучшей участи, чем второй французский дивизион…

— “Ред Стар” был одним из немногих клубов, которые согласились подписать контракт сразу с двумя советскими футболистами — Родионовым и Черенковым. Дело в том, что у нас с Федором существовала негласная договоренность: за границей играем вместе. К тому же “Ред Стар” базировался в Париже, а это один из моих любимых городов. В общем, туда мы и отправились.

— Не зря?

— Считаю, что нет. Вторая лига Франции — приличный турнир. Во всяком случае тогда был. Не могу сказать, что, оказавшись там, сделал шаг назад. А вот здоровья за те три года явно не прибавилось. Сначала полетела крестообразная связка — 8 месяцев лечился. А потом был перелом плечевого сустава и еще 7 месяцев вне футбола.

— Французы с вами не церемонились?

— Не только со мной. У них жесткость была возведена в абсолют. Особенно свирепствовали команды, которые решали какие-то задачи. Ради них они были готовы соперникам горло перегрызть. Помню, играли мы на выезде с “Гавром”. Я убегаю к воротам — и тут тренер с бровки как заорет: “Ломай его!” В следующее мгновение Кана-Бийик (между прочим, участник чемпионата мира 1990 года в составе сборной Камеруна) двумя ногами бьет меня сзади. Хруст, адская боль… Я сразу понял: дело труба. Камерунец, правда, потом письмо написал с извинениями, но мне от этого легче не стало.

— Травмы сильно сократили вашу карьеру?

— Думаю, да. После длительного простоя приходилось форсировать форму. Из-за этого вылезали новые болячки. До 33 еще кое-как дотянул, а потом после очередной травмы решил больше себя не мучить.

— Кто вам ее нанес?

— Дима Аленичев. Но, конечно, умысла с его стороны не было. Чистая случайность! Все произошло на тренировке перед ответным матчем с “Блэкберном”. Поздняя осень, мороз, поле покрыто ледяной коркой… Ну, значит, пошли мы с Димой с двух сторон на мяч. Он поскользнулся и головой ударил меня в грудную клетку. Диагноз — перелом ребра. После этого с большим футболом я как игрок попрощался. 

100 ГОЛОВ — И НИ ОДНОГО С ПЕНАЛЬТИ!

— Тем не менее вы успели войти в Клуб Григория Федотова и установить рекорд “Спартака”: ни один нападающий красно-белых не забивал 10 и более голов в шести сезонах кряду.

— По поводу Клуба Федотова… У меня была цель войти туда, не прибегая к помощи пенальти. И я добился ее! К 11-метровой отметке впервые подошел уже потом. Можете проверить статистику. А о втором достижении узнал совсем недавно. Приятное открытие, что уж скрывать!

— Через год ваш рекорд может повторить Роман Павлюченко. Не обидно будет?

— Ни капельки. Наоборот, если это случится, как бывший форвард и как тренер “Спартака” порадуюсь за Рому.

— Вас не удивляет, что он даже со сломанной рукой продолжает штамповать голы?

— Сама по себе лонгетка в игре не мешает. Просто, выходя на поле, про нее нужно забыть. В противном случае начнешь подсознательно беречь руку, страховаться. К счастью, Павлюченко удалось переступить через этот психологический барьер.

— Много ли на вашей памяти у “Спартака” было таких матчей, как в Глазго против “Селтика”?

— С таким сценарием — ни одного! Мы выглядели лучше, но в футболе, увы, не всегда побеждает тот, кто сильнее. Одно утешает: опыт, приобретенный в двух матчах с шотландцами, уже никуда не денется. И обязательно нам поможет в будущем. 

ЛОБАНОВСКИЙ ПОСТАВИЛ ЗАДАЧУ: ЗАКРЫТЬ АМОРОСА

— Знаете, какой матч Родионова за сборную СССР специалисты считают лучшим? Против французов на “Парк де Пренс” в 86-м. А ведь Валерий Лобановский поставил вас тогда на левый фланг полузащиты…

— Я сам этому удивился. А было так. Вечером накануне Лобановский вызвал к себе. Он любил беседовать с игроками тет-а-тет. После нескольких банальных вопросов Валерий Васильевич неожиданно произнес: “Смотрю, ты бежишь”. Я опешил. Куда бегу? От кого? Только на установке догадался, куда Лобановский клонил. “Сергей, — обратился он ко мне, — на правом фланге обороны у французов играет Аморос. Твоя задача состоит в том, чтобы этого защитника на поле я не увидел. Понятно?” Иными словами, я должен был нейтрализовать одного из лучших крайних защитников мирового футбола. Ничего себе задачка!

— Но вы же ее решили. Аморос ничем не помог своей команде, которая уступила со счетом 0:2.

— Но знали бы вы, как я тогда набегался! В конце матча даже ногу свело, что со мной случалось очень редко.

— А с мнением футбольных спецов вы согласны?

— Насчет моего лучшего матча в сборной? Пожалуй, они правы.

— В “Спартаке” 80-х не было второго такого же стабильного нападающего, как Родионов. Отсутствие постоянного напарника как-то сказывалось на вашей игре?

— Нет, я со всеми находил общий язык, будь то Никонов, Калашников или Швецов. Хотя не буду скрывать: наиболее комфортно мне игралось в паре со Шмаровым. Особенно в сезоне-89. Это был незабываемый год.

ЧЕРЧЕСОВ, РОДИОНОВ, ШАВЛО…

— У вас день рождения 3 сентября, а накануне тот же праздник у Станислава Черчесова. Никогда не отмечали обе даты вместе?

— Так ведь 4-го числа день рождения еще у одного спартаковца — Сергея Шавло. Если объединяться, то втроем… Кстати, пользуясь случаем, хочу через вашу газету поздравить Станислава Саламовича с 44-летием.

— В понедельник уже ваш черед принимать поздравления. Чего хотели бы пожелать сами себе?

— Чтобы “Спартак” в этом году завоевал золотые медали. Больше мне ничего не нужно.

Юрий Бутнев

http://mk.ru/blogs/MK/2007/09/03/sport/309926/

Сергей РОДИОНОВ: "ЖАЖДУ ГОЛА УБИВАТЬ НЕЛЬЗЯ"

Спорт-Экспресс, 16 октября 2007 года
Количество просмотров: 1535

Фото

В 80-е годы ему прочили славу Олега Блохина - лучшего бомбардира в истории чемпионатов СССР. Сергей Родионов ворвался в большой футбол столь же стремительно и забивать начал с первого же матча в составе "Спартака".

- Свой первый гол помните? - обращаюсь ныне к одному из тренеров красно-белых, помощнику Станислава Черчесова.

- Кажется, забил "Шахтеру", а вот как, - совершенно выветрилось из памяти. Честно говоря, с ходу не могу вспомнить почти ни одного из своих голов. Не заострял как-то на них внимания, считая все - и красивые, и курьезные - одинаково важными для своей команды и дорогими для себя. Независимо от того, решающий мяч или какой-нибудь надцатый. Правда, есть гол, который лично для меня стоит особняком. Хотя ничегошеньки он не решал и к категории самых эффектных его и близко не отнесешь. Мы, трое игроков сборной СССР, выходим чуть ли не на одного вратаря сборной Венгрии, мяч у партнера, я мчусь из центрального круга на всякий случай. Он бьет, вратарь удар парирует, и я добиваю с двух метров в пустые ворота. Это был шестой гол нашей сборной в ворота венгров на чемпионате мира 1986 года и мой единственный, забитый на таком уровне.

- Лавры Олега Блохина, бившего рекорды результативности, вас не прельщали?

- В молодости меня сравнивали с Олегом, поскольку мой "Спартак" и его киевское "Динамо" в те годы являлись принципиальными соперниками. Это было соревнование не только на поле, но и спор кардинально отличавшихся друг от друга футбольных школ, великих тренеров Константина Бескова и Валерия Лобановского. И, естественно, соревнование бомбардиров двух команд получало дополнительную подоплеку. Какое-то время я следовал по забитым мячам близко к "графику" Блохина. Но Блохин есть Блохин - личность уникальная, форвард выдающийся, каких история футбола знает немного. И потом я провел три года за границей, из-за чего у меня выпало минимум 90 матчей, в ходе которых можно было пополнить свои голевые накопления.

- А как в ваше время становились бомбардирами?

- Основа - та же, что во все времена: любовь к футболу, которая и позвала записываться в футбольную школу. Сначала отправился в "Локомотив", поскольку наша семья жила неподалеку от Черкизова. Приехал, а там группу 1962 года рождения еще не набирали. Поехал дальше - в Сокольники, в школу "Спартака" - и с тем же результатом. Не помню, каким уж образом оказался на знаменитой Ширяевке, где в то время тренировались ребята аккурат моего года рождения клубной команды "Спартака". В нее меня и зачислили.

- То есть спартаковцем стали случайно?

- В какой-то мере - конечно. Но случай мне здорово благоприятствовал. Хотя родители болели за ЦСКА, я почему-то с малых лет отдал свое сердце "Спартаку" и счастлив, что остаюсь в его рядах до сих пор.

- Когда играли за клубную спартаковскую команду, не завидовали воспитанникам футбольной школы? Ведь выступать за школу считалось более престижно.

- Не задумывался об этом. Мы часто встречались со сверстниками из школы, порой они нас обыгрывали, но и мы тоже в долгу не оставались. Наша команда была на ведущих ролях в чемпионате Москвы. Помню, в 1974 году выиграли первенство столицы, а я забил 34 гола и стал лучшим бомбардиром турнира. Так на церемонии по случаю выигрыша спартаковской командой мастеров серебряных медалей чемпионата СССР ее лучший бомбардир Александр Пискарев вручил мне мяч с автографами всех моих кумиров. Был тогда на седьмом небе от счастья.

- То есть можно сказать, что вы оказались прирожденным бомбардиром с малых лет?

- Конечно, главное - природные качества. Но если их не развивать, можно так и остаться на всю жизнь с воспоминаниями о голах, забитых во дворе. Мой первый тренер в "Спартаке" Николай Иванович Паршин в свое время был отличным форвардом и меня учил нацеленности на ворота, стремлению пробить из любой позиции. И, наверное, чему-то все-таки научил.

- Но Паршин не был звездой "Спартака" 50-х годов, на поле заменял основного центрфорварда красно-белых Никиту Симоняна только в случае травмы.

- У меня сложилось впечатление, что тогда "Спартак" располагал выдающейся плеядой игроков, и любой, кто выходил на поле, соответствовал уровню команды. Паршин очень многое умел в футболе и передавал свои знания нам. А в команду мастеров я попал уже из спартаковской школы. Года за два до выпуска группы 1962 года рождения туда взяли лучших игроков клубных команд, в том числе и меня.

- Ваш путь из школы до основы "Спартака" занял много времени?

- Опять же вмешался Его Величество Случай. Из школы меня пригласили в "Красную Пресню", считавшуюся филиалом "Спартака". Руководили командой бывшие спартаковцы Сергей Сальников и Анатолий Коршунов. Но с ними я едва успел познакомиться. В дебютном матче меня выпустили на 15 минут, за которые толком ничего и не сделал на поле. На мое счастье, игру просматривал Николай Петрович Старостин. Что уж он во мне успел разглядеть, до сих пор не пойму, но на выходе из раздевалки подошел и приказным тоном заявил: "Автобус с командой "Спартак" отходит завтра в Тарасовку от метро "Сокольники" в 10.00. Будь добр не опаздывать".

- На этом автобусе вы, можно сказать, и въехали в команду своей мечты?

- Нет, не на автобусе, а на электричке. Приехал к метро я вовремя, но, увидев своих кумиров, которым, бывало, находясь в Тарасовке, в спортивном лагере, подавал мячи, вдруг оробел, не смог к ним подойти. Понесся на Ярославский вокзал, едва успел на отходившую электричку. На тренировку, конечно, опоздал. Но Константин Иванович Бесков отнесся ко мне снисходительно. "Иди, - говорит, - раздевайся, пожонглируй немножко, а потом - в общую группу". Тогда в "Спартаке" разделения на основу и дубль не существовало, занимались все вместе. Вот так и началась моя спартаковская эпопея. В том 1979 году я забил за дубль всего четыре гола, а в главной команде считаное число раз выходил на замену. Тем не менее следующий сезон начинал уже игроком основного состава.

- В 1989 году вы стали лучшим бомбардиром чемпионата СССР. Пик карьеры?

- Не сказал бы, были и другие успешные сезоны. Например, в 1986-м, когда я забил свой 100-й гол. Причем все сто - с игры.

- Не решались исполнять пенальти?

- Не в этом дело. 101-й или 102-й свой гол забивал как раз с 11-метрового. Просто однажды в команде зашел разговор, а не слабо ли кому-нибудь забить сто голов, не подходя к 11-метровой отметке. Я и взялся. Может быть, поэтому и недосчитался в своей копилке десятка, а то и больше мячей.

- Есть мнение, что недосчитались вы голов еще и из-за того, что функции бомбардира в "Спартаке" в отличие от того же киевского "Динамо" были размыты - забить мог любой из того звездного состава. А в Киеве царил культ Блохина.

- Я это мнение не разделяю. "Динамо" тоже культивировало коллективный футбол на свой манер, хотя, конечно, основная роль забойщика отводилась Блохину. У нас же забивал любой игрок атаки. Посмотрите, в "Клубе 100" сейчас и Федор Черенков, и Юра Гаврилов, да и Георгий Ярцев достиг бы сотни, приди он в "Спартак" хотя бы на тройку лет пораньше.

- В современном футболе бомбардиры 80-х заткнули бы за пояс нынешних форвардов?

- Сравнения звезд разных поколений некорректны. Бомбардирам во все времена было сложно, всегда в цене были голевое чутье, интуиция, рывок, удар. А сейчас в условиях сверхплотной обороны забивать, думаю, стало еще сложнее.

- А кто из сегодняшних бомбардиров вам больше всего импонирует?

- Наш Рома Павлюченко выдерживает нормальный бомбардирский график. Но должен еще прибавить, добиться более внушительных голевых показателей. Александр Кержаков нацелен на атаку порой даже в ущерб комбинационной игре, однако переучивать его бесполезно. Нельзя убивать в футболисте жажду гола. Еще есть Дмитрий Кириченко, который свои 10 - 12 мячей за сезон всегда положит, за какой бы клуб ни выступал. Появился Роман Адамов. Проведет в премьер-лиге лет пять - семь, прибавляя год от года, тоже станет "клиентом" вашего клуба. Бомбардиры требуют внимательного к себе отношения. Даже если поначалу страдает реализация, как у нашего Никиты Баженова, надо терпеливо устранять вместе с ним его недостатки. Когда у парня голевые моменты в каждой игре, это уже хорошо.

Павел АЛЕШИН

http://www.sport-express.ru/art.shtml?147749