Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Александр Самедов

Игр за Спартак109
Из них в основе80
Заменен  Заменен39
Вышел  Вышел на замену29
Голы  Забил голов15
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений16
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения19 июля 1984 года
АмплуаПолузащитник
Пришел из"Локомотив" (Москва)
Первый матч17 ноября 2002 года
Первый гол3 марта 2004 года
Фото с игроком

Александр Самедов: «Не стал бы играть за сборную Азербайджана»

Еженедельник "Футбол", 22 октября 2011 года
Количество просмотров: 1384

Фото

Быть внутри сборной — это очень здорово

— Александр, по общему мнению, вы проводите лучший сезон в карьере. А у вас самого есть ощущение, что этот сезон – особенный?

— Пока он еще продолжается, трудно подводить какие-то итоги. Хотелось бы верить, что все сложится удачно и наша команда займет высокое место. Но если говорить конкретно обо мне, то да, пока все складывается неплохо.

— С какими чувствами вы приняли вызов в сборную России? Было ощущение, что вы получили то, чего давно заслуживали?

— Скажу честно: отнесся абсолютно спокойно. Да, мне было приятно, некое удовлетворение действительно присутствовало. Но прыгать от счастья я не стал, потому что не был уверен, что мне дадут сыграть. Состав команды наигран, Дик Адвокаат делает ставку на проверенных бойцов. Так что главной моей целью было приехать и доказать тренеру, что и на меня можно надеяться.

— И всего-то? Но ведь бытует мнение, что Дик Адвокаат вызвал вас именно сейчас, чтобы заиграть засборную России и закрыть вопрос о вашем выступлении за команду Азербайджана.

— Пусть так, меня это не обижает. В любом случае я, скорее всего, не поехал бы играть за сборную Азербайджана. Выступаю-то я в России.

— Интерес азербайджанской сборной к вашей персоне возник не сегодня, ведь так?

— Да, ее представители обращаются ко мне в течение долгих лет. Они приезжали, мы встречались с ними. Но я всегда говорил, что мне нет смысла выступать за азербайджанскую команду. И там об этом знают.

— Ваша мама — русская, папа — азербайджанец. Вы не раз говорили, что отец не станет возражать, если вы наденете футболку с двуглавым орлом. Но не советовал ли он вам все-таки принять приглашение азербайджанцев, когда вы успешно играли за «Динамо», а вызов в сборную России все не приходил?

— Наоборот, отец всегда советовал ждать своего шанса именно в российской команде. Вы знаете, мой отец приехал в Москву в 21 год, сразу после армии. А сейчас папе уже за шестьдесят. То есть две трети жизни он провел в столице. Дома мы разговариваем по-русски, азербайджанского я даже не знаю. Но вообще-то отец во всем меня поддерживает и никогда не давит.

- За те несколько минут, что вы провели в своем дебютном матче за сборную, успели почувствовать себя частью команды?

— Да, приятно было поучаствовать в такой важной игре. Конечно, хотелось бы провести на поле больше времени, но все видели, как непросто складывалась матч и что тренерский штаб не хотел рисковать. А вообще, быть внутри сборной — это очень здорово. Мне все нравится.

— Тем не менее совсем недавно вы отказались играть за вторую сборную России. Можно сказать, что для себя вы так и не смогли ответить на вопрос, зачем она нужна?

— Не хочется никого обижать. Сделали сборную — хорошо. Значит, кто-то видит в этом смысл. Но мне не 21 год, не 23, а 27. У меня ребенок растет, жена меня подолгу не видит. Я честно сказал, что не имею мотивации, чтобы ехать в Нижний Новгород и играть там с молодежной сборной. Лучше уж тренироваться в своем клубе, готовиться к матчам. Это куда полезнее.  

В БУНДЕСЛИГЕ ТАКОГО НЕ ДОПУСТИЛИ БЫ

— Что ж, предлагаем от разговора о сборной перейти к делам клубным. Скажите, когда Силкин только-только возглавил основной состав «Динамо», у вас было ощущение, что Сергей Николаевич сможет задержаться в этой должности?

— Наверное, любой, кто скажет, что у него было такое ощущение, соврет.

— Почему? Александр Сапета еще в апрельском интервью нашему изданию уверенно заявил, что Силкин останется.

— Да? На самом деле в тот момент команду лихорадило, и никто не знал, как мы будем играть. Слава богу, что все у нас стало получаться. Но тогда вряд ли кто-то мог быть уверен на сто процентов, что Сергей Николаевич останется.

— С Миодрагом Божовичем вам довелось поработать в двух командах. Почему у черногорца не удалось воплотить в «Динамо» то, что получалось в «Москве»: в стане бело-голубых шутки про секс не действовали?

— «Динамо» – совсем другая команда. К ней приковано большее внимание, и на нее оказывается мощное давление со стороны болельщиков и прессы. Почему у Божовича не сложилась карьера в «Динамо»? Мне кажется, здесь дело в психологии: черногорец просто оказался морально не готов к такому давлению со стороны футбольной общественности. Не все получалось: где-то он не выдержал, начал срываться. В его прежних командах такого пресса не было. Ни от «Москвы», ни от «Амкара» ничего особенного не ждали. Выстрелят так выстрелят, нет так нет. В «Москве» вообще все было спокойно: стадион другой, болельщиков не так много. В клубе масштаба «Динамо» Миодраг оказался впервые, и это, на мой взгляд, сыграло решающую роль.

— А какие чувства испытывают футболисты при отсутствии повышенного внимания и зрителей на трибунах?

— В «Москве» была молодая команда, все ребята примерно одного возраста. Собрался очень хороший коллектив, у нас многое получалось. Конечно, количество поклонников «горожан» не сравнить с динамовской торсидой. Но в «Москве» у нас тоже были болельщики, для которых мы в первую очередь и выходили на поле.

— Но все-таки комфортнее играть, когда каждый сектор забит битком или в более спокойной обстановке?

— Безусловно, приятнее играть при заполненных трибунах, когда зрители изо всех сил поддерживают команду. Поэтому лично мне выступать за клуб калибра «Динамо» гораздо комфортнее. Однако бывают разные ситуации. Это сейчас нам поют дифирамбы и называют суперклубом. А, например, в прошлом году в «Динамо» было тяжело всем: ничего не клеилось, и со всех сторон нас сильно критиковали.

— Сегодня «Динамо» называют самой «играющей» командой чемпионата. Насколько для вас важно, чтобы победы вашей команды были убедительными не только по счету, но и по игре?

— Наверное, каждому приятно показывать хорошую игру и получать удовольствие от футбола. А уж если это дает результат, то вообще супер, все довольны.

— А раньше у вас были моменты, когда, выходя на поле, вы попросту наслаждались игрой?

— Нет, такого ощущения, как сейчас, у меня, наверное, не было ни в одной другой команде.

— Но, к сожалению, обстоятельства не всегда позволяют «Динамо» показать все, на что команда способна. Был ли в вашей карьере матч, проходивший в худших погодных условиях, чем недавний в Самаре?

— Нет, я вообще считаю, что наша команда провела на матч меньше соперников, потому что то, что было в Самаре, — это не игра. Не знаю, может быть, кому-то было на руку, чтобы нас и «Крылья Советов» затащили в хлев и вот так по-свински обращались. Это просто ужас… Позор.

— А что говорили в команде, когда увидели поле?

— Все недоумевали, почему мы вообще должны на него выходить. Не было никакого желания играть. Конечно, наша команда должна была набирать в этом матче очки, но в итоге получилось так, что мы уступили. Сложно бороться, когда ты видишь к себе такое отношение. Когда мы летели с ребятами домой, Звездан Мисимович, игравший в Германии, сказал, что в Бундеслиге никогда бы не допустили подобного неуважения к футболистам.

— В августе «Динамо» провело еще один запоминающийся матч — с «Анжи». После той игры ассистент Владислава Безбородова извинился перед вами, за то что при счете 1:1 сорвал потенциально голевую атаку «Динамо». А вообще судьи часто признают свои ошибки в послематчевом общении?

— Нет, нечасто. Бывает такое, что они улыбаются тебе в лицо, показывая тем самым, кто тут, по их мнению, главный. А в той ситуации боковой арбитр извинился, потому что сам был перепуган и не до конца понимал, что он вообще сделал. Сказал: «Извините, я не разобрался». Я, правда, ответил ему, что мне от этого ни тепло, ни холодно, но это было на эмоциях…  

МОЕ МЕСТО — СПРАВА  

— В отличие от «Динамо», сборная России действует по схеме 4+3+3. Лично вам на какой позиции удобнее играть: правого вингера или же одного из трех центральных полузащитников?

— Действовать в центре поля — это явно не мое. Функции же крайнего нападающего и флангового полузащитника схожи, поэтому я предпочел бы играть в атаке. Действовать только впереди, не отрабатывая в обороне, — это мечта (улыбается).

— В «Локомотиве» у вас когда-то был неприятный инцидент, связанный с желанием тренера использовать вас на непривычной позиции…

— Да, при Муслине. «Локомотив» в то время играл по схеме с тремя центральными защитниками и двумя вингерами, которые должны были прикрывать всю бровку. Но, как я уже сказал, это не совсем мой стиль игры. Тренер предложил мне попробовать силы в другой роли, на что я ответил отказом. И оказался в дубле. Но это старая история, о которой я потом пожалел.

— Помнится, перед тем как заиграть у Невио Скалы на правом крае полузащиты, вы проявляли себя в разных амплуа: на месте опорного хавбека, в центре обороны и в нападении. Кем ощущали себя до прихода в «Спартак» итальянца?

— Всю сознательную жизнь я был крайним хавбеком: на правом фланге полузащиты действовал еще в детской школе «Спартака». Но когда попал в первую команду, приходилось затыкать дыры. При Олеге Ивановиче Романцеве меня иногда просили сыграть чуть ли не персональщиком. Были определенные навыки игры на разных позициях, поэтому получалось заполнять пробелы на поле. Между прочим, Скала меня не сразу поставил на фланг. В домашнем матче Кубка УЕФА против «Мальорки» в 2004 году команда остро нуждалась в опорном хавбеке, и эту роль отвели мне. К сожалению, тогда мы с треском провалились. (Испанцы победили со счетом 3:0. – Ред.). Зато в ответной встрече я уже действовал на любимой бровке и даже забил гол.

— В то время помощником Скалы был Андрей Талалаев. Это правда, что вы до сих пор поддерживаете отношения?

— Не могу сказать, что мы с Андреем постоянно контактируем. Иногда происходят какие-то встречи, в ходе которых общаемся и вспоминаем былое. К примеру, всегда интересуюсь у него, как там поживает Невио Скала. Жаль, что итальянский специалист с тех пор нигде не работал. На мой взгляд, это очень хороший тренер. Период в «Спартаке» его явно надломил, но ситуация была двоякая: у Скалы не было таких возможностей, какие были у его преемника Александра Старкова. Итальянец располагал в основном молодыми игроками, которым открыл дорогу в большой футбол. Топовых футболистов вроде Неманьи Видича и Мартина Йиранека у Невио Скалы не было. Но всех собак почему-то спустили на него.

— В «Спартаке» ваш путь в футболе только начинался, а сейчас вам уже 27 — самый расцвет. О загранице задумывались?

— Конечно же задумывался. Мы с агентом неоднократно общались на эту тему. В прошлом году был интерес со стороны клуба немецкой Бундеслиги. Но какой-то поверхностный, ничего конкретного. Позвонили агенту, пообщались и затихли. Но в любом случае сейчас меня все устраивает в «Динамо». Мне здесь нравится.

— Вы не раз говорили, что мечтаете играть в «Милане». Почему именно там?

— Я бы хотел поиграть за многие сильные европейские клубы. Но «Милан» — это детская мечта. Даже сейчас остаюсь болельщиком итальянского клуба и внимательно слежу за его выступлениями. «Россонери» для меня — номер один. 

ФАНАТ «РЕЙНДЖЕРС» И КОФЕ  

— Нам известно, что вы большой поклонник кофе. А как вам другие напитки с кофеином, например китайский зеленый чай или аргентинский мате?

— Пробовал мате у нашего аргентинского физиотерапевта Луиса, который постоянно пьет этот напиток. Помню еще, в «Спартаке» Фернандо Кавенаги и Клементе Родригес постоянно ходили с какими-то сосудами и что-то из них пили. Наконец-то удалось попробовать эту штуку. В принципе, ничего особенного: обыкновенный чифирь из зеленого чая. Не сказать, что мне не понравилось, но кофе я на него точно не променяю.

— Сколько чашек этого напитка выпиваете за день?

— По-разному. Стараюсь, конечно, поменьше, но не всегда получается. Кофе я люблю и иногда превышаю норму.

— Вы всю жизнь играли в бутсах фирмы Nike, но почему в этом году футбольный мир увидел вас в Adidas. Это дань спонсору или же вы не хотите отставать от приверженцев немецкой фирмы – Кевина Кураньи и Андрея Воронина?

— (После паузы, вызванной удивлением.) Да, я всегда был поклонником Nike. Однако то, что делала американская компания в последнее время, мне не совсем подходило. Adidas же создала модель, которая оказалось для меня наиболее комфортной. Плюс в клубе сейчас есть тесный контакт с Adidas. Так что все очень удачно легло, но самое главное — мне удобно и комфортно играть в футбол.

— Дмитрий Сычев уверенно встал на доску для серфинга и теперь часто покоряет волны. В вашей жизни есть экстремальные виды спорта?

— Пробовал тот же серфинг, но толком встать на доску не получилось. Вообще, я не любитель какого-либо экстрима, не мое это. Если рассматривать другие виды спорта, то моя страсть — это хоккей и баскетбол. Особенно хоккей, и особенно заокеанский. С 1994 года болею за «Нью-Йорк Рейнджерс». Тогда «рейнджеры» в последний раз завоевали Кубок Стэнли, обыграв в финале «Ванкувер».

— За кого стали болеть раньше – за «Милан» или за «Нью-Йорк Рейнджерс»?

— И тех и других начал поддерживать приблизительно в одно время. Как сейчас помню, миланцы еще выступали в Лиге чемпионов, где то громили «Барселону», то проигрывали «Марселю». «Милан» тогда был очень сильной командой, поэтому и начал ей симпатизировать.

— В начале 1990-х годов в нашей стране было очень сложно отслеживать заокеанские баталии. Как вам это удавалось?

— В том-то и дело, что раньше толком ни телевидения, ни тем более Интернета не было. Но эту финальную серию «рейнджеров» с «Ванкувером», как ни странно, показывали в России. Правда, в записи. Мне очень нравится хоккей, и матчи такого класса не могли пройти мимо меня. Так я приобрел заокеанскую любовь, за которой продолжал следить через газеты. Сейчас все стало намного проще: есть Интернет, позволяющий смотреть любые игры в онлайн-режиме.

— А есть в хоккее что-то, что вам хотелось бы перенести в футбол? Например, буллиты или возможность заменять голкипера на еще одного полевого игрока.

— Иногда очень хочется, чтобы ввели повторы. Вообще, я против этого, но время от времени подобные мысли посещают.

— Вы приехали сюда на белом внедорожнике марки Range Rover. Чем обусловлен выбор автомобиля и его цвета?

— В белом цвете нет ничего особенного — например, предыдущий Range Rover был черным. Я считаю, что в лице этой марки нашел свой автомобиль. Я не любитель менять машины. Сел в джип и поехал — вот и все мое автомобильное увлечение.

— В свете успешной игры «Динамо» вас стали чаще узнавать на улице?

— Не могу сказать, что я часто хожу и гуляю по улицам. Если куда-нибудь выбираюсь с женой — в кино или ресторан, то иногда узнают. Недавно в кинотеатре ко мне подошел болельщик «Спартака» и сказал: «Мы тебя помним. В наших сердцах ты всегда будешь лучшим вингером». Было очень приятно. Хотя в свое время от молодых поклонников красно-белых я наслушался многого. Сейчас я повзрослел, поумнел и не обращаю внимания на подобные выпады. Хотя периодически от фанатов «Спартака» слышу предложения вернуться назад. Но сомневаюсь, что еще когда-нибудь надену красно-белую футболку.

— Дети Александра Самедова будут заниматься спортом?

— Дай бог, чтобы у них были талант и стремление. Заставлять и принуждать я никого не собираюсь. Если увижу, что они хотят чем-то заниматься, то пожалуйста, буду только рад. Но задачи сделать из сына футболиста у меня нет. 

Ярослав КУЛЕМИН и Глеб ЧЕРНЯВСКИЙ

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/footballweekly/247964.html

Александр САМЕДОВ: “ГОД НАЗАД И ПРЕДСТАВИТЬ НЕ МОГ, ЧТО БУДУ ИГРАТЬ В ОСНОВНОМ СОСТАВЕ “СПАРТАКА”.

Спорт-Экспресс, 9 сентября 2004 года
Количество просмотров: 1222

Фото

Наша встреча с полузащитником "Спартака" откладывалась несколько раз, и коллеги по отделу футбола начали подшучивать: мол, теперь Самедов твой должник. Но самому герою было явно не до шуток: на прошлой неделе он должен был (в какой уже раз!) определиться - принимать приглашение из сборной Азербайджана или нет. Поэтому и попросил тренера молодежной команды Андрея Чернышова, вызвавшего его на сбор перед матчем со Словакией, дать время на раздумья.

Раздумья были, по-видимому, такими тяжелыми, что Самедов даже не пришел на матч молодежки. И когда мы встретились в воскресенье в одном из кафе в Сокольниках, первым делом спросила:

- Почему же вас вчера на футболе не было?

- Вообще-то собирался пойти, но у нас днем была тренировка, и к началу игры я в любом случае не успевал бы приехать на Восточную улицу. Поэтому решил остаться на базе. А счет узнавал, звоня знакомым на стадион.

ГЛАВНЫЙ УЧИТЕЛЬ - ОТЕЦ

- Вашей целью на этот сезон было закрепиться в основе "Спартака". Ее вы добились. Что дальше?

- Часто приходится слышать, что молодые игроки после одного хорошего сезона в следующем году переживают спад. Хотелось бы его избежать. К тому же я не чувствую себя на сто процентов игроком основного состава.

- Кокетничаете!

- Во-первых, конкуренция возрастает. Во-вторых, в "Спартаке" сменился тренерский штаб. Теперь предстоит заново доказывать, что достоин места в стартовом составе. Что ж, будем тренироваться, работать.

- Что нужно 20-летнему человеку, чтобы чувствовать себя счастливым?

- Главное - чтобы было здоровье. У меня и моих близких. И чтобы в карьере все складывалось. Пока вроде получается. Очень жаль, что этого нельзя сказать о командных делах - "Спартак" иногда хромает, но трудности объясняются тем, что команда только создается. Но что касается лично меня - сезон этот и правда неплохой. Более или менее ровный.

- Первое воспоминание - вы с мячом - к какому возрасту относится?

- Мне семь лет. Поступил в школу "Красногвардейца". Первое занятие у тренера Бориса Исаковича Плона... Это и было самое начало. Занимался там пять лет, а в 96-м перешел в московское "Динамо", но пробыл недолго, два месяца. И в том же году пригласили в "Спартак". Учился у тренера Евгения Викторовича Воробьева. Он очень многое мне дал. В моих сегодняшних успехах велика его заслуга, и я всегда буду благодарен этому человеку.

- Наверное, для вас не стоял вопрос, за какую команду болеть, ведь ваш отец - большой болельщик "Спартака"?

- Если честно, до перехода в "Спартак" я не болел за него. Разумеется, отношение к этой команде было особенное, ведь она тогда каждый год становилась чемпионом, в Лиге играла. Но нельзя сказать, что я был поклонником какого-то одного клуба. А когда перешел в "Спартак", конечно же, все изменилось.

- Когда впервые увидели "живого" спартаковца?

- То есть игрока основного состава? Год не помню. Не помню даже, занимался тогда в "Спартаке" или еще нет. Пришел на футбол, играли против "Динамо". Смотрю - стоит Цымбаларь. Я подумал: "Надо же, вот здорово!" - и попросил автограф. А если выделять какую-то одну игру, которая особенно запомнилась с тех времен, - это золотой матч против "Алании" в 96-м.

- Кого считаете своим главным учителем?

- Отца. И в футболе, и в жизни. Он меня в свое время в нужное русло направил. Мог я пойти не по тому пути...

- А подробнее?

- Не скажу. Но отец настоял, чтобы я занимался футболом. Он очень строгий, жесткий человек. У него не забалуешь. В детстве часто меня ругал.

- Сейчас опасаетесь что-нибудь наперекор ему сделать?

- Уже нет. Все-таки у нас теперь другие отношения. Замечания он порой делает, но мне уже 20 лет, своя голова на плечах есть.

- Вы и Торбинский - 84-го года рождения. А вот игроков 82-го и, с другой стороны, 85-го в "Спартаке" сейчас нет. Ваш выпуск какой-то особенный?

- Не сказал бы. Мы-то как раз считались обычными. Выделялся выпуск 83-го года рождения, который называли очень перспективным. Там занимались Погребняк, Гурченков... Они кучу всего выиграли в своем возрасте. Мы тоже кое-какие награды завоевывали, но на 83-й год смотрели снизу вверх.

- Когда-то вы играли в турнире КФК. Наверное, сегодня игрок основного состава "Спартака" те времена вспоминает, как далекие-далекие?

- Вовсе нет. Не так уж давно это было, а мне не так уж много лет, чтобы тот период рассматривать, как другую жизнь. В молодежной команде "Спартака" у Анатолия Федосеевича Королева играл целый сезон - вместе с Погребняком, Торбинским. Веселое было время, интересное.

- Почему так получилось, что в юношеских сборных не играли?

- Когда-то меня вызвали на один сбор, но, видно, не подошел.

- Сейчас в команде не так уж много выпускников спартаковской школы. Чувствуете, что к вам болельщики по-особенному относятся?

- Те болельщики, с которыми я общался, считают меня за своего и действительно относятся с большой теплотой. Поддерживают здорово. Верят в меня. А особенное это отношение или нет - судить не берусь.

БОЯЛСЯ СДЕЛАТЬ ОШИБКУ

На прошлой неделе, когда Самедов должен был принять решение, за сборную какой страны ему играть, мы несколько раз созванивались. У него был голос человека, который вот-вот сорвется.

- Верное впечатление, - соглашается Самедов. - Неделя выдалась тяжелой. Приходилось много общаться, телефон не смолкал. Я действительно находился на грани срыва. Было желание спрятаться куда-нибудь, никого не видеть и не слышать. Успокаивали мама, отец, сестра... Честно скажу, неприятный был период. Даже не думал, что придется так тяжело, что попаду под такой пресс.

- Для вас был большой внутренний вопрос: соглашаться играть за Азербайджан или отказываться?

- Большой. Если называть вещи своими именами, я запутался. Так много советов было - я дергался из стороны в сторону. Кто-то скажет аргумент в пользу Азербайджана. Думаю: "Правильную вещь говорит, надо ехать". И тут же слышу противоположное мнение. В голове появляется мысль: "А ведь он прав, не поеду". Так и разрывался. Уже билет был на самолет в Баку. Но до аэропорта не доехал.

- С кем советовались?

- С родными. А еще - с людьми, которые разбираются в этом вопросе и помогают вести мои дела.

- С агентами что ли?

- Да. И с адвокатами.

- Насколько понимаю, "за" и "против" было примерно поровну?

- Правильно понимаете. Кто-то был "за", кто-то - "против".

- А сами-то чего хотели?

- Говорю же: колебался. А самостоятельно, без посторонней помощи, не мог принять решение, от которого будет зависеть вся жизнь. Мне же не 30 лет, и за плечами нет громадного жизненного опыта. Боялся сделать ошибку. Это же навсегда! О болельщиках думал. Они наверняка не одобрили бы, если бы уехал.

- Все решил визит в РФС?

- Не все - многое. Я встретился с людьми, посоветовался. С кем именно - уж извините, не скажу. Говорили примерно полчаса.

- Вы в основном говорили или слушали?

- Слушал.

- Итак, вы определились. А вдруг через неделю вам еще кто-нибудь что-нибудь нашепчет. Опять билет в Баку заказывать будете?

- Исключено. Сказано было много. А слово, как известно, не воробей. Я принял решение. Оно окончательное и обжалованию не подлежит. Ну как вы себе это представляете - выходит газета с заголовком: "Самедов снова решил ехать в Азербайджан"?! Так что ли?! Неправильно это.

- Папа-азербайджанец не мог одобрить ваше решение. Или одобрил?

- Папа в любом случае на моей стороне и поддерживает меня всегда. Да, он мне подсказывает, но против моей воли не заставит поступать. Тем более что к решению остаться мы пришли вместе.

- Можно сказать, что это решение - на данный момент самое важное в вашей жизни?

- Очень важное - да. Но я не хотел бы называть его самым важным.

- Сколько длилась эта эпопея с приглашениями из Азербайджана? Год?

- Год не год, но долго. Звали туда неоднократно.

- Это правда, что года два назад вас на Украину приглашали - в юношескую сборную?

- Откуда у вас такая информация? Она не соответствует действительности.

- А правда, что вы не хотите играть за российскую молодежку из-за ее тренера?

- Нет. Ни в коем случае. Никогда не говорил, что не хочу играть за молодежку. Да и вообще, в профессиональном спорте не может быть такого: с этим тренером хочу работать, с этим не хочу. Это же не детский сад! Если тебя вызывают в сборную - ты в любом случае должен ехать.

- Хотите, историю интересную расскажу?

- Расскажите.

- Обед в Тарасовке. Кто-то сообщает: "Самедов, тебе вызов пришел в сборную Азербайджана". Титов из-за соседнего столика: "Саш, соглашайся, в ближайшее время в нашей молодежке тебе ничего не светит". Чернышов и Юран встают из-за своего стола и молча уходят...

- Обед помню. Но все было не так, как вы говорите. Мы сидели в столовой. Чернышов сказал: "На тебя пришел вызов из Азербайджана". Я ответил: "Понял". Но Егор ничего не комментировал. Не факт, что он вообще в этот момент находился рядом. И уж обед точно никто не прекращал.

ДРУГОЙ ТАКОЙ КОМАНДЫ НЕТ И НЕ БУДЕТ

- Ждать своего часа в "Спартаке" вам пришлось долго. Вас не раз отдать в аренду хотели - и в прошлом году, и в позапрошлом. Руки не опускались от ощущения собственной ненужности?

- Два года назад слышал, что меня могут отдать в "Факел". А в 2003-м, когда в команду пришел Андрей Чернышов, начались разговоры, что я могу оказаться, если правильно помню, в "Черноморце". Даже не я один, а группа ребят. Сразу пошел к Чернышову и спросил: "На самом деле меня хотите отдать?" Он ответил: "Нет, ты нужен команде". Конечно, грустно и неприятно чувствовать, что от тебя хотят избавиться. Но тут важно знать наверняка: да - так да, нет - так нет. И когда я услышал ответ Чернышова, сразу успокоился.

- И теперь, наверное, каждая минута, проведенная на поле в красно-белой футболке, ценится гораздо выше?

- Разумеется. Приятно, что все так получилось. Знаете, год назад я и подумать не мог, что буду играть в основном составе "Спартака". Конечно, надеялся закрепиться, но не очень-то верил, что такое реально уже в скором будущем. Порой думал: светит мне дорожка или в команду, стоящую на вылет, или даже в первую лигу. А потом все резко повернулось в лучшую сторону. Но произошло это настолько неожиданно, что сам удивляюсь.

- Есть ощущение сбывшейся мечты?

- Оно было в какой-то момент, но совсем недолго. Ведь когда ты добиваешься чего-то одного, тут же ставишь перед собой новые цели, новые задачи. Нельзя останавливаться на достигнутом.

- Понимаете, что играете в особенной команде - на каком бы месте она ни находилась?

- Конечно. "Спартак" - уникальный клуб хотя бы потому, что это девятикратный чемпион страны. Особенная команда. Я почувствовал, и прочувствовал это давно, только-только придя в нее. Увидел, как люди играют в Лиге, в чемпионате страны, увидел болельщиков - уже тогда понял, что другой такой команды не было и не будет. "Спартак" - это "Спартак".

- Ветераны часто говорят о некоем "спартаковском духе". Но никогда не слышала, чтобы о нем говорил 20-летний парень. Скажите, а?

- В моем понимании понятие "спартаковский дух" связано с той Великой Командой, которая каждый год выигрывала чемпионат и выступала в Лиге. Я еще застал ее - при Романцеве. Но уже без Тихонова, других легендарных личностей... Наверняка спартаковский дух существует и сейчас. Но или я им еще не проникся в полной мере, или, что наиболее вероятно, он не так сильно проявляется. Ведь команда только создается. Создается и в то же время возрождается. Это не громкие слова. Аленичев вернулся, Титов приступил к тренировкам. Наверное, лидеры и будут прививать молодежи этот самый дух.

- Для вас Аленичев - человек из древней истории?

- Его история продолжается, как она может быть древней? Это большая честь для меня - играть бок о бок с человеком, который выиграл Лигу чемпионов.

ФУТБОЛИСТА САМЕДОВА ОТКРЫЛ СКАЛА

- Забив гол "Крыльям", вы помчались к тренерской скамейке, к Скале. Это был порыв души?

- Так получилось. Это не было спланированной акцией. Вы поймите, Скала дал мне шанс заиграть в "Спартаке". Я благодарен этому человеку и, что бы ни писали в прессе, не могу сказать и никогда не скажу про него ничего плохого.

- То есть футболиста Самедова открыл Скала?

- Совершенно верно.

- Как работалось под началом иностранца? Различия в менталитетах, общение через переводчика...

- Лично у меня не было трудностей подобного рода. Нормально работали.

- Сильно расстроились, когда узнали, что Скала уходит?

- Это футбол. Не всю же жизнь Скале работать в "Спартаке", верно? Когда нет результата, все обвиняют тренера. По крайней мере так принято. По-человечески, конечно, жаль, что больше не будем вместе работать. А еще жаль, что попрощаться как следует не удалось. Мы столкнулись на пороге клубного офиса, я выходил оттуда, а Скала заходил. Уже тогда было известно, что он уйдет. Но времени поговорить не было. Пожали друг другу руки и пожелали удачи.

- Что чувствует игрок, когда приходит новый тренер, - волнение, тревогу, что-то еще?

- Это не страх. Скорее осознание необходимости заново доказывать, что достоин играть.

НАС НАДЛОМИЛО ПОРАЖЕНИЕ ОТ "ЗЕНИТА" В ПЕРВОМ КРУГЕ

- В каком матче этого сезона вы сами себе нравились?

- С "Крыльями". С "Амкаром" неплохо получилось.

- После хет-трика "Амкару" вы подписали новый контракт. После чего играли не так ярко, как в начале сезона. И начались разговоры: мол, человек успокоился, жизнь удалась - чего теперь землю грызть?

- Тоже слышал такое. Говорят - и пусть говорят. Наверное, кому-то хочется думать, что у футболиста Самедова появились деньги, и он перестал работать. Но в двадцатилетнем возрасте невозможно все время играть на стабильно высоком уровне.

- Удобное объяснение - мне лишь 20 лет, и взятки с меня гладки.

- Да не в удобных объяснениях дело! Я не считаю, что у меня был какой-то спад. И потом, игра одного человека не может не зависеть от игры всей команды. Были 6:0 с "Амкаром", когда вся команда выглядела здорово. А потом последовали шесть поражений, в которых все действовали не лучшим образом, я в том числе. Что касается "версии" про новый контракт - как жизнь называть удачной, если еще ничего не выиграно?!

- Было в этом году поражение, после которого так и не смогли заснуть?

- После "Зенита". В первом круге. Мы проиграли 0:3. Расстроился жутко, прокручивал в голове эпизоды матча, все думал: ну не должны мы были ТАК проигрывать! На мой взгляд, нас сломала именно та игра. Началась серия поражений. Все пошло наперекосяк.

- Недолго и привыкнуть к десятым местам. Не считаете?

- Не считаю. Мы во втором круге доказали, что можем играть в хороший футбол. Взять те же матчи с "Локомотивом", с "Крыльями". В следующем году "Спартак", я думаю, будет бороться за самые высокие места.

- Это общие слова.

- Может, и общие. Но я действительно так считаю.

- Есть ощущение, что вы играете в великой команде, которая переживает трагедию?

- Наверное, для кого-то это трагедия. Но я не могу так говорить. В конце концов, я игрок этого клуба, и подобные слова звучали бы некорректно. Мы всей командой пытаемся выйти из кризиса.

- Два самых любимых вопроса русской интеллигенции: "Что делать?" и "Кто виноват?"...

- Виноваты все мы. Что делать? Тренироваться, играть. Простой рецепт.

- Игрокам стыдно перед болельщиками?

- Конечно, неудобно. Были матчи - в частности, та серия из шести поражений, когда не знали, куда глаза прятать. Сквозь землю хотелось провалиться. Надеюсь, болельщики поймут и простят. Тем более что и правда чувствуется: самое плохое уже позади, команда потихоньку выкарабкивается.

- Недавно один человек рассказывал, в Тарасовке побывавший. Первое впечатление - атмосфера пустоты.

- Смотря в какой момент он там побывал. Если в период той жуткой серии из шести поражений - вполне естественно, что атмосфера была не самая радужная.

- Кто сейчас живет в номере Романцева?

- В данную минуту - никто. Жил Скала.

- Игроки как-то ощутили на себе смену руководства? Я не тренера имею в виду.

- Конечно, игроки в курсе перемен в клубе. На ком-то изменения сказываются в большей степени, на ком-то - в меньшей. Что касается меня лично - как тренировался, играл, так и продолжаю.

- Андрея Червиченко один из лидеров команды чуть ли не отцом родным называл. Некоторые болельщики его, мягко говоря, недолюбливали. Кто прав?

- Не мне судить. Червиченко был президентом "Спартака", когда я там играл. Или наоборот: я играл в клубе, а он был его президентом.

ВСЮ ЖИЗНЬ БОЛЕЮ ЗА "МИЛАН"

- Вы знаете, что будете играть в сборной?

- Ну и вопросы у вас! Откуда же мне знать? Позовут - буду. Не позовут - не буду.

- Какие у вас мечты?

- Большие. Заиграть где-нибудь в Европе. Любому футболисту хочется попробовать свои силы в серьезном западном чемпионате, но это разговор не сегодняшнего и не завтрашнего дня. Сейчас все мысли только о "Спартаке".

- Чемпионат какой страны вам нравится?

- Итальянский. Всю жизнь болею за "Милан". Но по стилю больше подходит испанский.

- Какой команде в чемпионате России - помимо, разумеется, "Спартака" - симпатизируете?

- "Локомотиву". Очень нравятся полузащитники этого клуба - Лоськов, Хохлов. А еще приятно посмотреть на игру Каряки. Из западных игроков вне конкуренции Шевченко. Глаз радуется, когда вижу, что он вытворяет на поле.

- Ваши сильные и слабые стороны как футболиста?

- Бегаю быстро. Но вообще-то не люблю этот вопрос. Спрашивают, а я не знаю, что отвечать. Минусы? В отборе не очень хорошо играю. Игра головой - тоже не самое сильное место. Много чего не умею. И много чему нужно учиться.

- Вы играли на разных позициях. Любимая - опорного полузащитника?

- Опорного и справа. В школе на правом фланге играл. Домашний матч против "Мальорки" начал я в центре. И вы помните, чем закончилась та игра. Словом, справа я себя хорошо чувствую.

- В центр не тянет?

- Нет. Тянет вправо (смеется).

- Кто лучший игрок в вашем амплуа?

- Фигу.

- Самая ценная вещь в вашем доме, связанная с футболом?

- Медаль за прошлогодний выигрыш Кубка России. Медалей-то у меня много, штук двадцать, с юношеских и детских турниров, но эта - самая важная.

МАМА НЕ МОЖЕТ СМОТРЕТЬ ФУТБОЛ

- Говорят, в вас куча разных кровей намешана - чуть ли не четыре?

- Знаю только про две. От мамы - русская, от отца - азербайджанская.

- Родители к спорту имеют отношение?

- Мама - точно нет. Отец, может, и "пылил" в Азербайджане. Но называть его спортсменом было бы преувеличением.

- Мама болеет за "Спартак"?

- Просто страшно! Но никогда не смотрит футбол. Не может. Настолько переживает. Когда футбол показывают - выключает телевизор или в другую комнату уходит. Для нее это слишком большие нервы. А счет узнает от папы или из новостей.

- Почему ваш отец по-прежнему продолжает ходить на матчи дубля?

- А почему бы и нет? Там интересно. Приходят ветераны "Спартака" и другие люди, имеющие отношение к команде. Все общаются.

- Для вас очень важно его присутствие на трибуне?

- Важно. Всегда знаю, где он стоит. Я же ему билеты даю. Раньше сестра приходила. А брат - нечастый гость на футболе: дел у него много.

- Сколько у вас братьев-сестер?

- Две сестры и брат. Я самый младший в семье. А маленьких все любят.

- Вы в детстве нужду испытывали?

- Нет. На золоте, конечно, не ели, но отец работал, и мы никогда не бедствовали.

- А сейчас самый младший в семье - главный кормилец?

- Выходит, так. Но что тут удивительного? Абсолютно нормальная ситуация. Не хочу, чтобы родители работали. Отговорил их ходить на работу. Можно сказать, они теперь на заслуженном отдыхе.

- В каком возрасте поняли, что футбол - это игра за деньги?

- Всегда это понимал. Просто в детстве деньги не являются такой уж большой ценностью. А когда взрослеешь, начинаешь стремиться к тому, чтобы как можно лучше обеспечить своих близких. Понимаете, любой человек хочет нормально зарабатывать. Разве это плохо?

- Никто не утверждает, что плохо. Но как вы относитесь к разговорам, что сегодняшние футболисты не стоят денег, которые получают?

- Не согласен. Тот, кто так говорит, не понимает, что век футболиста короток, что мы в конце концов оставляем на тренировках свое здоровье. На мой взгляд, зарплаты спортсменов оправданны. Футбол для меня - это не работа, а любимое дело. А когда за него еще и деньги платят - вообще здорово.

- Первую зарплату помните?

- Лет в 14 это было. Сумму помню, а на что потратил - забыл.

ОЦЕНКИ? НАДО ПОСМОТРЕТЬ ЗАЧЕТКУ

- В начале года вы завели себе агента. Зачем?

- Чтобы занимался моими вопросами.

- Ковтун, Парфенов, Титов всю жизнь без агентов прожили - и ничего.

- Бывает, что нужен юридический совет. Я же не юрист. Помощь специалистов никогда не помешает.

- Учитесь где-нибудь?

- В институте физкультуры в Малаховке. На четвертом курсе.

- Тренером стать хотите?

- Об этом пока рано говорить. Но надо же учиться по своей линии.

- Когда сессия последняя была?

- Перед каникулами. Точнее сказать затрудняюсь. Помню, что я ее сдал.

- На какие отметки?

- Надо открыть зачетку и посмотреть (хохочет).

- Какой любимый предмет?

- Специализация. Мы на ней в футбол играем.

- Когда говорят, что футболисты читают только сберегательные книжки, вам обидно?

- Не обидно. Но это не так. Сам я, честно скажу, давно ничего серьезного не открывал. Регулярно только "СЭ" читаю. Но знаю, что многие игроки читают книги.

- Почему у вас нет машины?

- Не стремлюсь ее иметь. Иначе купил бы. Когда надо - папа отвозит. Или на такси. Сам водить не умею.

- Сколько стоит жетон на одну поездку в метро?

- Семь рублей. Что, неправильно?

- Десять.

- Теперь буду знать.

- Кто ваш лучший друг из футболистов?

- С Димой Торбинским вместе восемь лет - почти полжизни. Общаемся с Шещуковым, Погребняком. А вообще-то со всеми в нормальных отношениях.

- В карты играете?

- Нет. В боулинг, на бильярде - другое дело. Обычные развлечения. В кино хожу.

- На мультик "Шрек-2"?

- "Шрек-2" посмотрел давно, еще на пиратском DVD. Последний раз ходил на фильм "Соседка". Типичная американская туповатая комедия. Что-то вроде "Американского пирога". Мне нравятся такие. А еще люблю фильмы на исторические темы - "Гладиатор", "Король Артур".

- Где вас можно увидеть в Москве, если не в Тарасовке и Лужниках?

- В развлекательном центре "Атриум". Но на самом деле я скучный человек. База - дом - база - дом. Иной раз выберешься куда-нибудь с друзьями, но редко.

- Вы не производите впечатления скучного человека. Напротив, кажетесь эмоциональным и "заводным".

- "Заводной" или нет - надо у окружающих спросить. А насчет эмоциональности вы правы. Иногда бываю чересчур вспыльчивым. В том числе на поле. Мне даже замечания делают, что веду себя не очень дисциплинированно - как, например, в игре с "Локомотивом". Стараюсь исправиться.

- Вы сейчас в красно-белой майке. Любимое сочетание цветов?

- Так получилось. Тут нет никакого скрытого смысла.

- Вас на улице останавливают болельщики?

- Ох, я уж подумал, вы спросите - милиционеры... Болельщики? Бывает. Иногда на улице слышишь: "Вон Самедов идет, он в "Спартаке" играет". Но я не считаю и не чувствую себя популярным человеком. Ну какая я звезда, если в этой жизни еще ничего не достиг и не выиграл?! 

Дина ЮРЬЕВА

http://www.sport-express.ru/newspaper/2004-09-09/4_1/?view=page

Александр Самедов: "Отец был бы очень рад моему возвращению в "Спартак"

Спорт-Экспресс, 24 января 2017 года
Количество просмотров: 430

Фото

Переход Самедова из "Локомотива" к красно-белым стал одним из самых громких трансферов этой зимы. Новый-старый спартаковец в интервью "СЭ" вспомнил свой первый период в команде, рассказал, чего ждет от нового этапа, и поделился первыми впечатлениями от работы с Массимо Каррерой.

Чаще фамилии, чем Самедов, в российском футбольном пространстве в последние недели не произносилась ни одна другая. Вокруг его возвращения в "Спартак" спустя 12 лет, вокруг трансфера из "Локомотива", который не назовешь совсем гладким, бушевали информационные бури. Даже Луиз Адриану, человек из "Милана", автор гола в финале Кубка УЕФА и пента-трика в Лиге чемпионов, обсуждался поменьше.

Когда один из ведущих и самый результативный (2+3 по системе "гол плюс пас" прошлой осенью) игрок сборной России времен Станислава Черчесова на день позже партнеров присоединился к красно-белым на первом сборе в Абу-Даби, поговорить с ним жаждали все. И желательно быстрее всех – по понятным конкурентным причинам.

Поначалу я был среди страждущих, а потом понял, что лучше выждать пару-тройку дней. Пусть человек придет в себя, освоится в новой команде, осмыслит происшедшее, успокоится. А потом и наступит время для не суетливо-напряженного, а спокойного и рассудительного диалога.

Так в итоге и поступил – и ни секунды не пожалел. Самедов в любом случае не пламенный трибун и не специалист по горячим цитатам, публичным упрекам и уж тем более разоблачениям. Когда накануне отъезда в Эмираты со мной записывали видео-онлайн для странички "СЭ" в соцсети Facebook, я дал прогноз, что из уст хавбека в адрес Юрия Семина не прозвучит ни одного дурного слова, как и от тренера – оба не из тех, кто любят выпускать ядовитые стрелы через прессу. Ровно так все и вышло. На тему ухода из "Локомотива" Самедов отказывался говорить во всех без исключения беседах.

В целом же он во время нашего 50-минутного разговора был, я бы сказал, философичен. Задумчив. Другой спартаковский дебютант, Луиз Адриану, ходит все эти дни по гостинице абсолютно сияющим, с истинно бразильской улыбкой от уха до уха. А Самедов думает. Он понимает, что в его жизни сейчас происходит что-то очень важное – и старается подыскивать для этого правильные слова. И иногда они проникают в самое сердце.

В одном из недавних интервью Самедов признался, что сильно пересмотрел взгляды на жизнь, отношение к ней после того, как в декабре 2015 года не стало его отца. Это было сказано глубоко и сильно, врезалось в память. И в какой-то момент, когда я почувствовал, что беседа задалась, решился на то, чтобы спросить важную и личную вещь. Когда уходит кто-то очень тебе духовно близкий, ты потом ведешь с ним заочный диалог. Задаешься вопросом, одобрил бы он или она тот или иной твой поступок или нет. Точного ответа, ясное дело, получить не можешь – но, зная, каким был этот человек, каких принципов и убеждений придерживался, можешь его предположить. И в какой-то момент я осмелился спросить Самедова:

– Вы не думали, как бы отец оценил ваш переход в "Спартак"?

Он ответил тут же. Даже не дожидаясь конца вопроса. И с абсолютной убежденностью.

– Уверен, что именно этому он был бы очень сильно рад. Папа меня все детство, всю юность возил в школу "Спартака". Не пропускал ни одной игры ни там, ни в дубле. Весь этот путь я прошел с отцом, который всегда был рядом. Да, он был бы очень рад моему возвращению.

– Какова все-таки ваша главная мотивация? Возможное чемпионство? Лига чемпионов, в групповом турнире которой вам никогда не доводилось выступать?

– Много факторов. Конечно же, возможность побороться за титул. Поработать с тренером, к которому очень хотел попасть. Все время хочу учиться чему-то новому, и почему бы даже в 32 года не становиться лучше, изучать какие-то новые тактические моменты? Мне кажется, у Массимо Карреры такая возможность будет.

Отталкиваюсь и от сборной. До ЧМ-2018 осталось полтора года. Сначала – Кубок конфедераций, а потом, дай бог здоровье будет, смогу показать свои лучшие качества на домашнем чемпионате мира. Уверен, что получится. Это очень важные полтора года. Вернее – для начала полгода, потому что "Спартак" борется за чемпионство. А потом еще год. Главная мотивация – возможность научиться чему-то новому.

варь. Абу-Даби. Александр САМЕДОВ на тренировке

НЕ МОГ ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО ВЕРНУСЬ

– Большим ли облегчением стала новость 12 января, что "Спартак" и "Локомотив" договорились? Ведь разница в предлагаемом одними и требуемом другими была велика, и поводы для беспокойства имелись.

– Было ощущение, что все сложится хорошо.

– Но если бы клубы вдруг не договорились, существовал ли план В – учитывая, что Юрий Семин четко дал понять, что пути назад у вас нет?

– Ни плана В, ни пути назад. Я верил, что сбудется план А. В итоге так и получилось.

– Летом 2014-го вы стали героем нашей популярной рубрики "Разговор по пятницам" и сказали, что в Россию из "Локомотива" не хотите переходить уже никуда. Вот что значит – никогда не говори "никогда".

– Сто процентов. Всегда буду благодарен "Локо". Этот клуб сыграл очень важную роль в моей жизни. Восемь лет – это не просто так. Два Кубка России, три бронзовые медали. Но получилось, что перешел в "Спартак". И очень рад этому.

– Матча с "Локомотивом" уже ждете с нетерпением? Как когда-то Лоськов с Евсеевым после перехода в "Сатурн"?

– Нет. Думаю только о том, чтобы влиться в тренировочный процесс "Спартака" и набрать нужные кондиции. А потом возобновится чемпионат, и нас ждет 13 самых важных встреч.

– То есть игра с железнодорожниками – такая же, как и все остальные?

– Посмотрим.

– Но забить в ворота "Локо" было бы для вас принципиально?

– Нет. Мне бы хотелось, чтобы моя команда победила.

– Если забьете в Черкизово – праздновать станете?

– Когда забью – тогда и увидите.

– Почему вы во всех интервью отказываетесь высказываться на тему "Локомотива"?

– Потому что она для меня закрыта. И я хочу говорить только в позитивном русле.

– По видео пресс-службы "Спартака" из клубного музея, где вы и Сергей Родионов подписывали контракт, а потом давали комментарии, вдруг показалось, что волнуетесь. В 32 года. Странно.

– Так и было. Причем не думал, что это получится так волнительно. Но когда оказался в клубе, в музее, на базе – нахлынуло. 12 лет, которые отсутствовал в "Спартаке" – очень большой период. Если честно – не мог представить себе, что вернусь.

Александр САМЕДОВ смотрит свои голы в клубном музее

ЕДИНСТВЕННЫЙ ХЕТ-ТРИК В КАРЬЕРЕ СДЕЛАЛ В "СПАРТАКЕ"

– Когда уходили в 2005-м – думали, что навсегда?

– Нет, не тогда. Размышлял об этом много лет спустя, относительно недавно. Понятно, что в жизни возможно все. Но не думал, что будет такая возможность. И действительно, когда увидел людей, которых давно знаю – того же администратора Георгия Чавдаря, – разволновался.

А когда оказался в музее?! Меня привели в панорамную комнату, где есть видео и статистика всех до единого футболистов "Спартака" за всю историю. Включили мою ленту. Я узнал, что провел за команду 59 матчей. Не думал, правда! Увидел свои голы "Крыльям", "Амкару" – пять или шесть мячей. Всего за "Спартак" забил девять. Плюс там еще все так красиво сделано... Музей – просто фантастика! Обязательно приду туда с семьей. Хочу показать все это сыну. Никогда такого не видел.

– Кстати, вы хотя бы один хет-трик после "Спартака" еще делали?

– Нет. Забивал по два, но тот хет-трик "Амкару" так и остался единственным.

– Вы же, помнится, могли перейти в "Спартак" еще после "Москвы", когда в итоге выбрали "Динамо"?

– Да, интерес имелся, но не срослось. Зато получилось теперь.

– Вы возвращаетесь в клуб, в котором выросли, были капитаном дубля, дебютировали за основу и даже трижды поражали ворота "Амкара". Когда сейчас решили вернуться, не промелькнула мысль: а может, зря уходил? Ведь в других клубах ни чемпионом не стал, ни в Лиге чемпионов не сыграл.

– Какой смысл теперь об этом говорить и о чем-то жалеть? Карьера сложилась так, как сложилась. Что-то могло быть лучше, что-то – хуже. Сейчас появилась возможность вернуться в "Спартак". И я ей с радостью воспользовался.

– А кто в школе красно-белых и дубле сыграл наибольшую роль в том, что вы в большой футбол попали?

– Работал с такими людьми, как Федосеич – Анатолий Королев (детский тренер, воспитавший Егора Титова и ряд других известных спартаковцев. – Прим. И.Р.). Как Сергей Юрьевич Родионов, который тогда тренировал дубль. Илья Цымбаларь там же...

Ему и его партнерам по великому "Спартаку" 90-х я, между прочим, подавал мячи на матче с "Реалом" в 98-м, когда Цымбаларь забил со штрафного, и "Спартак" победил! А мадридцев тогда тренировал Гус Хиддинк. Ух, как бились тогда с другими пацанами, кто будет мячи подавать. Переполненные "Лужники", Зеедорф, Рауль, Роберто Карлос. Суператмосфера. И мы выигрываем. Там и мячи подавать оказалось за счастье.

– Как-то прочитал, что тот "Спартак" и ассоциировался у вас с Цымбаларем.

– Да, это мой любимый игрок. Вообще считаю, что он должен был стать мировой звездой, но в силу каких-то обстоятельств этого не случилось. Думаю, если бы уехал в какой-то топ-чемпионат и топ-клуб – стал бы одним из сильнейших в мире. Это мое мнение. Гениальный футболист.

– Его постер не висел у вас на стене?

– Да. Рядом с плакатом, на котором изображен Луиш Фигу. Даже когда Цымбаларь тренировал дубль – делал такие вещи своей левой! Издевался над нами. Когда узнал, что его не стало – испытал шок. Даже слов таких не могу подобрать. Такой молодой человек ушел из жизни...

14 марта 2003 года. Александр САМЕДОВ (справа) в матче за дубль

НАХОДИТЬСЯ В РОМАНЦЕВСКОЙ КОМАНДЕ БЫЛО ЗА СЧАСТЬЕ

Готовясь к этому интервью, я вдруг понял, что Самедов – единственный в сегодняшней команде футболист, который застал в "Спартаке" Олега Романцева. И дебютировал при нем в стартовом составе.

– Когда ваш переход состоялся, Романцев сказал: "Такие, как Самедов, "Спартаку" очень нужны. Он обязательно поможет". Ожидали такой оценки от тренера, при котором провели первый официальный матч за красно-белых?

– Мне просто очень приятно, что Олег Иванович обо мне так отзывается. Но предстоит очень много работы, и надо доказать, что он прав. Я тренировался у него с основным составом с 2002-го, на последний тур с "Торпедо" меня поставил. Потом были еще полгода в 2003-м. То есть поработать с ним пусть не так много, но успел. Это такая масштабная личность! Все игроки, а я уж как молодой тем более, немного побаивались его. Застал этот тренировочный процесс – романцевские упражнения до сих пор перед глазами. Как застал и тех спартаковцев, которые приносили золото. Мне было за счастье там находиться, с этими людьми. Вот и все.

– У вас же даже медаль с того времени осталась? Бронзу-2002 вам как участнику одного матча в сезоне вручили?

– Нет, за выигрыш Кубка России-2003. Хотя в финале на поле и не выходил.

– Легендарную романцевскую "максималку" застали?

– А как же!

– Это было жестко?

– О да.

Январь. Абу-Даби. Главный тренер

– У Массимо Карреры есть что-то подобное? На первом сборе любой тренер гоняет – будь здоров, а уж итальянский – тем более.

– "Максималка" – она одна в своем роде (улыбается). Тем не менее, сейчас делаем действительно тяжелую работу. Но это подготовка. Через это надо пройти.

– Вы знакомы больше, чем с половиной команды: сейчас с вами в сборной России играют Глушаков, Комбаров, Зобнин, Кутепов, Джикия, раньше – Ещенко, Макеев, Ребров. Вписаться в эту компанию проблем не составило?

– Что касается вливания в коллектив – никаких. Все не просто хорошо, а отлично. Меня очень хорошо приняли. Сейчас главное – набрать нужные кондиции. И это предстоит сделать через тяжелую работу.

– Вам сложнее из-за того, что не проходили ту индивидуальную программу на отпуск, которую раздали каждому футболисту "Спартака"?

– Может быть. Но есть три сбора, во время которых есть возможность наверстать отставание. Тренировки интенсивные, так что все хорошо. Кроме того, выполнил программу сборной России, которую мне выслал ее тренер по физподготовке. И она очень помогла. Но здесь после трех дней все равно стало тяжело, ощутил приличную усталость. Впрочем, это нормально.

– Вы и с одним человеком из тренерского штаба по работе в "Динамо" хорошо знакомы.

– Да, Роман Пилипчук помогал Сергею Силкину, когда я был в этом клубе. Мы вместе работали в том "Динамо", которое, по мнению многих людей, показывало самый красивый футбол в стране. Михалыч входил в тренерский штаб, и он, как и сейчас в "Спартаке", был небольшим – Силкин, Дмитрий Хохлов, Пилипчук и тренер вратарей Николай Гонтарь.

– С Каррерой один на один уже пообщались?

– Пока нет. Каждый день по две тренировки. Сейчас все сосредоточены на работе.

– Какой итальянец вообще по первому впечатлению?

– Открытый. А занятия пока выстроены так, что он, как понимаю, присматривается. В том числе и ко мне. Идет нормальный процесс.

– У вас уже есть хотя бы приблизительно понимание, как вас станут использовать, на какой позиции?

– Три дня только прошло. Рано. К тому же я день пропустил – по некоторым семейным обстоятельствам задержался, а клуб пошел навстречу. За что – спасибо.

– Сейчас вы не считаете себя чисто фланговым исполнителем?

– Абсолютно нет. Я уже давным-давно не такой.

– Вспоминаю фразу из репортажа Романа Трушечкина после вашего гола левой Люксембургу в составе сборной: "Надо знать, как Самедов не доверяет своей левой, чтобы оценить красоту этого мяча!" Правда не доверяете?

– Если вспомнить, не так уж мало голов провел левой ногой. По крайней мере, они были. Даже тому же Люксембургу я забивал левой в обоих матчах! Так что даже не знаю, о каком именно мяче речь (улыбается). А насчет "доверия" – стараюсь больше над ней работать.

Александр САМЕДОВ (справа) и Леонид КУЧУК. Фото Алексей ИВАНОВ,

КУЧУК ОТКРЫЛ МНЕ МНОГОЕ В ФУТБОЛЕ

– Недавно вы очень высоко отозвались о Леониде Кучуке. Это он перестроил вас из чистого крайнего полузащитника во многофункционального?

– Кучук многое открыл для меня и вообще для нас в футболе благодаря своему тренировочному процессу. Это очень сильный специалист, с которым многого добились. Да, можно сказать, что именно при нем я перестал быть фланговым игроком и разнообразил свои действия. Бывали случаи, когда и в центре выходил, и слева.

– Но, помнится, болельщики "Локомотива" предъявляли вам наряду с Гильерме претензии по поводу критики в адрес Кучука, удивительным образом опубликованной на официальном сайте клуба еще до уволильнения.

– Насколько помню, на пресс-конференции Кучук заявил, что "в сборной футболисты играют получше, чем в клубе". И все, что я сказал: "Неприятно такое слышать от главного тренера". Меня много раз спрашивали о том, что якобы дал интервью против Кучука, а до сих пор не могу понять – какое?!

– Вообще, считаете себя достаточно легким для тренеров человеком? С Рашидом Рахимовым, Сергеем Силкиным, Юрием Семиным вы расстались с элементами взаимного недопонимания.

– С Рахимовым возникли не то, чтобы проблемы – просто я хотел играть. И в итоге решил уйти. Силкин сказал, что не против расставания с футболистом, – я ушел. Все, никаких вопросов. Всегда выходил, старался, выполнял свои обязанности. Кого-то устраивал, кого-то нет. Но считаю, что никаких разногласий с тренерами у меня не было.

– В одном из давних интервью вы сказали, что никто из "Спартака" в 2005 году не выгонял, решение приняли сами – поняв, что Владимира Быстрова купили на ваше место. Но вот вам цитата Максима Калиниченко: "Самедов, как мне показалось, не после перехода Быстрова, а еще в начале сезона лапки поднял. Скала ему доверял – он играл, а к конкуренции, видимо, оказался не готов. Желаю ему всего лучшего, но такая психология мне непонятна. Если ты считаешь, что лучше конкурента, то почему должен бояться за свое будущее?".

– Могу согласиться с Максом. Но тогда у меня был такой характер. Непростой. Позвал "Локомотив" – и решил, что раз на мою позицию купили Володю Быстрова, значит, ухожу. А до этого провел довольно много встреч. Но возобладали эмоции. Не то чтобы чего-то испугался – но вот так отреагировал. Что сделано – то сделано.

– Кто-то из спартаковцев того времени сказал мне, что, если бы остался Скала, то с приобретениями 2004 года через какое-то время "Спартак" стал бы чемпионом. Согласны?

– Когда купили Мартина Йиранека и Неманью Видича, мы провели четыре очень достойных матча. В том числе победили "Крылья Советов", которые в тот год взяли бронзу. Я тогда забил и побежал разделить радость со Скалой. А после того выигрыша его убрали. Думаю, что если бы ему дали время, то все могло бы быть по-другому. Но взяли бы титул или нет – этого никто уже не скажет.

– На вас сказалось то, что Александр Старков совершенно не доверял молодежи, сделав ставку на опытных людей?

– У каждого тренера свой взгляд, и он имеет на него право.

– То, что вы выступали в четырех московских клубах и больше нигде – это стечение обстоятельств? Или принципиально не хотели уезжать из столицы?

– Просто так сложилась карьера.

– А в пятый, ЦСКА, не звали?

– (После паузы.) Нет.

Главный тренер

ОЧЕНЬ ХОЧУ ПОРАБОТАТЬ ИМЕННО С КАРРЕРОЙ

– Кто первый рассказал вам об интересе "Спартака"?

– Фамилий называть не стану. Люди, которые идут со мной по жизни. Агенты. Они позвонили и сказали, что такой интерес есть.

– Первая же реакция была: "Я хочу!"? Или после размышлений?

– Я такого не ожидал. Потом произошли некоторые события, о которых не готов рассказывать. И в какой-то момент понял, что есть желание играть в "Спартаке". Тем более, мне сказали главное: Каррера во мне заинтересован. Это оказалось самым важным.

– С кем-то из друзей-футболистов советовались?

– С близкими людьми, с семьей. С футболистами – нет.

– Глушаков, Комбаров не уговаривали: "Переходи к нам"?

– Нет. Ни с кем на эту тему не общался.

– Нет ли беспокойства, как сложатся отношения с фанатами "Спартака"?

– Верю, что все будет хорошо. В любом случае, нужно все доказывать своей игрой.

– В одном из материалов я написал, что у вас не было конфликтов с болельщиками красно-белых. В ответ мне прислали новость за 2009 год о том, что во встрече "Спартак" – "Москва" вы в "Лужниках" показывали фанатам какие-то жесты, и они просят дисциплинарные органы РФС разобраться. Помните такое? И имело это ли какие-то последствия?

– 2009-й? Помню, что "Москва" тогда и в Кубке играла со "Спартаком", и в чемпионате, и это были принципиальные и эмоциональные матчи. Я был молодым, может, на эмоциях что-то и сделал. Не собираюсь от чего-то отнекиваться или чего-то бояться. Прошло восемь лет. Если совершал какие-то ошибки, то не стану говорить, что их не было. Они свойственны молодым людям.

5 августа 2009 года. Кубок России.

– Как-то так у вас получается, что больше всего в карьере вам доверяют тренеры-легионеры – Скала в "Спартаке", Божович в "Москве", Билич в "Локомотиве", Капелло в сборной. Выбор команды, которую тренирует иностранец Каррера, не с этим ли связан?

– О таких закономерностях не думал, а просто очень хотел поработать с самим Каррерой. Хотя многие и говорят, что я возрастной футболист, 32 года, но никогда не поздно учиться. А тут приехал человек, который много лет трудился в "Ювентусе" и сборной Италии. Мне итальянский футбол всегда нравился.

– Каррера у вас ассоциируется с Капелло?

– Они разные. По возрасту, по взглядам на игру. Какие-то схожие вещи, наверное, в тренировочном процессе есть, но не стал бы сравнивать. Они все-таки специалисты из разных времен. Но с итальянскими тренерами у меня действительно связано много хорошего. Скала мне доверял, и при нем я сыграл почти весь чемпионат – первый свой в карьере. У Капелло постоянно выходил на поле в сборной.

– Слова о том, что хотите научиться чему-то новому, подталкивают к выводу, что в будущем намерены стать тренером. Раньше такого не говорили.

– Если вы меня спросили бы об этом два года назад – ответил бы, что абсолютно точно не хочу после окончания карьеры игрока в футболе оставаться. Сейчас смотрю на некоторые вещи по-другому. Теперь вместо того категоричного "нет" – "почему бы в свое время не попробовать?"

– А что изменилось?

– Сначала думал: у меня в жизни столько футбола, что необходимо будет взять паузу, уделить время семье. Но потом разговаривал с тем же Андреем Ворониным – потрясающим игроком, который, считаю, фантастически одарен с точки зрения генетики. Из-за проблем со здоровьем не смог продолжить карьеру. Мы с ним часто общаемся и он говорит: "Саня, не торопись, потому что будешь очень сильно скучать по этим вещам".

И действительно, задаешь себе вопрос. Ну, пройдет полгода, отдохну, уделю время семье. А что потом? Надо же чем-то заниматься. Мыслей много, но сейчас я в любом случае сосредоточен на карьере, на футболе. Очень хочу играть.

– Как идет ваш ресторанный бизнес?

– Все слава богу. Узнаю много нового.

– Ваша жена говорила в свое время, что в будущем видит вас ресторатором.

– Это очень тяжелый бизнес. Сейчас уже не уверен, хочу ли им быть.

– Вникать приходится?

– Стараюсь в какие-то вещи. Но в любом случае все это – на жене.

– Почему она в Абу-Даби не приехала? У игроков "Спартака" есть такая возможность.

– Во-первых, считаю это не совсем правильным – я едва пришел в команду. А во-вторых, старший ребенок только пошел в школу. В отпуске отдохнули в Таиланде, который люблю, а сейчас надо работать.

Январь. Абу-Даби. Денис ГЛУШАКОВ (слева) и Александр САМЕДОВ. Фото Александр СТУПНИКОВ, ФК

ПРИДЕТСЯ СМЕНИТЬ МЕСТО В АВТОБУСЕ

– В последние дни спартаковцы живо обсуждают "автобусную" тему. Вы сообщили, что сидите рядом с Денисом Глушаковым и предположили, что он забронировал вам это место. Капитан в интервью "СЭ" проинформировал, что сидеть-то вы сидите, но скоро, вероятно, пересядете – потому что тот, кто занимает кресло рядом с Глушаковым, из "Спартака" обычно уходит...

– Так и есть. Денис сразу сказал, что место несчастливое. И я действительно сразу начал искать другое. Но пока все заняты (улыбается).

– Как освободится – пересядете?

– Наверное, придется.

– Вы вообще суеверны?

– Нет-нет. На самом деле это все шуточная тема.

– Есть у вас один друг-шутник – тот самый одессит Воронин. Он на ваш переход уже как-то отреагировал?

– Без шуток – просто поздравил и пожелал удачи. И за здоровьем следить. Андрей знает, о чем говорит.

– А из города Вашингтона вам с поздравлениями или, наоборот, подначками по поводу трансфера никто не набирал? А то ведь есть там у вас один товарищ – бывший динамовец...

– Нет, Саша Овечкин не звонил. И я с тысячным очком его еще не поздравил. У него сезон идет, у меня сборы начались... Летом приедет в Москву – сделаю это лично, хотя у него будет уже намного больше баллов за результативность. А пока поздравлю через "СЭ".

– Как вы с ним вообще сошлись?

– Познакомились как-то вместе с тем же Ворониным. Овечкин – простой парень, который летом проводит много времени в Москве. И мы с удовольствием общаемся.

– В плане работы над своим телом он как суперзвезда НХЛ вам ничего не подсказал?

– Разные виды спорта, системы подготовки и группы задействованных мышц. В этом нет смысла.

– Вы рассказывали, что если вплоть до "Москвы" у вас рабочий вес был 77 кг, то, начиная с "Динамо" – 74. С каким приехали на сбор в ОАЭ?

– Вот сегодня вообще 73 весы показали. Но все равно есть, над чем работать, нужно кое-какие коррективы внести в свое тело.

20 июня 2016 года. Тулуза. Россия - Уэльс - 0:3. Александр САМЕДОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ,

ОБИЖАТЬСЯ НА СЛУЦКОГО? ЭТО ДЕТСКИЙ САД

– Если из "Спартака" вы ушли после покупки Быстрова, то сборную России ждали до последнего, много лет не принимая предложений из Азербайджана. И в 27 лет добились своего.

– Да, мне предлагали выступать за Азербайджан, но принял другое решение. Потому что очень хотел сыграть на чемпионатах мира и Европы. В итоге турниры сложились неудачно, но никогда их не забуду. Пусть даже на Euro это были 20 минут с Уэльсом. Но для меня это было очень важно.

– На Леонида Слуцкого за недоверие не обижены?

– Какие могут быть обиды? Обиды – это детский сад. Человек выбрал тех футболистов, которых посчитал нужным. Вот и все. В любом случае, хотел, чтобы наша сборная выступила как можно лучше, и очень сильно переживал.

– Как относитесь к тому, что Рамиль Шейдаев в случае с предложением Азербайджана поступил наоборот?

– Абсолютно нормально. Это его выбор.

– Правда ли, что после неиспользованного голевого шанса в матче с Алжиром на ЧМ-2014 вы две недели находились в депрессии и не выходили из дома?

– Именно тот эпизод еще долго стоял перед глазами. Тяжелый момент. Просто требовалось разобраться в ситуации и сделать счет 2:0 – и вышли бы из группы. А я не разобрался. Заново прокручивал в голове, что мог сделать, что не нужно было делать. Просто это чемпионат мира. И это сложно объяснить.

– Станислав Черчесов, как и Капелло, явно делает на вас ставку. В таком количестве голевых атак сборной России минувшей осенью, как вы, и близко никто не участвовал. Можно сказать, что отлично друг с другом поладили?

– Прекрасно чувствую себя в сборной и стараюсь выполнять требования тренерского штаба. Мне очень нравится приезжать в национальную команду, и хочу играть за нее. Вот и все.

Александр САМЕДОВ и Станислав ЧЕРЧЕСОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ,

– Но есть ощущение, что Черчесов – ваш тренер?

– Не люблю таких формулировок: мой, не мой. Он мне доверяет, и это приятно. Стараюсь отплатить той же монетой.

– Вы выражали радость по поводу возвращения в сборную Александра Кокорина. Как относитесь к историям, в которые нападающий постоянно попадает, и к негативному шуму вокруг его имени?

– Для меня Саша – открытый парень. Все люди совершают ошибки, но мне кажется, что к нему сейчас относятся немножко предвзято. Знаю его как человека, и ни разу не мог сказать, что он неправильно вел себя по отношению к партнерам.

– Вы рассказывали, что сами в молодости не избежали тусовок, ночного времяпрепровождения, и это сказалось на карьере. А можно ли этого как-то избежать? Возраст, деньги...

– Не знаю. Но на этих ошибках люди учатся, должны, по крайней мере. Это опыт. Меня подобные вещи чему-то научили. Можно сожалеть, что они в твоей жизни были. Но какой смысл? Нужно делать выводы и двигаться дальше.

– Можете сказать, что уже спите и видите чемпионат мира в России?

– Нет. Не сплю и не вижу. Одно скажу: к этому турниру надо быть готовым и физически, и психологически. Необходимо начинать готовить себя к нему не за месяц, а гораздо раньше. Дай бог, чтобы было здоровье и возможность там выступить. Это очень важное событие, и к нему нужно быть на сто процентов подготовленным.

– А что может заставить болельщика поверить, что может сложиться по-другому, чем на двух предыдущих турнирах?

– Только мы сами – своей игрой и желанием. Все зависит от нас. Если будем выходить и сражаться за сборную, то люди обязательно нас полюбят и в нас поверят.

– Какой на данный момент самый счастливый момент вашей карьеры?

– Верю, что он – впереди.

Игорь РАБИНЕР

http://www.sport-express.ru/football/rfpl/clubs/reviews/aleksandr-samedov-otec-byl-by-ochen-rad-moemu-vozvrascheniyu-v-spartak-1089633/

АЛЕКСАНДР САМЕДОВ: ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Официальный сайт ФК "Спартак" Москва, 11 марта 2017 года
Количество просмотров: 332

Фото

Полузащитник красно-белых дал интервью нашей пресс-службе.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

— После решения о том что перехожу в «Спартак», часто пытался представить себе, как возвращаюсь в Тарасовку, — начал с откровений Самедов. — Вот открываются ворота и заезжаю на базу… Не знал, какими будут ощущения. Ведь не появлялся в Тарасовке двенадцать лет. Было волнение.

— Какие чувства испытали, когда переступили порог базы?
— Сильные. Приехал в Тарасовку на следующий день после подписания контракта. Увидел то же здание, что и раньше. Зашел внутрь — цвет стен и диванов другой. Изменился и цвет сукна на бильярдном столе: раньше было зеленое, теперь — красное. Но все же коридоры и помещения все знакомые… А вот команда обновилась почти полностью. Из тех, кто работал в «Спартаке» в то время, остались всего несколько человек. Знаю доктора Лю и администратора Степаныча [Георгий Чавдарь. — Прим. ред.]. Меня узнала на базе Наталья Сергеевна, которая выдает игрокам форму; был приятно удивлен. Сказала, что сильно изменился: уходил совсем мальчишкой… Мне ведь было всего 19 лет, а вернулся в клуб уже в 32.

— Воспоминания нахлынули?
— Конечно. Увидел в зале табличку «Обладатели Кубка России 2003 года». Улыбнулся: был в составе того «Спартака», есть золотая медаль...

— Какой была та команда?
— В то время в ней шла смена поколений. Вливалась молодежь. Были и старожилы: Егор Титов, Дмитрий Парфенов, Юрий Ковтун и другие… Для меня было честью находиться с такими игроками в одном клубе. Осуществилась детская мечта: попал в основу «Спартака». Причем к самому Олегу Ивановичу Романцеву! Да, и застал ту самую легендарную романцевскую «максималку».

— Серьезный опыт.
— Так и есть. Если честно, Олега Ивановича я побаивался. При виде него пульс всегда подскакивал. Романцев — такая масштабная фигура. Он много нам подсказывал. Кстати, мне очень пригодились в будущем и советы Сергея Юрьевича Родионова и Ильи Цымбаларя, под руководством которых тренировался в дубле красно-белых. А еще помню, как, будучи мальчишкой, подавал выдающимся игрокам мячи на матчах в Лужниках. До сих пор в памяти гол Цымбаларя «Реалу» в поединке Лиги чемпионов — 1998/99, в котором «Спартак» победил — 2:1. Илья был феноменальным футболистом, суперигроком!

— С вами не поспоришь. А свой первый гол за «Спартак» помните?
— Сложно забыть. Сильный для меня момент — первый гол, и сразу в Кубке УЕФА «Мальорке»! Пьянович сделал передачу, и я точно пробил в ближний угол. Памятен и мой единственный хет-трик — «Амкару» в 2004 году. Знаете, эти воспоминания всегда со мной.


 

ТРАДИЦИЯ

— Как вы попали в «Спартак»?
— Когда мне было одиннадцать лет, меня пригласили в «Спартак». Папа мечтал, чтобы я стал игроком, и настоял на том, чтобы перешел в красно-белый клуб. Отец был очень требовательным.

— Тренировались с отцом дополнительно?
— Нет, но он наставлял меня на путь истинный. Был период, когда меня затягивала улица. Отец проводил со мной беседы: «Ты можешь стать хорошим футболистом. У тебя есть все данные для этого. Старайся!» Папа не пропускал ни одного матча, где бы я ни играл. Но он меня никогда не хвалил. Только когда уже стал опытным игроком, слышал от него похвалу. В детстве не понимаешь, почему тебя ругают. А с возрастом, конечно, осознаешь, что папа хотел для тебя добра.

— Наверное, наибольшей его радость была, когда вы попали в сборную России?
— Отец гордился. И для меня лично сыграть на чемпионатах мира и Европы – большой успех. Первенство планеты в Бразилии было незабываемым. Потрясающий опыт. Другой вопрос, что, конечно, не все на этом турнире получилось. У меня был момент в игре с Алжиром; реализуй его — и мы бы победили 2:1, вышли бы из группы. Но я не забил. И впал после чемпионата мира в депрессию. Папа мне тогда очень помог, успокаивал и поддерживал.

— Вы всегда после матчей созванивались?
— Общались каждый день. Это была традиция. В те моменты я, наверное, это так не ценил. А сейчас разговоров с отцом безумно не хватает.


 

ДИЕТА

— Тренер «Спартака» Роман Пилипчук сказал о вас: «Самедов — профессионал. Он внимателен ко всем деталям. Всегда следит за собой и воспринимает каждый совет». Эти качества привил вам отец?
— Наверное, жизнь заставила перестроиться. По молодости не всегда был дисциплинированным. Мог не придавать значения каким-то вещам. Например, раньше весил на несколько килограммов больше, чем сейчас. А потом вдруг почувствовал, что мышцы уже ведут себя по-другому, появились проблемы. Понял, что футбол не вечен. И если хочешь задержаться в нем как можно дольше, то без правильного питания и режима никуда. И «заморочился» на эту тему.

— Что делали?
— До сих пор читаю в Интернете информацию о разных продуктах. Вбиваю в поисковике названия и изучаю все свойства. Знаете, я мясоед, обожаю стейки. Раньше мог есть блюда из мяса каждый день.

— А сейчас?
— Один, максимум два раза в неделю. Теперь больше налегаю на курицу, рыбу. Гарниры ем на обед, могу позволить себе пасту или рис. А на ужине заменяю их на овощной салат.

— Вероятно, к десертам вы не притрагиваетесь.
— Очень люблю сладкое, но, к сожалению, да, без десертов приходится обойтись. Уже три года, как не использую сахар в кофе.

— Кофе без сахара? У вас, наверное, большая сила воли.
— Да-да. Поначалу рука так и тянулась за ложкой, чтобы добавить сахар. Постепенно отучил себя. Знаете, все, конечно, сугубо индивидуально. Вот у меня есть друзья-футболисты, которые совершенно не поправляются. Человек может съесть картошку, мясо, а затем «отполировать» все тортом. Наутро проснется — и ничего, все нормально. А кто-то, например, только взглянет на еду — и уже «прилипло», как говорится. (Улыбается.) Вот мой близкий друг Андрей Воронин мог питаться как пожелает: на его весе это никак не сказывалось. Он фантастически одарен от природы. Кстати, Воронин обрадовался, когда узнал о моем переходе в «Спартак». Поздравил, сказал: «Бери от футбола все».

— В вашем кафе в меню тоже в основном диетические блюда?
— Нет, есть разные. Но все очень вкусные. Приходите! Помнится, мы в парке в Сокольниках, когда были маленькими, прогуливали уроки. Кто бы мог подумать, что спустя годы открою в таком знаковом для спартаковцев месте семейный ресторан. Приглашаю всех.

— Ваш персональный рецепт, как оставаться в отличной форме?
— Для меня главное правильно питаться. А еще, знаете, какой фактор самый важный? Чтобы моя семья была рядом. Чувствую себя всегда хорошо, когда нахожусь с женой и детьми. Мы с Юлией вместе уже давно. Она знает мой характер, понимает и подстраивается под меня. В сыновьях души не чаю. Можете представить, как трудно приходится на сборах. Несколько недель разлуки даются тяжело.


 

ИСТОРИЯ

— Расскажите о сыновьях.
— Старшему, Богдану, 7 лет, младшему, Илье, 10 месяцев. Богдан учится в гимназии, посещает разные секции: бокса, хип-хопа. Да-да, он хорошо танцует. В футбол играть не стремится. Конечно, говорит иногда: «Стану, как папа, футболистом». Но дальше дело не идет. А Илья еще совсем маленький. Пока то, что мы с женой заметили: он будет настойчивым парнем. По характеру со старшим они абсолютно разные.  Младший — танк, ломает все на своем пути. Но по мне самое главное — чтобы дети выросли порядочными людьми. Хочется привить им семейные ценности, чтобы ребята любили и уважали своих родителей. 

— Ваш папа был строгим. Требовательные отцы обычно души не чают во внуках.
— Это вы точно подметили. К сожалению, второго внука мой папа не застал. Но к первому отец относился трепетно. Если я проявлял к Богдану строгость, папа хмурился: «Почему ты так с сыном говоришь?!» На что в шутку вспоминал: «А помнишь, как ты со мной?..»

— Вы своих детей хвалите?
— Да. По-другому их воспитываю. Могу сказать честно: мой отец был довольно жестким человеком. Я не такой. Но… Это уже история моих с ним взаимоотношений. И она меня многому научила.

ДОМ

— Вы по характеру закрытый человек?
— Да. И, как многие отмечают, пробиться через стены, которые вокруг выстраиваю, нелегко. У меня есть небольшой круг людей, с которыми постоянно общаюсь. И так чувствую себя комфортно.

— Как относитесь к переменам?
— Ну, из-за того что закрытый, любые перемены — не самый легкий для меня процесс. Чтобы адаптироваться в новом коллективе, всегда требуется время. Здорово, что в «Спартаке» играют отличные ребята. С некоторыми знаком уже давно. Меня тепло приняли. Есть, конечно, шутники. Как без юмора? Многие не обошли тему того, что вернулся в команду спустя долгое время, сменил за карьеру несколько московских клубов… На что отвечаю: «Ну, так сложилось...» Парировать мне нечем.

— Если отмотать назад, сейчас по-другому отреагировали бы на переход Владимира Быстрова в «Спартак»?
— Конечно. Но ни о чем не жалею. На тот момент в силу своего вспыльчивого характера воспринял события так: «Ах, вы покупаете на мою позицию футболиста… А у меня есть предложение от другого клуба. Все, ухожу». Да, у меня непростой характер. Стараюсь быть спокойным, но все равно в некоторых ситуациях «закипаю». Тогда так и случилось. Решил сменить команду. Сейчас бы… Ну, что уже говорить, когда время прошло?..

— Вы сказали, что вернулись в «Спартак» для того, чтобы научиться чему-то новому. Уже что-то открыли для себя?
— Вернулся не так давно. Какие-то тактические нюансы уже почерпнул для себя. Впитываю всё, стараюсь. Эти весенние месяцы чемпионата очень важны. У меня появилась возможность бороться за титул. Хочу помочь «Спартаку» добиться успеха. Держу также в голове, что впереди еще Кубок Конфедераций и чемпионат мира в России. Хотелось бы принять участие в этих турнирах. Так что надо быть готовым и физически, и ментально. Времени на раскачку нет.

— Встреча с «Краснодаром» уже сыграна. В чемпионате, если говорить словами Карреры, осталось 12 финалов.
— Сейчас все мысли об игре с «Анжи». Матч будет эмоциональным. Ведь это первая встреча на «Открытие Арене» после возобновления чемпионата. Болельщики ее очень ждут. Мы не можем подвести. Нужно побеждать.

— Кстати, о болельщиках. Что скажете поклонникам красно-белых? В воскресенье вы впервые после 12-летнего перерыва сыграете домашний матч в спартаковской майке…
— Очень хотелось бы оправдать их ожидания. Не могу сказать «доверие», так как у всех разное отношение. Хочется, чтобы встретили дома хорошо, приняли. Повторю: все, о чем мечтаю, — это завоевать со своей родной командой чемпионство. Мне кажется, сделать это нам уже пора.

http://www.spartak.com/main/news/100593/

«Чемпионат мира в России войдёт в историю как лучший»: Самедов о жеребьёвке ЧМ, успехах «Спартака» и семейных ценностях

RT, 1 декабря 2017 года
Количество просмотров: 253

Фото

Полузащитник «Спартака» Александр Самедов не хотел бы встречаться со сборной Испании на групповом этапе чемпионата мира, однако уверен, что национальная команда под руководством Станислава Черчесова способна пробиться в четвертьфинал домашнего мундиаля. Об этом футболист рассказал в эксклюзивном интервью RT накануне церемонии жеребьёвки. Хавбек также заявил, что красно-белым по силам снова стать чемпионами России, признался, что не планирует играть до 40 лет, и объяснил, почему считает себя хорошим отцом.

«После «Зенита» не мог уснуть до четырёх утра»

— Ваш клуб в начале недели порадовал болельщиков победой над принципиальным соперником. От «Зенита» до «Зенита» — с 1:5 к 3:1. Что изменилось за это время?  

— Многое. Тогда был не очень удачный период. Мы попали в определённую яму, были проблемы, результат отсутствовал. Также фиаско в Санкт-Петербурге можно назвать стечением обстоятельств. В наши ворота залетело абсолютно всё. Мы совершили ошибки, за которые нас наказали. Но мы преодолели этот этап и набрали ход.

— Что конкретно удалось поменять?

— Опять же, шёл только четвёртый тур. Мы форсировали подготовку к сезону. Как-то не успели толком «вкатиться» в него. Много ошибались на «Крестовском». «Зенит» нас проучил.

— Матч с «Зенитом» был просто огненным. Насколько долго сохраняются эмоции после такого поединка?

— Слукавлю, если скажу, что уже забыл эту игру. В таких встречах побеждать действительно приятно. Мы хотели взять реванш, у нас получилось. Но нам необходимо максимально сконцентрироваться до перерыва на оставшихся матчах. Это касается и чемпионата, и Лиги чемпионов. Нужно набрать максимальное количество очков.

— Вы обозначили слово «реванш». Насколько это важно для футболиста?

— Это важно как для нас, так и для нашей торсиды. Мы получили болезненную пощёчину и должны были реабилитироваться.

— Быстро ли удаётся уснуть после таких противостояний?

— На самом деле непросто задремать после многих матчей. Даже если они не были похожи на этот по накалу. Всё равно в голове прокручиваются какие-то моменты. Здесь было то же самое. Понятно, что эмоции и воспоминания были положительными, но уснул я не сразу.

— Во сколько?

— Часа в три-четыре утра.

— Гол, участие во втором забитом мяче… Можно ли после такого считать себя одним из героев матча?

— Ну нет.

— А кого вы бы выделили?

— Всех ребят. Не хочу кого-то отдельно выделять. Мячи, которые мы забивали, — целиком и полностью командная работа. Второе взятие ворот — это именно то, что мы постоянно оттачиваем на тренировках.

— Массимо Каррере нравится ваша универсальность. После победы над «Зенитом» он вновь напомнил журналистам об этом, отвечая на один из вопросов. А на какой позиции вы чувствуете себя наиболее комфортно?

— С возрастом понял, что могу играть в любом месте. Нравится быть латералем в сборной, играть в центре в «Спартаке», нравится быть инсайдом. Могу закрыть три-четыре позиции.

— В этом матче был и неприятный эпизод, когда фанаты зажгли файеры. Дым пошёл на поле, и Александру Селихову был перекрыт обзор во время атаки гостей. Он едва смог парировать удар. Как вы относитесь к таким действиям болельщиков?

— Я уже не был на поле в тот момент. Со стороны казалось, что нет такого сильного задымления. Саша действительно потом сказал, что не удавалось чётко разглядеть мяч. Тем не менее ему удалось сложиться после удара Леандро Паредеса. Да, в этом моменте файеры могли сыграть с нами злую шутку. Слава богу, что всё обошлось. Но всё-таки это очень красиво смотрится. Мне нравится такой итальянский стиль переживания за команду.

— Как вы относитесь к шуткам Дениса Глушакова, который поздравлял Роберто Манчини с днём рождения, когда «Зенит» проиграл?

— Это его решение, он так видит юмор. Я спокойно отношусь к этому, но сам бы так не мог. Это спорт: сегодня ты выигрываешь, завтра уже нет. Я стараюсь держаться подальше от троллинга.

«Победа над «Ливерпулем» — наш шанс войти в историю»

— На старте нового сезона «Спартак» не был похож на себя. Сейчас же есть ощущение, что команда находит свою игру. Это так?

— Считаю, уже нашла. Одержали три победы подряд в РФПЛ, имеем шансы на плей-офф в Лиге чемпионов. Так что мы в борьбе. Всё будет зависеть от двух последних матчей в чемпионате. Если выступим в них хорошо, то будем иметь все шансы.

— Как думаете, вы уже вернулись в чемпионскую гонку?

— Отрыв немаленький, но всё возможно. Ещё 12 туров, 36 очков в розыгрыше.

— Кто основной соперник в погоне за титулом?

— Очевидно, что «Локомотив», «Зенит», ЦСКА и «Краснодар» продолжат борьбу за титул. Эти команды и будут вести с нами борьбу.

— Кого можете выделить по итогам первого отрезка чемпионата?

— У всех бывают свои спады. «Локомотив» хорош в том, что добивается результата, выгрызает очки. Он заслуженно идёт на первом месте. «Зенит» вроде здорово начал, но сейчас у него не самый удачный отрезок. Стоит также признать, что ЦСКА, при всех своих проблемах, из года в год очень стабилен, всегда в лидерах.

— В заключительном матче группового этапа Лиги чемпионов «Спартак» на стадионе «Энфилд Роуд» сыграет с английским «Ливерпулем». Этот матч решающий для вас. Чего нам ждать? Мерсисайдцы — крайне непредсказуемая команда. Как считаете, это на руку «Спартаку»?

— В первую очередь мне бы хотелось добиться в этом матче того результата, который позволит «Спартаку» выйти в плей-офф турнира. Это наш шанс войти в историю. Обыграть «Ливерпуль» на выезде будет невероятно сложно, если учитывать, какой тяжёлой получилась встреча в Москве.

— Не будет ли тремора, когда выйдете на «Энфилд», а многотысячная армия фанатов «Ливерпуля» запоёт You’ll Never Walk Alone?

— Посмотрим. Расскажу после матча.

— До решающего матча ЛЧ ещё есть немного времени, сейчас на повестке дня игра с тульским «Арсеналом» — командой, которая хорошо защищается. Как планируете вскрывать оборону соперника?

— У нас пройдёт теоретическое занятие, тренерский штаб расскажет о сильных и слабых сторонах соперника. Мы понимаем, что во встрече с «Арсеналом» нам будет нелегко. Туляки в нынешнем сезоне «покусали» многих фаворитов чемпионата, поэтому будет не так просто.

— После перехода в стан красно-белых появились новые друзья?

— Дружу со всеми. Но чаще всего общаюсь с Джано Ананидзе и Георгием Джикией. Приятные и интеллигентные ребята.

— Кстати, как микроклимат в коллективе? Ходили слухи, что раньше в «Спартаке» были бразильские группировки. Как сейчас у вас складываются отношения с иностранцами в команде?

— У нас дружная команда. Понятно, что ребята из Бразилии общаются друг с другом чуть больше. Но при этом они не отдаляются от коллектива. Те же Луис Адриано и Лукас Фернандо неплохо говорят по-русски, так как уже играли на постсоветском пространстве. Можно сказать, они уже обрусевшие.

— А лично вы на португальском или английском разговариваете?

— Португальского не знаю. Про английский, конечно, хочется сказать, что это моё, но всё-таки нет. Чуть-чуть изъясняюсь.

«Мне понравилась шутка Виталия Мутко по поводу допинга. Он сказал, что если мы под ним так играем, то как было бы без него?»

— В преддверии чемпионата мира назревает вопрос: сможете ли тогда давать интервью иностранным СМИ на английском?

— Думаю, что нет. Но есть ещё полгода, чтобы подучить.

— Собираетесь репетитора нанимать?

— Почему бы и нет? После ваших слов задумаюсь обязательно.

— Выступление сборной России на чемпионате мира 2014 года сочли позорным. На Кубке конфедераций вы не смогли выйти из группы. Если ситуация повторится на домашнем мундиале, психологически будет ещё тяжелее. Это оказывает дополнительное давление?

— Я не хочу смотреть в будущее с пессимизмом, хочется верить в более благоприятный исход. Я не согласен, что на Кубке конфедераций сборная России выступила плохо. Да, результат получился неудовлетворительным, но определённый шаг вперёд мы сделали. Возвращаясь к чемпионату мира, я верю, что мы выйдем из группы на турнире. Мы обязаны это сделать.

— Фёдор Смолов сказал: «Если сборная выиграет чемпионат мира, тогда я сделаю татуировку, прыгну с парашютом и заключу пожизненный контракт с «Краснодаром». Что готовы сделать вы?

— Я не из тех, кто даёт подобные обещания, немного скучный на этот счёт. Не знаю, что бы я сделал. Фёдор, конечно, сильно замахнулся с чемпионами мира. Нам надо решать задачи по мере поступления и думать сначала о выходе из группы.

— Это реальный вариант?

— Для нас это задача-минимум. Мы обязаны выйти из группы. А плей-офф — это уже лотерея. Всё зависит от того, на кого выйдешь. А если вернуться к обещаниям… Пожизненный контракт со «Спартаком» я, конечно же, готов заключить.

— Чего ждёте от жеребьёвки, каких соперников хочется?

— Кто попадётся, тот попадётся.

— Станислав Черчесов назвал Испанию нежелательным соперником. А для вас это кто?

— Если взглянуть на вторую корзину, то действительно меньше всего хочется встретиться с ними.

— Иностранные болельщики боятся ехать на чемпионат мира из-за дезинформации, которую они получают. С какими словами вы бы хотели к ним обратиться?

— Приезжайте обязательно, вам всё очень понравится. Мы вас ждём. У нас всё будет очень хорошо, судя по тому, как всё было на Кубке конфедераций. Там было великолепно. Я знаю, что этот чемпионат мира войдёт в историю как лучший.

— Почему так думаете?

— Мне есть с чем сравнивать. Я был на чемпионате мира в Бразилии. Думаю, мы будем на голову выше, это уже стало понятно этим летом. Осталось подправить какие-то нюансы, и на мундиале всё будет идеально.

— Какие выводы сделала сборная после товарищеских матчей с Аргентиной и Испанией?

— К сожалению, мне не удалось принять в них участие, потому что был травмирован. Но то, что увидел, мне очень понравилось, особенно игра с испанцами. Мы сыграли агрессивно, навязали им свой футбол, смогли предъявить свои козыри, а это очень тяжело. Нам удалось, забили красивые мячи.

— Почему два матча так сильно отличались?

— Сложно сказать. Во встрече с Аргентиной у нас не получался выход из обороны. Не знаю, почему так вышло. Может, волнение сказалось — мы ведь открывали новый стадион.

— Насколько вам комфортно играть на позиции правого защитника при необходимости?

— Очень комфортно. Я понимаю требования Черчесова, с этим никаких проблем нет.

— В последнее время активно обсуждается тема допинга в российском футболе… Как игроки относятся ко всей этой истории?

— Мне понравилась шутка Виталия Мутко по этому поводу: если мы под допингом так играем, то как без него бы было? Не знаю, что добавить к этому. Нас часто проверяют, особенно в Лиге чемпионов. В национальной команде на каждом сборе все проходят допинг-контроль.

«Слава богу, в ЦСКА никогда не звали»

— По ходу карьеры вы выступали исключительно за столичные команды — «Москву», «Динамо», «Локомотив», а в настоящее время защищаете цвета «Спартака». Не хватает только ЦСКА. Существует ли малейшая возможность в будущем увидеть вас в футболке армейского клуба?

— Спасибо, но я очень рад, что не хватает. Всё получилось так, как получилось. В ЦСКА меня никогда не звали, и слава богу.

— Тогда вернёмся к вашему клубу. Полгода прошло с тех пор, как вы в составе «Спартака» стали чемпионом России. Осталось ли какое-то послевкусие от победы?

— Хочется второго чемпионства.

— Стали ли чаще узнавать на улицах после триумфа?

— Меня узнавали и до завоевания чемпионства со «Спартаком». Знаю, это красно-белые — народная команда, обладающая огромной армией болельщиков, поэтому, наверное, количество персональных поклонников увеличилось.

— Премиальные за первую победу в чемпионате за последние 16 лет были большими?

— Нормальными.

— На них можно было купить квартиру в Москве?

— Можно. Но Москва большая, в каждом районе стоимость квартир разная.

— Нападающий «Зенита» Александр Кокорин признался, что в нашей стране люди злые и любят считать чужие деньги, не понимая, что это тяжёлый труд, поэтому, в отличие от США, у нас не стоит раскрывать подробности контрактов футболистов. Вы согласны с ним?

— Я не могу утверждать, как обстоят дела в США. Возможно, там тоже любят считать чужие деньги. Я отношусь к этому проще и не придаю подобным разговорам значения.

— Вы поддерживаете отличную физическую форму на протяжении всей карьеры. Как вам это удаётся?

— Стараюсь следить за питанием. С каждым годом я становлюсь всё старше, но, несмотря на возраст, всё равно считаю себя молодым и перспективным (смеётся). Важнейшим аспектом является процесс восстановления. Его нюансы нельзя упускать.

— Однажды вы сказали, что имеете предрасположенность к лишнему весу. Как справляетесь с этим?

— Я бы сказал, что предрасположенность была. Но со временем организм настолько адаптировался к рациону, что этой проблемы не стало. В настоящее время мне не приходится с ней бороться.

— На сладкое не тянет?

— Тянет. Но я принял для себя решение и уже на протяжении месяца не употребляю сахар. Первые недели мне было очень тяжело, хотелось съесть какой-нибудь чизкейк. Один человек сказал мне, что трудно будет в первую неделю, а дальше станет гораздо легче. И он был прав.

— Получается, что месяц назад вы пили чай с сахаром?

— Нет. Но взять к кофе чизкейк или тирамису — почему бы нет?

— Вы открыли кафе в Москве вместе с женой? Дело прибыльное, вы окупились?

— Мы в процессе. Дело непростое, но я не жалею, что занялся этим. Много всего интересного, и, только столкнувшись с какими-то проблемами, ты можешь это узнать. Продукты, закупки, персонал — всё это держится на нас. Я своего рода глава. Принимаю решения.

— Мы немного затронули ваш возраст. Как долго собираетесь играть в футбол на профессиональном уровне?

— Не могу сказать точно. Пока есть контракт со «Спартаком», я буду с удовольствием выполнять его условия и выходить на поле. Соглашение с клубом рассчитано на полтора года. Что будет дальше — посмотрим.

— С женой тему завершения карьеры обсуждали? Чем собираетесь заниматься после?

— Обсуждаем, но какого-то конкретного решения я пока не принял. На данный момент хочу играть. Но выходить на поле до 40 лет не собираюсь. Сейчас мне 33 года, здоровье позволяет играть. Но что будет с моим организмом через семь лет, я не знаю.

— А через десять лет в каком качестве себя представляете?

— Каким-нибудь функционером, но не тренером. Хотя уже после этого срока, может быть, и тренером. Лет пять назад я бы сказал, что точно не вижу себя в футболе.

— А сейчас?

— Поменялись взгляды на жизнь, стал старше. В футбол осталось играть не так много, и я представил, каково это — остаться без него на всю жизнь. Понял, что будет тяжеловато.

— Как изменились жизнь и карьера с появлением второго ребёнка?

— В лучшую сторону. Полностью ощущаю себя настоящим отцом. В первый раз я это не прочувствовал до конца, тогда мне было 25 лет. Сейчас понимаю, насколько для меня это важно, расставил все приоритеты. На первом месте для меня семья, бегу домой при первой же возможности.

— Даже после таких матчей, как с «Зенитом», не выбираетесь из дома?

— Да, тогда была возможность пойти, игра проходила поздно, дети всё равно уже спали. Я не то чтобы тусил — просто поужинал с Юлей в ресторане. С командой соберёмся, когда снова добьёмся чего-то значимого.

— Как распределены родительские обязанности в семье?

— Я тоже памперсы меняю и просыпаюсь, когда сын ночью кричит. По возможности помогаю. Если потом с утра тренировка, никакой беды нет. Могу отоспаться в машине.

— Какой вы отец?

— Хороший, скажу честно. Хотя лучше на этот вопрос ответит моя жена. Но уверен, она согласится.

— Кем видите своих детей в будущем?

— Они сами определятся. Старшему сыну уже восемь лет, у него к спорту спокойное отношение.

— Хотели бы вы изменить что-то в прошлом?

— Нет. Думаю, всё, что я делал, было нужно. Были ошибки, но они чему-то научили.

Екатерина Кирильчева, Артём Андр

https://russian.rt.com/sport/article/454964-samedov-intervyu-rossiya