Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Станислав Черчесов

Игр за Спартак200
Из них в основе193
Заменен  Заменен5
Вышел  Вышел на замену7
Голы  Забил голов0
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений1
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения2 сентября 1963 года
АмплуаВратарь
Пришел изСпартак (Ордж), Локомотив (М), Динамо(М), Тироль
Первый матч28 сентября 1984 года
Фото с игроком

Станислав ЧЕРЧЕСОВ: Осетин с немецким характером

Еженедельник "Футбол", 21 марта 2007 года
Количество просмотров: 1584

Фото

В одну реку, как известно, дважды не войти. Наш сегодняшний герой приходил в «Спартак» пять раз! За годы долгой футбольной карьеры в московском клубе, в родной Осетии, Германии и Австрии в жизни Станислава ЧЕРЧЕСОВА произошло немало любопытных историй. Некоторые из них нынешний спортивный директор красно-белых рассказал корреспонденту еженедельника «Футбол».

Австрия. В этой стране я достаточно быстро стал «своим» человеком. Но назвать эту страну своей второй родиной не могу, разве что третьей: на первых двух местах у меня Осетия и Россия. Лишь потом примкнувшая к ним Австрия.

Меня часто спрашивают, стоило ли покидать Инсбрук и возвращаться в «Спартак». Всем отвечаю: да, конечно, игра стоила свеч. Но при этом я всегда с теплотой вспоминаю годы, проведенные в Австрии. Особенно 2000-й, когда я в составе «Тироля» завоевал свой первый чемпионский титул в Австрии. Тогда я лишний раз убедился, что не зря приехал в эту страну. Мудрые люди говорят: уезжая из дома, нужно знать, ради чего ты это делаешь. Теперь могу похвастаться, что являюсь чемпионом трех стран — СССР, России и Австрии.

Беккенбауэр. С Кайзером Францем я познакомился в Инсбруке (см. «И» — Инсбрук). Мне позвонили из рекламного агентства и предложили вместе с Беккенбауэром поучаствовать в акции, целью которой являлось привлечение туристов в Тироль. Мы встретились в кафе, обсудили сценарий рекламного ролика, по которому президент «Баварии» должен был пробивать мне пенальти. Съемки, кстати, проходили в саду беккенбауэрского дома. Так вот после того, как я отразил почти все пенальти, я пошутил: «Как же вы с таким ударом умудрились стать лучшим футболистом Европы и чемпионом мира?» Беккенбауэру моя шутка очень понравилась, он долго смеялся. Впрочем, в оправдание Кайзера Франца необходимо заметить, что ворота были не футбольные, а, скорее, гандбольные.

Вратарь. Есть вещи, которые нельзя объяснить. Ты лишь чувствуешь, что это твое. Теперь я понимаю: мой внутренний голос был прав, когда в свое время направил меня в рамку. Вратари, как известно, — люди особые. Чем они отличаются? Любая профессия накладывает на характер человека и его поведение свой отпечаток. Если в 10—12 лет ты такой же, как и все мальчишки, начинаешь чувствовать, что за тобой, образно говоря, —пограничная полоса. И тут уже особо не похохочешь. Вот это и есть тот отпечаток, о котором я говорю.

Германия — родина моего сына (см. «Ч» — Черчесовы). Хотя бы ради этого я с удовольствием вспоминаю эту страну. В житейском плане проблем никаких не было, а вот первые шаги в немецком футболе дались мне не совсем легко. Все-таки другая лига, новые команда и партнеры. Помню, в первой игре по моим воротам пробили четыре удара, и три мяча залетели в сетку. Но перемены в жизни и карьере мне на тот момент были необходимы. В плане мотивации мне тогда было легче покинуть Россию, чем сейчас снова вернуться в родной клуб: в «Спартаке» к 1993 году я уже многое выиграл, а уезжая из Инсбрука, чувствовал, что оставил работу недоделанной.

Директор. Работа в должности спортивного директора для меня не в новинку. В принципе, те же функции я совмещал и в «Тироле», когда работал главным тренером (см. «Т» — Тренер). Все трансферы и переговоры с игроками проводил именно я. В этом плане мою работу в «Тироле» можно сравнить с работой менеджера в английских клубах. Я, как и Фергюсон и Венгер, занимался не только тренировочным процессом, но и селекционными и трансферными делами.

Еврокубки. Международные матчи для меня всегда были чем-то особенным. В годы «железного занавеса» даже мечтать было опасно, чтобы спокойно выехать в ту или иную страну. Спортсмены, конечно, тогда были в более привилегированном положении. Помимо этого все игры между командами из социалистической страны и капиталистического Запада воспринимались не иначе, как «войной миров». Я уже не говорю о самом уровне матчей. Все эти встречи для меня ценны, но особо выделил бы дебютный матч в еврокубках. В Италии против «Аталанты», где мне удалось оставить свои ворота «сухими», а также незабываемые матчи «Спартака» в Мадриде против «Реала» и «Наполи» во главе с самим Марадоной.

«Жальгирис» — начало вратаря Черчесова. Дату того матча я не помню. Не могу вспомнить и итоговый счет, но, если не ошибаюсь, мы выиграли всухую, а мне не сумели забить даже с пенальти. С той встречи, как я считаю, пошло мое восхождение, а «Спартак» вопреки прогнозам стал чемпионом. Осетина разбудили. А это всегда опасно.

Здоровье. Большую часть карьеры мне удалось обойтись без травм. Однако под самый занавес возникли нешуточные проблемы с коленом. Боли появились неожиданно, а их причина обнаружилась лишь после тщательного обследования. В итоге даже пришлось делать пересадку хряща. Восстанавливался я долго. Год и два месяца не играть в футбол — для 37-летнего футболиста не шутки. Честно признаться, для меня это была серьезная борьба. Но я выдюжил.

Инсбрук. В этом австрийском городе меня, наверное, знают все его жители. Есть люди, которые радуются всеобщему признанию, а мне приятно, когда меня не узнают. Года полтора назад со мной приключился смешной случай. Я зашел в магазин и поздоровался с одной из клиенток — старушкой лет семидесяти. Она, как выяснилось, меня не знала и как-то недоуменно посмотрела в мою сторону. Но она еще больше удивилась, когда я обнял ее и расцеловал. На логичный вопрос «в чем дело?» я ответил, что она — единственный человек в Инсбруке, который меня не знает. За это ее и расцеловал.

Кроссворды — мое спасение во время авиаполетов. Никогда, даже в бытность свою действующим игроком, не мог себя заставить вздремнуть в самолете. Можете так и написать: это единственный недостаток Черчесова-футболиста. Вот и приходилось разгадывать кроссворды. Причем без разницы, какие — классические, японские, скандинавские. Главное, чтобы я их мог разгадывать, а то теряю интерес. Одним словом, мне нравится все то, что доказывает: я не дурак. (Смеется).

«Локомотив». Говоря сегодняшним языком, 1988 год я провел в своеобразной аренде в московском «Локомотиве». Хотя на тот момент, пусть даже Константин Иванович Бесков мне говорил, что будет следить за моей игрой, я не был уверен, что меня позовут обратно. Но даже если бы не было этих слов Бескова, мне самому нужно было просить, чтобы за мной следили. Возможно, кто-то тогда и воспринимал мой переход в «Локомотив» как шаг назад. Но для меня это было движение вперед — я провел все игры за команду и почувствовал уверенность в своих силах.

Методика. В Австрии я вместе со своими друзьями выпустил специальную кассету с методикой работы вратарей. Еще выступая за «Тироль», тренер вратарей этой команды постоянно у меня спрашивал о методике работы советских голкиперов, интересовался, нет ли у меня какого-нибудь видеоматериала. И я, то ли в шутку, то ли всерьез, пообещал, что, закончив карьеру, займусь этим делом. И, естественно, забыл о своем обещании. Но в 2004 году мне о нем напомнили. В итоге через три с половиной месяца DVD с моей методикой был уже готов. Причем все вопросы — организация съемок, верстка, продюсирование, монтаж, реклама — решал я.

Национальная сборная. В сборной СССР я дебютировал 9 октября 1990 года в товарищеском матче с командой Израиля. Тогда, если честно, особого значения этому факту не придавал. Когда ты молод, думаешь, что подобных дебютов у тебя будет еще с десяток. Тем более что до этого я постоянно выступал за юношеские и молодежные сборные. В главной команде страны, конечно, играть было приятно. Единственное исключение — чемпионат Европы 1992 года в Швеции. К тому моменту СССР развалился, и мы выступали под непонятными флагом и гимном. Впрочем, наша задача заключалась в том, чтобы играть в понятный футбол. У нас была дружная и хорошо обученная команда. Анатолий Бышовец знал наши способности, но, увы, в решающей игре в группе нам не удалось обыграть шотландцев. Хотя до матча многие из нас были уверены, что мы обыграем их одной левой. Футбол таких вещей не прощает.

Осети я — горная республика. Видимо, поэ тому в Австрии (см. «А» — Австрия) я себя чувствовал, как дома. К сожалению, в последнее время нечасто бываю на родине. К счастью, родители, сестры и родственники здоровы. Дай Бог им крепкого здоровья.

Хотелось бы пожелать успехов «Алании». Осетия, впрочем, — страна борцов. Но не за коммунизм (смеется). А если серьезно, хочется видеть «Аланию» в Премьер-лиге. Первый шаг к возвращению уже сделан. Но, чтобы сделать еще один и оказаться в элите, нужна прочная база.

Перчатки. Свои вратарские перчатки никогда не сдавал в багаж, никому не давал надевать и стирать. Они всегда были неприкасаемыми. Любопытно, что за год менял 50—60 пар, но в матчах использовал максимум два-три комплекта. Одним словом, перчаток было больше, чем грязи, но играл почему-то все время в одних и тех же. Кстати, после Рината Дасаева я был вторым советским вратарем, кому известная фирма Reusch предложила спонсорский контракт.

Реакция для вратаря так же важна, как и прыгучесть, природный талант или работоспособность. Но самое главное в нашем деле — умение предугадывать развитие ситуации на поле. Вот тогда и реакция у тебя будет нормальная. К сожалению, это чувство ко мне пришло лишь в 36 лет, незадолго до окончания карьеры.

«Спартак» — команда моей жизни. Говорят, в одну реку дважды не войти. Я же в «Спартак» приходил пять раз! Надеюсь, на этот раз всерьез и надолго. И не важно, в каком качестве, главное — плодотворно работать. Самое любопытное, что и в Осетии я играл только за «Спартак»: сначала — алагирский, потом — из Орджоникидзе.

Тренер. Свою тренерскую карьеру я начал в Австрии. Почему выбор руководителей клуба пал на меня, а не на местных специалистов, не знаю. Я просто выполнял свою работу, меня заметили и предложили поработать. В Австрии же окончил тренерские курсы категории А, а совсем недавно в России получил высшую категорию Pro. Насколько я готовый тренер для работы, покажет время. Но без этой лицензии никак: без бумажки ты букашка, а с бумажкой — человек.

Усы с каждым годом теряют свою пышность. Давно ли я их ношу? Я в них родился. Шучу, конечно. Ну а если серьезно, то первая щетина появилась именно в этом месте. А это значит, что усы мне дал Бог. Из-за этого и стал их носить.

Если честно, я даже не помню, когда в последний раз их сбривал. А-а, вспомнил. Как-то в конце 1980-х Дасаев мне заявил: «Слабо сбрить усы?». Поспорили. На следующий день я приехал на тренировку гладковыбритым, а Ринат… улетел в Индию. Приехал обратно через 25 дней, а я снова в усах. Так меня и не увидел без них.

Фарт присутствует в жизни любого человека ровно настолько, насколько ты его заставляешь повернуться к себе. Просто так он не приходит. Но это в моем случае. Возможно, кому-то удача светит без всяких на то усилий. Я же не могу припомнить ни одного случая, чтобы мне в жизни что-то легко доставалось.

Характер у меня, хоть я и осетин, немецкий. Я организованный человек. Наверное, это и есть тот профессиональный отпечаток, о котором я говорил выше: сначала я был вратарем, потом тренером, а теперь стал спортивным директором. Все эти профессии не совместимы с неорганизованностью. Если же резюмировать, характер у меня настолько тяжелый, что многим он кажется легким.

Цветы. Жизнь — интересная штука, не перестаешь удивляться, хотя думаешь, что все уже повидал. В 2000 году «Тироль» стал чемпионом Австрии. И буквально спустя несколько дней после этого в Инсбруке состоялся традиционный праздник цветов. Вы бы видели мое удивление, когда в одном из экспонатов, сделанных в виде огромной цветочной статуи, я узнал самого себя! Сходство со мной, кстати, было поразительным.

Черчесовы. Наш род хоть и не самый многочисленный, но по значимости его смело можно назвать большим. Не хотел бы искусственно возвышать нашу фамилию, но у нас нормальный, адекватный, независимый и никому не завидующий род.

Штанга. Честно говоря, не помню, чтобы я когда-либо разговаривал со штангами или ласкал их. Контакт с ними у меня другого свойства — я их просто чувствую. Где бы я ни находи лся, я контролировал штанги. Из-за этого ни разу не бился о них головой (смеется).

Юрьев день. Не хотелось бы, чтобы самые горячие деньки в ведении переговоров с потенциальными новичками «Спартака» пришлись на Юрьев день — последний день перед закрытием трансферного окна. Основную работу, конечно, нужно делать заранее. Но не всегда получается. Топ-футболисты мечтают о топ-командах, мы же пока стоим в очереди. Это совершенно нормальное явление, хотя, конечно, нам хочется, чтобы игроки переходили в «Спартак» по первому нашему звонку. Если же приличные игроки соглашаются переехать в Россию, то ставят нереальные финансовые условия. Никто не против, чтобы они зарабатывали. Но если игрок требует, к примеру, миллион на зарплату, а двести тысяч — на премиальные, а не наоборот, становится ясно, что он хочет просто получать деньги. Или другой пример. Недавно мне позвонил действующий игрок «Милана» и предложил свои услуги. При этом запросил в два раза большую сумму только за акклиматизацию. Дескать, Россия — страна специфическая. Понятно, что я не стал даже вести с ним переговоры. И я в этом прав.

Яшин. Никогда не видел, как играл Лев Иванович Яшин, но слава о нем и его игре гремела и гремит по всему миру. Я сам во дворе всегда был «Яшиным», при этом тогда не видел его даже на фотографиях. Встал бы он тогда рядом со мной — спросил бы, что за дедушка. К счастью, мне посчастливилось познакомиться с Львом Ивановичем. «Спартак» играл с «Динамо» на Петровском парке, я пропустил необязательный гол, а после игры ко мне подошел Яшин и сказал: «Сынок, не переживай, все у тебя будет нормально».

Самвел Авакян

http://www.futbol-1960.ru/index.php?action=view&statid=1092

Станислав ЧЕРЧЕСОВ: “ПО-МОЕМУ, СЕНЬОР ВАСКЕС НЕ СЛИШКОМ ДРУЖИТ С БОЛЕЛЬЩИКАМИ”

Спорт-Экспресс, 22 февраля 2007 года
Количество просмотров: 804

Фото

Самую яркую еврокубковую победу в Испании спартаковцы одержали 16 лет назад в Мадриде. Тогда на "Сантьяго Бернабеу" со счетом 3:1 был повержен "Реал". Нынешний спортивный директор "Спартака" Станислав Черчесов участвовал в том историческом матче, после которого красно-белые вышли в полуфинал Кубка чемпионов. В нашем разговоре в Виго мы коснулись этого поединка, но начали, разумеется, с "Сельты".

-Ваши впечатления от первого матча "Спартака" с "Сельтой"?

- В начале сезона бывают такие матчи, когда футболисты еще не до конца понимают, на каком уровне готовности они находятся. Не забывайте: "Сельта" сейчас в игровом тонусе, а мы только входим в сезон. Встреча в Москве показала, что футболисты из Виго неплохо обучены своему делу. Но и у нас были моменты, которые необходимо было использовать. Мы же этого не сделали, а под занавес первого тайма пропустили гол. Честь и хвала команде за то, что смогла отыграться. Но ничья 1:1 - естественно, не лучший результат для домашней игры в еврокубках.

-В гостях "Сельта" играет лучше, чем дома. Может, "Спартаку" в Виго будет проще?

- Если бы в Лужниках мы сыграли - 0:0, тогда действительно было бы чуть проще. Но "Сельта" может сыграть дома, как на выезде, - в закрытый футбол. Нулевая ничья их устраивает, зачем они полезут в атаку?

-А как же свои болельщики, которые хотят чаще видеть "Сельту" на чужой половине поля?

- По-моему, сеньор Васкес с ними не слишком дружит. И наоборот. Главного тренера "Сельты" сейчас больше всего волнует результат. Исходная позиция у "Спартака" не самая лучшая. Как поется в известной песне: "Первый тайм мы уже отыграли", а теперь предстоит узнать, "сумели ли что-то понять". В любом случае нужно верить в успех.

ПОД АПЛОДИСМЕНТЫ В МАДРИДЕ

-Правда, что перед первым поединком с "Сельтой" вы смотрели в клубе памятный матч в Испании против "Реала"?

- Да, в компании с другим его участником Дмитрием Поповым (селекционером "Спартака". - Прим. А.М.). Приятно вспоминать, что в свое время мы побеждали такие именитые команды. Ехали к ним в гости без страха и твердо знали, за счет чего их можно одолеть.

-Это не бахвальство с высоты прожитых лет?

- Нет. Мы всегда играли с чувством собственного достоинства. В начале 90-х у "Спартака" подобралась молодая, но очень амбициозная и сплоченная команда. В свои 27 я считался чуть ли не главным ветераном. Карпин, Шалимов, Радченко, Попов, Попович, Олег Иванов были моложе подавляющего большинства наших соперников. Начало игры с "Реалом" получилось неважным: как раз мы с Поповым соорудили гол в свои ворота. 100 тысяч на трибунах кричали - вот мы и не услышали с Димой друг друга. Но даже этот курьезный гол не нарушил наш план. Пропустили - с кем не бывает - и продолжили играть в свой футбол.

-Неужели в тот момент не было паники?

- Если бы она была, мы бы 0:5 "сгорели", а в итоге выиграли 3:1. После третьего гола Шмарова мадридская публика аплодировала нам стоя. Болельщики "Реала" по достоинству оценили наш футбол. Согласитесь, такое в еврокубках встречается нечасто. Кстати, этот матч мы смотрели с испанским комментарием, и Попов перевел, о чем они говорили.

-Интересно, о чем?

- Испанские комментаторы все удивлялись: "Как может "Спартак" играть на столь высоких скоростях и при этом настолько хорошо контролировать мяч"?! Они надеялись, что мы сдуемся, а мы все не сдувались и не сдувались.

-С позиций сегодняшнего дня матч действительно хорошо смотрелся?

- Да. И скорости были приличные. Только не подумайте, что это какое-то старческое брюзжание: мол, раньше и солнце светило ярче, и трава была зеленее. Игра в Мадриде действительно получилась зрелищной. Может быть, не было нынешней компактности, но в остальном мы играли вполне современно. При этом не забывайте: "Реал" сам играл красиво и давал играть другим. Тот же "Милан" нам бы этого не позволил.

ДУЭЛЬ С МАРАДОНОЙ

-Уго Санчес, Буграгеньо, Мичел - имена мадридских звезд довлели над вами?

- А мы к тому времени "Наполи" с самим Марадоной прошли. Когда тебе в соперники достается футболист такого уровня, первая реакция - шоковая. Но длится она секунд пять. Не больше. А потом начинаешь думать: "Так это же очень интересно сыграть против такого человека и проверить свои возможности". В Неаполе обнаружил у Марадоны привычку: каждый раз, выходя на поле, он начинал зашнуровывать бутсы в центральном круге. Когда мы стояли в туннеле под трибунами перед выходом на поле, аргентинца долго не было. А мне не терпелось посмотреть ему перед матчем в глаза. Как это делают боксеры перед боем. Нужно же почувствовать соперника, понять, насколько он силен духом. Этакая психологическая дуэль вратаря с противником.

-Почувствовали?

- Хотите верьте, хотите нет, но когда Марадона наконец вышел в туннель, ничего у меня внутри не колыхнулось. Наверное, то же самое испытали и все мои партнеры. Ни один из них не дрогнул - поэтому "Спартак" и прошел "Наполи". А ведь в Неаполе мы до чужой штрафной по большому счету добрались ближе к 85-й минуте - настолько сильное давление до этого испытывали. У меня дома есть фотография. Сижу в раздевалке после той игры, и вид у меня настолько усталый, что любой анатом мог спокойно все мои косточки без рентгена рассмотреть. Выжатый лимон. Но мы выдержали, потому что у нас была Команда. А какие были защитники - Базулев, Поздняков, Попов, Кульков. Настоящие профессора! По их спинам можно было "читать", что произойдет в следующее мгновение. Настолько хорошо мы чувствовали друг друга.

Такая же дружная компания подобралась у нас и в 95-м, когда "Спартак" одержал шесть побед в Лиге чемпионов. Тогда мы даже не играли - пели на поле. О том сезоне у меня в голове крутится одна ассоциация: мы вместе сидим в бане на базе. В те времена в Тарасовке не было ни искусственного газона, ни полей с подогревом. Тренировались на снегу. Было холодно, и мы потом дружно согревались в баньке. А какие были двусторонки "молодые" против "стариков" - по своему накалу похлеще некоторых официальных матчей.

ПРОВОКАТОР Уго САНЧЕС

-Против какого форварда в еврокубках вы, играя, испытывали дискомфорт?

- Против Уго Санчеса. Только не из-за его футбольных качеств, а из-за того, что мексиканец из "Реала" плевался на поле. Во время угловых он делал это постоянно. Провокатор еще тот. Как-то в Испании мы встречались в товарищеском матче, так Санчес при угловых исподтишка хватал меня за трусы, чтобы я не сыграл на выходе.

-Ему удавалось вывести вас из себя?

- Нет. Вратарю надо реагировать на мяч, а не на плевки.

-Но когда в тебя плюют, хочется сразу ответить по-мужски?

- Вне поля - да. Но я же не один в футбол играю. На поле - команда, которую нельзя подводить. Вот и приходилось терпеть. Хотя сдерживаться было трудно: во дворе нас не учили подставлять вторую щеку. Зато в конце матча на табло высвечиваются цифры - кто из нас чего стоит. И еще: если человек выходит из себя, значит, он слаб. Какой смысл разговаривать со слабым.

-А когда, к примеру, Марадона готовился к удару со штрафного, вы испытывали дискомфорт?

- Как аргентинец исполняет штрафные, я знал. И не сочтите за хвастовство - не испытывал никаких проблем, когда он наносил удар.

-Почему?

- Не знаю. Но мне было комфортно. Понимаете, комфортно. Для меня, например, гораздо опаснее удары со штрафных Михайловича. У серба они и сильнее, и траектория полета мяча более непредсказуемая. Подчеркиваю: для меня. А для другого вратаря, может быть, удары Михайловича словно семечки, а Марадоны - ребус.

-В Испании обычно большие и широкие поля. В свое время это было плюсом для "Спартака"?

- Если встречаешься с "Барселоной" времен Кройфа - нет. Как говорил мне Андрей Иванов: "На "Ноу Камп" я впервые ощутил на себе, как тяжело играть против "Спартака"! Под "Спартаком" он подразумевал ту блистательную "Барсу", которая на протяжении 90 минут контролировала ход игры, а наши безнадежно носились по полю в поисках мяча.

-Считаете ли вы испанский чемпионат самым зрелищным в Европе?

- В том, что испанцы умеют играть красиво, сомнений нет. Но мне, например, интереснее смотреть английский чемпионат, где почти нет кривляющихся, лежащих на газоне "убитых" футболистов. Высокий темп, большое количество ударов, великолепная атмосфера на трибунах - все это английский футбол, который смотрится на одном дыхании. Помните нашу игру в 92-м с "Ливерпулем". Там же все носились по полю как заведенные. А сейчас в Англии и футболисты другого калибра появились, и тактика стала более гибкой - нет примитивного kick and rush. Класс команд заметно вырос, а страсть в игре осталась прежней.

Сегодня пройдут еще 13 ответных матчей 1/16 финала Кубка УЕФА: "Эспаньол" - "Ливорно" (первый матч - 2:1), "Аякс" - "Вердер" (0:3), "Блэкберн" - "Байер" (2:3), "Рейнджерс" - "Хапоэль" Т-А (1:2), АЗ - "Фенербахче" (3:3), "ПСЖ" - АЕК (2:0), "Динамо" Бх - "Бенфика" (0:1), "Нанси" - "Шахтер" (1:1), "Осасуна" - "Бордо" (0:0), "Севилья" - "Стяуа" (2:0), "Ньюкасл" - "Зюлте-Варегем" (3:1, матч судит бригада российских арбитров, в которую вошли Николай Иванов, Николай Голубев, Вячеслав Семенов и Александр Гвардис), "Парма" - "Брага" (0:1), "Панатинаикос" - "Ланс" (1:31).

Напомним, что решением Апелляционного комитета УЕФА "Фейеноорд" был исключен из числа участников турнира, и в 1/8 финала вышел "Тоттенхэм".

Алексей МАТВЕЕВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2007-02-22/2_6/?view=page

Станислав ЧЕРЧЕСОВ: "ДЛЯ МЕНЯ МОИ ФУТБОЛИСТЫ - ЛУЧШИЕ В МИРЕ"

Спорт-Экспресс, 1 августа 2007 года
Количество просмотров: 1047

Фото

ЕВРОКУБКИ - ЛАКМУСОВАЯ БУМАЖКА

Когда перед началом встречи Черчесову вручили свежий номер "СЭ", Станислав Саламович поблагодарил и добавил с улыбкой:

- Все газеты собираю. Через полгода прочитаю.

- Неужели с того дня, как возглавили "Спартак", прессу не читаете?

- Почему? Что-то читаю, что-то - нет. Есть вещи, которые надо знать. Например, любое интервью моего футболиста дает мне пищу для размышлений.

- За последнее время были какие-то высказывания игроков, которые вам не понравились?

- Нет. Футболисты должны общаться с прессой. Говорю им: "Это часть нашей работы. И при хорошей игре, и при плохой". Другое дело, игроки всегда обязаны отдавать себе отчет в том, что можно рассказывать, а что - нет.

- И что рассказывать нельзя?

- (После паузы.) Они в курсе.

- Наверное, и в контрактах какие-то пункты на этот счет имеются?

- Дело не в контрактах. Бумага-то все стерпит. Просто в каждой команде существуют неписаные законы, которые надо соблюдать.

- Будучи игроком "Спартака" вы привыкли, что клуб идет на первом месте. Для сегодняшнего поколения красно-белых лидерство не совсем привычно. Ощущаете это?

- Просто в первых чемпионатах России "Спартак" по всем показателям был выше остальных. Не хочу занижать успехи той команды, но, согласитесь, теперь конкуренция в нашем футболе намного острее. Чемпионат держит всех в напряжении, и от этого, мне кажется, выигрывают все.

- Вот только непонятно - то ли уровень аутсайдеров так повысился, то ли лидеры сдали свои позиции. А вы как считаете?

- Хотя я уже год живу в России, не рискну делать глубокие выводы. Но то, что снизу подпирают, - факт. А вот истинный уровень лидеров определится в еврокубках. Это всегда лакмусовая бумажка.

- Имеете ли вы право штрафовать игроков за неспортивное поведение на поле?

- Никому, наверное, не хочется залезать в карман к другому человеку. Но в контрактах у каждого футболиста есть пункты, согласно которым они могут быть за что-то оштрафованы. И об этом им хорошо известно. Так что я здесь ни при чем. Замечу, что во всех командах, где я играл, были штрафы за мелкие провинности - не в тех трусах вышел на тренировку, забыл надеть щитки и т.д. Вот эти моменты мы с игроками отрегулировали. Должна быть самодисциплина.

- Нуждается ли "Спартак" в укреплении состава перед Лигой чемпионов?

- Прежде всего нужно укреплять себя изнутри. Во всех аспектах. Если вы чувствуете, что спартаковцы уже играют по-другому, значит, подвижки в этом деле есть. Приведу абстрактный пример: один человек сначала выглядит ни шатко ни валко, а потом разыгрывается так, что становится одним из лучших. А мы на его позицию уже взяли новичка. И что делать тренеру? Считаю, каждому из имеющихся в команде футболистов нужно дать шанс проявить себя. Кто-то это делает быстрее, кто-то медленнее. Но главное - мы работаем над собой. Поверьте, это не просто слова, это моя философия.

- Кто летит на жеребьевку Лиги чемпионов?

- Шавло.

- На что способен "Спартак" в этом турнире?

- Для начала нужно в Лигу чемпионов попасть. Вот, когда пройдет жеребьевка, тогда и выскажемся на эту тему.

- Планируете ли вы лично просматривать соперников по Лиге?

- У "Спартака" матчи следуют один за другим, поэтому у меня вряд ли будет такая возможность. Но у нас есть селекционный отдел, где работают Дмитрий Попов и Александр Аверьянов. Они просматривают множество материала и дают столько дельных советов, что в дальнейшем заметно облегчает мне труд.

- Глядя на игру Одемвингие в матче "Локомотив" - "Динамо", не пожалели, что его не оказалось в "Спартаке"?

- Я этот матч не смотрел - мы летели из Владивостока в Москву.

ЗА ОШИБКИ МЫ НЕ НАКАЗЫВАЕМ

- На матчи дубля удается выбираться?

- Пока ни разу. Из-за занятости с основным составом. Но с тренером Мирославом Ромащенко постоянно поддерживаем контакт, обмениваемся мнениями. Если в игре что-то случается, он может самостоятельно принимать решения, потому что я ему полностью доверяю. Слава Богу, Ромащенко сам поиграл за "Спартак" в чемпионские годы и не понаслышке знает, какие требования существуют в нашей команде.

- 18-летнего Сергея Паршивлюка, дебютировавшего с "Зенитом", вам порекомендовал в основной состав именно Ромащенко?

- Нет. Мы же видели его в тренировочном процессе вместе с основным составом и в Тарасовке, и на сборе в Австрии. Работа с молодежью ведется планомерно: почти на каждой тренировке с основой занимаются 6 - 7 молодых футболистов. Все они трудятся по нашему графику, кроме того дня, когда выступают за дубль. Конечно, им бывает чуть тяжелее, поскольку команду обычно подводим к субботней игре, а их матчи - в пятницу. Но я убежден: молодые игроки всегда должны быть в обойме и знать, что за ними смотрит не кто-то издалека, а главный тренер, находящийся поблизости.

- Тяжело воздействовать на молодых футболистов после того, как они подписывают свой первый серьезный контракт? Например, на Романа Шишкина?

- Шишкин подписал новый контракт уже после начала этого сезона. Есть синдром второго года, о котором вы прекрасно знаете. А причины бывают разные. То, что в начале сезона Роман играл не так, как умеет, полагаю, он и сам прекрасно знает. Но сейчас исправляет ситуацию. Ошибки бывают, но за ошибки мы не наказываем.

- Никита Баженов выкладывается в каждом матче, имеет много голевых моментов, но слабо их реализует. В чем дело?

- Нужно работать и терпеть. И ему, и мне. По-моему, невооруженным глазом видно, что Никита действует иначе, чем раньше. Он не боится брать игру на себя, у него отличное движение. Баженов работает на команду и команда это понимает. А голы должны прийти.

- В основном составе у вас играют два способных молодых форварда - Александр Прудников и Артем Дзюба. Какие у них перспективы?

- Хорошие, задатки есть. Самое главное, чтобы они сами хотели прогрессировать. И Саша, и Артем - "первые" нападающие. Дзюба вернулся к нам неделю назад с чемпионата Европы. Он еще мало работал с командой, поэтому перед матчем во Владивостоке было отдано предпочтение Прудникову. И мы не ошиблись.

- Правда ли, что, придя в команду, вы начали с закручивания гаек?

- Нет. Есть профессиональные вещи, которые были предложены игрокам. Без крика и шума. Знаете поговорку: чем тише говоришь, тем лучше тебя слушают.

- То есть вы ни разу не повысили голос?

- Повышал. Но не потому, что кого-то ругал, а во время тренировок - иногда нужно до кого-то на другом конце поля докричаться.

- Со многими игроками у вас были индивидуальные беседы?

- Со всеми. Очередность только была разной.

- Начали, наверное, с самых нерадивых?

- У нас таких нет. Люди в "Спартаке" собраны разные: и по характеру, и по национальности. Но для меня мои футболисты - самые лучшие в мире. И это не слова.

- С Егором Титовым вы играли вместе. Как он воспринял вас в новом статусе? И как складываются ваши отношения тренер - игрок?

- Как воспринял - вопрос к Егору. Другое дело, что есть плюсы и минусы в том, что мы друг с другом играли. Но плюсов, полагаю, больше. Егор меня хорошо знает. Лучше, чем я его.

- Интервью Владимира Федотова после увольнения - это эмоции?

- Не знаю, потому что не читал. Чтобы потом у меня эмоций не было. Технический директор "Спартака" Евген ий Смоленцев вам подтвердит: когда во время переговоров верх брали эмоции, я самоустранялся, потому что они заводят в тупик.

ХОТЕЛ БЫ ВСТРЕТИТЬСЯ С ХИДДИНКОМ

- Вас устраивает то, что "Спартак" играет в Лужниках на искусственном поле?

- Есть вещи, которые не изменишь. Играем на синтетике - и не надо об этом думать. С другой стороны, у нас нет в связи с этим никакого преимущества. Мы постоянно тренируемся на траве, а вот соперники, готовясь к матчу со "Спартаком", - наверное, на искусственном покрытии.

- Но команде не мешает то, что приходится чередовать матчи на естественном и искусственном газонах?

- Нет. Я даже в шутку говорю футболистам, что с таким полем, как в Лужниках, доиграл бы не до сорока, а до ста лет. Первые искусственные поля были не чета сегодняшним.

- Кто из европейских тренеров близок вам по взглядам на футбол?

- Рано об этом думать. Прошло не так много времени после завершения моей карьеры игрока, и как тренер я делаю первые шаги. Будучи игроком, я всегда дорабатывал свои контракты до конца, а как тренеру это ни разу не удалось. Пока радуюсь определенным подвижкам в "Спартаке" и вокруг него. А очки в конце чемпионата подсчитаем.

- Какая концепция строительства команды вам ближе: подбор игроков под схему или выбор схемы в зависимости от наличия игроков?

- Одно дело, если принимаешь уже укомплектованную команду и даже нет возможности что-то подправить, как это случилось, когда я возглавил "Тироль". Приходится работать с теми, кто имеется. Другое дело, если приходишь на пустое место. Когда в "Тироле" распродали из-за долгов почти всех футболистов, я начал строить команду с нуля. И знал, чего хочу. "Спартак" же я принял с обоймой игроков, у которых установилась определенная иерархия. В этом случае нужен взвешенный подход.

- Вам приходилось общаться с Гусом Хиддинком?

- Мы довольно часто встречались, но еще в мою бытность спортивным директором. Каждый разговор что-то дает, а тем более с таким известным специалистом. Есть желание продолжить общение, надеюсь, найдем для этого время. Естественно, я этой встречи хочу больше, чем тренер сборной.

- Хотя и Хиддинку должно быть полезно узнать мнение тренера одного из базовых клубов сборной.

- Возможно. Приятно, что нам не нужен переводчик, можем общаться как по-немецки, так и по-английски. Мне, например, интересно узнать, чего опытнейший голландец хотел бы еще от наших футболистов.

- А вам интересно узнать, почему Ребко получает приглашения от Хиддинка?

- У меня нет вопросов на этот счет. У каждого тренера свое видение игры, свои требования.

- Для молодых спартаковцев - Торбинского, Шишкина, Ребко - вызовы в сборную являются дополнительной мотивацией?

- Их приглашали еще до того, как я принял команду, поэтому трудно делать выводы. Но полагаю, что вызов в сборную не может пройти бесследно, он идет только на пользу.

- Как прокомментируете слухи о том, что вы приглашали в качестве помощника Рашида Рахимова?

- Мне странно слышать подобное. Да, думаю, и болельщики не сумели найти логику в этих слухах. Рахимов ведь самостоятельная личность, он работает главным тренером, причем успешно.

- Какие у вас отношения?

- Я уже как-то сказал, что отношения у меня с женой. Думаю, ей приятно будет лишний раз прочитать об этом. Хотя, если слишком часто повторять, это тоже вызовет подозрения. Если же говорить серьезно, то мы с Рашидом и приятели, и коллеги, играли вместе, общались в Австрии, заканчивали одну спортивную академию.

ТОТ ФУТБОЛИСТ БЫЛ НЕ ИЗ "АПТЕКИ", А ИЗ "ОПТИКИ"

- По организации западноевропейский футбол сильно отличается от российского?

- У нас все организо вать сложнее, ведь, как сказал классик , умом Россию не понять. Простой пример. Мы летим во Владивосток, в аэропорту раздается звонок, я говорю - перезвони позже. Начали считать - через сколько часов, но так и не сумели это сделать - он позвонил, когда я спал. Попробуй в Австрии объясни, что перелет на рядовой матч чемпионата длится девять часов. Там целую научную группу создали бы для решения физиологических проблем. В то же время хочу, чтобы во Владивостоке меня поняли правильно. Это хороший российский город, в котором любят футбол, а команда заслуженно играет в премьер-лиге.

- Менталитет наших и австрийских футболистов отличается?

- Для меня, кстати, австрийцы тоже "наши". Но сравнивать тяжело, поскольку уровень моих клубов и, соответственно, игроков в России и Австрии разнится. Здесь легче - подготовленность футболистов позволяет говорить с ними на одном языке.

- А в Австрии, кажется, пришлось тренировать аптекаря и журналиста...

- Не надо передергивать: тот парень был не из "Аптеки", а из "Оптики". А второго действительно взял с телевидения. Он был талантливым игроком со светлой головой, но, к сожалению, ему уже исполнилось 30 лет. Наращивать мускулатуру в эти годы гораздо сложнее, чем молодому.

- Почему российские клубы все время проигрывают "Рапиду"?

- Потому что в Австрии есть хорошие команды. "Рапид" доказывает, что я несколько лет работал в не самой худшей деревне. В прошлом году с большим отрывом первенство выиграл "Зальцбург", но теперь, полагаю, венцы могут составить чемпиону конкуренцию.

- Продолжаете следить за событиями в Австрии?

- Как без этого? Там же прошла четвертая часть моей жизни.

- Что не поделили Лотар Маттеус с Джованни Трапаттони?

- Не так давно общался с Маттеусом, уже тогда закралась мысль - эта связка долго не продержится. Да, Лотар уважительно отзывался о Трапаттони, но две яркие личности должны смотреть в одну сторону. Если же один говорит "белое", а второй - "черное", ничего не получится.

- Увидев вас тогда с Маттеусом, сразу заговорили, что Черчесов приглашает немца в "Спартак"...

- Очень хорошо. Значит, мы узнаваемы и небезразличны. Но такого предложения Маттеусу, естественно, не было.

- Что связывает вас с Австрией на данный момент?

- Своего дома у меня там не было. Я его снимал. Когда вернулся в Россию, то еще шесть месяцев платил за этот дом - так было положено по контракту. Но остались знакомые, друзья. Да что там - моему пацану сейчас 12 лет, и 11 из них он провел в Австрии.

- Переезд дался Станиславу-младшему тяжело?

- Не только ему - всей семье. Мне тоже.

- Кто-нибудь из родных хотел там остаться?

- Безусловно, нужно учитывать интересы друг друга. Но меня на протяжении всей жизни преследует слово "надо". И семья к этому привыкла.

- Сыну еще предстоит подучить русский?

- Пусть учит. Кстати, это будет, если не ошибаюсь, его пятый язык.

- А на каком говорят в семье?

- На осетинском. По-русски у меня не получается (смеется). Иногда говорим на немецком. Его я знаю так же, как русский.

- А думаете на каком?

- Сейчас - на русском. А раньше думал по-немецки. Даже здесь, в России. У меня и в настройках телефона до сих пор немецкий язык. Когда учился здесь на тренерских курсах, то некоторые термины не понимал. Кому-то это покажется странным. Но что поделаешь: 15 лет установки слышал на немецком, учился на курсах, где преподавали по-немецки, потом сам давал на этом языке установки, мотивировал, требовал.

- Быстро выучили язык Гете?

- Научился хорошо говорить месяцев за шесть.

- А сейчас во время установок немецкие слова выскакивают?

- На установках - нет. Потому что я к ним готовлюсь. А вот н а тренировках - бывает. Особенно, когда вхожу в азарт. Но, думаю, ребята все понимают.

- Вашего сына мы однажды увидели в Тарасовке во вратарском свитере и в перчатках. Вы хотели бы, чтобы он пошел по вашим стопам?

- Трудно сказать. В Австрии он играл за детскую команду того городка, где мы жили, и был на хорошем счету. Команда даже становилась чемпионом тирольского первенства. Сейчас он учится в консульской школе и просто не успевает играть постоянно. Хорошо если раз или два в неделю, не больше. Можно, конечно, отдать его в футбольную школу. Первые две недели он посещал спартаковский спец-класс. Но вскоре нам стало ясно, что для начала ему нужно получше выучить русский.

- Родился он в России?

- Нет, в Дрездене, а жил в Австрии. Паспорт у него российский. А по национальности Станислав - осетин.

- В России он раньше бывал?

- Разумеется. Мы проводили здесь практически каждый отпуск.

- Станиславом вы его решили назвать?

- Я.

- Это же не очень удобно.

- Почему? Когда я его зову, он отзывается. И наоборот.

- А если кого-то из вас зовет жена?

- Если это выгодно, то отзываюсь я (смех в зале). И потом, я же Станислав Саламович, а он просто Станислав.

САМЫЙ СЛОЖНЫЙ В КОМАНДЕ - ЧЕРЧЕСОВ

- Вы живете в Сокольниках, самом спартаковском районе. Часто встречаете бывших партнеров?

- Пару раз видел Гаврилова, других.

- Австрийский тренер по физподготовке Тони Берецки появился в "Спартаке" благодаря вам?

- Когда у нас с господином Федуном состоялась беседа по поводу моего перехода, он выразил желание, чтобы у нас был европейский тренер по физподготовке со связями и в Мюнхене, и в Лондоне. Мы обсудили этот вопрос с Шавло и порекомендовали Берецки.

- Вы полностью отдаете ему физподготовку команды?

- В принципе да. Мы разграничили сферы нашей деятельности. Есть тренировки, которые он проводит без моего участия.

- Некоторые наши тренеры ревностно относятся к специалистам по физподготовке, не доверяют им, хотят за все отвечать самостоятельно.

- Сразу уточню: я тоже отвечаю за все. Но все на свете не может знать никто. Даже несмотря на то, что я многому учился. Поэтому есть второй тренер, тренер вратарей, тренер по физподготовке. Мы работаем в контакте, но каждый занимается своим делом.

- В том, что команда "бежит", как вы выразились на пресс-конференции после матча с "Лучом", заслуга Берецки?

- Это заслуга всей команды. Бегаем-то не мы с ним! К тому же важно, чтобы ребята приняли то, что мы предлагаем. Причем осознанно.

- Легко ли общаться с такими непростыми людьми, как Быстров или Павлюченко?

- Мне - легко. А они сложные? Ребята, наверное, знают, что самый тяжелый - я. Но шутки в сторону. Мы говорим о футболе и понимаем друг друга.

- В недавнем интервью вы отказались поведать, почему с "Амкаром" не играл Быстров. Может быть, теперь пришло время раскрыть тайну?

- Нет. От меня на эту тему вы ничего не услышите ни сегодня, ни завтра, ни через десять лет.

- Остается только предполагать, что в преддверии матча с "Зенитом" вы опасались дисквалификации полузащитника, имевшего к тому моменту три желтые карточки.

- Предполагать - ваше право. Я же знаю: если когда-нибудь о нашем разговоре тет-а-тет узнает общественность, потеряю уважение футболиста.

- Как относитесь к теории, что из вратарей хорошие тренеры получаются крайне редко?

- Чего я только уже не наслушался. И с моим ростом не играют в воротах, и лицо кавказской национальности не задержится в Москве...

- Кстати, люб опытно - главные тренеры двух ведущих российск их клубов родом из Северной Осетии. Вы общаетесь с Валерием Газзаевым?

- Мы вместе были на финале Лиги чемпионов в Афинах, я звонил Газзаеву несколько раз из Австрии. Сейчас у каждого своя работа. Но и без ежедневных разговоров Валерий Георгиевич знает о моем уважении к нему.

- Когда в последний раз вы были в Алагире?

- Звонил домой вчера. А был там еще в должности спортивного директора, когда просматривал матч "Терека". Прилетел на один день, навестил родителей и улетел обратно.

- Как родной город отреагировал на ваше назначение главным тренером "Спартака"?

- У нас стало больше болельщиков.

ПО ПОВОДУ НОВИЧКА ОПАСЕНИЙ НЕТ

- Недавно главный тренер "Зенита" Дик Адвокат достаточно жестко высказался насчет нового главного тренера "Спартака". Какой была ваша реакция?

- Лично с господином Адвокатом не знаком, но допускаю, что ему немного неверно передали мои слова. И еще считаю, что реакция человека во многом зависит от того, в каком настроении он находится, когда ему что-то говорят. От себя могу только сказать: когда был действующим футболистом, никогда не обсуждал коллег-вратарей. Теперь не берусь обсуждать коллег-тренеров. Но в любом случае уважаю и буду уважать любого специалиста.

- Когда в команде появится первый новичок?

- В определенном смысле он уже есть. Хотя дать полную гарантию, что он подпишет контракт, я не могу (речь, как вы понимаете, о Веллитоне, контракт с которым на момент беседы не был подписан. - Прим. "СЭ"). Этот футболист присоединится к нам, уже зная, что нам многое удалось сделать и без него. И что ему придется соответствовать всем нашим требованиям, подстраиваться. Даже несмотря на то, что он многое доказал в своем предыдущем клубе.

- Вы видели его вживую?

- Видел, но издалека (смех в зале). Если серьезно, то воочию увижу его игру, только когда он приедет в Москву. Впрочем, знаете, как бывает: можно просматривать игрока раз двести и ничего не понять. А можно все уяснить за секунду.

- Есть опасения, что вы с ним могли ошибиться?

- Нет.

- Вы вообще часто испытываете сомнения или опасения?

- У меня всю жизнь была такая работа, где опасаться нельзя. Если начнешь опасаться - залетит все, что можно. Конечно, стопроцентные попадания - большая редкость. Но никаких опасений по поводу нашего новичка у меня действительно нет. Приедет, будет доказывать свое право играть, постарается сделать все, чтобы команда его приняла.

- Насколько активно "Спартак" намерен провести период дозаявок?

- Честно говоря, я не любитель активных дозаявочных кампаний. Был случай, когда в определенный момент я был вынужден пойти на приглашение многочисленных новичков. Но когда из команды уходят 12 человек, а приходят 11 - это ненормально. А если приходят 11, но не уходит никто, это еще хуже.

- Что для тренера сложнее - работать в команде с небольшим бюджетом или в таком клубе, как "Спартак"?

- Можете мне верить или не верить, но, поработав и в небогатых, и в богатых клубах, особой разницы не заметил. Там у тебя бюджет 3,5 миллиона, здесь - побольше, но проблемы одни и те же.

- Но в "Спартаке" 11 футболистов одновременно не меняют.

- В Австрии сейчас тоже. Те 11, которых я привел, тирольцев устраивают. Тот случай, о котором я рассказывал, был форс-мажорным.

- С Шавло у вас дружеские или профессиональные отношения?

- Мы вместе играли. Когда жили и работали в Австрии, иногда общались по телефону. Сейчас работаем в одном клубе, но о дружбе по большому счету я бы не говорил. Разумеется, мы не противны друг другу и часто общаемся по делам клуба.

- Скажем, Новый год вместе встреч ать будете?

- Я пока вообще не знаю, где буду встречать Новый год. Вообще-то, Новый год - семейный праздник.

- Какова судьба Хаджи и Жиляева?

- Оба работают в клубе. С Жиляевым разговаривал сегодня. Обсуждали, кого из игроков списка А перевести в список Б, и другие вопросы.

- Кого-то переводите к старшим?

- Они сами должны себя "переводить" в основной состав. Своей игрой.

БЕСКОВ НИКОГДА НЕ РУГАЛ ВРАТАРЕЙ

- Как голкипер, кого из молодых спартаковских вратарей из дубля и школы можете выделить?

- Выделять никого не буду. Стауче делает свое дело, и все работают на совесть. Контакт с ним и с главным тренером дубля Мирославом Ромащенко налажен. Все под контролем. Не "под колпаком", а именно под контролем. В положительном смысле. Молодые футболисты должны чувствовать, что их прогресс не пройдет незамеченным.

- То есть ситуация, как при Старкове, когда между дублем и основой была стена, в сегодняшнем "Спартаке" невозможна?

- Я с уважением отношусь к Старкову. В свое время он приезжал в Австрию просматривать Погатеца и обсуждал эту кандидатуру в том числе и со мною. Я свое мнение высказал, и в конце концов этот защитник оказался в "Спартаке".

- Не пытались как-то выйти с ним на связь, чтобы вернуть в "Спартак"?

- Он ушел по своей воле, да и жену с того времени, вроде бы не поменял (смех в зале). Если человек испытывает какой-то дискомфорт в работе, в наших силах что-то изменить. Но если ему или членам его семьи не по душе страна или город, мы бессильны. В конце концов, невозможно перевезти Грац в Москву. Та же история и с Клементе Родригесом. Аргентинец не сумел по большому счету прижиться в "Спартаке", но зато после возвращения в Южную Америку выиграл Кубок Либертадорес.

- К Родригесу было много претензий. Но не кажется ли вам, что после его ухода позиция левого защитника стала одной из наиболее проблемных?

- Это ваше мнение. На мой взгляд, играющий сейчас на этой позиции Шоавэ - хороший футболист. Во всяком случае, лично у меня к нему претензий нет. Кроме того, у нас подрастает талантливая молодежь, которая уже сейчас может закрыть многие проблемные позиции.

- Не так давно ЦСКА назначил новым руководителем своей академии голландца Йелле Гуса. Не было мысли и в "Спартаке" привлечь иностранного специалиста для работы с детьми?

- У нас там работает Петр Евгеньевич Шубин, который еще меня тренировал. Все наши команды на хорошем счету - от юношеских и молодежных до дубля. Так что, на мой взгляд, мы не на самом плохом пути. И пока мы всем довольны.

- Большая часть славной плеяды наших легионеров середины и конца 90-х - бывшие спартаковцы. У вас есть объяснение этому феномену?

- Это говорит только об одном - отбор был соответствующий. Пройдя определенную школу - как футбола, так и жизни, - люди добились серьезных успехов. В свое время меня взял в команду Бесков, а работая с таким человеком, не вырасти в профессиональном плане невозможно.

- Не было у вас страха перед мэтром?

- А чего его бояться? Бесков - это величина. Но его не бояться надо было, а использовать его опыт. Словно вампир, высасывать как можно больше.

- Сейчас, когда сами стали тренером, что-то из его методов используете?

- Скорее не из тренерской методики, а его подход к футболистам и требования.

- Много внимания Константин Иванович уделял вратарям?

- Очень мало, хотя ошибки от его внимания не ускользали никогда. Бывает, ловишь и ловишь мячи, а он в твою сторону даже не смотрит. Но стоит "бабочку" пустить, сразу слышишь: "Ну что же ты так!" Отвечаешь: "Константин Иванович, я же все ловлю. Вот раз только ошибся!" А он тебе в ответ: "Что ты там ловишь, я не видел, зато вижу сейчас, как пр опускаешь". Хотя надо отдать ему должное: вратарей ник огда не ругал. Ни на общем разборе игры, ни в разговоре тет-а-тет. Ни меня, ни Дасаева. Сам не знаю почему.

- Правда ли, что Дасаев ходил у Бескова в любимчиках?

- Дасаев - талантливый вратарь, и Бесков любил его талант.

- Отношения с Дасаевым поддерживаете?

- К сожалению, не смог принять участие в недавнем матче звезд ФИФА и СССР, приуроченном к 50-летию Рината: в командировку должен был лететь. Поэтому пришлось поздравлять по телефону. Считаю, что вовсе не случайно ФИФА не прошла мимо его юбилея. Дасаев - величина мирового значения. Лично для меня Ринат всегда будет больше, чем просто вратарем. Да, "были люди в наше время"...

- ..."Не то, что нынешнее племя"?

- Нет, немного не так. Скажу по-другому: наша задача сейчас, чтобы "нынешнее племя" стало такими же людьми, какие были в наше время. Чтобы играли с душой, как и мы в свое время.

Константин АЛЕКСЕЕВ, Глеб КОСАКОВСКИЙ, Александр КРУЖКОВ, Ал

http://www.sport-express.ru/art.shtml?143335

Станислав ЧЕРЧЕСОВ: В МОСКВЕ ПОЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ, КАК Вилли ТОКАРЕВ В НЬЮ-ЙОРКЕ

Спорт-Экспресс, 28 июля 2006 года
Количество просмотров: 1086

Фото

Черчесов вернулся в Россию третий раз за последние двенадцать лет. В 95-м и 2002-м он здесь не задерживался, через пару месяцев неизменно отбывая обратно в Австрию. И вот очередная попытка. Не исключено, теперь Станислав Саламович, сменивший уже вратарский свитер и перчатки на пиджак и галстук, приехал надолго.

Говорят, заграница меняет людей. Как она изменила вас?

- Вообще-то я и раньше отличался пунктуальностью, но там стал еще жестче к себе относиться. Если пообещал что-то - в лепешку расшибусь, но сделаю. Никогда никуда не опаздываю. Лучше на полчаса раньше приеду. Полагаю, не случайно судьба забросила меня сначала в Германию, а потом в Австрию. Мы подходим друг другу. Когда в Италии или Испании тебе говорят "завтра", это легко может растянуться на полгода. Тут вещи всегда называют своими именами. Мне подобный подход больше по душе.

Знаменитые немецкие педантичность и снобизм, свойственные также их австрийским соседям, не раздражали?

- Нет. Человека нужно принимать таким, какой он есть. Тыодин приехал из России - и что, всю нацию хочешь переделать? Так не бывает. Советую закрывать глаза на отдельные недостатки, подстраиваться. При этом ни в коем случае не изменяя своим принципам! Раздражали, пожалуй, лишь упертость и твердолобость. Говорю: "Зачем головой ломать стену, если ее можно просто обойти?" На лице - ноль эмоций. Встанут, как трамвай на рельсы, и прут напролом.

Какие мифы об австрийцах готовы развенчать?

- Я много слышал, что за рубежом не принято ходить друг к другу в гости. Глупости. Что в Германии, что в Австрии у меня были чудесные отношения с соседями. И с футболистами дружили домами. Из Дрездена до сих пор звонят.

Новые увлечения у вас появились?

- Знакомые долго поражались: ну ты, Стас, оригинал - столько лет в Австрии живешь, и ни разу на горных лыжах не катался! Но меня действительно совершенно не тянуло, тем более пока играл. К чему лишний риск? Когда же закончил с футболом, почувствовал, что не хватает мне какого-то адреналина. Решил попробовать встать на лыжи. И едва съехал впервые со склона, понял, какого удовольствия лишал себя восемь лет. Лыжня-то фактически от крыльца начинается.

Австрия еще славится своими средневековыми замками. Какой из них вам больше всего запомнился?

- Между Инсбруком и Куфштайном есть потрясающий по красоте замок. Вот только чтобы попасть туда, надо часа два карабкаться в гору. Однажды с женой Аллой и вашим коллегой Владимиром Титоренко побывали там. Все бы ничего, но жена после этого осталась без новых туфель на каблуках...

Осесть за границей навсегда - такой вариант за все эти годы хоть раз для себя рассматривали?

- Мужчине хорошо там, где он нужен и может реализоваться. А футболисты и тренеры - как бродячий табор. Поэтому, приехав в Инсбрук в 96-м, я не загадывал, на какой срок задержусь. И сейчас не знаю, сколько пробуду в Москве.

Освоились уже на старом новом месте?

- Не скрою, определенный дискомфорт присутствует. Придавила меня столица своим размахом. Ведь то, что у нас зовется улочкой, в Австрии - уже автобан. Помните у Вилли Токарева: "Небоскребы, небоскребы - а я маленький такой". Теперь отлично понимаю его состояние. Он, правда, про Нью-Йорк пел, а я точно так же в Москве себя почувствовал. Кто бы мог подумать... Да и отвык от некоторых мелочей.

Каких?

- Например, от необходимости платить за квартиру в сберкассе, заполняя какие-то квитанции. В "Спартаке" где-то трудовую книжку откопали - я уж и забыл о ее существовании. Даже не в курсе, есть ли у меня медицинский полис и куда обращаться, если вдруг заболеет кто-то из моей семьи.

Заезжая во время отпуска в Москву, за руль вы предпочитали не садиться. А теперь?

- В "Спартаке" мне предоставили автомобиль с водителем. Очень удобно. Город огромный, с дорожными развязками я еще плохо знаком. А с шофером не заплутаешь.

Дом ваш в Инсбруке пустует?

- Да. Только он не мой - дом я арендую. Договор подписан до января 2007-го. Дальше буду думать, стоит ли его продлевать.

Что мешало обзавестись собственной недвижимостью?

- По австрийским законам гражданину России это запрещено. Наверное, какие-то лазейки после десяти лет пребывания в стране возможно найти, однако мне этим заниматься не хотелось.

Где нынче живете?

- В своей трехкомнатной квартире в Сокольниках. В "Спартаке" в 92-м году ее получил.

Не тесно - после австрийских хором?

- Нормально. Главное - мы дома.

Детям в Москве нравится?

- Привыкают потихоньку. Сыну 12 лет, дочке - 15. В Алагире они увереннее себя чувствовали. Там тоже дом, природа. А здесь у нас квартира на 16-м этаже. Года три назад сын, выглянув в окно, спросил: "Папа, мы где?" "В космосе", - ответил я.

Школу им уже нашли?

- Они будут учиться в немецкой школе при посольстве. По крайней мере первый год, пока не подучат язык.

Несколько лет назад вы рассказывали, что сын по-русски вообще не говорит. Как это получилось?

- А как он мог его изучить, если дома мы не разговариваем на русском?

Странно.

- Почему? Вот у вас какой язык родной? Русский?

- Да.

- А у меня осетинский. Как и у Аллы. С детства в Алагире на нем общаемся.

Не думали о том, что сыну будет тяжело в России, если вы рано или поздно сюда вернетесь?

- По-моему, вы сгущаете краски. Сынишка у меня смышленый, русский осваивает быстро. Понимает уже почти все. Зато с немецким и английским у него никаких проблем.

А у вас?

- Порой ловлю себя на мысли, что также немецкий знаю лучше, чем русский. Прежде чем ответить, начинаю в уме переводить с немецкого. Особенно это касается футбольных терминов.

Гете в подлиннике читать пробовали?

- Ну это вы загнули. Я и на русском в последнее время серьезную литературу мало читаю. В основном учебники да спортивную прессу. Хотя гордиться, конечно, тут нечем.

Кто ваши родители по профессии?

- Папа всю жизнь в Алагире крутил баранку, мама - медсестра. Сейчас на пенсии.

-Сколько им лет?

- Мама родилась в 1932-м, отец - на год младше. По паспорту.

Что значит "по паспорту"?

- Он не знает точной даты своего появления на свет. Когда был маленький, документы затерялись. В паспорте его записали 1933 года рождения, но отец сам говорит, что, наверное, чуть старше.

Расскажите о своем родном городе.

- Алагир - крошечный городок в горах Северной Осетии. Один завод - по производству сопротивлений. Покуда не закрыли, там работали почти все жители Алагира. Потом, как и вся республика, переключились на выпуск водки. Со временем дело это прикрыли. Живется людям трудно. Приезжая в родные края, иногда думаю: "Господи, как же удалось отсюда до сборной мира дорасти?" (Черчесов играл за нее в 1995 году в матче против сборной Америки. - Прим. А.К.)

На Кавказе хороший тамада не редкость. Вы на эту роль годитесь?

- Думаю, гожусь. Умею сделать так, чтобы люди свой бокал осушили с удовольствием. Побыть тамадой всегда соглашаюсь охотно.

Несмотря на то что слывете чуть ли не главным "режимщиком" нашего футбола?

- Ну и что? Одно другому, считаю, не помеха. К тому же бокал вина могу себе позволить.

А барашка когда-нибудь резали?

- И барашка, и свинью, и курицу... У кавказских мужчин это в порядке вещей. Рука, правда, должна быть набита, чего обо мне уже не скажешь. Потому в Алагире доверяю сей процесс профессионалам.

У вас есть хоть какие-то вредные привычки?

- Неряхой себя не назвал бы, но до женитьбы был куда более аккуратным. С 20 лет жил в Москве один. Тем не менее квартира неизменно сверкала чистотой. Все постирано, отутюжено, полный холодильник. Никто не мог поверить, что обошлось без женской руки. Однако Алла за 16 лет совместной жизни меня разбаловала. Если сейчас дома меня оставить одного, долго поддерживать идеальный порядок уже не смогу. Впрочем, я неприхотлив. Погружаясь с головой в работу, перестаю обращать внимание на какие-то неудобства. Все моментально отходит на второй план.

Черчесова сложно представить без усов. А ведь было, верно?

- Да, в "Спартаке" в 80-е. Дасаеву отчего-то не нравились мои усы. "Бабай, - так он меня называл, - да сбрей ты их к черту". Однажды поспорили с ним на что-то, я проиграл. Пришлось взять бритву. Утром в Тарасовке спрашиваю: "Где Дасаев?" - "Да он со сборной куда-то на турнир улетел". Когда Ринат вернулся, у меня уже новые усы отрасти успели. Так и не оценил он моей жертвы.

Извините, а почему Бабай ?

- Из Осетии в Москву в 20 лет я приехал в модном - как мне тогда казалось - тулупе. Увидев меня в нем, Дасаев сразу прозвал меня Бабаем. В столице-то все дубленки носили.

Честно говоря, давно не дает мне покоя одна ваша фраза: "Всегда старался в футболе друзей не иметь, поскольку тяжело разделять дружбу и службу". Почему вы так считаете?

- К друзьям бываешь слишком снисходителен. Закрываешь глаза на ошибки, стесняешься спросить за работу по полной программе. В нашей профессии это непозволительная роскошь. Чтобы не возникали обиды, лучше помнить: дружба дружбой, а табачок врозь.

Вы способны ненавидеть?

- Вряд ли. Это свойство слабых. За что кого-то ненавидеть? За то, что поступили подло или украли у тебя сто рублей? Так это просто несчастные люди.

Ваш самый хулиганский поступок в жизни?

- В детстве, каюсь, воровал груши из соседних садов. Когда с друзьями бегали на речку, неподалеку обычно гуляла стая гусей. Проголодаешься - быстренько схватишь одного, зажаришь и съешь. Но став постарше, подобных вольностей себе не позволял.

Вы боитесь уколов, высоты, зубного врача?

- Нет, это все ерунда. Помню, как-то в Австрии мне оперировал колено хирург, который незадолго до этого игроку "Тироля" в аналогичной ситуации занес в ногу инфекцию. Ввели мне наркоз, я уже "отъезжаю", но в последний момент успел сказать врачу пару слов.

Каких?

- "Доктор", - окликнул его. "Что случилось?" - заволновался он. - "Ничего. Руки помыть не забудь"...

 

Александр, КРУЖКОВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2006-07-28/13_1/?view=page