Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Валерий Чижов

Игр за Спартак3
Из них в основе0
Заменен  Заменен0
Вышел  Вышел на замену3
Голы  Забил голов0
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений0
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения14 апреля 1975 года
АмплуаВратарь
Пришел извоспитанник СДЮШОР "Смена" Москва
Первый матч12 августа 1992 года

Валерий Чижов: «Поехали играть в Белоомут, а там раздевалка в церкви и спонсор – поп»

sports.ru, 21 октября 2013 года
Количество просмотров: 792

Фото

Голкипер Валерий Чижов начинал карьеру в «Спартаке», но стал известен благодаря выступлениям за «Сатурн». Сейчас бывший вратарь тренирует «инопланетян» в третьей лиге и верит в возрождение главного клуба своей жизни. В интервью еженедельнику «Футбол» Чижов рассказал, как его команда переодевалась в церкви, вспомнил, как по-особенному тренировал вратарей Георгий Ярцев, и признался, что готов играть в Премьер-лиге прямо сейчас.

Дворники и слесари 

– Вы сейчас главный тренер «Сатурна». Многие удивляются, когда слышат, что клуб еще существует.

– Клуб существует, играет в третьей лиге, в турнире Московской области. Особых перспектив не видно, но есть небольшие подвижки в связи с выборами губернатора. Питаем надежды, что новая власть захочет возродить «Сатурн». Но на данный момент с трудом набираем одиннадцать-двенадцать футболистов, чтобы хватило на игру. Многие из них учатся в школах, институтах, совмещать иногда бывает сложно.

– Получается, что сейчас «Сатурн» – это тренер, одиннадцать игроков и уборщица?

– Ну нет, у нас есть штаб: два тренера, начальник команды, администратор, два врача и двадцать футболистов. Зарплаты, правда, мизерные. Я как главный тренер получаю пятнадцать тысяч рублей в месяц, все футболисты до недавних пор играли за бесплатно, сейчас шести игрокам мы смогли что-то выбить – они тоже около десяти-пятнадцати тысяч получают.

– Такая зарплата вас не оскорбляет?

– Оскорбляет, но команда стоит на городском бюджете как муниципальное бюджетное учреждение. Сколько там поставили когда-то, столько и будет, больше нельзя. Например, некоторые игроки у нас числятся дворниками, слесарями, так мы им зарплату и платим. Плюс у нас есть небольшой спонсор – букмекерская контора, на майках ее логотип еще. Вы не подумайте, с договорными матчами это никак не связано. Просто она выделяет нам энную сумму денег в месяц. Из них мы платим ребятам премиальные, суточные на выездах, чтобы они хотя бы водичку могли себе там купить.

– Вы говорили, что набирать футболистов в «Сатурн» вам приходилось практически во дворе.

– Да, делали объявления в интернете, приглашали на просмотр. Как-то раз полетел в отпуск за границу с женой, футболистов в команде тогда было около двадцати. Всех более или менее знал, потренировать успел. После поездки вернулся – их уже сорок пять человек, тридцать вообще первый раз вижу. Один пришел в джинсах и кроссовках, даже бегал неправильно. Некоторые по мячу толком не попадали, не говоря уже о том чтобы играть в футбол. Но потихоньку собрали команду: из этих отобрали, кого-то еще знакомые тренеры посоветовали.

– В каких местах приходится играть?

– Больше всего запомнился выезд в Белоомут, это за Луховицами. Туда надо на пароме ехать. Стадион возле церкви, раздевалка прямо в ней – очень непривычно. Городок маленький, вот и место для поля нашли только около церкви. Еще говорили, что спонсором у них поп был года два-три назад.

– И зачем вам все это?

– Я очень много отдал «Сатурну», многим обязан и клубу. Надеюсь, что команда возродится, а я продолжу здесь работать. Попробовать себя где-то еще? Пробиться куда-то, попасть выше очень сложно. Но я пока все для себя нашел здесь. Работаю тренером в «Сатурне», играю на турнирах за ветеранов, живу на то, что заработал раньше, и на то, куда смог вложить. Кстати, на турнирах для ветеранов тоже можно нормально зарабатывать. К примеру, бывшие спартаковцы могут одними корпоративными турнирами около десяти тысяч долларов в месяц заработать.

Кувырки Ярцева 

– Вы начинали карьеру в «Спартаке», но за шесть лет сыграли только две игры за основной состав. Как так вышло?

– В «Спартак» я попал в 15 лет, брали меня на перспективу. Уехал Дасаев, вернулся Черчесов. Был даже год, когда в команде тренировались сразу восемь вратарей: Стауче, Черчесов, Жидков, Плотников, Прудников и другие. На сборах по 15 минут играли. В общем, в «Спартак» тогда просто собирали всех лучших с постсоветского пространства. Старался не проигрывать конкуренцию, но все равно оставался на вторых и третьих ролях, играл в основном за дубль. Но школа «Спартака» дала мне многое, тренировки даром не прошли. Конкуренты были такие, рядом с которыми нельзя не расти.

– Неужели не было ни одного шанса зацепиться за основу?

– В «Спартак» каждый год приезжал новый сильный вратарь, Романцеву было проще полагаться на них. А ведь от доверия тренера зависит почти все: Газзаев рискнул поставить Акинфеева, закрывал глаза на его ляпы в первом сезоне, тот освоился и стал лучшим вратарем России.

– Нынешние дублеры в клубах Премьер-лиги после нескольких первых зарплат могут купить дорогую машину. Как жили дублеры тогда?

– Да и на тот момент неплохо жили: с нами были подписаны контракты с хорошими премиальными. Моя первая зарплата в 16 лет была в 7–8 раз больше зарплаты моих родителей, вместе взятых. В общем, денег было много, даже не знал, куда их пристроить. Первое, что купил, – телевизор, видеомагнитофон и музыкальный центр. Хотя, если бы кто-то подсказал, распоряжался бы деньгами более грамотно, то можно было и квартиру через какое-то время купить.

– Когда вы вспоминаете Олега Романцева, какая ситуация встает перед глазами?

– При Романцеве талантливые люди иногда не блистали, а не особо талантливые, наоборот, прогрессировали. Вспомнить хотя бы Димку Попова, который вообще пришел из лыжного спорта. В итоге уехал за границу и играл за сборную страны.

– «Спартаку» тогда не было равных в нашем футболе. Игроки всегда знали, с кем им предстоит играть – с «Тюменью» или «Жемчужиной», или их это не особенно волновало?

– Ребята ложились и просыпались с мыслями, что в чемпионате России они без труда могут обыграть любую команду. Даже «Динамо» и ЦСКА. К менее сильным соперникам в раздевалке относились, можно сказать, даже иронично.

– Какой была типичная установка Романцева на игру?

– Романцев разбирал соперников, говорил, какие там сильные места, какие слабые, кто лидер, кто послабее. Но не знаю, насколько это было вообще нужно. Тому составу установку можно было не давать – они просто выходили и выигрывали.

– А конфликты случались?

– Конфликты случаются в любой команде, когда футболисты находятся рядом долгое время, на сборах например. Даже в том «Спартаке» были стычки, потасовки и драки. Кто дрался? Обычно это остается внутри коллектива и сор не выносится из избы.

– Чем нынешний Валерий Карпин отличается от того, с которым вы играли в одной команде?

– Раньше он был мягче. Карпин вообще один из самых целеустремленных людей, которых я только встречал. Поставил себе цель попасть в основу «Спартака» – попал. Поставил цель закрепиться в сборной – закрепился. Поставил цель уехать за границу – уехал. В общем, он всегда добивался того, чего хотел. И сейчас он, наверное, упрямо идет к новой цели – привести «Спартак» к чемпионству.

– Вы еще застали Георгия Ярцева, когда он приводил «пионеротряд» к чемпионству в 1996 году.

– С Георгий Санычем весело было, конечно. Человек – отличный юморист. Сейчас уже не припомню его шуток, но атмосфера на тренировках была задорная. Он знал, как работать с молодежью, весело подходил к тренировочному процессу. Все с иронией, с добрыми издевками, с юмором. Запомнилось, когда он еще при Романцеве-главном проводил иногда тренировки с вратарями. Он, правда, совсем ничего не понимал в этом процессе. Тренировал по своей системе, которая к вратарскому делу имела мало отношения. Например, заставлял нас бегать, прыгать, кувыркаться, после чего били один раз по воротам. Пока мы делали все упражнения и добегали до ворот, ловить и отбивать мяч были уже не в состоянии. Но что делать, приходилось терпеть.

Допрыгался 

– Из «Спартака» вы уехали в «Нефтехимик» в Нижнекамск. Какие впечатления живы в памяти?

– Хотелось играть, поступило предложение. Решил поехать, узнать, что такое первый дивизион. Там, кстати, у меня появилась первая машина. Предоставили служебную 99-ю модель, тогда они только появились. В общем, в первый сезон мы заняли 11-е место, решил остаться и продлил контракт еще на год. А на сборах в Италии или в Испании мы сыграли с «Брюгге» товарищескую игру, выиграли ее, и мне предложили уехать в Бельгию. Обо всем договорились, летом должен был переходить. Я усиленно тренировался и практически накануне отъезда решил себя посерьезнее нагрузить – остался попрыгать после тренировки для себя, закрепить сильные стороны. И после одного из прыжков неудачно приземлился, в итоге порвал ахилл. Естественно, никакой Бельгии и никакого футбола на ближайший год.

- За какие заслуги Сергей Павлов позвал вас в «Сатурн»?

– Был момент, когда я из «Спартака» ездил на сбор в Камышин. Сергей Павлов пригласил меня в свою команду, но по условиям договоренности я вернулся в «Спартак» через две недели. Какие-то воспоминания у него все же остались, поэтому, когда он возглавил «Сатурн», то решил пригласить меня.

- В «Сатурне» тогда играл форвард Сергей Наталушко, который почти в сорок лет забивал Нигматуллину и оформлял хет-трики в высшей лиге.

– Думаю, до сих пор никто этот рекорд не побил. Сколько ему было-то, 39 лет? Он ведь поздно начал, вот еще и не наигрался. Читал тут его интервью, он говорит, что и сейчас – в 50 с лишним лет – в той же хорошей физической форме находится и играет за кого-то. Причем он ведь любил погулять после игр, собирал вокруг себя множество людей и рассказывал различные истории. Компанейский вообще человек. И с Павловым он ругался постоянно – камышинские два уроженца, иногда даже до рукоприкладства доходило. Серега обижался на тренера, уезжал даже из команды, но всегда возвращался. Можно сказать, был на своей волне.

- За выход в высший дивизион игроков «Сатурна» как-то премировали? Сейчас «Бугатти» принято дарить.

– Обещали нам многое, но в 98-м случился дефолт. Так что обещанные деньги превратились в ничто. Тогда уже начинало многое зависеть от властей. Во главе Московской области стоял Тяжлов. Финансирование, конечно, шло, но не в таких масштабах, как после того, как область возглавил Громов Борис Всеволодович.

- Вы застали в клубе множество легионеров, кто запомнился больше всего?

– Принс Амоако. Правда, до сих пор никто не знает, сколько ему лет. Но это был первый легионер, который отдавался на поле и на тренировках. А основной фигурой и лучшим приобретением был Самир Муратович. По своим возможностям он мог играть в ведущих клубах страны.

- Кто-нибудь пытался влиться в русскую культуру – баня, водка, борщ?

– «Русского» парня знаю одного, он наш язык выучил за полгода. Был в «Рубине» такой Абделькарим Кисси из Марокко. Один из первых легионеров в истории Казани. Тяжело ему было освоиться, но он понял: если будет с ребятами посещать места наподобие ресторанов и других заведений, всегда будет в коллективе – выучит русский очень быстро. Так в итоге и получилось – через полгода уже говорил. Было бы желание! Сложнее, когда три-четыре легионера в команде, уже возникает свой круг, и никакого общения нет.

- Бывший игрок «Сатурна» Вячеслав Свидерский как раз иговорил: когда в команде латиноамериканцев стало много, они начали создавать кланы. 

– Так и было, у них была своя команда – пять-шесть человек: Жедер, Жеан и другие. Они и кушали отдельно, и вообще все делали вместе. После игр все вместе отмечаем победы, а они все равно в своем коллективе. Возникали, конечно, стычки и драки. И на тренировках, и на футбольном поле. У каждого свои взгляды, каждый хочет утвердиться на своем месте. Но есть люди, которые могут ответить. Жедер мог, как надо, ответить.

- История о том, что Принса Амоако некие люди вывозили в лес и пугали, мол, если он не будет хорошо играть, в следующий раз его не вернут домой, правда? 

– Хм-м, не знаю, кто к нему подъезжал. На моей памяти такое не случалось.

- Хорошо. Но вокруг «Сатурна» ведь всегда находились криминальные субъекты? 

– Ну, не знаю даже, как вам ответить. Лучше без комментариев оставить этот вопрос.

Точка зрения

- Правда ли, что из-за проблем со зрением вы не всегда видели мяч?

– С детства у меня один глаз почти не видел. В плохую погоду, когда становилось темно и включалось освещение, я действительно мяча почти не видел. Играть приходилось чуть ли не интуитивно, благо матчи в основном проходили в дневное время, когда я более-менее нормально видел. Но играли мы как-то с ЦСКА, то ли в 1999-м, то ли в 2000 году. Варламов мне ударил чуть ли не с центра поля, я отбил мяч перед собой, и его добили. После этого матча Сергей Павлов отправил меня на операцию. Через неделю приступил к тренировкам, подумал: «Ох, как будто отладили оптику».

- Свой единственный матч за сборную России вы сыграли в 2003 году. Как отнеслись к приглашению?

– По играм за «Сатурн» меня высоко оценивали тренеры, ребята, да и журналисты. Мне даже удалось попасть в список 33 лучших футболистов. Приятно было, что заметили и пригласили. Поехал на Кипр к Валерию Георгиевичу Газзаеву. Сыграл я, правда, всего один тайм, но каждому спортсмену приятно выйти за свою страну. Свитер тогда забрали, а вот экипировка осталась.

- Чем запомнился Газзаев?

– Жесткий, требовательный, всегда гнет свою линию. У него все посвящено футболу. Даже малейшие смешки приводят к серьезным последствиям. Шутка, конечно, но никто себе не позволял лишнего, даже игроки ЦСКА.

- Вы чувствовали, что есть реальный шанс стать первым номером сборной?

– На тот момент были Сергей Овчинников и Вениамин Мандрыкин, так что я понимал, что меня вызывают как третьего вратаря. Не то чтобы я не использовал свой шанс… Нужно постоянно трудиться. Это сейчас у Игоря Акинфеева особенно нет конкурентов, а тогда можно было побороться. Я съездил всего на три-четыре сбора, но, сменив команду, перестал получать приглашения.

- Зачем же тогда уходили из «Сатурна»?

– По «Спартаку» не сложились у меня отношения с Олегом Ивановичем Романцевым. Когда он пришел, я надеялся, что так же буду играть, но вдруг сел на скамейку. Тренер сделал ставку на Женьку Корнюхина. Поэтому я решил, что нужно что- то менять, и ушел в «Рубин».

Пиджак Бердыева 

- В Казань вас звали первым номером?

– Бердыев никогда не дает таких гарантий. Понятно, что новая команда, нужно было завоевывать место. В «Рубине» был Сергей Козко, который провел хороший сезон, с ним мы и боролись. А Курбан Бекиевич такой человек, от которого много слов не услышишь. Узнать, что творится, почему не играю, тяжело было, – на контакт он никогда не шел. Даже не знаю, мог ли его кто-нибудь разозлить. Бердыев все держит в себе. Наказание – запас, и все молча.

- Известно, что он не ест с командой и из автобуса выходит последним. Какие-нибудь еще приметы замечали за ним? 

– На тот момент у него была своя комната прямо в раздевалке, куда он приходил и молился. Но самое главное – был у него пиджак, который он никогда не менял. После серии неудачных игр ребята хотели его украсть и изрезать на лоскуты. Думали так фортуну привлечь. Не удалось, но через две-три игры Курбан Бекиевич сам поменял пиджак, и черная полоса как-то закончилась.

- И у кого хватило смелости такое предложить? 

– У капитана команды Сергея Харламова – очень хорошего человека и нашего главного заводилы. Он всегда заботился о ребятах, об иностранцах, которым нужно было влиться в коллектив. Даже сложно вспомнить кого-то «потерянного», Серега мог даже к себе домой забрать игрока, если тому было сложно.

- То, что он сейчас успешный бизнесмен, – закономерно? 

– Абсолютно. Знаю даже больше: он как-то высказал идею купить «Рубин». Не удивлюсь, если в итоге купит, – человек он целеустремленный.

- Почему после сезона в «Рубине» вы решили вернуться в «Сатурн»? 

– На сборах был матч товарищеский между «Рубином» и «Сатурном». Приехало руководство подмосковной команды, я увидел, что вкладываются средства, ставятся цели, да и тренер поменялся. Поэтому решил начать все заново в клубе, где провел лучшие годы.

- Помните момент, когда клуб стал погибать? 

– Никто не верил, что «Сатурн» прекратит существование. На протяжении десяти лет клуб развивался: появился стадион, база, известные, пусть и возрастные, футболисты. Для Московского региона загубить такую команду – кощунственно. Виновник? Все зависит от губернатора, это было его решение.

Сдавать матчи – так всем 

- После вы сменили много команд первой и второй лиг. Что за конфликт у вас был в «Витязе» с главным тренером Сергеем Горлуковичем? 

– Перед матчем с «Сибирью» Сергей Вадимович подошел и сказал мне в глаза: «Валера, если ты плохо сыграешь, я обвиню тебя в сдаче игры». Команда сыграла 1:1, я пошел разбираться. Случилась у нас небольшая стычка, после чего мне пришлось написать заявление и уйти из «Витязя».

- Вы говорили, что Горлукович, стоя на бровке, обзывал футболистов последними словами. 

– Такое случалось постоянно. Сергей Вадимович же был великим игроком, все время орал, и это у него осталось в крови. Когда он стал тренером, то не увидел разницы между футболистом и тренером. И не поменялся.

- Матчи вам все-таки предлагали сдавать когда-нибудь?

– Ни для кого не секрет, что и сейчас, и раньше такие игры проводятся. Просто доказать ничего нельзя. Были случаи, конечно, когда подходили с такими предложениями. Но я или не выходил на поле, или отказывался.

- Чаще всего обращаются к вратарю и защитникам? 

– Если сдают, то сдает вся команда. По отдельности очень тяжело такое провернуть. Думаю, с этим не справиться, – во всем мире было, есть и будет. Такое количество букмекерских контор существует, в футболе крутятся бизнес и большие деньги, поэтому от договорняков не уйти.

- Самая удивительная вещь, которую вы видели за годы игры после «Сатурна»?

– Да я очень непривередливый человек. Жизнь заставит – значит, так надо. Хотя мне тут рассказывал один бывший одноклубник, как он ездил играть по контракту в Бангладеш. Гостиница без окон, поля не то чтобы без травы – из камней! После его рассказов я туда ни ногой.

- Александру Филимонову по окончании карьеры предложили поиграть в пляжный футбол, теперь он надеется сыграть в Премьер-лиге за «Арсенал». Вас на песок не звали? 

– Пока нет, но я продолжаю тренироваться и играть за ветеранов. Уровень ФНЛ? Думаю, нужно пройти хотя бы один сбор. Вес в порядке, я в отличной форме. Вратарю вообще проще всего заиграть, лишь бы команда соответствовала уровню.

- В «Волге» сейчас Каряка, Сычев, Булыкин, Алдонин и Колодин, там как раз сборную-2004 собирают. 

– Если бы поступило предложение – почему не поиграть? Силы в себе чувствую, опыт накопился. На самом деле я еще не понял, надо ли заканчивать, – всего 38 лет. Так что для предложений открыт!

 

Глеб Чернявский, Вячеслав Опахин

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/footballweekly/521798.html

Валерий Чижов: После удара Бесчастных я был на грани жизни и смерти

Советский Спорт, 10 февраля 2016 года
Количество просмотров: 1080

Фото

Болельщики «Спартака» помнят, что был в начале 1990-х в дубле красно-белых такой вратарь. Выступал за юношеские сборные страны, а во взрослой при Валерии Газзаеве едва не сыграл в поле. Большинство же знает Валерия Чижова по «Сатурну», за который он провел больше 150 матчей, а в последнее время тренировал раменскую команду. 

Валерий ЧИЖОВ
Родился 14 апреля 1975 года в Москве.
Карьера игрока: вратарь, выступал за «Спартак» (1992–1996), «Нефтехимик» (1996–1997), «Сатурн» (1998–2003, 2005–2006, 2011–2012), «Рубин» (2004), «Сибирь» (2007), «Витязь» (2008), брянское «Динамо» (2008), курский «Авангард» (2009–2010). 
В чемпионатах России сыграл 108 матчей, пропустил 114 мячей.
Достижения: чемпион России (1992, 1994), победитель первого дивизиона (1998).
Сборная: за сборную России в 2003 году сыграл 1 матч.

«НАДОЕЛО МУЧИТЬСЯ...»

– Давно ушли из «Сатурна»?

– В прошлом году. За последние четыре года кем только не работал, даже главным тренером, когда на КФК играли. Задачу не выполнили, команду в третий раз расформировали. 

Сейчас есть «Сатурн», который выступает в КФК, плюс собирают команду для второй лиги. Глава Раменского района хочет сделать бюджетный проект – ставка на своих воспитанников.

– Почему вы не участвуете?

– С 11 января работаю в академии «Локомотива». Тренирую вратарей 2001 и 2002 годов рождения. Вместе с Владом Тихоновым, который работает с голкиперами главной команды «Локо», сдавал на категорию А.

Он спросил, готов ли я прийти в академию. Сказал: «С удовольствием!». После этого опять позвали в «Сатурн», но я не мог отказать Тихонову. Да и надоело мучиться, хочется стабильности.  

– Как считаете, с чем связаны все проблемы «Сатурна»?

– Когда клубом руководил губернатор Подмосковья Борис Громов, позвали известных футболистов на хорошие зарплаты: Лоськова, Евсеева, Каряку. Создали команду с большим бюджетом – но не потянули. Тогда много было слухов о том, что «Сатурн» хотят купить, но Борис Всеволодович не стал продавать. На этом футбол в Московской области закончился.  

– Чувствовалось, что крах близок?

– Меня в тот момент в команде не было. Понимал, конечно: что-то может произойти, но надеялся на лучшее…

 

2002 год. Раменское. «Сатурн» – «Спартак» – 1:2. Валерия Чижова, который в столкновении с Владимиром Бесчастных получил тяжелую травму головы, уносят с поля. Фото Эдуарда Смирнова

«С РОМАНЦЕВЫМ ОТНОШЕНИЯ НЕ СЛОЖИЛИСЬ»

– Сколько лет провели в дубле «Спартака»?

– Шесть. Многие тогда начинали как звезды, но не все заиграли. «Спартак» считали флагманом советского футбола, пробиться в основу было очень сложно. Одних вратарей – семь-восемь человек! Черчесов, Прудников, Стауче, Жидков, Плотников, Помазун... Потом пришли Филимонов с Нигматуллиным.

– Кто самый талантливый футболист из тех, с кем пересекались?

– Илья Цымбаларь. Как забыть, что он вытворял своей левой? Валерий Кечинов в юношеской сборной обыгрывал всех и иногда начинал по второму кругу. Травмы помешали...

А гений нашего футбола – Федор Черенков. На выездах нас иногда в одном номере селили. Очень добрый. Он в Марьино жил, а я в Печатниках, и он меня, молодого, подвозил до дома. Я сидел и всю дорогу молчал – со звездой еду!

– Заметно было, что у него проблемы со здоровьем?

– Больше ребята рассказывали. Играл за все сборные, перенапрягся – и организм сказал: все, хватит.     

– А с кем делили номер на базе в Тарасовке?

– С Егором Титовым. До сих пор друзья. Общаемся с Титовым, Аленичевым, Ананко. Аленичев год назад в Беляниново школу открыл, я поработал месяц-полтора, но вратарей там всего двое было, да и ездить далеко.

– Вы рассказывали, что в «Спартаке» получали большие деньги.

– 5 тысяч долларов! Когда молодой, не знаешь, что с такой суммой делать. Появляется много друзей, начинается разгульная жизнь. Тратил моментально. Когда появилась семья, стал на это дело иначе смотреть. 

– Правда, что у вас не сложились отношения с Олегом Романцевым?

– Не сложились. Когда он пришел в «Сатурн», мы шли на четвертом месте. На тренировках и после общались хорошо, а когда наступали матчи, играл только Евгений Корнюхин. Пойти к тренерам, спросить? Там был такой штаб: Романцев, Тарханов, Павлов! Все раньше работали главными – иногда фишки на поле некому было расставить. Спросишь у одного, он пошлет ко второму, тот еще дальше отправит…

А когда был молодой, в «Спартаке» с Романцевым и не общались. Я после шести лет в дубле поехал в Нижнекамск. Молодая семья, дочка, надо было ее растить, зарабатывать. Недавно встретились на ветеранском турнире, поговорили. Никаких обид, но остался при своем мнении – я был лучше Корнюхина.

2003 год. Главный тренер «Сатурна» Олег Романцев не доверял Чижову место в воротах. Фото Валентина Симонова

«ГАЗЗАЕВ СПРОСИЛ: «ГОТОВ В ПОЛЕ СЫГРАТЬ?»

– Шесть лет в дубле «Спартака». Не пересидели?

– Когда играл за юношескую сборную СССР, возникали варианты – «Ротор», московское «Динамо»… Но у меня был контракт со «Спартаком». После победы на турнире имени Гранаткина приехали селекционеры и подписали. Сначала сказали, что это просто документы для заявки в турнир дублеров, а потом оказалось – контракт. На несколько лет. Так что уйти я не мог.

– Единственный ваш матч за национальную сборную – первый тайм в товарищеской игре Кипр – Россия (0:1) в феврале 2003-го. Киприоты по вашим воротам ни разу не ударили...

– Так и было. Соперник до штрафной еле доходил, я только пару раз ногами сыграл. А на следующий день был второй матч – с румынами. Легионеры по клубам разъехались, и футболистов осталось в обрез. Газзаев спросил: «Если что-то случится, готов в поле сыграть?» – «Конечно». На тренировках он видел меня в «квадратах», когда ребят между ног «проверял». Каждому вратарю хочется иногда сыграть в поле, тем более – забить.

– Реально могли выйти?

– Я – левша, сыграл бы слева хоть защитника, хоть полузащитника. В детстве часто в поле бегал, а на взрослом уровне только во второй лиге, когда в 38 лет был играющим тренером «Сатурна». Во время матча в Смоленске у нас все три вратаря на поле вышли. Два в воротах – случилась замена, а я на последние 10 минут – в поле, нападающим. Правда, ни разу за мяч не зацепился...

2004 год. Казань. «Рубин» – «Локомотив» – 1:1. Валерий Чижов прерывает проход Михаила Ашветия. Фото Валентина Симонова

«И КАК ЭТО «САТУРН» СО СЛЕПЫМ ВРАТАРЕМ В ПРЕМЬЕР-ЛИГУ ВЫШЕЛ?»

– Известный факт – большую часть карьеры вы отыграли, имея проблемы со зрением.

– Сам удивляюсь: как это «Сатурн» со слепым вратарем в премьер-лигу вышел?  (Смеется.) Уникальная история. Еще ребенком в яслях я наскочил на пирамидку. Одним глазом, когда зрение проверяли, только верхнюю строчку видел. Как медкомиссию проходил? Наизусть буквы учил и еще шпаргалочку брал. Днем проблем не возникало, а в темноте или при плохом освещении приходилось щуриться. Поэтому мяч видел в самый последний момент. Защитникам кричал: «Встречайте, я не вижу!». Титов меня по этому поводу до сих пор «травит»…

Вышли в премьер-лигу, игра с ЦСКА. Женя Варламов ударил метров с 40, я отбил перед собой – 1:2. После матча подошел Павлов: «Валера, хватит – езжай на операцию». И через неделю после коррекции я уже нормально видел. Подумал: «Надо было раньше!». А я просто не знал, что врачи могут такие операции делать. Считаю, поэтому и не раскрыл весь потенциал.

– Самый нелюбимый нападающий – был такой?

– Бесчастных. В 2002 году он мне пол-лица коленом снес. Удар по воротам – я отбиваю, встаю. И тут он бежит на добивание. Игровой момент, конечно, хотя Вова мог бы и перепрыгнуть. Через три дня приехал в больницу извиняться, а у меня вот такая голова! Глаз только на пятый день открылся.

Врачи сказали, что я был на грани жизни и смерти. Обломки косточек остановились в миллиметрах от головного мозга. Повезло, в общем.

Врачи давали на восстановление от года до трех, но Шевчук уже через три месяца позвал: «Валера!». И никаких масок, шлемов… Первое время очень боялся мяча. Голову закрывал, а в ворота пусть залетает!

– И долго боялись?

– До первой официальной игры. А вторая была со «Спартаком», выиграли 2:0.

– В 2004-м вы на год уходили в «Рубин». Курбан Бердыев – необычный тренер?

– Закрытый человек. Когда перед игрой приходили в раздевалку, у него была своя комната, где он молился. Четки, пиджак, который не менял два-три года. Когда пару матчей проиграли, ребята хотели этот пиджак сжечь. Только как, не снимать же с Бекиича? Искали у него в комнате, но так и не нашли. У Бердыева много тактики, акцент на оборону, сзади очень строго, а впереди – как придется.

– Почему из «Рубина» ушли?

– Не хотелось на «лавке» сидеть. Хотя мы с Козко играли примерно поровну. Да и с Бердыевым не нашли общего языка. Не ругались, но все равно чувствовалось – не моя команда.

В академии «Локомотива» Чижов сейчас отвечает за первых номеров. Фото Николая Роганова

«НЕ СКАЗАЛ БЫ, ЧТО ШИРОКОВ БЫЛ РЕЖИМЩИКОМ»

– В «Сатурне» вы поиграли с легендарным Сергеем Наталушко.

– Недавно виделись! Ветераны «Сатурна» играли с ветеранами «Динамо», он тоже приезжал. 55 лет, а все бегает!  Такое впечатление, что вообще не изменился, только был седой, а теперь фиолетовым отливает. Уникальный человек! Они с Павловым оба из Камышина, оба эмоциональные – могли и на повышенных тонах поговорить, и рюмочку вместе пропустить, обсуждая, почему мы так играем.

– Из защитников, с которыми играли, самый мощный – Жедер?

– Да, и по габаритам, и по самоотдаче. Кинг-Конг! На тренировке мог завестись, схлестнуться с русскими ребятами. Когда латиноамериканцев стало много, возникали серьезные конфликты – до драк доходило. Жедер здоровый, но русских было побольше, толпой брали.

– Еще в «Сатурне» играл аргентинец Николас Павлович, про которого говорили – нетрадиционной сексуальной ориентации.

– А как не говорить, если он по Москве с мужчиной за ручку ходил? Это наводило на мысли.

– Про другого вашего легионера, ганца Принса Амоако, писали: когда вернулся на родину, отрезал ухо барменше.

– Амоако? Как он смог, он же маленького росточка?

Помню, его агент привез кассету, чтобы мы посмотрели на игрока. Такое ощущение, что снимали с вертолета, и разглядеть что-то было нереально. А когда с Амоако подписали контракт – приехал щупленький нападающий метр сорок ростом. Хотя заплаченные за него деньги, наверное, отработал.

Да много кого привозили, конвейер был большой. Некоторые через раз по мячу попадали.

– При вас в «Сатурне» в 2005 году играл Роман Широков. Подавал надежды?

– Как можно было определить, что это будущее нашего футбола, если он потом несколько лет во второй лиге отыграл? Не сказал бы, что Рома тогда был режимщиком. Скорее расслабленным. Потом уже выжал из себя все и достиг больших успехов.

2003 год. Лимасол. Кипр – Россия – 0:1. Виктор Онопко, Дмитрий Хохлов и Валерий Чижов ждут выхода на поле. Фото Валентина Симонова

«В «САТУРНЕ» НЕВОЗМОЖНО БЫЛО СДАТЬ ИГРУ – В ЛЕС БЫ УВЕЗЛИ»

– После «Сатурна» и «Рубина» вы поехали по стране: «Сибирь», «Витязь», брянское «Динамо», курский «Авангард»…

– Даже вспоминать не хочется. Гаджиев меня в составе «Сатурна» не видел. И деньги не все выплатили, хотя большую часть отдали. Ну, я и поехал – со всеми остановками (смеется).

– Почему в 2008 году в «Витязе» поругались с главным тренером Сергеем Горлуковичем?

– Предстоял матч с «Сибирью», а я до этого там играл. Горлукович ко мне подошел: «Валера, если мы проиграем, я скажу руководству, что ты сдал игру». – «Спасибо, Сергей Вадимович, что поставили меня в такие условия». Сыграли 1:1, я показал свой уровень, и у ребят ко мне вопросов не было. После матча зашел к Горлуковичу, поговорили на повышенных…

– С рукоприкладством?

– Нет, между нами встал тренер вратарей Андрей Новосадов. Пришлось отступить. А на следующий день подошел генеральный директор: «Валера, пиши заявление по собственному желанию, тебя в команде больше не будет».

С Горлуковичем после этого года три не общались. Потом на Кипре на сборах пересеклись, немного поговорили. Обиды? Зная Сергея Вадимовича… На него не стоит обижаться.  

– Про договорняки вы как-то сказали: «Я либо отказывался, либо не выходил на поле».

– Напрямую не предлагали. Да и футболистам «Сатурна», думаю, боялись звонить. В той команде невозможно было сдать игру – в лес бы увезли.

Вообще, думаю, в любом чемпионате есть такая проблема. Футбол – это ведь большие деньги. И много заинтересованных. Кто-то на вратаря думает, кто-то на судью. У меня в карьере бывало, что и к тренеру вопросы возникали. Играем против лидера, а человек в перерыве трех основных защитников меняет…

«ЗАРПЛАТУ ПОЛУЧАЛ В РАМЕНСКОМ ВОДОКАНАЛЕ»

– Во второй лиге много на автобусах поездили?

– А вы как думаете? 12–13 часов в дороге. Вылезаешь – и хорошо, если бутсы на ноги налезают.

Один раз возвращались из Питера, и водитель перед поворотом заснул. Чуть в лес не уехали! А я на первом сиденье, в последний момент ему крикнул – он успел на тормоз нажать.

– Рассказывали, что игроков «Сатурна», чтобы деньги платить, оформляли слесарями, плотниками…

– После очередного развала «Сатурна» командой занялся Александр Михайлов, он раньше с болельщиками работал. Глава района денег не давал, мы сами средства искали. Находили в Раменском районе организации, которые готовы принять человека на полставки. Я, например, получал зарплату в Раменском водоканале.  

Понимал – игроков надо набирать по объявлению. Название команды было еще на слуху, люди приходили. Но иногда одной пробежки хватало, чтобы понять – не футболист.

– Много приключений было?

– Приехали в Белоомут. А туда можно добраться только на пароме. Поле рядом с церковью – там же и переодевались. Нам сказали, что года три-четыре назад она еще работала, а спонсором команды был поп.  

– Карьерой довольны?

– Хотелось что-то выиграть. Сейчас, если ты в заявочном листе, значит, полагается медаль. А когда я играл, даже в дубле «Спартака» надо было провести определенное количество матчей. Поэтому медалей нет.  

Сборная? Там играли Овчинников и Мандрыкин, потом Акинфеев начинал. Самое главное – доверие тренера. Газзаев доверял Акинфееву, хотя он вначале и пропускал. Получился первый номер сборной. Мне больше всех доверял Шевчук. Вратарская психология – штука тонкая.

– Что дальше?

– Сейчас – академия. Потом хотелось бы поработать с командой премьер-лиги. Дать вратарям то, что знаю и умею.

– Есть ощущение, что недоиграли?

– Травмы помешали. Думаю, я бы и сейчас, в 40 лет, в нашем чемпионате не затерялся. Хотя все колени перерезаны. Недавно прочитал: один вратарь в Англии в 46 лет на поле вышел! И на «ноль» отстоял. Надо задуматься (смеется). 

Николай Роганов

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/881738