Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Александр Ширко

Игр за Спартак175
Из них в основе143
Заменен  Заменен84
Вышел  Вышел на замену32
Голы  Забил голов53
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений16
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения8 ноября 1976 года
АмплуаНападающий
Пришел извоспитанник СДЮШОР "Спартак" Москва
Первый матч27 мая 1995 года
Первый гол20 апреля 1996 года

Александр Ширко: «Доктор сказал: «Всю жизнь за «Спартак», но никак не ожидал встретить вас в канаве»

sports.ru, 11 апреля 2013 года
Количество просмотров: 1789

Фото

Один из трех телефонов, болтавшихся в подстаканниках серого «Лексуса», забренчал.

– Алло! Да, туда попали, просто я отъехал, буду через пару часов. Дверь? А какая машина? Mazda 3, понятно. Ну, покраска будет тысяч шесть стоить, а по ремонту надо смотреть, так что приезжайте. 

В конце 90-х Александр Ширко клепал чемпионства со «Спартаком», забивал ван дер Сару и играл за сборную России. В нулевых – катался по маленьким русским командам и показывал болельщикам, как стоит отвечать за свои слова. В 2013 году Ширко наслаждается жизнью свободного человека – воспитывает детей и ведет небольшой бизнес, где иногда приходится выступать даже секретарем.

Впрочем, Sports.ru вспомнил о Ширко по совершенно другому поводу.

– Две недели назад вы участвовали в показе мод на Russian Fashion Week. Никогда бы не поверил, что Александра Ширко там можно встретить. Тем более – в качестве модели.

– Да-а-а! Был показ, мои знакомые имели отношение к этому мероприятию, и их попросили привлечь известных спортсменов. Они обратились ко мне, чтобы я посодействовал по линии футбола. Я предложил ребятам из сборной – тем, с кем давно знаком. Поговорил с десятью футболистами – в итоге десять отказалось. Многие не смогли из-за сложного графика, кто-то постеснялся. Сначала отказалось шесть, потом семь, потом восемь, потом остался только один, кто был не против.

– Кто же?

– Роман Павлюченко. Он был приглашен с женой для свадебного выхода, но и они в итоге не смогли. В общем, остался один выход – идти на подиум самому.

– Страшно?

– Скорее, непривычно – узкая дорожка, народ сидит прямо в упор, фотокамеры, свет очень яркий. А так задача несложная – прогуляться туда-сюда. Посмотрел, как это делали профессиональные люди, и пошел.

– То, что было на вас, надели бы на себя в жизни?

– У нас было такое спортивное направление. Рваные майки, спортивные кофты с капюшоном, штаны шароварами, зауженные внизу. Достаточно обычный спортивный стиль. Помню, когда мы пошли за кулисы гримироваться, там куча народа, 10-15 визажистов, и организатор говорит: «Пришли звезды, сделайте их пряменько». Я: «А сейчас что – кривенько»?

– Как далеко был бы послан тот, кто предложил бы вам такую же историю в конце 90-х?

– Да в конце 90-х у нас машин не было, телефонов. Ресторанов-то было два на весь город и еще три дискотеки – все знали, кто куда ходит. Еще в то время какие-то предрассудки были, что человек, занимаясь чем-то параллельно, теряет интерес к футболу. Или если дал интервью на радио или телевидении, все – катастрофа! Он уже звезда и больше ни о чем не думает.

Мото

– Вы по-прежнему ездите по Москве на мотоцикле?

– Да. Изначально это было просто практично – чтобы экономить время. Став ездить постепенно, я понял, что это просто необходимость – на мотоцикле получается успеть сразу в несколько мест за день. А уже потом, объезжая все эти заторы, понимаешь, что в хорошую погоду такая езда доставляет удовольствие.

– Водить мотоцикл надо учиться отдельно?

– Да, я прошел специальные курсы. Около месяца каждый день на них ходил, а потом еще брал дополнительную накатку. В ГАИ сдал с первого раза.

– Мотоцикл – это очень опасно. Вы застраховали жизнь, сев в седло?

– Нет. Но это дико опасно в нашей стране, правда. Начав ездить на мотоцикле, я понял, какие же обозленные и некультурные наши водители.

– То есть?

– Я и раньше понимал это – со всеми своими подрезаниями, конфликтами, нежеланием другого пропустить. А сейчас вижу, что многие вообще не соблюдают правил. Захотел повернуть через две сплошные – пожалуйста, даже не смотрят по сторонам.

– Два года назад вашим рекордом скорости было 160 км/час. С тех пор он увеличился?

– 160?! Не может быть такого.

– Мало?

– Много! Мой рекорд – 100-120 км/ч на МКАДе. Все остальное время я передвигаюсь очень спокойно.

Заброшенное пространство

– Чем вы зарабатываете на жизнь сейчас?

– У меня бизнес.

– Большой?

– Малый. Большой бизнес у нефтяников и газовиков. У меня – салон авто- и мототюнинга, брендирование транспорта, а также ремонтные работы.

– Вы и на звонки сами отвечаете?

– Ну, это номер рабочего мобильного – когда я рядом, отвечаю. Ни малейшего стеснения от того, что мне приходится принимать заказы, я не испытываю. Это ни разу не понижает мой уровень, я занимаюсь своим делом и многому учусь. По большому счету всем заниматься надо почти самому – и рекламой, и покупкой материалов, оборудования, и, может и примитивной, но бухгалтерией. Все это довольно интересно.

– Допустим, я хочу написать на боку своей машины слово PUNK. Во сколько мне это обойдется?

– Немного – от 10 тысяч. В основном у нас люди рисуют что-то банальное: различных животных, самолеты, танки; к необычной росписи пока не все готовы. Хотя как-то раз у нас был один клиент с немецким корнями – на свой страх и риск нарисовал на машине немецкого солдата в каске и подписал Deutschland.

– Машина все еще цела?

– Об этом история умалчивает.

– У вас же и шлем для мотоцикла тюнингованный. Спартаковской символикой.

– Сейчас езжу в другом. Спартаковский я положил на полочку. Ребенок его уронил, а есть некое поверье: если шлем падает, лучше его больше не надевать. Поэтому я его отложил и езжу в нем только на снегоходе на близкие расстояния – чтобы ветки по лицу не хлестали.

– Вы еще и на снегоходе катаетесь?

– Да, обожаю. Человек осваивает снегоход примерно так: сначала выруливает из дома, делает вокруг него один круг, потом – другой, потом – третий. А потом уезжает дальше, начинает искать компаньонов, завлекает друзей и устраивает долгие путешествия. Со всеми вытекающими – вытаскиванием новичков из сугробов, например.

Сильно далеко я пока не путешествую, в основном на охоту. Поиск зверя, доставление охотников на место. Самое интересное мое путешествие было в охотхозяйстве по диким местам в Ярославской области. Мы объезжали окрестности на предмет наличия волков. 120 км за один световой день проехали.

– Волков нашли?

– Нет. Если бы были – тогда объявлялась бы общая тревога, сбор охотников и соответственно отстрел. Все это очень интересно, поскольку мы живем в бетонном мегаполисе и, только выбираясь на природу, понимаешь: сколько же у нас в стране заброшенного, невероятной красоты пространства.

$300

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

– Сейчас все ругают Кержакова за то, что он не забивает. 15 лет назад ругали Ширко. Как вы это переживали?

– Переживал, даже переклинивало иногда. Но как тогда строилась наша игра: у нас команда была, которая выигрывала почти у всех. У нас была командная игра, и в ней я не олицетворял себя как футболист, который должен забить, я олицетворял себя как футболист команды, которая должна забить. Подыграть партнеру, отдать пас, освободить зону, а не как сказал Кержаков – бил, бью и буду бить. Такой принцип для нашей команды был неприемлем, такой человек в том «Спартаке» никогда бы не заиграл. К нам приходили ребята, которые в своих командах били, били и били, но надолго не задерживались.

– Кто, например?

– Например, Канищев. Он бил все пенальти, штрафные, угловые крутил в ворота. Но он попал в «Спартак», а там другая игра, вот и получилось, что не его команда. В тот «Спартак» могли вписаться только люди определенного мышления и игровой дисциплины.

– Самый большой талант, который вы видели в юношеских командах, но который так и не раскрылся?

– В юношеской сборной России было много великолепных ребят. Например, Демченко, который уехал в «Аякс», но почти сразу потерялся. Или капитан – Женя Коганов. Когда мы попали в юношескую сборную, у него было все: техничный, жесткий, скоростной, с пасом, умный тактически, физически выделялся. Его сразу привлекли в дубль ЦСКА и чуть ли не сразу взяли под основу. К сожалению, его загнали очень сильно, у него начались проблемы с сердцем и он очень быстро закончил. Один-два года играл, потом заболел, лечился – и все, конец карьеры.

– Разговор с Олегом Романцевым, который вы помните до сих пор?

– Наверное, когда после нескольких лет выступления за «Спартак» он ко мене подошел и сказал: «Саша, я тебе сделал зарплату». У нас не было зарплаты, была дублерская ставка – $300 в месяц.

– Были счастливы?

– Я хлопал в ладоши от радости! Я стал немножко профессионалом с зарплатой. Это был то ли 1998-й, то ли 1999 год. То ли после победы над «Карлсруэ», то ли уже после «Аякса».

– Вы хотите сказать, что тащили команду в полуфинал Кубка УЕФА с зарплатой в $300?

– Так вся молодежь так играла. Только помимо этих $300 у нас еще были премиальные. Если сыграл весь матч в дерби и выиграли – это $3000. Если побеждали обычную команду – $1000. На эти премиальные мы, в общем, и жили.

– Этой зимой гей-сообщество впервые обратило внимание на русский футбол – к счастью, по ложному поводу. Многие мне рассказывали, что в «Спартаке» 90-х был гей. Мне врали?

– Я не знаю такого. Шутки, анекдоты про это были, но чтобы гей… Про кого вы говорите?

– Не про футболиста. Скажем так – кого-то из административного штаба.

– Не, ну я слышал об этих шутках, но на сто процентов не знаю. Меня эти подробности мало интересуют, если честно.

R значит ракета

– У кого в «Спартаке» появился первый мобильный телефон?

– Ой, у кого-то намного старше меня – может, у Игоря Ледяхова или Андрея Пятницкого. На то время телефон стоил $5000, а плата за минуту была долларов пять. У меня мобильный появился, уже когда прошла первая волна ажиотажа. Я за олимпийскую сборную какие-то деньги заработал и пошел в магазин. Мой первый телефон – SonyEricsson, длинненький, на слиток золота похожий, с такой антенной выдвижной. Стоил то ли $1000, то ли $1500.

– Кому звонили?

– Родителям, девушке. Хотя старался побыстрее говорить. С нынешними временами, конечно, забавно сравнивать, но тогда у нас была ситуация: на базе в Тарасовке на столе стоял один-единственный телефон, вертушка. С 22.30 крутить ее уже было нельзя. А когда можно – все друг за другом сидели и ждали. В очереди.

– В этой очереди сидел и Василий Баранов. Самый необычный футболист того «Спартака».

– Да, в истории впутывался постоянно. Как-то он купил себе иномарку – Opel Corsa, зеленую такую. Ехал на базу, стал переставлять кассету в магнитоле, а в этот самый момент коровы переходили дорогу – он одну из них и ударил. Помял себе машину, приехал на базу, а там у нас был гараж, где нам помогали с ремонтом. Через неделю Васе починили машину и поставили рядом с базой на скорости – на первую передачу, чтобы она не укатилась. Он этого не знал, поэтому сел, завел – и снова врубился. На этот раз в стену.

– В «Торпедо» вы застали самого жгущего футболиста нулевых – Сергея Кормильцева.

– О да! Это, конечно, талант – так рассказывать и шутить не мог никто. Он рассказывал, как разбил чью-то машину. На автоматической коробке поставил машину не на газ, а на задний ход. Потом объяснял: «Да я думал, что R – это ракета».

Много рассказывал о других. Классическая история – про тренера, который вез футболистов на автобусе, поравнялся с мусоровозом и крикнул: «Привет, коллега!» «Какой я тебе коллега?» «Ну как, ты говно везешь и я – говно».

Еще рассказывал – не знаю, правда или нет, – как один вратарь неудачно пошутил. После тренировки он подошел к фонарному столбу выбивать бутсы, приложился к щитку и сыграл ударенного током – затрясся всем телом. Второй вратарь, когда увидел, взял деревянную палку – это один из способов от тока отбить. Ну и вломил по нему с такой силой, что обе руки поломал.

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

Крупнячки

– Вам приходилось играть в матче, когда понимали: команда сдает?

– Скорее нет. Был только один момент, когда и руководство, и болельщики намекали: многие плохо играли, но к тебе претензий нет, ты молодец.

– Что это за матч?

– «Локомотив» – «Шинник», ответный матч в четвертьфинале Кубка России-2004. В Ярославле мы выиграли 3:0, а в Москве горели с тем же счетом, но я один забил и мы пошли дальше. Я не понимаю, как это можно назвать договорняком. «Локомотив» в Ярославле так крупно проиграл, потому что играл не самым сильным составом, ну и мы просто великолепно выглядели. А ответный матч – они сильнее, они играют дома, они забивают быстрый гол… Ну как так можно говорить? В общем, я не верю.

– Нет футболиста, которому не предлагали сдать матч. Кому-то показывали в сторону «мерседеса» и говорили: проиграешь – твой. Как предлагали вам?

– Ох, мне бы кто «мерседес» предложил за что-нибудь… Да чего мне предлагать, я всего лишь нападающий, я главную роль не играю. Если возвращаться к матчу с «Локомотивом» – ну если есть такая задача, если я забил гол, что, будет проблемой пропустить еще два? Мы же понимаем, что этими вещами занимаются люди криминальные – если ты им пообещал, то должен исполнять: забил, результат не складывается, значит пропускай еще. Но мы тогда больше не пропустили и прошли дальше.

– У «Шинника» был еще один матч, которому не все до сих пор верят. Проигрыш «Локомотиву» в 2004-м, где дивно ошибался защитник Старостяк и ваш соперник стал чемпионом.

– Что там происходило, я не помню – помню, что что-то про него говорили. Ну ошибся человек – и что? Найдите – докажите.

– То есть с этого интервью я должен уйти с уверенностью, что договорных матчей в России не существует?

– Нет, думаю, они есть. Просто, как я понимаю, никто не хочет ни одно расследование доводить до конца. А почему? Потому что если доведешь – придется принимать решение, дисквалифицировать команду. А подозревают ведь не только середняков, но и крупнячков. И что-то я не верю, что какого-то крупнячка у нас кто-то захочет наказать.

Специалист от футбола

– Самый необычный партнер, который встречался вам в команде?

– Это у меня сейчас. В команде «Артист», с которой я иногда езжу по России. Кто-то из артистов играет не очень, спотыкается, падает – бывает смешно. А вообще я в ФК МВД наткнулся на одного специалиста от футбола. Тренер, команде которого я забивал за несколько лет до того. Он, видимо, никак этого не мог простить. Что ж, бывает – пожилой человек со своими старыми взглядами на жизнь.

– Как я понимаю, речь об Эштрекове.

– Он пришел в команду и сразу показал, что работать со мной не хочет. Первое знакомство можно по-разному провести. Можно – «Саша, давай, ты опытный, приложи свои силы, помоги ребятам». А можно – «Ты для меня никто, забудь, что у тебя было в жизни, начни с нуля». Ну не знаю, второй вариант мне как-то не нравится.

– Что ответили?

– Ничего. Просто после таких слов стало понятно, что дальнейшего сотрудничества не выйдет.

– Так в чем проблема? Из-за чего Эштреков на вас обижен?

– По-моему, он обижен на всех. Через пару лет перебирали с дочкой газетные вырезки и нашли одну с того самого матча против «Локомотива». Фотография скамейки «Локомотива» и там среди прочих расстроенный Эштреков. Может, за это меня и невзлюбил.

– Зачем вы вообще пошли в этот ФК МВД? Даже в русском футболе более невнятных историй было немного.

– Да, очень странный опыт. Сейчас понимаю, что лучше бы я этого не делал. Есть амбиции, а есть никому ненужные команды, которые вроде как сначала нужны, а через месяц – уже нет. Мы играли в Домодедово, и на наши матчи хорошо если несколько сотен человек приходило. Кроме того, проблемы с деньгами, переговоры по этому поводу, неинтересный футбол. Ни эмоций, ни задач.

Канава

Фото: РИА Новости/Дмитрий Коробейников

– Что вам говорят болельщики, когда встречают на улице?

– Когда как. Иногда путаются в словах. Один – вообще красавец, так разволновался, что подошел и сказал: «Саша, я твой кумир!» Хотя имел в виду немного другое. Бывает, в метро подойдут: «Вы – Ширко?!» И громко так – что весь вагон оборачивается. Я улыбаюсь: «Да нет, вы ошиблись», – и быстрей бежать.

Но самая памятная встреча с болельщиком у меня была на трассе Ярославль – Москва. По довольно грустному поводу.

– Авария?

– Мы с Валерой Кечиновым играли вместе за «Шинник», возвращались домой и попали в очень сильную аварию – машина перевернулась, Валера порезался сильно. Приехала «скорая» – буханка-уазик – и первой фразой фельдшера было: «Блин, всю жизнь болею за «Спартак», но никак не ожидал вас увидеть в канаве».

– Как вы в этой канаве оказались?

– Какой-то новичок стал пересекать трассу и сделал это прямо перед нашим носом. Когда его гаишники потом спрашивали, зачем он это сделал, он ответил: «Мне сказали повернуть – я повернул». Я был на Land Cruiser 100 и, если бы не пытался уйти от столкновения, в их машине из трех человек мало кто остался бы – большая скорость, трасса, протаранил бы и все. Но я уходил, оторвал ему мотор, а нас развернуло и мы улетели в кювет. Там стояли вековые липы, мы перевернулись три раза и в эти липы влетели – хорошо, что задней частью машины. Я был пристегнут – и просто висел вверх ногами. Отстегнулся, упал и пополз за Валерой – он пристегнут не был и после удара оказался в багажнике.

– Когда вы в последний раз дрались?

– В школе, наверное.

– Ага, конечно. Вашу эпическую драку с болельщиком «Шинника» видела вся страна.

– А-а-а, точно… Ну это помутнение было, я вообще не соображал. Надо понимать: «Шинник» разваливался, нам не платили денег пять месяцев, кто мог – уходил. У нас был новый тренер, брошенная, растренированная команда. Еще я как капитан постоянно участвовал в переговорах с администрацией области и игроками, которым не платили. И вот несмотря ни на что мы выходим на матч, и уже в первом тайме нам отгружают чуть ли не пять голов. Нам забивают, а у нас впереди ничего не получается. Попробуй побегай впереди, когда вся наша команда стоит у своих ворот, а перед тобой четыре защитника, которые играют в квадратик и прикалываются над тобой.

Проигрываем 1:6. После матча покидаем поле, я поднимаю голову на трибуну и вижу человека за прозрачной сеткой, который орет нам про маму, папу, уродов и козлов. Замкнуло – и я побежал наверх.

– Вы хоть один удар пропустили?

– Да я вообще не помню, ударил я его или нет. Там же сразу набросились болельщики, а я в этих шестишиповых бутсах поскользнулся на кресле. Ну и почти сразу ребята прибежала, милиция…

– Как вашу драку встретила раздевалка?

– Ну как – проиграли 1:6, зарплаты не видно, у всех хорошее настроение. Я переоделся и вышел к журналистам – объяснил, что мне это несвойственно, извинился. Потом КДК меня дисквалифицировал, а руководство «Шинника» велело не пускать на базу. «Так я на базе живу. Куда мне идти?» – «Иди куда хочешь, но пару недель тебе лучше здесь не появляться. Ты расхолаживаешь коллектив».

«Нашествие»

– На протяжении всего интервью фоном играло «Наше радио». Случайно включили?

– Нет. По утрам я слушаю «Русскую службу новостей», а потом – «Наше Радио». Подсел года три назад – когда вернулся в Москву из Томска, закончил с футболом и начал регулярно ездить по городу на машине.

– Какой группе вы там особенно рады?

– «Король и Шут».

– Ого.

– Много лет назад мне понравилась «Прыгну со скалы», но на этом общение с группой закончилось. А с год назад купил себе диск – видимо, сборник лучших песен – и не мог оторваться. Каждая песня – бомба. Очень хочу съездить на «Нашествие». Пока не получается: то на одно море с семьей поедем, то на другое. Но как-нибудь обязательно выберусь.

Юрий Дудь

http://www.sports.ru/football/148196153.html

Ширко: "Аякс" в 1990-х был настоящим топ-клубом

Чемпионат.com, 5 марта 2011 года
Количество просмотров: 1557

Фото

Наверное, у каждого видного бомбардира найдётся в биографии соперник, с которым его имя неразрывно ассоциируется у людей. У Дмитрия Радченко, например, это "Реал", у Олега Саленко – Камерун, у Александра Панова – сборная Франции. А у Александра Ширко – "Аякс".

В марте 1998 года в четвертьфинале Кубка УЕФА "Спартак" четырьмя мячами заправил сетку ворот уже известного, но ещё не ставшего великим вратаря ван дер Сара. Три из них пришлись на долю быстроногого 20-го номера красно-белых – хотя в тех матчах они предстали перед зрителями в необычном красно-чёрном, а-ля "Милан", цветовом сочетании. Красно-белым был противник.

На следующей неделе аяксиды и спартаковцы встретятся снова. Почти на той же стадии (теперь в 1/8) и, в сущности, в том же турнире, только под новой вывеской – Лига Европы. Лучшего информационного повода для беседы "за жизнь" с Ширко сложно было придумать.

НЕОДНОЗНАЧНЫЙ "СПАРТАК"

Справка "Чемпионат.ру"

Ширко Александр Петрович

Родился 24 ноября 1976 года в Москве.
Амплуа: нападающий.
Клубная карьера: "Спартак" Москва (1995-2001), "Торпедо" Москва (2001-2003), "Шинник" Ярославль (2004, 2005-2006), "Терек" Грозный (2005), "Томь" Томск (2007-2008), "МВД России" Москва (2009).
Достижения: чемпион России (6): 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001. Обладатель Кубка России 1998. За сборную России провёл 6 матчей, забил 1 гол.

— Саша, как победитель "Аякса" 13-летней давности смотрит на перспективы родной команды в новом противостоянии с самым титулованным клубом Нидерландов?

 

— Я думаю, что игры будут, по большому счёту, равные. Но в процентном отношении отдам всё же небольшое преимущество "Аяксу" — 60 на 40 в его пользу. Такая пропорция мне на данном этапе представляется объективной.


— Вам понравился "Спартак" в матчах с "Базелем"?

— Совершенно разные игры получились. В Швейцарии в первом тайме вообще какой-то непонятный провал произошёл. Зато вторые 45 минут получились хорошими – с желанием, с борьбой. А главное – с голами в ворота хозяев. Неоднозначные впечатления произвела и ответная встреча. Быстро пропущенный спартаковцами мяч привнёс нервозность в их игру. Обе команды наделали массу ошибок в обороне, ну и реализация моментов у "Спартака" оставляла желать лучшего. Я имею в виду даже не заключительную фазу атаки, а предпоследнюю – выбор адресата для заключительной передачи. Игроки неоднократно затягивали с решением – то ли отдать пас, то ли самостоятельно ударить по воротам. Был момент: втроём на одного защитника выходили, но игрок, владевший мячом, слишком долго раздумывал, что с ним делать, а в результате отдал товарищу чересчур слабый пас. Отличный момент запороли. Это я к тому, что до нервной концовки можно было не доводить дело.

— По вашим ощущениям, во втором тайме в Швейцарии "Спартак" показал максимум своих сегодняшних возможностей или что-то от нас всё же утаил?

— Кто знает? Проведи спартаковцы хотя бы несколько матчей такого накала в этом году, можно было бы о чём-то судить. А так материала для сравнений маловато. В принципе, бывали игры и лучше, но – в прошлом. На что способна конкретно эта команда и есть ли у неё резервы для усиления, сказать сложно. Давайте подождём с выводами.

Лучшие годы нападающего Ширко прошли в "Спартаке".

Лучшие годы нападающего Ширко прошли в "Спартаке".

ПРОБЛЕМА ВЕЛЛИТОНА

— Каково мнение бывшего спартаковского бомбардира о нападающих современной команды?

— А в прошлом году и подбора-то, по большому счёту, не было. Был Веллитон – и всё. Точнее, он один в основном забивал, а остальные ему подыгрывали. Сейчас к бразильцу добавился Дзюба. Артём другого плана форвард – настырный, умеющий навязать борьбу защитникам и выиграть верховой мяч. Это, безусловно, положительный момент для команды. Атака "Спартака" с возвращением Дзюбы должна стать разнообразнее, у тренера появится больше пространства для тактического манёвра.

— Веллитон исправно поражает чужие ворота в чемпионате России, а в Европе за годы выступлений в "Спартаке" отличился только раз. В чём его проблема?

— Наверное, в психологии. Заметно, что бразилец очень хочет показать себя в Европе, старается – и от этого переизбытка эмоций упускает верные шансы. В России он выходит на поле более расслабленным и спокойно реализует большинство подобных моментов. И потом, не секрет, что в той же Лиге чемпионов голы забивать намного сложнее, чем в нашем чемпионате. Другой уровень.

"Можно сказать, что на следующее утро после Амстердама я проснулся знаменитым".

"Можно сказать, что на следующее утро после Амстердама я проснулся знаменитым".

ПРИЯТНО ВСПОМНИТЬ

— Мне кажется, "Аякс" конца 1990-х был значительно представительнее, солиднее, что ли, нынешнего. Микаэль Лаудруп, Блинд, Литманен, братья де Бур… А вам?
— Мне тоже. "Аякс" в ту пору был действительно топ-клубом и боролся за победу во всех турнирах, в которых участвовал. Команде был присущ узнаваемый стиль игры, в ней были собраны отличные футболисты. Тогда ещё "Аякс" не только экспортировал своих воспитанников в другие страны, но и сам активно приобретал нужных исполнителей для решения конкретных задач. Сейчас в Амстердаме тоже хороший коллектив, но приоритеты всё-таки поменялись. Теперь "Аякс" выращивает игроков не столько для себя, сколько на продажу. Невзирая на это, соперник "Спартака" остаётся одной из лучших команд Нидерландов. Футбольная школа у него функционирует удивительно эффективно: её выпускники приходятся ко двору везде, где бы ни играли.

— Встречи с "Аяксом" в марте 1998 года – это был пик карьеры Александра Ширко?
— Может быть, и не пик, но очень приятный период жизни. По этим матчам меня больше всего запомнили болельщики. Остальные игры как будто бы уже стёрлись из их памяти, а "Аякс" – остаётся. И это, наверное, нормально – ведь запоминаются самые яркие моменты. Наверное, поэтому меня до сих пор об "Аяксе" расспрашивают.

— "Звёздочку" после трёх мячей в ворота ван дер Сара не поймали?
— Нет, да и некогда было (улыбается). Можно, конечно, сказать, что на следующее утро после Амстердама я проснулся знаменитым. Примерно так и было. А звёздной болезни – нет, не было. Тренеры держали нас в ежовых рукавицах. Всё-таки время было немножко другое, чем сейчас.

— Едва кто-то задирал нос, тотчас получал по нему щелчок?
— В общем, можно и так сказать. Тренеры быстро одёргивали. И потом, конкуренция в "Спартаке" тогда была очень высокая, и оказаться на лавке запасных было проще простого. Времени на посторонние вещи у нас практически не оставалось: всё время игры, тренировки, сборы. Немного чаще стали интервью брать – это да, но я к таким знакам внимания всегда спокойно относился. Не зазнавался.

ОБМЕНУ НЕ ПОДЛЕЖИТ

— "Интер" в полуфинале того Кубка УЕФА объективно посильнее был "Спартака", скажите?
— Да, конечно. Сейчас вообще трудно вспомнить, когда "Интер" был не в порядке. Отличная команда. Итальянцы…

— Эти итальянцы потом и соотечественников из "Лацио" в финале "вынесли" – 3:0.
— "Интер" есть "Интер". Если об "Аяксе" можно сказать, что он немножко сдал позиции, то миланский клубе был, есть и наверняка ещё долго будет очень грозной силой.

— Какими вам тогда показались вблизи звёздные коллеги из "Интернационале" – Роналдо, Саморано? Монстры?
— Отличные нападающие, одни из лучших представителей своего поколения. Нашим защитникам было очень сложно с ними играть.

— Футболками после игры не менялись?
— Честно говоря, уже и не вспомню. Может быть, и нет. Такие обмены у нас тогда не приветствовались. Ввиду дефицита игровой формы (смеётся)…

ТРИ ПОЛУФИНАЛА – ТРИ ОГОРЧЕНИЯ

— В конце прошлого века "Спартак" побывал в полуфиналах трёх разных континентальных турниров. И во всех трёх уступил. Выходит, это был потолок возможностей московского клуба?
— Наверное, да. Видимо, чего-то нам не хватало. Хотя об этом задумываешься уже после серии. А до игры все мысли о том, чтобы ещё пускай на шажок, но продвинуться вперёд. Размышляешь о сопернике, просчитываешь какие-то варианты, усерднее обычного работаешь на тренировках. Но… Где-то нам не повезло со жребием, где-то – на футбольном поле. А кто-то, наоборот, скажет: повезло – ведь мы в том Кубке УЕФА и так зашли довольно далеко.

— А два предыдущих полуфинала – Кубка чемпионов и Кубка кубков – помните?

— Смутно, если честно. Когда играли с "Марселем", я ещё, кажется, в спартаковской школе занимался. А матчи с "Антверпеном" застали меня уже в дублирующем составе.

МИМО ЕВРОПЫ

— Семь мячей в Кубке УЕФА могли бы открыть перед вами двери добротного европейского клуба – однако не открыли. Почему?

— Я думаю, что какие-то предложения на этот счёт в "Спартак" поступали. Но тогда эта тема была строго законспирирована. Агентов не было. Все запросы такого рода поступали напрямую в клуб, а он уже решал, сообщать об этом футболисту или нет. До меня таких разговоров не доходило. Может, и не было ничего конкретного. А может, и было. Всё-таки играли мы, что ни говори, неплохо.

— У вас осталось сожаление оттого, что не удалось поиграть в Европе?

— Лет 10 назад я бы, наверное, ответил: "Нет". Тогда все мысли были только о "Спартаке", никто на выход из команды не рвался. Наоборот, все рвались в "Спартак". А сейчас скажу – есть немножко. Хотелось бы и за границей себя попробовать, хотелось… Но, увы.

— Вы покинули "Спартак" в 25 лет – в самом, как принято считать, расцвете спортивных сил. Что случилось?

— Были свои нюансы. В основном подковёрные. Как случилось, так случилось.

— Разногласия с начальством?

— Можно и так сказать.

Весной 1998 года спартаковцы уверенно преодолели амстердамский барьер.

Весной 1998 года спартаковцы уверенно преодолели амстердамский барьер.

НАПЕРЕКОСЯК

— Наверное, последней командой, где вам игралось в удовольствие, было "Торпедо"?

— В общем, да.

— Начиная с 2005 года вы играли всё реже и забивали, соответственно, всё меньше. На каком перекрёстке карьеры вы не туда, куда следовало, свернули?

— Да вот как раз после "Торпедо". Много тогда неприятных моментов пришлось пережить. Подвели меня определённые люди.

— Вы имеете в виду несостоявшийся переход в "Сатурн"?

— И это тоже. "Торпедо" предлагало мне продлить контракт, и предлагало настойчиво. Во мне были заинтересованы. Но я решил всё-таки попробовать в Раменском – и просчитался. Я пробовал вернуться в "Торпедо", но теперь уже меня там поставили в такие условия, что лучше было уйти.

— В "Шинник"?

— Да. От первого прихода в Ярославль у меня остались неплохие воспоминания. Там подобралась отличная команда – мы с ней пятое или шестое место в чемпионате 2004 года заняли (шестое. – Прим. "Чемпионат.ру"). Но потом у клуба закончились деньги, футболисты разошлись по другим клубам. Предложение "Терека" принял от безысходности – чемпионат уже был на носу. Там тоже негативно всё как-то сложилось. По сути дела, не играя в этой команде, я столкнулся там с проблемами. Пришлось и оттуда уходить.

— Что не сложилось в Томске?

— В "Томи" всё было, в принципе, нормально. Меня приглашал тренер, он хотел видеть меня в команде. В Сибири я столкнулся с неприятностями иного рода – травмы замучили. Притом выпадал из игры на длительные отрезки времени. Только восстановлюсь, начну потихоньку играть и пробьюсь в состав – новая поломка. По большому счёту, в Томске я больше лечился, чем играл. Видимо, поэтому клуб и решил не продлевать контракт со мной после его истечения.

"Торпедо"

"Торпедо"

УХОДЯ – УХОДИ

— Завершали карьеру вы в скромном клубе под громкой вывеской "МВД России". Его расформирование вас застало врасплох?

— В общем-то, нет. Я, собственно, и не планировал за эту команду играть. Но всё-таки позволил руководству клуба себя уговорить. "Рано тебе, Саша, завязывать", — настаивали они. Одним словом, убедили. Я согласился помочь "МВД", но и у него вскоре начались финансовые проблемы. На память об этом периоде мне остались одни долги.

— Ещё год назад фамилия Ширко фигурировала в одном контексте с "Торпедо". Был шанс вернуться?

— Был. У нас существовала договорённость, что я возобновлю тренировки и начну плавно набирать форму – всё-таки перерыв в выступлениях был достаточно большой. Однако после первого же сбора все договорённости были благополучно клубом забыты, и мы распрощались. Больше попыток вернуться я не предпринимал. Да и этих двух, по-хорошему, тоже не должно было быть.

— Вы так тихо и буднично завершили карьеру, что многие этого даже не заметили. Сами себе, наверное, представляли этот момент иначе?

— А как его можно себе представить? У всех это происходит по-разному. Кто-то по состоянию здоровья заканчивает рано. Кто-то, наоборот, играет долго. В нашем деле что-то загадывать невозможно.

— Сложно это решение давалось?

— Закончить? Да нет. В какой-то момент просто пришло понимание, что хватит уже мучиться, кому-то что-то доказывать, с кем-то конфликтовать. Пришла пора начинать новую жизнь в новом качестве, и я спокойно перевернул эту страницу. Нужно смотреть в будущее.


— Знаю, вы очень хотели забить три недостающих мяча в зачёт "клуба 100". Обидно было остановиться буквально на его пороге?

— Обидно, неприятно, но такова жизнь.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

— Что теперь поделываете?

— У меня бизнес – занимаемся тюнингом автомобилей. Летом думаю пойти учиться спортивному менеджменту.

— На менеджера, не тренера?

— Да, хочу попробовать себя в этом амплуа.

— Слышал, что вы передвигаетесь по Москве на мотоцикле.

— Есть такое дело. Безумные столичные пробки вынудили меня пересесть с автомобиля на байк. Надо же как-то передвигаться по городу, решать вопросы! Пока играл, не мог себе позволить такого удовольствия – в том числе из-за риска получить травму. Теперь – могу. Потихоньку учусь передвигаться на двух колёсах.

— В байкерских слётах участвуете?

— Нет-нет, я в этом деле ещё относительный новичок.

"Шинник"

"Шинник"

Олег Лысенко

http://www.championat.ru/football/article-79507.html

ЛОКАЛЬНЫЕ ЦЕЛИ АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

Спорт-Экспресс, 24 марта 2006 года
Количество просмотров: 914

Фото

Александр ШИРКО. Я долго не знал его фамилии. Для меня он был просто Сашка с улицы Гарибальди. Мы жили в соседних дворах и пару месяцев играли в одной команде Футбольной школы молодежи.

В 8 лет Сашка уже считался у нас звездой. Ловкий, техничный, забивной. Не обратить на него внимания на поле было невозможно. "Хороший мальчик, далеко пойдет", - шептались тренеры.

В ФШМ я попал ближе к лету. Вскоре нас распустили на каникулы. Когда в сентябре вновь собрались в Лужниках, стало известно, что наш тренер Валентин Ивакин уходит в "Спартак". Вслед за ним ушла часть ребят. Среди них был и Сашка.

А в середине 90-х в основном составе "Спартака" появился юный форвард Александр Ширко. Его лицо показалось знакомым, но значения этому я не придавал. Тем более что в клубе не уставали подчеркивать: "Наш воспитанник, спартаковский!" Лишь много позже в каком-то интервью Ширко обмолвился, что на самом деле футболом начал заниматься в ФШМ, поскольку эта школа была ближе всего к дому. В "Спартак" же перебрался в третьем классе вместе со своим тренером, Валентином Ивакиным. И тут я понял, что Ширко - это и есть тот самый Сашка.

С тех пор пробежало еще немало лет. Позади его золотые сезоны в "Спартаке", разделенные с Роналдо лавры лучшего бомбардира Кубка УЕФА-97/98, несколько матчей за сборную. А далее "Торпедо", "Шинник", "Терек" и снова "Шинник", который с этого сезона он выводит на игры в качестве капитана.

И вот встреча в московской гостинице "Бега", где перед стартом чемпионата квартировал ярославский клуб.

-Ты давно с улицы Гарибальди переехал? - спросил я Ширко.

- Давно. Но родители по-прежнему там живут.

Тот маленький Сашка из моего футбольного детства остался в прошлом. Сейчас передо мною сидел степенный, знающий себе цену игрок, которому в ноябре стукнет 30. Как летит время!..

При упоминании о грядущем юбилее Ширко поморщился, словно от зубной боли:

- У нас все любят смотреть в паспорт, а не на твою игру. В Англии в 36 лет люди спокойно на поле выходят, и никто никому не говорит: "Дружок, тебе пора на пенсию". Если ты в порядке - будешь играть. А уж в нашем чемпионате в таком возрасте многие бы и подавно не затерялись. К сожалению, в российских клубах нынче от ветеранов спешат избавляться. Прикрываясь красивыми лозунгами: "Надо омолаживать команду", "Работать с прицелом на будущее". Хотя не известно, наступит ли оно когда-нибудь - это светлое будущее... Ей-богу в голове не укладывается, что в 32 - 33 года футболисты, всегда игравшие на высоком уровне, у нас вдруг остаются без работы.

-Невыгодно, говорят, "стариков" приглашать. В отличие от молодежи их-то потом никуда не продашь.

- Есть и другая причина. Паренька из дубля можно подписать на пять лет, и все эти годы выплачивать ему копеечный оклад. Сколько в премьер-лиге молодых ребят играет, по сути, за одни премиальные! Такое положение вещей вполне устраивает клубы, которые тихо плавают в середине таблицы.

-Помнится, и ты этого не избежал, причем в "Спартаке".

- Да, пробившись в основу в 96-м, еще года два числился на стажерской ставке. Не я один - нас человек семь из дубля в аналогичной ситуации было. Спасали премиальные - они-то всем полагались одинаковые. Только после того, как в четвертьфинале Кубка УЕФА прошли "Аякс", нам подняли зарплату. Впрочем, деньгам тогда особого значения мы не придавали. Были счастливы уже оттого, что играем в великом клубе. И никуда из него не рвались. Правда, некоторым это быстро надоедало, и они уходили в клубы, где получали в десять раз больше.

-Ну так уж и в десять...

- Поверь, по сравнению с тем, что мы имели в "Спартаке", в десять раз больше - вовсе не астрономическая сумма. Меня иногда спрашивают о наших спартаковских гонорарах. Рассказываешь - смеются. Потому что даже в первой лиге были команды, где платили лучше, чем многим футболистам "Спартака"! Да о чем говорить, если в "Шиннике", при его-то скромных возможностях, у меня контракт солиднее, чем был в том же "Спартаке" или "Торпедо".

-Но мотивы твоего ухода из "Спартака", кажется, отличались от евсеевских?

-Да, конечно. Летом 2001-го после нелепого удаления в Санкт-Петербурге я потерял место в составе. Кстати, по сей день не могу объяснить, что на меня там нашло. Вратарь "Зенита" выбивал мяч, а я, находясь перед ним, зачем-то поднял вверх руки. В них он и попал. Судья, естественно, дал "горчичник", ставший для меня в матче вторым. А "Спартак" в меньшинстве пропустил два гола и проиграл - 1:2. Потом знакомая экстрасенс сказала мне: "Наверное, твой поступок был своего рода знаком, что в "Спартаке" ты себя исчерпал".

-Что за экстрасенс?

- Романцев пригласил эту женщину, чтобы она консультировала игроков, помогала им преодолеть какие-то психологические проблемы. Кто-то из спартаковского штаба посоветовал и мне к ней обратиться. Пару раз беседовали, но на игре, по-моему, это никак не отразилось. Ни в лучшую, ни в худшую сторону... Так вот, с июня я прочно осел в запасе. Готов был терпеть, ждать нового шанса. А за неделю до конца дозаявочной кампании позвонил Шикунов. "Саша, - услышал я, - тебя хотят видеть в "Торпедо". Соглашайся. Все равно "Спартак" будет делать ставку на других нападающих".

-Твоя реакция?

- Сказать, что был ошарашен, значит не сказать ничего. Помчался к Романцеву. Он вроде успокоил: "Продолжай работать, и все наладится". Но спартаковское руководство упорно настаивало на переходе. Все последующие дни я был в подвешенном состоянии. Наконец, не выдержал и напросился на очередной разговор к Романцеву. Хотелось все-таки какой-то определенности в судьбе. Олег Иванович неожиданно был краток: "Если тебя устраивают условия, которые предлагает "Торпедо", - переходи". Из чего я сделал вывод, что мне, видимо, и впрямь стоит сменить клуб. А скажи тогда Романцев: "Оставайся, ты мне нужен", - я бы никуда не пошел.

-Когда в Тарасовке вещи собирал, слезы на глаза не наворачивались?

- До этого не дошло. Зато прекрасно помню торпедовский дебют уже через три дня. В Лужниках диктор по стадиону объявил, что встречаются "Торпедо" и "Анжи", и у меня в голове сначала пронеслось: "Господи, я-то что забыл здесь?!" Многие твердили, что после "Спартака" я нигде не заиграю. А у меня получилось. И о сезонах, проведенных в "Торпедо", не жалею.

-А о том, что "Локомотиву" два года назад отказал, жалеешь?

- Хм... Там как все было? Контракт с "Торпедо" закончился, и меня половина клубов премьер-лиги к себе приглашала. В их числе "Локомотив". Общался с Семиным, Игнатьевым, но переговоры приобрели вялотекущий характер. Объяснялось это, судя по всему, тем, что клуб параллельно нацелился на покупку Сычева, были у него на примете и еще форварды. Поэтому я решил не дожидаться у моря погоды и выбрал "Сатурн". По одной причине - туда меня позвал Романцев.

-Прежние обиды разом забылись?

- Да какие обиды? У меня с Романцевым были хорошие отношения. Он меня из "Торпедо" в сборную брал. И в "Сатурн" вряд ли позвал бы, если бы неважно ко мне относился.

-Молодые спартаковцы нередко признавалась, что боялись Романцева. А ты?

- Тоже. Виной всему его замкнутость и неразговорчивость. Мы в присутствии Романцева боялись смеяться, болтать по телефону. Вообще лишний раз на глаза ему старались не попадаться. Наверное, и внутренняя зажатость присутствовала. Нынешняя молодежь, конечно, совсем другая.

-Так почему же ты в Раменском не задержался?

- Для этой истории подходит фраза: дело ясное, что дело темное. В "Сатурне" были в курсе того, что зимой мне предстоит операция на мениске и к первому сбору я полностью восстановиться не успею. Тренировался в облегченном режиме, а спустя две недели мне внезапно сообщили: "Извини, но ты нам не подходишь".

-Это были слова Романцева?

- Нет, Чернышева, генерального директора. Романцев не счел нужным ничего объяснять. А я искать встречи с ним тоже не стал. Честно говоря, так и не разобрался, от кого исходила инициатива - от Романцева или от руководства клуба. В любом случае, думаю, он мог бы сказать мне что-то на прощание.

-И что ты собирался делать?

- Уверен был, не пропаду. Вариантов-то всего за две недели до этого была уйма. Ну что, казалось бы, за столь ничтожный срок может измениться? Как выяснилось, немало. Обо мне никто не вспоминал. Игнатьев, возглавивший "Сатурн" после Романцева, попытался меня вернуть, но теперь уж точно начальство воспротивилось. Зачем, дескать, нам игрок, который то нужен, то не нужен?

-Алешин "блудного сына" готов был принять обратно в "Торпедо"?

- Готов, только условия выставил очень странные. Чтобы рассчитывать на энную сумму, я обязан был за первый круг забить 11 мячей. Кроме того, новый контракт с "Торпедо" по сравнению с предыдущим уменьшился отчего-то почти в два раза. Я посчитал, что это уже перебор, и отказался. То ли Алешина обидел сам факт моей попытки уйти в "Сатурн", то ли он подумал, что деваться мне некуда и я на все подпишусь. Хотя расставались мы перед этим нормально. Я не торговался, ни о чем не просил. Поблагодарил Алешина за совместную работу и сказал, что иду в "Сатурн" к своему тренеру. Он понял меня. И вот такой поворот...

-Чем "Шинник"-то тебя привлек?

- Я весь извелся - время поджимало, на носу чемпионат, я без команды. И тогда, собравшись с духом, позвонил Ярцеву. Он всегда по-доброму ко мне относился. Георгий Александрович был главным тренером сборной России, с президентами клубов связь поддерживал. После разговора с ним все решилось буквально за день. На меня вышел "Шинник". По нашим футбольным законам, до выплаты определенной компенсации права на меня продолжали принадлежать "Торпедо". Ярославский клуб эту сумму не потянул и предложил следующую схему: я продлеваю на год договор с "Торпедо", которое отдает меня ему в аренду.

-А правда, что Алешин обращался к тебе по имени-отчеству - Александр Петрович?

- Да, шутливым тоном. Допустим, когда беседовали в Лужниках после тренировок. Любил он на них приходить. Но если мы говорили о серьезных вещах, Алешин называл меня по имени.

-Как в твоей жизни в прошлом сезоне возник "Терек"?

- Из тех команд, что проявляли ко мне интерес, компенсацию "Торпедо" заплатить смог лишь "Терек". Думал, переход туда - шаг вперед. Клуб с амбициями, приличный состав. Не смущало даже, что забрался далеко от Москвы. А потом... Знаешь, там я убедился, что в любой команде игрок не застрахован от этого: попал в немилость к руководству, и все - туши свет. Раньше не понимал, когда футболисты жаловались: мол, "душат", не дают играть. Теперь на собственном опыте увидел, что в футболе всякое возможно. Тяжело объяснить эту ситуацию. Все слова звучат как оправдание.

-И все-таки...

- Претензии начались едва ли не с первого дня предсезонки. Они росли, как снежный ком. "Не так бежишь", "не так открываешься", "не так по воротам бьешь". Я, конечно, не Роналдо, но десять лет до этого в высшей лиге отыграл и нигде - ни в "Спартаке", ни в "Торпедо", ни в "Шиннике" - такого количества упреков в свой адрес не слышал.

-Чем же Талгаеву ты не угодил?

- Да в том-то и дело, что в "Тереке" последнее слово было не за тренером. Вдобавок, когда на старте посыпались поражения, прессинг со стороны руководства стал настолько мощным, что Талгаев там уже мало что решал. Помню, на третьем сборе я прямо спросил у него, чем не устраиваю. Ответ Талгаева сводился к общим фразам: тренируйся, доказывай, что ты сильнее конкурентов - и будешь в составе. А позже читаю в интервью вице-президента "Терека" и министра спорта Чечни Хайдара Алханова: "На заключительном сборе Ширко со слезами на глазах умолял не выгонять его из команды..."

-Удивился?

- Еще бы! Руководителям клубов надо как-то оправдываться перед спонсорами, и потому всю ответственность за неудачи они мгновенно пытаются переложить на тренеров, футболистов. В "Тереке" крайними сделали новичков. "Старая гвардия" с триумфом пробилась в премьер-лигу, Кубок России выиграла. А новые игроки, выходит, команду не усилили.

-Последней в "Тереке" стала для тебя игра с "Торпедо"?

- Ага, в четвертом туре. До этого меня дважды выпускали на замену в конце матчей, а против бывшего клуба в основу включили. Первый тайм мы уступили - 0:1, моментов особых не было. В перерыве в раздевалку вошел Хайдар Алханов. Талгаев за эти 15 минут не проронил ни слова. Говорил министр. Причем не стесняясь в выражениях. Его недовольство моей игрой переросло в нечто большее. Со мною в жизни никто так не разговаривал. Оснований для этого, убежден, я не давал... По требованию Алханова меня заменили. На следующий день улетел домой.

-В команде как это восприняли?

- Ребята во главе с капитаном "Терека" Дени Гайсумовым ходили к Алханову, просили за меня. Но тот был категоричен: "Ширко у нас не будет". Затем по обоюдному согласию контракт расторгли. Я же со второго круга опять за "Шинник" начал выступать.

-Ярославль в это межсезонье в поисках лучшей доли покинуло полтора десятка игроков. У тебя подобных мыслей не было?

- Нет. В Москву не звали, а перебираться в другие клубы сам желанием не горел. Мне в "Шиннике" комфортно. Долматов доверяет, капитаном зимой назначил. После "Терека" я понял, что нужно дорожить отношениями, которые сложились с тренером.

-Прости, а что шестикратного чемпиона России устраивает в клубе, который от борьбы за медали далек, как Бен Ладен от Нобелевской премии?

- Ну у нас в премьер-лиге из года в год 13 клубов без медалей остается - и ничего, нормально живут... А успех к человеку в любом возрасте может прийти. Вон, Горлукович в 35 лет в "Спартак" попал и еще трижды чемпионом сумел стать.

-Это скорее исключение из правил.

- Возможно. И все же главное - не впадать в отчаяние. Работай, а шанс появится - вцепись в него крепче и постарайся не упустить.

-Ты бы смог, как Нигматуллин, не дождавшись предложений от ведущих клубов, закончить с футболом в 31 год?

- Надеюсь, я буду востребован. Руслан же поступил так, потому что не захотел играть черт-те где исключительно ради денег. При этом знаю массу футболистов, которые каждый год ходят из команды в команду. Их ничего, кроме собственного кармана, уже не волнует. Слава богу, до такого я пока не опустился. Пускай локальные, но цели у меня есть.

-Какие?

- Почаще выигрывать, побольше забивать. Мечтаю вступить в "Клуб 100", учрежденный вашей газетой. Место в нем футболист зарабатывает себе сам, тем оно и ценно. До заветной сотни мне семь мячей не хватает.

-А что помешало тебе в свое время уехать за границу?

- Существует югославская или чешская модель футбола. Блеснет там игрок сезон-другой, его подтягивают к сборной и быстренько продают за рубеж. И все довольны. В России во второй половине 90-х Романцев придерживался иного подхода. Он строил команду надолго, продавать ведущих игроков в его планы не входило. По сути, тогда из "Спартака" на Запад вырвался один Аленичев, и то благодаря своей настойчивости.

-Футболисты, как и военные, - народ, привыкший к перемене мест. Сложнее тем, у кого семья. В Пятигорске и Ярославле жена и маленькая дочка были с тобой?

- До Пятигорска они доехать не успели, а в Ярославль обычно приезжают ко мне на лето. У Юли, жены, учебав Москве, да и я домой часто мотаюсь, благо недалеко. На машине часа за четыре долетаешь.

-Полтора года назад ты как раз по дороге в Ярославль вместе с Кечиновым в аварию попал...

- Да, под Ростовом Великим столкнулся с "Москвичом", который выскочил из-за поворота. Джип мой дважды перевернулся. Уцелели чудом. А месяц спустя ночью, уже возвращаясь в Москву, с женой и дочкой на клубном микроавтобусе в аварию угодили. Машине досталось крепко, но мы, слава богу, не пострадали. В этом году был у меня также печальный опыт катания на снегоходе. Ехали с другом по замерзшей речке и провалились под лед. Снегоход затонул секунды за две, а нам удалось ухватиться руками за край льдины - хорошо, она под нами не треснула. Выбрались с грехом пополам...

-К снегоходу больше близко не подойдешь?

- Почему? Просто по льду гонять не надо и на незнакомых трассах высокую скорость развивать. Мне нравится кататься на снегоходах. Лес, свежий воздух - красота! По мне, нет лучше отдыха, чем побыть на природе. Желательно, захватив с собой удочку.

-Рыбак, значит?

- Да. Мечтаю еще на охоту с друзьями как-нибудь выбраться.

-Среди футболистов сегодня это модное увлечение.

- Большинство моих друзей с футболом никак не связаны.

-Какая черта тебя особенно раздражает в людях?

- Подхалимаж. Меня от этого трясет.

-А к критике в свой адрес как относишься?

- Тем, кто меня плохо знает, кажется, что я вечно "вареный", сонный. Это обманчивое впечатление. Ярцев однажды в интервью очень точно меня охарактеризовал: "Из-за своей немногословности Ширко порой считают замкнутым, "вещью в себе". Однако в своем кругу он веселый и остроумный".

-Сколько лет ты уже женат?

- Официально - шесть. Но живем вместе с Юлей с 97-го. Знакомство получилось на редкость романтичным. Заглянул я в магазин около Красной площади. Заметил симпатичную девушку. Подошел, разговорились, взял телефончик. И... пропал. Тренировки, матчи, сборы. График сумасшедший. Мобильного тогда, разумеется, не было. А я не вылезал с базы, где на вахте стоял единственный аппарат, которым игрокам в личных целях пользоваться запрещали. Только через месяц, когда у меня выдался выходной, я, гуляя в центре, снова зашел в тот магазин. И увидел Юлю, которая шла мне навстречу, представляешь?! С этого момента мы уже не расставались.

-Кто она по профессии?

- Лингвист. Два языка знает - французский и английский. Сейчас заканчивает учебу в юридической академии. Планируем, что скоро начнет семейный бизнес вести. А я по мере сил и возможностей буду ей помогать. Не всю же жизнь с мячом по полю бегать...

Александр КРУЖКОВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2006-03-24/12_1/?view=page