Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Стипе Плетикоса

Игр за Спартак86
Из них в основе86
Заменен  Заменен0
Вышел  Вышел на замену0
Голы  Забил голов0
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений4
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоХорватия
Год рождения8 января 1979 года
АмплуаВратарь
Пришел изШахтер (Донецк, Украина)
Первый матч18 марта 2007 года
Фото с игроком

Стипе Плетикоса: ВАН БОММЕЛ УДАРИЛ С ЦЕНТРА ПОЛЯ - И МЯЧ ВЛЕТЕЛ В МОИ ВОРОТА

Спорт-Экспресс, 13 апреля 2007 года
Количество просмотров: 1106

Фото

Новый спартаковский голкипер - человек улыбчивый. Встречает корреспондентов "СЭ" на крылечке базы и ради нас остается без обеда. Да бог с ним, с обедом, - опаздывает Плетикоса на встречу с квартирной хозяйкой. Только потому, что мы еще не задали все вопросы. Энергичный и непосредственный. Склонный восклицать. Болельщиков Стипе величает отчего-то "большевиками", - получается трогательно. Славный парень. Удачи ему.

С КАЖДЫМ ГОДОМ ИГРАЮ ЛУЧШЕ

- Вы ведь лучше всех знаете, чем отличается хороший вратарь от обычного?

- Я вам отвечу так: если в 19 лет играешь в основном составе - у тебя все шансы дорасти до отличного вратаря.

- В какой момент поняли, что вы вратарь классный?

- Сейчас подумаю... Наверное, когда меня совсем молодым признали первым вратарем в Хорватии. В 17 лет я встал в ворота "Хайдука". Самой большой команды страны, если не считать загребского "Динамо". Знали бы вы, через какое давление фанатов и журналистов прошел в Сплите! Тогда мне казалось, что я уже приличный голкипер. Но после этого с каждым годом чувствовал, что понимаю в нашем деле больше и больше. Когда слышу, что лучший возраст для вратаря - 34 года, верю! Так оно и есть!

- Черчесов, спортивный директор "Спартака", говорил прямо-таки вашими словами: "Только в 34 года понял, как надо играть в воротах".

- Вот и я о том же! Мои лучшие вратарские годы впереди - и достанутся они, надеюсь, "Спартаку".

- С Черчесовым на вратарские темы уже общались?

- Пока не успели. Поговорим.

- Чем Лаштувка, оставивший вас без работы в Донецке, объективно сильнее?

- Меня на скамейку "Шахтера" усадил не столько Лаштувка, сколько травма. Это был страшный период в моей карьере, ничего тяжелее не испытывал. Предстоял чемпионат Европы в Португалии, я набрал отменную форму, готовился, мечтал - и за три дня до матча со швейцарцами услышал щелчок в бедре... И чемпионат для меня закончился, не начавшись.

- Что стряслось?

- Разрыв мышцы. Не могу описать словами, что творилось в моей душе, когда ехал из Португалии домой. Подлечился, вернулся в Донецк - и в конце августа новая травма. Так что Лаштувка здесь ни при чем.

ЗАБЫЛ О ЗАРПЛАТЕ

- Затосковали в донецком запасе?

- Очень переживал. Вратари вообще натуры впечатлительные, они даже ностальгируют сильнее, чем полевые игроки. Прежде я понятия не имел, что это такое - сидеть в запасе. До чемпионата мира оставался год, а я - на лавке. И тогда попросил отпустить меня назад, в "Хайдук".

- В аренду?

- Конечно. Я забыл даже о зарплате в "Шахтере"! Сам отказался ее получать, лишь бы мне дали игровую практику!

- Какое бескорыстие.

- Да. За год в "Хайдуке" я заработал 30 тысяч евро, не больше. Но этот сезон подарил мне то, о чем мечтал: вернулся в сборную. Сыграл на чемпионате мира.

- Один наш тренер сказал: "Деньги - это мусор". Для вас, похоже, тоже?

- Пожалуй. Мое сидение на донецкой лавке в жизненном плане здорово помогло. Я определился, что должно стоять на первом месте...

- Футбол?

- О, да, я так думал одно время! "футбол и только футбол"! А когда вернулся в "Хайдук", у моего отца обнаружили опухоль мозга. Делали сложнейшую операцию. Прошло все вроде бы успешно - и я понял, что есть вещи важнее футбола.

- Здоровье?

- Мир в глубине души. Удача. Семья.

- Вы оплатили операцию?

- Нет, в Хорватии хорошая страховка.

- Если бы у вас было столько же миллионов, сколько у владельца "Шахтера" Ахметова, все равно играли бы в фу тбол?

- Не знаю, не знаю... О моем отношении к деньгам можете судить по такому моменту: у меня с "Шахтером" был контракт на два с половиной года. Я вполне мог сидеть на лавочке, получая отличную зарплату и ничего не делая. Но гораздо сильнее хотелось устроить свою вратарскую карьеру. В тот день, когда подписал контракт со "Спартаком", был на седьмом небе.

- Звал вас и греческий АЕК?

- Когда не заладилось в "Шахтере", была уйма предложений. Они сыпались со всех сторон! "Селтик", "Фулхэм", "Стандард"... Меня никуда не отпустили, что об этом вспоминать?

- Отрицательный опыт тоже полезен?

- Конечно. Теперь готов ко всему, меня сложно застать врасплох. Карьера складывалась потрясающе: в 17 лет дебют в "Хайдуке", в 20 - в сборной. Я шел вверх и вверх. Но потом все сломалось в секунду: потерял первый номер и в сборной, и в "Шахтере". А все вернув, понял: мне по силам многое. Год в "Хайдуке" возвратил к жизни. Сегодня я куда крепче характером, чем прежде.

- Психологически?

- В первую очередь. Как вратарь - тоже. В Донецке у меня было много времени на размышления. Команда играла в Лиге чемпионов, а я сидел и думал над происходящим.

- Вы когда-то мечтали построить в Сплите собственный отель. Строительство идет?

- Нет. Хотя строить надо, в Хорватии туристический бум. Туристов столько, что отелей не хватает. Золотая жила - я непременно что-то буду предпринимать в этом направлении, когда закончу с футболом. Сейчас мне было бы непросто контролировать стройку.

БОЛЬШЕВИКИ БУДУТ ДОВОЛЬНЫ

- С Ковалевски в Москве поговорили?

- Да. Мы тренировались вместе, и разговор состоялся.

- Он вам объяснил на примере своей судьбы, что в "Спартаке" тоже нужно быть готовым к любому повороту?

- К этому футболист должен быть готов всегда. В команде европейского уровня одна ошибка отодвигает на третьи роли. Прекрасно понимаю, что со мной может произойти то же самое. Знаю, как тяжело жить под прессом. Кажется, на тебя наваливаются со всех сторон: газеты, телевидение, большевики. Надеюсь, спартаковские большевики будут мной довольны.

- Кто-кто?

- Большевики.

- Вы, наверное, имеете в виду болельщиков?

- Ах да...

- Сейчас вам тоже кажется, что целая страна смотрит исключительно на вас?

- Благодаря сборной научился мысленно от этого отстраняться. Вижу только мяч, ворота, чужого нападающего. Все. Если думать постоянно, как дорога ошибка, - хорошего не жди.

- Вы спокойный человек?

 - Моя психика устроена так: чем чаще играю, тем быстрее прибавляю в классе. Мне нужно доверие.

- На Ковалевски грустно смотреть?

- Конечно, его очень жалко! Сам был в такой ситуации! Но главный урок, который извлек: никто тебе не поможет, кроме тебя же. С Войцехом нас судьба ведет друг за другом. Сначала в Донецке, потом в Москве. Удивительно.

- У всякого вратаря память хранит коллекцию из несуразных голов?

- Наверняка. Все вратари получали такие голы. Сразу вспоминаю молодежный чемпионат Европы в Словакии - там пропустил чудовищный гол. Ван Боммел мне забил с центра поля! Представляете?

- С трудом. Далеко вышли из ворот?

- В том-то и дело, что не слишком, стоял где-то в районе 11-метровой отметки. Просто попал голландец поразительно точно. Бог даст, больше с центра поля не пропущу. Вратарь после такого казуса чувствует себя довольно нелепо. Хотя любой гол обидный. Даже с пенальти. До сих пор не могу забыть, как надо мной на юношеском чемпионате мира в Нигерии поиздевался Жуниор Байану. Пробил пенальти без разбега, мяч летел очень медленно, как в кино, но я уже лежал в другом углу и провожал его глазами.

- От тренеров после гола с центра поля досталось?

 

- Не особо.

- Отец как отреагировал?

- Отец куда больше интересовался делами "Хайдука", он один из самых горячих болельщиков в городе. Меня на стадион водил с пяти лет, я весь был пропитан мыслями об этой команде. Но как вратаря он меня никогда не критикует.

- По молодости в фанатских битвах он участвовал?

- Возможно, но мне об этом не рассказывал. Зато рассказам, как он ездил за "Хайдуком" по всей Югославии, не было конца. Болел на всех стадионах страны - от Белграда до Загреба.

- Самый памятный поход на стадион?

- "Хайдук" играл с "Црвеной Звездой" в 88-м году. Помните, что за команда была у Белграда? Она этим составом через пару лет выиграла Кубок чемпионов. Но с нашим "Хайдуком" не справилась - пропустила гол на последней минуте от юного Бокшича. Впервые в жизни увидел папу, который вскочил на скамейку и истошно орал. Я так испугался... Мы даже на тренировки "Хайдука" постоянно ходили.

- "Црвена Звезда" - та команда, в которой не оказались бы никогда?

- Никогда бы не оказался в загребском "Динамо". Открою секрет: совсем недавно, когда отдыхал в "Шахтере", меня приглашал этот клуб. Как ни странно, готов был заплатить столько, сколько просил Ахметов. Прислали официальный запрос, хорватские газеты много об этом писали. Но я отказался - куда угодно, только не туда.

- Родитель бы не понял?

- Еще бы! Да весь город не понял бы! Это была бы революция: Загреб всегда соперничал со Сплитом.

- Отец до сих пор ходит на стадион?

- Сейчас - нет. Ему 66 лет, после операции тяжело. У него большая проблема с глазами, даже телевизор трудно смотреть.

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ

- Кто был кумиром вашего детства?

- Слишкович, нынешний главный тренер сборной Боснии. Он бесподобно играл, но вряд ли его хорошо знают в России. Это были прекрасные годы для "Хайдука": со Слишковичем он доходил до полуфинала Кубка УЕФА.

- Мы думали, вратари вам ближе.

- В нашей команде были неплохие голкиперы, их приглашали в сборную Югославии, но со Слишковичем сравнивать невозможно. Тот был гением. Некоторые игры из 80-х я помню лучше, чем те, в которых участвовал сам. Тогда был восхитительный футбол! Искренний!

- Пересматриваете старые записи?

- Случается. И поражаюсь - насколько люди медленно играли. Но все равно времена были дивные. Романтичные. Сегодня футбол каждый день по телевизору, он на всяком канале - его смотришь без конца, и от футбола начинает раскалываться голова. А тогда каждый матч был как праздник, карнавал.

- Да вы романтик.

- Да. Хотя детство к романтике не располагало. Папа - пекарь, мама работала в булочной. Денег в семье было мало. Даже речи не шло о том, чтобы купить мне, например, компьютер... В моей жизни был только мяч, никаких других игрушек. До сих пор вспоминаю день, когда отец купил мне настоящие вратарские перчатки. Они сохранились. Лежат дома, в Сплите.

- Никакой хорватский музей на такой экспонат не претендовал?

- Пока нет. Я и голкипером-то оказался случайно: был самый молодой в дворовой команде. В воротах играть никто не любит, - отправили туда меня. Так понравилось, что потом из них уходить не хотел.

- Призов в вашем доме много?

- Достаточно. За звание лучшего футболиста Хорватии 2002 года получил шикарный кубок. Еще газеты давали очень красивые призы, они меня трижды признавали лучшим футболистом страны. Мне особенно нравится мяч из кристаллов, выглядит эффектно.

- А какой приз нравится жене?

- Вот это вопрос. Ни разу не спрашивал, - но сегодня же позвоню, выясню. В семье мы не разговариваем о футболе, не н аша тема. Жена игры не смотрит.

- Ни на одном матче не была?

- На одном или двух, не больше. Мне такой подход по душе. - Почему? - А вот вообразите: приезжаю в отпуск в Сплит. Собираю друзей, идем в любимую кофейню. О чем говорим? О футболе. Бесконечный футбольный разговор.

- Вам это в тягость?

- Разумеется! Два часа рассказывать о футболе любому в тягость. А после этого, допустим, возвращался бы домой и говорил об игре еще с женой. Боюсь, рассудок оставил бы меня очень скоро.

- Кажется, однажды вы так сидели своей компанией в кафе, разговаривали о футболе и вдруг заметили девушку за соседним столиком...

- Это лирическая история. Она отдыхала с подружками, я с друзьями. Сказочный был вечер, лучший в моей жизни. За несколько часов до этого "Хайдук" играл в Кубке УЕФА с "Фиорентиной" и благополучно вылетел. Я сидел в запасе.

- Что же сказочного?

- Слушайте дальше. После того матча я стал играть за "Хайдук" постоянно. До этого провел всего несколько матчей, не самых важных, а регулярно на поле выходил Габрич. Легенда клуба. Но после "Фиорентины" тренер сказал в раздевалке: "Все, отныне первым вратарем будет Плетикоса, он молодой, наше будущее". Так за сутки стал основным вратарем "Хайдука" и познакомился с очаровательной девушкой.

- При том что все посетители кафе наверняка знали, что за столиком сидит голкипер "Хайдука".

- Конечно. Кроме нее.

- Габрич, "легенда клуба", - самый сильный конкурент, с которым сталкивались в карьере?

- Ну конкурентами-то нас можно было назвать с натяжкой - я был совсем молодым, а ему под сорок. Это сейчас разницы в возрасте не ощущается, мы стали большими друзьями. Он тренирует вратарей. Но из конкурентов Габрич, пожалуй, был и впрямь - номер один. Кстати, лучший матч в карьере я провел благодаря ему.

- То есть?

- Был май 99-го. Я уехал на юношеский чемпионат мира со сборной, Габрич снова начал играть. Затем я вернулся, матч против загребского "Динамо". Габрич в основном составе. У того матча была политическая подоплека. До финиша чемпионата оставалось тура три, и шансы на первое место нам оставляла ничья. Поражение лишало всего.

- Бились за первое место как раз с "Динамо"?

- Да, еще и "Риека" подпирала. Но президент Хорватии Туджман болел за "Динамо", все это знали. Судьи в том числе. Через полчаса после начала встречи мы проигрывали 0:1, а Габрич отправился в раздевалку с красной карточкой.

- Вышли вы?

- Да. Думаю, больше у меня никогда не будет такого вдохновения. Судья что только не делал, дотронуться до мяча нашим не позволял. "Динамо" было классной командой, все "девятки" обстреляли мне мячом.

- Не пропустили?

- Нет! Сам поражаюсь! Наши еще и забить ухитрились. Я был вне себя от блаженства: величайшее счастье - не позволить себя обокрасть. Тогда узнал, что такое кураж.

- Наутро скупали все газеты подряд?

- Скупал, но читать их времени не было. Вот-вот предстояло играть с "Риекой", третьим нашим конкурентом. Сроду не видел на стадионе в Сплите столько болельщиков: люди висели на заборах, деревьях, стояли в проходах. Мы на глазах этой толпы уступили 0:2, и чемпионат выиграло-таки "Динамо".

СТИПЕ - ПЕНАЛЬТИСТ

- Наверное, на третий день пребывания в Донецке вам стало скучно. А на пятый показалось, что жизнь остановилась...

- Это сегодня Донецк город, в котором есть все, что пожелаешь. А года четыре назад даже хороший ресторан найти было проблемой. Мне все же попроще было - сборы, игры, тренировки. А вот жена почти целыми днями грустила дома.

- До встречи с Ахметовым миллиардеры представлялись вам немножко по-другому?

- Угадали. В Хорватии немал о богатых людей, но таких, как Ахметов, ко нечно, нет. При этом он очень приятный в общении человек, абсолютно доступный. Мы расстались друзьями. Правда, был у нас однажды жесткий разговор. Я не мог понять, почему "Шахтер" просит за меня огромные деньги. Пытался объяснить, что за вратаря, который целый год не играет в клубе, такую сумму никто выкладывать не станет. Приглашений хватало, но клубы сразу отступали, едва узнавали, сколько надо за меня платить. В любом случае я благодарен Ахметову за то, что контракт с "Шахтером" позволил мне обеспечить безбедное будущее. На игроках он не экономит.

- У вас остался его номер телефона?

- Да. На прощание Ахметов сказал: "Звони в любое время". И записал еще координаты своих московских знакомых - выручат, если что.

- В раздевалку после матчей Ахметов заходил?

- В последнее время - да. Но только в случае успешного результата, поздравлял ребят. Так было, скажем, после побед в еврокубках над "Барселоной" и "Нанси", ничьей на выезде с "Севильей". Если же "Шахтер" проигрывал, Ахметова в раздевалке не видели. Он не из тех президентов, которые могут напихать игрокам, говорить на повышенных тонах.

- Может, напрасно?

- Думаете, криком делу поможешь?

- Если футболист выпадал из основного состава - значит, его игра не понравилась Ахметову?

- Ни в коем случае. Все решал Луческу.

- "Шахтер" годами не может определиться с первым вратарем. Вас это удивляет?

- Вопрос к Луческу. Вратарей, факт, он меняет слишком часто, что на пользу команде не идет. В прошлом сезоне, когда я уехал в "Хайдук", Шуст сыграл 15 матчей, а Лаштувка с Шутковым - по 9. В большом клубе, которым стремится стать "Шахтер", такого хаоса быть не должно. Но теперь все изменится. Первым номером в Донецке будет Шуст - во-первых, молодой, перспективный парень, во-вторых - свой.

- Чего не хватает Луческу, чтобы стать великим тренером?

- Луческу - великий тренер! В "Интере" работал! Обычно игроки, сидевшие в запасе, про своего бывшего тренера рассказывают гадкое. Но от меня скверных слов не дождетесь. Это действительно прекрасный тренер, многому у него научился.

- Чему?

- Да ногами лучше стал играть, например.

- Вы и сами любого этому научите. Все-таки немногие вратари регулярно исполняют пенальти. Сколько забили за карьеру?

- Пять в чемпионате и Кубке Хорватии, два - в Кубке УЕФА. Это в "Хайдуке" было. Тренер обратил внимание, что у меня хорошо поставленный удар, сам предложил бить пенальти. Болельщикам нравилось.

- Осечки с 11 метров бывали?

- Один раз запустил мяч выше ворот. Впрочем, через десять минут мы опять получили право на пенальти. С трибун неслось: "Стипе! Стипе!" Я растерялся, не знал, что делать, пока тренер не махнул рукой со скамейки: "Давай, Плетикоса, решайся". Со второй попытки попал.

- Федотов в курсе ваших бомбардирских подвигов?

- Понятия не имею. Я даже с Луческу эту тему не обсуждал. Сейчас пробить пенальти отважился бы только в крайнем случае, в какой-то момент это стало мне мешать. Почувствовал, что перед матчем больше думаю не о том, как ловить мячи, а как буду бить одиннадцатиметровый. И с походами к "точке" завязал.

ЛЕВАЯ ШУКЕРА - ЭТО НЕЧТО

- Вы играли со многими знаменитостями. Чьим возможностям поражались?

- Шукера. Его левая - это нечто. Такого Божьего дара больше не встречал.

- Ладони после тех ударов до сих пор зудят?

- Как раз пушечным-то ударом он не обладал. Шукер брал другим. Хитростью, коварством. На поле он размышлял по-вратарски и мячик пускал так, чтобы шансов достать не было ни малейших. Знаете, какой для голкипера самый тяжелый удар?

- Какой?

- Когда мяч вылетает из-под ноги защитника, и т ы физически не успеваешь на него среагировать. Вот это Шукер делал блестяще. Еще вспоминаю Просинечки. Техничнее футболиста в Югославии не было.

- Чем Просинечки сейчас занимается?

- Он один из помощников Билича в сборной Хорватии. Также в тренерский штаб входят Асанович, Юрчевич и Мрмич. Все - люди известные.

- Самый душевный тренер, с которым сводила жизнь?

- Билич. Спокойный, интеллигентный человек. Я и в "Хайдуке" у него играл. Футболистов понимает как никто. И зажечь их перед игрой умеет.

- А самый нервный?

- Луческу. Порой от его крика в раздевалке закладывало уши. Румыны, игравшие в "Шахтере", говорили, что в их стране это в порядке вещей. Такой менталитет.

- Другой известный тренер, Томислав Ивич, в вас души не чает. Знаете, что во всех своих клубах, начиная с "Бенфики" Юрана и Кулькова, он конфликтовал с русскими?

- Да вы что? Вот так новость! Ивич в принципе нормальный мужик, считается одним из сильнейших тренеров в истории хорватского футбола. Когда он возглавлял "Марсель", приглашал меня туда. Президентом клуба был Бернар Тапи. Легендарная личность.

- Успели пообщаться?

- Да. От Тапи настолько мощная энергия исходит! Это, к слову, отмечают все, кто с ним хоть раз встречался. Во время разговора он всегда смотрит тебе в глаза - и попробуй только отведи свои... Я ведь был уже одной ногой в "Марселе". Заключил контракт, начал тренироваться с командой. Клуб даже пышную презентацию устроил, на которой мне при фотокамерах вручили майку "Марселя" с фамилией на спине.

- Что же потом произошло?

- Темная история. Сам всех подробностей не знаю. Видимо, агенты что-то намутили. В общем, все сорвалось, и мне пришлось возвращаться в "Хайдук".

- В шоковом, надо думать, состоянии?

- Постарался поскорее выбросить этот эпизод из головы. Тем более что "Хайдук" играл удачно, мы едва не пробились в групповой этап Лиги чемпионов. Не сомневался: будет в моей жизни если не "Марсель", то какой-то другой топ-клуб. Похожая история приключилась прошлым летом с "Фулхэмом". 31 августа я вместе с хорватской сборной готовился к матчу с Россией. Внезапно - звонок из "Фулхэма". Англичанам позарез требовался вратарь. Они специально прислали за мной самолет в Любляну!

- Уровень.

- Объяснялась спешка тем, что в Европе закрывалось трансферное окно. Прилетел в Лондон, моментально прошел медобследование. Должен бы подписывать контракт, но тут выяснилось, что рабочей визы мне не видать.

- Почему?

- Потому что за последние два года провел меньше 75 процентов матчей за сборную. Но дело-то все в травме! Лишь из-за этого недобрал нужного процента. Не помогло и то, что за сборную отыграл с полсотни матчей, если не больше. В двух чемпионатах мира участвовал.

- Тогда "Фулхэм" срочно отправил тот же самолет в Донецк, за вратарем Лаштувкой?

- Возможно. Лаштувке-то разрешение на работу не требовалось, поскольку Чехия - член Европейского союза. Конечно, я переживал. Играть в Англии - давняя моя мечта. К тому же в "Шахтере", куда возвращался, перспективы были туманные. Утешал себя как мог: "Не отчаивайся, Стипе. Жизнь на этом не заканчивается".

ЯВЛЕНИЕ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ

- Человек вы набожный. Унывать не пристало.

- Это правда. Меня так воспитали родители. Именно вера в Бога помогла не сломаться в этот трудный период в "Шахтере". Есть молитва, которую помню наизусть и повторяю каждый день. Раз в неделю хожу в церковь. А под вратарским свитером всегда ношу особенную майку.

- Что за майка?

- В ста километрах от Сплита есть деревушка Междугорье. В 1981 году там было явление Божьей Матери, потом на этой земле построи ли монастырь. Потрясающее место, туда со всего мир а стекаются паломники. Попадая в Междугорье, чувствуешь на душе такое спокойствие и умиротворение, что никуда и уезжать не хочется. Пару лет назад, побывав там, я купил несколько освященных маек с изображением Божьей Матери.

- Красивый монастырь в Междугорье?

- Очень. Но, как-то гуляя по Лондону, случайно наткнулся на кафедральный собор. Ничего более величественного в своей жизни не видел. Уже позже, в декабре, провели с женой несколько дней в Лондоне и заходили туда на мессу.

- С каким-нибудь священником сложились особые отношения?

- И не с одним. Общение с этими людьми многое дает, они скоро приедут ко мне в гости в Москву.

- Альпинисты к горам относятся с почтением, как к живым. А вратари к мячу или штангам - так же?

- По-разному. У меня такого нет. Хотя дотронуться перед игрой до штанги и перекладины рукой, перекреститься для меня давно уже стало традицией.

- Одного издателя спросили: "Что самое неприятное в вашей работе?" "Обсуждать бездарную рукопись", - был ответ. А что самое неприятное в вашей работе?

- Получать гол!

- Кому из друзей-футболистов звоните особенно часто?

- Друзья разбросаны по всему свету. Тудор - в Италии, Леко, который был свидетелем на моей свадьбе, - в Бельгии. Одного близкого приятеля вообще в чемпионат Индонезии занесло. Ничего, играет.

- Когда испытали самый большой в жизни страх?

- Когда в Югославии началась война. Сплит, к счастью, бомбили редко, но несколько авианалетов пережить все же довелось. Помню, как, заслышав сирену, мы бежали прятаться в подвал. Шла настоящая война - никто знать не мог, что будет завтра.

- Появились у вас в последние годы черты характера, которым не рады?

- Близких об этом спрашивал, говорят - нет. Главное - деньги меня не испортили. Я такой же, как был раньше. Не имеет значения, 10 долларов у меня в кармане или тысяча. Уверен, и жена, и друзья вам это подтвердят. И вот этому я действительно рад.

http://www.sport-express.ru/art.shtml?137376

Стипе Плетикоса: Карпин сказал: «Ты лучший, но играть будет другой»

Советский Спорт, 5 мая 2011 года
Количество просмотров: 2119

Фото

В эксклюзивном интервью «Советскому спорту» голкипер «Тоттенхэма» Стипе Плетикоса, права на которого принадлежат московскому «Спартаку», рассказал об отношениях с Валерием Карпиным, поставил под сомнение российский лимит на легионеров и передал bolsoi привет красно-белой торсиде.

По зрелищности тренировки «Тоттенхэма» на «Уайт Харт Лейн» превосходят иные матчи российского чемпионата. Во время понедельничных занятий «шпор» присутствует около семи тысяч болельщиков, вовсю размахивая лилово-белыми флагами и распевая клубные песни. И это при том что вход на лондонскую арену не свободный – три фунта с человека! Главный тренер Гарри Реднапп не томит публику монотонными занятиями и практически сразу организует двухсторонку. Команда бывших спартаковцев Романа Павлюченко и Стипе Плетикосы достойно сражается против Крауча, Модрича и других. После каждого гола в любые ворота болельщики восторженно кричат фамилии своих любимцев. Забитый мяч присутствующие смакуют во всех деталях, так как огромные мониторы радуют фанатов повторами. «Гол забил… Роуман Павлю-у-у-ученко», – слышится из колонок стадиона. Публика ликует. Аплодируют болельщики и Плетикосе, совершающему очередной сейв после мощного удара полузащитника Дженаса. Правда, хорошая игра экс-красно-белых успеха их команде не приносит, встреча заканчивается со счетом 5:6 в пользу соперников.

«ПРИШЕЛ ТИХО. ТИХО И УШЕЛ»

– Стипе, – обращаюсь к вратарю, который до лета 2012-го еще связан контрактом с московским клубом и с которым мы немного пообщались до записи интервью. – Вы по-прежнему отлично изъясняетесь по-русски! Похвально!

– А разве может быть иначе, когда постоянно общаюсь с Ромой (Павлюченко. – Прим. ред.)? Первое время ребята в команде его даже подкалывали. Мол, после прихода Плетикосы наконец услышали, как Павлюченко разговаривает в раздевалке (смеется). На самом деле он отлично понимает язык Шекспира, но говорить немного стесняется. Думаю, ему стало полегче, как я пришел в команду. У Романа сейчас непонятная ситуация в «Тоттенхэме», и, думаю, было бы здорово для «Спартака» и болельщиков, вернись он в Москву. Такой игрок – большой плюс!

– Наверняка, но хотелось бы поговорить о вашей ситуации. После ухода из «Спартака» вы не дали ни одного интервью, в котором рассказали бы о том, что вами двигало. Почему?

– А о чем говорить? Тихо пришел, так же и ушел, – иронично улыбается хорват. – Конечно, я был очень расстроен сложившимся положением дел. После двух лет выступлений в «Спартаке», за который я всегда бился душой и сердцем, мне вдруг сказали, что на меня больше не рассчитывают. После таких слов сложно искать мотивацию. Когда играл, меня все устраивало, но когда без шансов сидишь на скамейке запасных, это не по мне. В 32 года для вратарей наступает самый расцвет сил, а я уже два сезона как полирую лавку. Сначала из-за травмы, потом из-за недоверия тренеров. Как вы заметили, Лондон красивый, хороший город, здесь комфортная жизнь, которая по нраву мне и моей семье, но я профессионал, и мне хочется в первую очередь играть.

– Готовы на понижение зарплаты?

– Безусловно! Деньги для меня сейчас не на первом месте.

– Вы ведь в курсе, что в «Спартаке» ищут нового тренера?

– Я осведомлен о делах команды, постоянно просматриваю в Интернете сайты наших фанатов, общаюсь с Ромой (Павлюченко. – Прим. ред.). Жаль, что «Спартак» так неудачно вошел в сезон, но, судя по последним результатам, все налаживается. Выиграли например дерби у ЦСКА, молодцы!

– Как я понимаю, лично для вас возможная смена тренера скорее хорошая новость, не так ли?

– Был бы безумно рад, если придет тренер, который будет на меня рассчитывать. С большим удовольствием остался бы в «Спартаке». Правда! Но другое дело, что при Карпине шансов у меня не будет. Когда нас тренировал Лаудруп, мне предлагали хорошие условия клубы из Англии, Франции и Турции. Агент спрашивал: «Куда хочешь?». Я искренне ответил: «Никуда, у меня и здесь все super». Лаудруп всегда говорил: «Стипе, ты здорово работаешь на тренировках, отлично играешь в воротах, мы в тебя верим и на тебя рассчитываем».

Я никогда не рвался уезжать из «Спартака». Только если бы в клуб поступило предложение от европейского топ-клуба. Но кто же тогда знал, что после этого у меня состоится неприятный разговор с Карпиным?

– О чем шла речь?

– Карпин сказал: «Ты лучший в команде, но играть не будешь». Я у него спросил: «Где логика?». До сих пор не могу понять логики его решения. Тем более болельщики в 2008 году признали меня лучшим в «Спартаке». Пользуясь случаем, хотел бы выразить слова благодарности фанатам, которые через Романа передали мне «Золотого кабана» (приз лучшему игроку сезона от болельщиков красно-белых. – Прим. ред.).

Было неприятно, что даже на занятиях мне не давали играть. Тренировался в сторонке, отдельно от команды с тренером вратарей. Эмоционально такие вещи опустошают. Единственное, о чем думал, – поскорее сменить обстановку.

«У «СПАРТАКА» НЕТ ВРЕМЕНИ»

– Держите обиду на Карпина?

– Думать над тем, прав Карпин или нет, совсем не хочется. Пусть об этом рассудят болельщики «Спартака». Как у вас говорят, время все расставит по своим местам. Но тот факт, что за прошедший период в «Спартаке» в воротах уже играли четыре-пять голкиперов, о чем-то говорит, правда? Слава богу, сейчас стабильно выходит Дикань. Вы только не подумайте, что я испытываю к Карпину какую-то неприязнь. Это футбол, у каждого тренера свое видение ситуации. Я все понимаю.

– Вы и в сборной теперь не твердый игрок основы.

– Да, но Билич хотя бы в меня верит, ставит на товарищеские матчи. Это окрыляет, дает дополнительную энергию. Только ради сборной я готов не опускать руки, а работаю даже больше прежнего. Дополнительно занимаюсь после тренировок.

– Смотрели игру ЦСКА – «Спартак»?

– У нас в тот же день был матч, поэтому ознакомился лишь с обзором. Судя по моментам, игра не получилась интересной для болельщиков, но для «Спартака» в нынешней ситуации гораздо важнее было взять три очка. Уверен, это даст команде дополнительные силы и уверенность в себе. Судя по играм с «Ростовом», «Порту», этого не всегда доставало моим одноклубникам.

В последнее время Федун тратит много денег на покупку новичков, сейчас столько новых лиц! Возможно, им банально нужно время, чтобы сыграться в команде, освоиться в непривычных условиях. Но, будем честны, у «Спартака» уже времени нет, пора брать золотые медали. Это ненормально, когда такая команда, как «Спартак», в течение десяти лет не выигрывает чемпионат!

«ЛИМИТ ВРЕДИТ РОССИЙСКОМУ ФУТБОЛУ»

– Перед дерби с ЦСКА я разговаривал с Оличем, и он считает, что проблемы «Спартака» в отсутствии стабильности. С 2006 года в команде не осталось ни одного игрока. А что думаете вы?

Мы не так давно встречались с Иранеком и тоже обсуждали проблемы нашего клуба. Пришли к такому же выводу, что и Олич. У «Спартака» ведь была сильная команда, которая три года подряд брала серебро (с 2005 по 2007 годы. – Прим. ред.). Играли я, Иранек, Штранцль, Ковач, Моцарт, Бояра, Титов, Калина, Павлюченко, пришел совсем молодой Веллитон. Эта команда была сильна не только в исполнительском плане, но и как коллектив. Считаю, не стоило так легко разбрасываться всеми этими ребятами. Если бы не постоянные перетасовки состава, мы бы сто процентов уже взяли чемпионат!

– Верно, что вы не сторонник лимита?

– Абсолютно! К слову, тот же Карпин обосновывал свой выбор в пользу других вратарей именно лимитом. Понятное дело, что я лицо заинтересованное и поэтому, возможно, в этом вопросе субъективен. Но, на мой взгляд, лимит не идет на пользу российскому футболу. За год работы в Англии я наблюдаю, как растут молодые местные футболисты. Это ведь совершенно другая мотивация, когда рядом с тобой тренируются звездные, сильные ребята!

Со стороны мне кажется, что уровень российской премьер-лиги после введения лимита постепенно падает. Какая заруба была в 2007 году! Даже «Сатурн» и «Крылья» представляли собой грозную силу. Ни одну команду нельзя было обыграть на классе! Но в последние годы российскую премьер-лигу покинули много сильных футболистов: Красич, Иванович, Шкртел, Аршавин, Павлюченко…

Поддерживаю связь с бывшим техническим директором «Спартака» Евгением Смоленцевым, который сейчас вместе с Черчесовым работает в Сочи. Доходит до смешного, когда он рассказывает, какие зарплаты запрашивают русские футболисты, еще вчера сидевшие за школьной партой. Согласитесь, это не на руку вашему футболу. В 2018-м у вас пройдет чемпионат мира, и нужно менять ситуацию с этим лимитом. Может быть, есть смысл перенять английский опыт. Сыграл 70 процентов за сборную – можешь играть в лиге, а нет – ищи счастья в других чемпионатах…

«В ЦСКА НЕ ПЕРЕЙДУ»

– Стипе, а вы готовы перейти в другой российский клуб?

– Даже не знаю, что ответить! У меня еще год действует контракт со «Спартаком», поэтому мысли только об этой команде. Единственное, никогда не пошел бы в ЦСКА. Переходить в стан главных конкурентов непозволительно.

Для меня самое важное – жить в свое удовольствие, а сидя на скамейке, это невозможно. Взять ту же Англию. Здесь отличные условия для жизни и футбола. Нет этих заездов в отель или на базу за день до игры. Вот была встреча с «Интером» в Лиге чемпионов. Начало матча в 19.45 по местному времени, а ты приезжаешь на стадион к шести вечера. Красота! Когда сидишь целые сутки на базе, думаешь только об игре, и – спросите у любого – это очень давит! К тому же здесь нет дальних перелетов. Но все это особо не радует, когда сидишь на скамейке…

– Переход в «Тоттенхэм» так и не помог вам в плане игровой практики. Вы приняли участие лишь в одной встрече, причем пропустили сразу четыре мяча от «Арсенала»…

– Оглядываясь назад, понимаю, что сделал неправильный выбор. У меня имелись и другие варианты трудоустройства, но хотелось попробовать себя в Англии. Тем более меня уверяли, что предоставят шанс. Но реальной конкуренции с Гомесом не вышло. А что касается встречи с «Арсеналом», это была игра на Carling Cup. На нее Реднапп выпустил не второй, а даже третий состав. Больше половины футболистов, принявших участие в той игре, уже нет в команде. Кто в аренде, кого продали…

– Какие у вас отношения с Реднаппом?

– На этой неделе планирую с ним пообщаться. По словам моего агента, Реднапп хочет видеть меня в команде и в следующем сезоне. Если при нашем разговоре тренер пообещает предоставить шанс, возможно, будет смысл остаться. Посмотрим!

ПОЖЕЛАНИЯ

РАДИЧУ – ЗДОРОВЬЯ…

Стипе Плетикоса через «Советский спорт» выразил слова поддержки своему коллеге из «Ростова» Деяну Радичу, которому после тяжелого столкновения с форвардом «Терека» Зауром Садаевым удалили почку.

– Слава Богу, как я прочел, Деян идет на поправку, – говорит вратарь. – Мы лично не знакомы, но играли друг против друга, когда защищали ворота нальчикского и московского «Спартаков». Желаю ему много-премного здоровья! Даст бог, он снова сможет играть в футбол. Хотя в такие моменты понимаешь – есть вещи поважнее футбола.

…А ФАНАТАМ – BOLSOI ПРИВЕТ!

Напоследок Стипе попросил передать привет спартаковским болельщикам.

Может, лучше обратитесь к ним на бумаге? – предложил я, протягивая ручку.

– Конечно! – мигом согласился вратарь. – Не страшно, если напишу латиницей?

Поймут! – уверил я.

Правда ведь, все понятно?

Лялин А.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/455881

ПЛЕТИКОСА ПОКИДАЕТ «СПАРТАК»

Официальный сайт ФК "Спартак" Москва, 18 июля 2011 года
Количество просмотров: 1650

Фото

ФК «Спартак» и 32-летний хорватский голкипер Стипе Плетикоса расторгли контракт по соглашению сторон.

Плетикоса пришел в «Спартак» в 2007 году. В составе красно-белых он провел 86 игр и дважды становился серебряным призером чемпионата России.

Наш клуб благодарит Плетикосу за время, проведенное в «Спартаке», и желает ему успехов в дальнейшей карьере. 

http://www.spartak.com/main/news/14893/

Стипе Плетикоса: выступления за сборную - самое прекрасное, что есть в футболе

Р-Спорт, 30 мая 2015 года
Количество просмотров: 1160

Фото

Голкипер футбольного клуба "Ростов" Стипе Плетикоса в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Тарасу Барабашу рассказал о своем намерении биться за победу в ближайшем туре РФПЛ с ЦСКА, обозначил круг проблем российского футбола, выразил свое мнение относительно работы РФС, вспомнил, как ребенком спасался от налетов вражеской авиации в бомбоубежище, и признал, что не мыслит себя без веры. Естественно, не обошлось и без воспоминаний о "Спартаке", который когда-то стал для Плетикосы родным домом. Воспоминания о разговорах с Карпиным, несостоявшихся переходах в "Милан" и "Монако", роковых промахах Никиты Баженова и, конечно, легендарной победе над англичанами вошли в интервью, которое сам Стипе назвал прощальным. 

- Стипе, еще совсем недавно ситуация в турнирной таблице РФПЛ была благоприятной для "Ростова", но теперь ваша команда поставлена перед необходимостью не проиграть московскому ЦСКА в матче 30-го тура чемпионата. Есть ли силы, чтобы сдержать одну из сильнейших команд России?

- Я считаю свою роль очень важной, должен как капитан всю неделю при подготовке к этому матчу настраивать команду. Настраивать так, чтобы добиться необходимого результата. Надо как минимум не проиграть. Настраивать так, чтобы не давить на них, а придать сил. Конечно, главный тренер скажет, как мы будем играть. Надо биться за каждый сантиметр поля, болельщики должны быть с нами, нам требуется чувствовать их поддержку. Хотим, чтобы от болельщиков ветер дул нам в спины и придавал силы. Это важнейший матч года. Хотим добиться результата в игре с такой сильной командой – ЦСКА. Обстановка, конечно, не самая приятная, потому что, если честно, в начале второй части сезона я считал, что та команда, которая наберет 25 баллов, останется в премьер-лиге без стыковых матчей. Но сейчас получается, что и 30 очков – мало. Пошли результаты странные. Не хочу сказать, что я подозреваю что-то, но команды, которые находятся внизу, берут очки у тех, кто находится вверху, борется за Лигу Европы и чемпионство. Жалею, что не взяли дома очки с "Тереком" (0:1), на выезде с "Мордовией" (0:0) и "Краснодаром" (1:2). Мы были очень близко к тому, чтобы добыть очки в этих встречах. Опять появился эмоциональный спад внутри команды. Третий раз, может быть, это происходит с нами в сезоне. Сперва из-за сложнейшей ситуации, которая была в клубе, сейчас она нормализовалась. Все эти разговоры... постоянно они внутри тебя мешают, чтобы ты на поле 100% отдавал свои силы. Когда голова не работает, тогда и тело не работает. Жалею, что этот финансовый импульс, который случился 10 дней назад, после того как было выплачено 90% долгов, не случился раньше. Все это говорю, но в игре никакого алиби нет. Мы бьемся за себя, за свои семьи, за своих болельщиков, за город и за клуб. 

- Правда, что чуть ли не полгода задерживали зарплату?

- Да, было такое. В прошлом году я выступил с заявлением после матча с "Торпедо". Я думал, что с приходом такого человека, как Курбан Бердыев, ситуация изменится. Но она не менялась до середины мая. Задержки были очень большие. Все это началось еще на старте сезона. Это первый из этих эмоциональных спадов, как я их называю. На фоне от эмоций от победы в Кубке России, мы взяли первый трофей в истории клуба, заняли седьмое место – это максимум, которого может добиться команда, я и остальные футболисты рассчитывали, что это поможет команде стабилизировать ситуацию. Чуть-чуть укрепиться. Не могу сказать, что рассчитывали, что придут новые футболисты, но хотели, чтобы команда укрепилась и заиграла в Лиге Европы. У нас были высокие шансы в Лиге Европы. "Трабзонспор" – команда, которую можно было пройти, но когда задержки начались, уже тогда началась эмоциональная пустота. Божовичу тогда, как и сейчас Бердыеву, было очень сложно работать в таких условиях. 

- В разговорах с московскими коллегами не раз сходились во мнении, что (президент РФС) Николай Толстых всячески пытался придавить "Ростов" по ходу сезона. Одна история о том, как он пытался не пустить вас в еврокубки, чего стоит. Но суд в Лозанне принял вашу сторону. Есть понимание, почему Толстых так враждебно к вам настроен?

- Нет понимания, честно. Когда все это началось, я был в Бразилии. С нами был член федерации футбола Хорватии. Ему не было понятно, и мне не было понятно, почему команда из России сталкивается с такими сложностями в отношениях с РФС. Он мне сказал, что в Хорватии, например, федерация помогает командам, чтобы они попали в еврокубки. Здесь же сложилась парадоксальная ситуация. Обычно федерация бьется за свои клубы, чтобы они набирали очки в таблицу коэффициентов. Уже тогда стало понятно, что в этом чемпионате нам будет очень-очень тяжело. Про судейство никогда не люблю говорить, потому что судьи – люди такие же, как и мы все. Они могут в работе ошибаться, но оно (судейство) в этом году было очень слабое. Жалко, что здесь мало об этом говорят. Я понимаю, что "Ростов" – не команда уровня "Спартака", где я играл, или "Зенита", где больше обсуждают судейские ошибки. Но честно, все, что происходило, меня еще больше мотивирует, чтобы в субботу мы добились того, что нам нужно. Даже если придется пробиваться через стыковые игры, я верю, остальные ребята верят. Это дополнительный стимул выйти победителями из сложившейся ситуации.

- Вы точно уходите из "Ростова"?

- Да. Это абсолютно точно. Предварительно говорил об этом зимой. Шансов было очень мало, чтобы я остался. У меня две недели назад родился третий ребенок. Уже надо больше думать о семье, чем о себе. К сожалению, жизнь для большой семьи в Ростове очень тяжелая. А так, чтобы я жил здесь, а они там - это невозможно. Детям нужен отец. Это первичная причина, по которой я принял решение. Может быть, именно с ЦСКА будет моя последняя игра в "Ростове".

- Вас не настораживает, что в последнем туре "Урал" на выезде сыграет с лишившимся мотивации "Тереком", "Торпедо" дома сыграет с "Мордовией", которой тоже ничего не нужно?

- А что тут говорить? Что говорить, если Якин сказал, что мог бы еще больше молодежи поставить, если бы "Спартак-2" не решал задачи в последнем туре во второй лиге. Меня это раздражает. Считаю, все команды должны до конца чемпионата играть максимально. Тогда можно будет сказать, что чемпионат «чистый». Последний тур все будут смотреть. Думаю, мутных вещей не будет. Все будут наблюдать, все будут играть по-честному. Учитывая результаты последних туров, меня ничего не может удивить. Не хочу, чтобы кто-то думал, что я что-то подозреваю. "Амкар" молодцы - выиграли у "Зенита" на своем поле, у ЦСКА, у "Динамо" – это не случайно. Я считаю, что последний тур будет чистый. 

"Я бы сразу согласился на Газзаева"

- На 31 мая намечена конференция РФС, там будет рассмотрен вопрос об отставке Толстых. Какой нужен президент РФС? Знаю, им хочет стать Валерий Газзаев.

- Я бы сразу согласился. Газзаев – человек, который понимает футбол, он знает, что такое футбол. Он им занимался, занимался его развитием. Россию мне жалко. Когда играешь здесь так долго, как я, конечно, чемпионат становится близким сердцу. Не знаю, видно ли это, но здесь очень много проблем. Этот чемпионат, в нынешнем году который проходит, организационно очень слабый. Столько проблем нет ни в одном чемпионате в мире. С другой стороны, при такой финансовой поддержке чемпионат России должен быть одним из лучших в Европе. Особенно когда сейчас еще будут стадионы. Я приведу несколько примеров, есть несколько вещей, которые вообще не укладываются в голове. 

В первую очередь календарь. Это такой нонсенс. Я в первый раз вижу в жизни, что играешь пять матчей дома, потом три на выезде. Если в прошлом сезоне подобное нам помогло, то в этом помешало. Сколько матчей мы играли подряд на выезде? Болельщики забывают, что есть "Ростов", когда не ходят на стадион по месяцу. Это не помогает развитию футбола. Второй пример: сделали новый календарь (осень-весна), чтобы команды играли на хороших полях, но ничего не изменилось. "Торпедо" разрешают играть домашний матч против "Зенита" в Раменском на огороде, а потом "Арсеналу" запрещают играть дома. Я полностью согласен с (тренером "Арсенала" Дмитрием) Аленичевым, с тем, что он отправил на матч с ЦСКА дубль. Как они к тебе относятся, так и ты к ним должен относиться. Должен быть один стандарт. 

Вот еще: "Уфа" играет домашний матч с "Зенитом" в Петербурге. Я не знаю, как это возможно. Не понимаю этого. Такое нигде невозможно. Эти проблемы мешают футболу. "Уфа" молодцы, их тренер молодец. Они набрали столько очков при том, что почти не играют дома. Я помню наш матч с "Уфой" в Перми. Температура минус 10 градусов, там сколько реально было болельщиков? 50 людей на стадионе.  Не пойму, для кого мы играем тогда. Играем для болельщиков, которые приходят, покупают билеты, доступ к телеканалу, который показывает матчи. 

Проблем так много, но я не знаю, говорят ли люди о них. Надо все это прекратить и принимать решения в пользу футбола. Тогда будут футболисты в России. Последние четыре или пять лет я их не вижу. Не вижу, что они растут. Постоянно идут разговоры про лимит. Да никакой лимит не поможет, если не вкладывать деньги в детский футбол. Никакой. В Сплит приезжайте, посмотрите, там везде футбольные поля. Мой сын сейчас начнет тренироваться, у них каждые субботу и воскресенье уже идет чемпионат свой. Дети играют, они там и учатся, это самый быстрый способ научиться. Вот я люблю в баскетбол поиграть, искал здесь в Ростове площадку – нет ее. Вот в этом проблема. Это все организационные вопросы. Надеюсь, что скоро кто-то придет, потому что российский чемпионат заслуживает большего, чем имеет сейчас. 

 - Чем вам запомнится эпоха Толстых в российском футболе?

- Я на него не обращал внимания до истории с "Ростовом". Не следил за его работой. Но если постоянно идет негатив с контрактом Фабио Капелло, каждый день идет что-то про "Ростов", еще что-то, тогда нельзя оценить его работу удовлетворительно, положительно.

- Капелло недавно был удивлен тем, что всплыла информация о деталях соглашения с РФС. Толстых встречается с Фабио и только обещает, что скоро долг будет погашен. Наступает 5-е число - зарплата не приходит.

- Я человек, который завтра уедет в Хорватию. В политическом плане мне очень не хочется читать негатив про Россию, потому что жил здесь, знаю, какая ситуация на самом деле. Но вот это все, вот эта ситуация с контрактом Капелло – это влияет на имидж России. Понимают люди, что это влияет, что не приносит выгоды России? Это тоже очень важно, сегодня пиар очень много значит. Такие вещи должны решаться внутри. Капелло не один подписал контракт, другая сторона (РФС) должна быть вместе с ним. Очень жалко.

Вера как источник внутренней силы

- Какое место в вашей жизни занимает религия сейчас? Вы же набожный человек.

- Очень. Я очень мало об этом говорю. Есть жизнь и спорт. Есть вещи, с которыми не можешь разобраться так, как надо. Если у тебя нет этой внутренней силы – это одно, а у меня, слава богу, есть, беру ее из нашей католической веры, это помогает. У нас стресс очень большой. Семья растет, ответственность становится еще больше. В каком мире сейчас живем! Люди деньгами хотят решать любые вопросы. Считаю, это неправильно. Что-то должно тебя держать, чтобы ты стоял двумя ногами на земле. Вообще человеческие отношения в мире совсем испортились. Моя задача как родителя – поставить своих детей на этот путь, чтобы они знали разницу между тем, что хорошо, что плохо. Я вижу смысл в религии, только через религию это можно сделать.

- Означает ли это, что надо постоянно ходить в церковь?

- У нас обязательно это каждое воскресенье. Я пытаюсь, насколько возможно. Есть католический храм у нас в Ростове, когда могу в воскресенье с семьей ходим. В нашей семье, слава богу, сохранилась до сих пор воскресная святая месса, и потом вместе все обедаем. Очень сложно, когда в течение недели работаем, увидеться со всеми - с сестрами, с мамой. Это фундамент жизни, радости. Это дает эмоции внутри семьи очень хорошие. Поэтому и говорю: я принял решение, что не буду здесь играть больше, потому что семья должна быть на первом месте. Хочу постоянно быть со своей семьей. Если еще будет шанс поиграть в "Хайдуке" или поближе к дому, в Италии – еще поиграю. Если нет, тогда закончу. 

- Италия действительно рядом с Хорватией. Были у вас предложения из серии А?

- Я был очень близок к переходу в одну из очень больших команд в 2008 году. У меня вообще история с трансферами сумасшедшая. Позавчера на эту тему только разговаривал с одним другом. Я ему сказал: если бы я сейчас поведал о том, с какими президентами встречался, разговаривал, с кем не сошлись... Самое главное - ни о чем не жалею. Ничего бы не поменял. 

- Команда из Милана или Рима?

- Из Милана! Было близко, и я надеялся, потому что русскому научился, по-английски супер говорю, итальянский хочу тоже полностью выучить. Италия рядом, люблю итальянский стиль, итальянскую жизнь. Она близка мне. Хотелось бы там еще поиграть год или два. Я надеюсь.

- Были случаи божественного вмешательства в вашу жизнь?

- Были много раз. Всегда, когда что-то неудачное случается в жизни, если человек не может из этого найти выход, тогда его эта ситуация начинает угнетать. Мы футболисты. Нам жизнь, мягко говоря, удалась. Около нас и большие деньги, и красивые женщины, и красивые машины. Очень легко потерять голову. Много раз когда молился, бог меня слушал, и бог мне дал покой в сердце и в голове. Когда потихоньку заканчиваешь, все больше и больше думаешь о том, что происходило в твоей карьере. У меня было очень много тяжелых моментов, много неудачных ситуаций. И трансферы, и игры. Слава богу, переступил через это. Очень доволен тем, что сделано.

"Осьминог"

- Стипе, а почему вы "Осьминог"? По той причине, что их много в Адриатике плавает?

- Да, они в Адриатике, у нас в Сплите очень много осьминогов. У нас принято в гандболе, водном поло, футболе вратаря называть "осьминогом". Я когда заиграл в "Хайдуке" в 1996 году, потом в 1998-м закрепился в составе, очень хорошо начал играть, и сразу мне дали это прозвище. И это осталось. Когда играл еще в "Хайдуке", мне один журналист предлагал сделать специальную футболку. На ней должен был быть изображен осьминог с щупальцами по всей футболке. Но не успели сделать. Это были очень приятные времена. С любовью играл за "Хайдук". Деньги не получал, выиграли чемпионат, Кубок, голы забивал, был лучшим игроком Хорватии в 2002 году при той конкуренции, когда еще играли и Шукер, и Просинечки, и остальные гранды нашего футбола. И ничего не мешало. А сегодня посмотришь: все есть, деньги в футболе есть, а футболистам что-то мешает. Жизнь поменялась очень сильно.

- Вы еще и голы забивали, как Чилаверт.

- Забил 7 или 8 голов. В финале Кубка за "Хайдук" во втором матче выиграли 4:0, я забил первый гол с пенальти. И на последней минуте даже пробил штрафной, но счет уже был 4:0. Я очень здорово тогда играл, практически все получалось. Стало скучно в воротах, хотелось забивать голы. Очень хорошо играл ногами, отдавал передачи. Тренер увидел, что хорошо бью пенальти, и предоставил мне такой шанс. Все голы с пенальти забил, а штрафной пробил только один раз. Помню, дома играли с командой "Шибеник". Сперва не забил пенальти, но через 5 минут опять бил, потом забил. 

Спартаковский дух существует

- Расскажите, как вы переходили в "Спартак". 

- Для меня это был большой сюрприз. Честно говоря, я не знал, что за клуб "Спартак". Я был в Севилье, играл за "Шахтер" в матче Кубка УЕФА. Мне поступило предложение, и я когда узнал, что у меня есть выход из этой ситуации, из "Шахтера", сразу подписал. Не думал. С Федуном тогда не разговаривали. Этот трансфер вели (Евгений) Смоленцев, с которым я хорошо дружу и по сегодняшний день, и Черчесов Станислав Саламович. У меня с ним очень хорошо отношения складываются на протяжении всех этих лет. Когда пришел в "Спартак", сразу понял, где оказался. Не было просто. Первый матч играли с "Амкаром" дома. На трибуне был баннер: Войцех (Ковалевски) в воротах, его номер 32. Я сам себе сказал: "Куда ты пришел?"

- Из одной команды с Войцехом в другую получилось.

- Да (смеется). Слава богу, сразу первый матч хорошо сыграл, в конце вытащил один мяч после выхода один в один, сыграли 0:0. И потом были матчи с "Зенитом". Выиграли оба матча, хорошо провели те встречи. Очень приятно вспоминать об этом. Смог всю ту негативную атмосферу, которая была после моего прихода, обернуть в свою сторону. Всегда говорю: после "Хайдука" "Спартак" - моя любимая команда. 

- Федун заявил, что больше не будет общаться на тему футбола.

- Я думаю, он там останется, может, уйдет со своего поста, но будет внутри. Я с ним очень мало говорил, может, один или два раза в жизни. Его уважаю за то, что он вкладывает столько своих средств в команду. А команда никак не может добиться того, что должна. С такими трансферами и такими деньгами команда должна как минимум раз в три года становиться чемпионом России. Что-то внутри не так. Я это сразу почувствовал, когда ушли Черчесов, (Сергей) Шавло и Смоленцев. Федун никогда не приходит на тренировку, в раздевалку. Сейчас не знаю, изменилось ли это. Думаю, что нет.

- Слышал о том, что редкий гость Федун в раздевалке.

- Это очень большая ошибка. Я был в "Тоттенхэме" и видел (президента клуба Дэниэла) Леви, он там как Федун. Но там другой менталитет, сравнивать не надо. Я знаю, что если бы Федун приходил почаще на тренировки, чтобы футболисты больше работали и чувствовали, что он с ними... У нас жизнь удалась, я же говорю. Деньги такие большие, когда сравниваешь нашу жизнь с обычной. Они должны почувствовать близость (руководителя), чувствовать, что должны за "Спартак" отдавать весь свой максимум сил, чтобы "Спартак" получил результат. Если они не видят людей, которые в клубе могут создать такую атмосферу, тогда расслабляются. Тогда они получают свои деньги, тогда на них нет давления. Я заметил, что в России никакого давления нет на футболистов. Когда проигрывали в Хорватии, невозможно было выйти на улицу. Как в Греции примерно. То же самое с переходами, нельзя перейти из "Хайдука" в "Динамо" или обратно – это ужас. Там давят журналисты очень сильно, особенно когда играешь за сборную. Здесь такого нет. Оно не такое здесь. Поэтому футболисты внутри "Спартака", думаю, не чувствуют, что им надо изо всех сил стараться. "Спартак" – самый большой клуб в России, он заслуживает большего, чем есть сейчас. Федун должен сделать правильный выбор спортивного менеджмента, тренера, чтобы вернуть "Спартак" туда, где он должен быть. 

- Спартаковский дух существует?

- Конечно. В 2007 году играли в Раменском, когда 0:0 закончили. (Никита) Баженов два мяча не забил. Могу тот матч сравнить с игрой с турками, когда наша сборная проиграл по пенальти (на Евро-2008). Тогда я чувствовал его. Когда дерби играли с ЦСКА, когда рекорд посещаемости был. Люди тогда почувствовали, что идет возрождение. Играл (Егор) Титов, который был настоящим спартаковцем, Калина (Максим Калиниченко). Такие люди должны быть в команде. Сейчас их нет. Это большая проблема. А откуда они возьмутся, если постоянно идут перемены в составе, тренеры меняются каждый год? Никак не могут угадать с тренером. Я думаю, что если уже не успели назначить Черчесова, то Аленичев может вернуть "Спартак" на прежний уровень. Играл два раза против "Арсенала" и видел, что он из этих -  с большим уважением к ним отношусь - футболистов может выжать. Они играют в футбол, настоящий футбол. Разыгрывают мяч в штрафной. Сперва у них были проблемы, но заиграли же. Я думаю, что он может помочь "Спартаку".

- Еще говорят, что может сменить (Мурата) Якина Курбан Бердыев.

- Я тоже думал, но я хотел бы, чтобы он остался в "Ростове". Поэтому его не назвал. Мне бы хотелось, чтобы он остался в "Ростове". Во-первых, нам надо решить задачу сейчас, Курбан Бекиевич – один из сильнейших тренеров, которые меня тренировали. Прежде всего, он как человек хороший. Это самое важное. Он доказал в "Рубине", что может построить команду с нуля до команды, которая обыгрывает "Барселону" на "Камп Ноу". Я играл в "Ростове" четыре года, хочется, чтобы команда и дальше оставалась в премьер-лиге, появился спонсор. Дай бог, останутся, дадут Бердыеву в руки эту команду. Я уверен, что он сможет добиться результата.

- В 2007 году "Спартак" был не слабее "Зенита", почему упустили чемпионство? Решающий момент – промахи Баженова в Раменском?

- Чего не хватило? Удача многое решает в футболе, удачу надо заслужить. Футбол никогда не обманешь. Бог все видит. Как ты работаешь, такой и получаешь результат. Мы тогда отдали все силы, но когда там Бажен не забил один раз один на один, а второй раз в пустые ворота, а потом Домингес в матче "Зенита" с "Сатурном" выбивает за пять минут до конца головой с линии ворот, тогда можно говорить об удаче. К сожалению, до сих пор спартаковские неудачи длятся.

- Обсуждали в раздевалке потом сейв Домингеса?

- Конечно, обсуждали. Когда я был в воротах, кто-то даже крикнул: "Гол!". По ходу второго тайма матча с "Динамо". За моими воротами были болельщики "Спартака", я подумал, что гол в ворота "Зенита" забили. Но потом понял, что это не так. Были очень сильно расстроены. В том сезоне много неудач у нас было. Когда с ЦСКА, например, пропустили на 94-й минуте от Янчика. Когда с "Локомотивом" в Черкизово проиграли сумасшедшую игру со счетом 3:4. Это жизнь.

"Я пустой по отношению к Карпину"

- Держите обиду на Валерия Карпина?

- Честно: никаких чувств к нему. Я пустой по отношению к нему. Если бы меня убрали из команды ради футболиста высокого уровня, а не ради футболиста, имя которого не хочу говорить, тогда бы я это понял. Этой зимой был Микаэль Лаудруп. У меня было два очень хороших предложения: одно из Турции, одно из Англии. Но я даже их не рассматривал, потому что чувствовал, что в "Спартаке" я на своем месте. В Турции сели за стол Лаудруп и он. Честно: я думал, может, мне предложат новый контракт или про капитанство хотят поговорить. А это было за 5 дней до закрытия трансферного окна. И он мне говорит: тебе не гарантировано, что будешь попадать в состав. Лаудруп рядом сидит. Живот скрутило. Что сказать было, челюсть отвисла, не понимал, о чем Карпин говорит. Мне должны были это сказать, когда чемпионат закончился, чтобы я мог найти что-то. Когда Карпин ушел, ко мне Лаудруп подошел и сказал: "Пока я здесь, ты не беспокойся за свою позицию. Пусть он говорит. Ты супер играешь, супер тренируешься, отношения с остальными ребятами очень профессиональные. Ты не беспокойся". Мне это очень помогло настроиться. Очень благодарен за это Лаудрупу. 

Вскоре его убрали. Он подошел ко мне и сказал: "Стипе, сейчас будь аккуратен, он на тебя имеет зуб". Мне не было понятно, почему. То, что ему нужен русский вратарь, кажется, так надумано. Как ушел Лаудруп, Карпин сказал: "Я хочу дать ему (Сослану Джанаеву) шанс, он русский". Я говорю: "Хорошо". Продолжал тренироваться. Потом появился (Сергей) Песьяков, и даже в запас я не попадал. После всего, что произошло, просто жалко, что все закончилось. Потом было тяжело. Ок, ладно, ты меня убрал. Но потом я хотел уйти летом, но на последней тренировке порвал кресты. Вечером должен был лететь в Лондон. Когда ты травмирован, лечишься, два месяца лежишь в Хорватии, если из клуба никто не звонит, не спрашивает, как у тебя дела, это проблема этого "Спартака". Поэтому и нет успеха. Жалею, что всю свою жизнь не играл в "Хайдуке". Там финансы никакие. И жалею, что не играю в "Спартаке". Сколько вратарей потом было, пока (Андрей) Дикань не заиграл. Много вратарей поменялось. С Диканем история тоже очень похожая получилась. 

"Больше праздновали, что Англия не поедет на Евро"

- В ноябре 2007 года вы осчастливили российских болельщиков, выиграв у англичан на "Уэмбли".

- Помню, мы проснулись, а замечательный тренер и человек (Славен) Билич нам сказал: давайте пойдем прогуляемся в Harrods – это магазин в Лондоне, как ЦУМ в Москве. Мы уже тогда свои задачи решили. Ходим, гуляем, английские журналисты сходят с ума, это день матча, ходят за нами с камерами. Их в торговый центр не пускают. Ждут нас. У нас ребята идут с пакетами, а вечером матч. Поле было ужасное, очень плохое. Невероятное чувство, когда обыгрываешь сборную Англии. Играли для себя. Мы больше праздновали, что Англия не поедет туда, чем то, что мы попали на Евро (смеется). "Уэмбли" – это что-то вроде "Мараканы" по значимости. И вот когда на таком стадионе обыгрываешь Англию, и она не попадает на Евро, а матч сумасшедший, то помнишь это как один из самых удачных дней в карьере.

- Вам звонили из России сразу после матча?

- Даже не помню, кто первым позвонил. Столько звонков, столько сообщений! Столько подарков. Потом целый год, когда ездил играть со "Спартаком", мне везде приносили цветы, розы дарили. Тогда началась моя любовь к вашей стране. Сейчас в мире редко встретишь такое отношение и благодарность к тебе. У меня дома много фотоальбомов, которые дарили. Все это собрал, они у меня лежат дома в Хорватии. Победа над Англией вызывает очень приятные чувства.

- Самый памятный матч на чемпионатах мира - это когда вы Италию обыграли в 2002 году?

- Да, это был мой первый большой турнир. Тогда даже не понял, что такое чемпионат мира. Результата не добились, но матч был сумасшедший. Италии не засчитали два чистых гола, а может один, а мы забили два в концовке. Ради игры на таких турнирах всю жизнь и тренируешься. Мне, слава богу, удалось сыграть на трех чемпионатах мира и двух чемпионатах Европы. В 2004 году тоже должен был играть в Португалии, но за два дня до начала получил травму. Думаю, то, что сыграл на всех этих турнирах – большое достижение. После ЧМ-2014 решил, что больше играть не буду. 115 матчей – это достаточно. Ростов далеко от Хорватии, отсюда не полетаешь напрямую туда, как из Москвы. Конечно, хотелось больше времени проводить с семьей, поэтому отказался от сборной и угадал, потому что (Даниэль) Субашич играет на очень высоком уровне, провел фантастический сезон в "Монако": очень рад за него. Я, кстати, в "Монако" должен был прийти четыре года назад. Когда (Дмитрий) Рыболовлев купил команду, Смоленцев туда пошел, пригласили меня. Но (Юрий) Белоус не отпустил. Так вот сборная – это самое прекрасное, что может быть в футболе. Сегодня мне этих эмоций не хватает, потому что футбол для меня – адреналин. Когда его не будет – тогда надо заканчивать. Этот адреналин мне всегда помогал играть выше своих способностей.

- Я считаю, что в 2014 году на чемпионате мира вас засудили в матче с бразильцами, когда проиграли 1:3.

- Психологически убили. С Камеруном легко разобрались, у них был бардак внутри команды. А вот с мексиканцами, которые очень грамотно играли схему 3-5-2, тяжеловато было. И мы не играли на своем уровне. Игра с Бразилией нас убила, этот пенальти, судейские ошибки – это убило. Не могли психологически подготовиться к следующим играм.

- Вы в Балканском конфликте потеряли близких людей?

- Нет, слава богу, никто из моих близких не погиб. Много людей из моей семьи участвовали в этой войне. Война – это самое страшное, что может быть. Я не могу понять до сих пор, зачем нужно проблемы недопонимания решать оружием. Я и говорю, что весь мир идет в нехорошем направлении. Жалко, что подобное происходит на Донбассе. Надеюсь, что все успокоится. Когда я был маленький в Хорватии, почувствовал, что такое война. Когда ты должен каждые два или три часа спускаться в бомбоубежище. Мы жили на четвертом этаже, надо было спускаться вниз. В Сплите был очень большой порт, и самолеты прилетали с кораблей. Бомбили. Есть город Мостар в Боснии, там был аэропорт, откуда взлетали самолеты. Как только они взлетали, в Сплите сразу объявляли тревогу, что надо спускаться в бомбоубежище. 

- Что скажете на прощание болельщикам?

- Хочу сказать всем российским людям спасибо, болельщикам "Спартака" и "Ростова" за те годы, что мы провели вместе. Они всегда были и будут в моем сердце. Я всегда помню только хорошее, плохое пытаюсь забыть. Очень много было положительных эмоций в России, я их сохраню. Россия – мой второй дом, всегда буду рад возвращаться сюда.

http://rsport.ru/interview/20150529/835106993.html