Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Константин Советкин

Игр за Спартак6
Из них в основе3
Заменен  Заменен1
Вышел  Вышел на замену3
Голы  Забил голов0
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений1
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения19 февраля 1989 года
АмплуаПолузащитник
Первый матч19 июля 2008 года

Константин Советкин: «Легионеры «Спартака» должны знать историю клуба»

sports.ru, 14 сентября 2008 года
Количество просмотров: 915

Фото

13 июля 2008 года Егор Титов, Максим Калиниченко и Сантос Моцарт волею главного тренера были переведены в дубль московского «Спартака». Поступок Черчесова, мотивы которого, похоже, понятны одному лишь Станиславу Саламовичу, принес не только отрицательные результаты. Именно после той истории широкая общественность узнала о нескольких молодых игроках «Спартака», среди которых был миниатюрный опорник – Костя Советкин.

С тех пор прошло два месяца. Месяца, за которые Советкин успел стать игроком основного состава, поработать с двумя тренерами – Черчесовым и Ледяховым – и узнать о приходе третьего.

– Константин, у вас голова случаем кругом не идет? За два месяца в основной команде вы тренировались под руководством Черчесова, Ледяхова, теперь вот Лаудрупа назначили...

– Нет, не идет. Понимаете, такова ведь футбольная жизнь. Надо быть готовым к смене тренеров, игроков.

– Что вообще знаете о Лаудрупе?

– Помню, как он был футболистом, играл за сборную Дании. О нем как о тренере знаю не слишком много. Но я смотрел, как его «Хетафе» играл с «Баварией», когда испанский клуб уступил в драматичнейшем матче.

– Для вас принципиальна национальность тренера?

– Нет. Главное, чтобы он был профессионалом.

– Хорошо, а английский знаете?

– Не особо.

– Не беспокоит, что будет тяжело общаться с Лаудрупом?

– Все будет нормально. Потому что Игорь Ледяхов знает испанский, как и Лаудруп. Думаю, именно Ледяхов будет доносить до нас все мысли датчанина. Так что проблем в общении возникнуть не должно.

– Для Ледяхова вы футболист «родной», играли при нем за дубль, для Лаудрупа же вы просто будете одним из многих. Вас не пугает такая ситуация?

– Нет. Более того, она меня мотивирует. В таком положении надо будет еще больше работать, чтобы доказать тренеру свою состоятельность.

Советкин заиграл в основе в смутные для «Спартака» времена. Выдворение живого символа команды Титова, унизительные поражения от ЦСКА и киевского «Динамо», невнятная игра чуть ли не во всех матчах и крайне странные тактические решения – все это привело к логическому исходу. Увольнению Станислава Черчесова. Тренера, которого болельщики красно-белых как минимум не любили, а как максимум и вовсе ненавидели. Но в глазах игрока тренер отнюдь не всегда такой, каким его видят фанаты.

– Какие у вас были отношения с Черчесовым?

– Нормальные. Он меня привлекал в состав, значит, верил и надеялся. Еще Станислав Саламович постоянно подбадривал.

– Можете сказать, что Черчесов многое вам дал как игроку, научил?

– Да. Благодаря ему люди узнали, что есть такой футболист – Константин Советкин. Он мне очень сильно помог.

– Когда при Черчесове «Спартак» играл крайне блекло, чуть ли не все игроки команды, тем не менее, говорили, что атмосфера в коллективе хорошая. Это правда?

– Да. Атмосфера была отличная. Никаких конфликтов в команде не происходило, все было хорошо.

– Так почему же «Спартак» выглядел удручающе?

– Просто что-то не получалось, фарта не было. Наверное, удача от нас отвернулась.

– Как восприняли новость об уходе Черчесова?

– Не могу сказать, что там сильно огорчился или обрадовался. Просто в команде уже все говорили, что, скорее всего, отставка неизбежна. Это футбол – люди приходят и уходят. Надо быть к этому готовым.

Исполнив заветную мечту фанатов «Спартака» – отправив Черчесова в отставку, руководство клуба не стало торопиться с назначением нового главного тренера. Пока Карпин колесил по Европе в поисках нужного кандидата, с командой по России (и Украине) колесил Игорь Ледяхов – тренер не с самым большим опытом. Зато человек «спартаковский». И пусть «Спартак» при нем не превратился из гадкого утенка в прекрасного лебедя, болельщики красно-белых явно не испытывают к Ледяхову такой антипатии, которую испытывали к Черчесову. Игроки же «Спартака» и вовсе, словно сговорившись, хвалят нового главного тренера.

– Говорят, при Ледяхове в клубе просто замечательная атмосфера. Это действительно так?

– Да. Все очень спокойно и приятно. Важно, что он всегда выслушает игрока, пообщается с ним вне поля. С нами он нередко шутит, смеется. Игорь Анатольевич игрокам как друг.

– Ледяхов – тренер мягкий?

– Ледяхов – очень добрый человек. Но при этом, когда это необходимо, может и покричать. Потому, можно сказать, что в смысле поведения он нашел золотую середину.

– Что такого есть у Ледяхова, чего нет у Черчесова?

– Тяжело сказать. При Черчесове, повторюсь, тоже не было проблем. Просто с Ледяховым как-то полегче, ребятам больше нравится.

– Чему Ледяхов прежде всего уделяет внимание на тренировках?

– Он просит нас играть в комбинационный, «спартаковский» футбол. Постоянно оттачиваем искусство паса, играем в разные квадратики. И, разумеется, Ледяхов требует как можно больше атаковать, навязывать свою игру.

– Хотели бы, чтобы он остался главным тренером?

– Несомненно. Притом я в этом желании не одинок. Но такие вещи решать не нам, игрокам.

Советкин, играя в дубле, доказывал, что обладает двумя главными качествами, необходимыми классному опорнику: хорошой игрой в отборе и приличным пасом. Причем передачи Константин не только отдает ближнему, чтобы побыстрее избавиться от назойливого мяча. Советкин умеет именно что обострить игру, сыграть конструктивно. Но перейдя на уровень премьер-лиги, полузащитник будто забыл организаторские способности в дубле. Исключительно неплохо играя в отборе и двигаясь по полю, Советкин, получив мяч, тут же направлял его Моцарту, чтобы уж бразилец попытался с ним что-нибудь придумать. У Сантоса это получалось как минимум не лучше, чем у Советкина в дубле.

– В матчах за основу вы постоянно отдавали пас ближнему – это была такая установка Ледяхова или просто пока боитесь брать игру на себя?

– Конечно, в первых играх за основу тяжело. Потому Игорь Анатольевич просил меня отдавать ближнему, чтобы почувствовать себя, обрести уверенность. Но с каждой игрой в этом смысле все должно быть все лучше и лучше, надо и самому что-то придумывать в атаке.

– Для вас удобнее всего играть опорника или, быть может, атакующего центрального полузащитника?

– Раньше я играл ближе к атаке, под нападающими. Да и на обоих флангах полузащиты выступал. Но один раз, еще в молодежной команде, тренер поставил меня опорником. Нужно было, чтобы кто-то сыграл на этой позиции. Тренер спросил, смогу ли я. Я ответил, что смогу. И как раз получалось хорошо. После этого я уже всегда играл опорником. Теперь можно сказать, что это моя любимая позиция.

– Если быть нескромным – какой ваш главный козырь?

– Наверное, игра в отборе.

– А работать над чем надо?

– Надо всем. У меня очень много недостатков, надо как следует прибавлять.

– Представим, что у вас не получится при Лаудрупе закрепиться в основе – готовы повторить путь Павленко и уйти в команду первого дивизона, набраться там опыта, а потом вернуться в «Спартак»?

– Да, готов. Ради игровой практики и опыта вполне можно поиграть в первом дивизионе. В этом нет ничего страшного.

– Бывали случаи, когда перспективные российские игроки переставали прогрессировать, так как футбол у них отходил на второй план. С вами такое может случиться?

– Нет, что вы. Это невозможно. Потому что футбол для меня всегда на первом месте. Вот даже на личную жизнь времении совершенно нет.

– То есть вы одиноки?

– Нет, отчего же. У меня есть девушка. Просто она живет в Ульяновске, а не в Москве. Здесь бы она только мешала. Так что мы поддерживаем отношения на расстоянии – созваниваемся, переписываемся. Иногда она обижается, что я не отвечаю на звонки, потому что на тренировке. Видимся же мы несколько раз в году.

– Вообще в свободное время чем занимаетесь?

– Гуляю с друзьями, играю в компьютер. Особенно нравится Pro Evolution Soccer, играю за «Челси». Это мой любимый клуб. В Испании – «Реал». Еще люблю сходить в кино. Любимый жанр – комедия. Книжек не читаю, разве что газеты иногда.

– Бывает обидно, когда читаете что-то критическое про себя?

– А я про себя не читаю. Стараюсь пролистывать материалы про «Спартак». Но бывает, что друзья звонят и рассказывают, что обо мне написали.

Опорник «Спартака» родом из Ульяновской области. Как признается Советкин, в его родном городе Барыш были нормальные условия для игры в футбол. Но сейчас, несмотря на позитивные лекции Виталия Мутко о новых полях в регионах, ситуация ухудшилась. «Нормальных условий у ребят там уже нет. За полями не ухаживают, а уж новые тем более не строят», – с грустью констатирует Константин. В «Спартак» он попал в 13 лет. Причем предложение поступило не только от красно-белых, но и от «Локомотива», «Москвы» и многих других клубов. Но Советкин выбрал «Спартак». Такое решение далось ему очень легко.

– Дело в том, что я болею за «Спартак» с детства, вот и все.

– Честно? Просто в современном футболе игроки постоянно утверждают, что болели за клуб, в котором играют, чуть ли не с пеленок. Хотя на самом деле это совсем не так...

– Это не про меня. У меня еще папа болел за «Спартак». Ну и я увлекся. Всегда нравилась игра этой команды. Какого-то одного любимого игрока у меня нет. Но я в восторге от игры многих настоящих спартаковцев: Аленичева, Тихонова, Кечинова... Самое яркое воспоминание детства – победа в «Лужниках» над «Реалом» 2:1. Я вообще в бытность болельщиком всегда ходил на домашние матчи. Сначала подавал мячи, а потом клуб давал билеты на трубины. На стадионе всегда вел себя спокойно.

– Сейчас крайне модно рассуждать о спартаковском духе. Вы сами понимаете, что это такое?

– Разумеется, понимаю. Спартаковский дух – это стремление всегда играть на победу, думать только о ней. Для игрока «Спартака» любой результат, кроме победы, – отрицательный.

– А что со спартаковской игрой? Что вы вкладываете в это понятие?

– Прежде всего, это игра атакующая. «Спартак» всегда должен искать счастья в атаке. Желательно при этом играть комбинационно. И красиво, эффектно. Это и есть спартаковский футбол.

– В современных условиях спартаковский футбол еще может приносить результат?

– Да. Посмотрите на «Барселону»! Она же играет в спартаковский футбол.

– Константин, вы хорошо знаете историю «Спартака»?

– Да. Кечинов, Тихонов, Аленичев, Ромащенко, Ледяхов, Родионов – могу рассказать про этих и многих других футболистов.

– А легионеры, приезжающие в «Спартак», должны знать историю команды?

– Должны, без вопросов. Быть профессионалом и выкладываться на поле – этого мало. Надо понимать, за какой клуб ты играешь. Те же Майдана и Веллитон вряд ли знают историю «Спартака».

– В этой истории уже в 2008 году может появиться золотая страница?

– Считаю, что да. Посудите сами: «Рубин» в этом туре может потерять очки, все-таки с «Динамо» играет. А потом уже казанцы с нами сразятся. В идеале, после двух этих матчей отрыв будет всего три очка. Так что вся борьба еще впереди.

– Если «Спартак» станет чемпионом, вы готовы сделать что-либо похожее на поступок Вадима Евсеева после матча Уэльс – Россия?

– Этого нельзя исключать. Ведь, если выиграем чемпионат, эмоции будут захлестывать. В поступке же Евсеева я не вижу ничего плохого.

Посидев минут 40 в кафе близ метро «Сокольники», мы с Константином и его другом по «Спартаку» Владиславом Рыжковым направляемся к метро. За время разговора Советкин произвел более чем благоприятное впечатление. Скромный, неглупый парень, который думает, прежде чем говорит. В частности, как ни пытал корреспондент Sports.ru Советкина на тему отчисления Титова и Калиниченко, Константин проявил стойкость и говорить об этом не захотел. Хотя было видно, что полузащитник вряд ли одобряет решение Черчесова. Потому что чтит традиции клуба. А для современного футболиста это большая редкость.

Антон Матвеев

http://www.sports.ru/blog/youth/5699452.html

Константин Советкин: «Сначала Карпин подбадривал, а потом уже здоровался так, ради приличия»

sports.ru, 18 сентября 2014 года
Количество просмотров: 1139

Фото

Летом 2008-го «Спартак» резонансно проиграл ЦСКА со счетом 1:5. На следующий день после того матча Станислав Черчесов отправил в дубль Титова, Моцарта и Калиниченко, а к тренировкам с основным составом были привлечены сразу четыре молодых футболиста. В их числе оказался и Константин Советкин, который меньше чем через неделю дебютировал в «Спартаке».

Последние три сезона Советкин играет во второй лиге. Кирилл Благов встретился с полузащитником, который приехал в Москву с костромским «Спартаком», и узнал, как так вышло.

- Футбол в Костроме – что это такое?

– Давно знаю о местной команде, в Костроме же еще Ярцев играл. Все условия есть: база с полями, стадион. На некоторые матчи около тысячи человек может прийти. Хотелось бы, конечно, чтобы зрителей собиралось больше. Сейчас не только в чемпионате играем, но и ездим по области – товарищеские матчи проводим. Народу много приходит, люди довольны, нам тоже интересно.

Сам город спокойный. Можно в кинотеатр сходить, летом – на пляж. Скучно не бывает – наверное, уже привык. Хотя иногда лежишь вечером и понимаешь, что хочется домой: к жене, маму увидеть, братьев – они в Ульяновске живут. Туда-сюда не мотаюсь, потому что прямого поезда нет, приходится через Москву – это где-то десять часов, смысла нет. А машину я жене оставил.

- В чем прелесть большого футбола в маленьких городах?

– В Москве люди избалованы футболом, в любой момент можно сходить на матч. А на периферии – одна команда, в большинстве случаев очень скромная. Поэтому люди всегда с особым интересом ждут жеребьевки Кубка – если повезет, приедет команда из первой лиги, а может и из высшей.

- Ульяновской «Волге», за которую вы играли, так попался «Анжи» с Роберто Карлосом.

– Это прям праздник был. Стадион там вмещает десять тысяч человек, а пришло где-то на две тысячи больше. И за стадионом люди стояли смотрели, и на крышах домов поблизости. Все хотели Роберто Карлоса увидеть.

- И как он?

– Спокойно, пешочком, принял-отдал. Один раз ускорился, убежал с центра поля – и забил. Я как раз с ним играл. Развернулся, смотрю, а он уже метров на шесть вперед улетел. А вообще первые полчаса мы играли на равных, могли забить даже, но там парень в пустые ворота не попал. Потом они забили, и все стало понятно.

- За майкой Роберто Карлоса очередь была?

– Не, я просто забрал ее, и все. Жена попросила – не мог же расстроить. Я ведь играл в «Анжи», знал и начальника команды, и администратора, подошел к ним, попросил – дали без проблем.

- В хоккей с мячом в Ульяновске на этом же стадионе играют?

– Да, каждый год хожу. Некоторые говорят: мяча не видно, понимаешь, что гол только когда руки подняли. А мне нравится. Одеваться только нормально надо, потому что зимой мороз и под сорок градусов бывает. Приходится валенки надевать. Многие с фляжками приходят – разогреваются. На хоккей больше народу, чем на футбол приходит, почти всегда полный стадион.

- Самое жесткое, что вы встречали во втором дивизионе?

– Поля плохие попадаются. Судьи, бывает, убивают нормально так. Перед многими командами задачи какие-то стоят, не все с ними справляются, поэтому и пробуют стимулировать. Ну, и сам по себе футбол жестче. Помню, приехали в Псков, а там в защите играет дяденька, которому в этом году 40 лет исполнилось. Я побыстрее его, прокинул мяч, а он меня как в хоккее снес – плечо по новой можно делать. Но это можно понять: люди же за деньги бьются. 40 лет, взрослый мужик, ему семью кормить надо – не будет же он смотреть, как от него мальчишка какой-то убегает.

***


 

- В 2007-м со «Спартаком» вы выиграли турнир дублеров. История, которая лучше всего характеризовала бы ту команду?

– Тренерами тогда у нас были Мирослав Ромащенко и Валерий Кечинов. Вот если бы не они, то мы бы и не стали чемпионами, наверное. Тренировки были интересные, все с мячом постоянно. Найти дополнительную мотивацию Ромащенко умел. Если видел, что кого-то возят долго, мог дать силовую работу по максимуму. От бровки до бровки – в одну сторону просто бежишь, обратно – олений бег. И так 22 минуты. Работа тяжелая, поэтому все старались не доводить до этого и выкладывались по максимуму. Зато потом во время матчей легко было.

- Вас же в школу «Спартака» чуть ли не после первого просмотра взяли?

– Приехал, а там игровая тренировка была. Получилось, что попал в команду к Сереге Паршивлюку, а он с мячом хорошо обращается – передачки, стеночки, забегания. Я все это понимал, не выпадал, и тренеру понравилось. Говорит: хочу тебя взять, но давай еще завтра на игре посмотрим. На следующий день три забил, и меня оставили в «Спартаке». Тогда играл нападающего, ну или под нападающим. Потом поехали на турнир в Австрию, а у нас опорник сломался. Играть некому было. Спросили, смогу ли я. Ответил, что смогу. Получилось, и после этого меня начали ставить и наигрывать именно как опорника. Первое время все вперед тянуло, хотелось бежать забивать, но со временем привык.

- Какой матч за дубль «Спартака» запомнился больше всего?

– С «Ростовом». Тогда, если мы выигрывали, становились чемпионами за несколько туров до окончания турнира. Мы вышли и пять штук в первом тайме забили, хотя у них Герус, Калачев и еще пара человек из основы играли. Мне тоже забить удалось.

- Кто из игроков, которых спускали в дубль из основы, производил самое сильное впечатление?

– Павленко очень нравился. Такие передачи спокойно раздавал! Я иногда даже и не видел, что такую в принципе можно отдать. Квинси с нами тренировался – скорость у него сумасшедшая, я таких быстрых не видел еще, носился как бешеный. А так – нормальный парень, тренировался добросовестно.

- Кто-нибудь из дубля выделялся на фоне всех остальных?

– В 2007-м Влад Рыжков сильно выделялся: мог спокойно принять, обыграть, передачи обостряющие раздавал – по нему было видно, что основа не за горами.

- Помните день, когда пригласили тренироваться с основой?

– Первый раз это еще в 2007-м было, но тогда просто один раз потренировался, и обратно в дубль вернулся. В 2008-м мы сыграли с ЦСКА 1:1, а основа попала 1:5. Я смотрел по телевизору, а через пару часов администратор позвонил и сказал, что на следующий день тренируюсь с основой. Тогда сразу четырех человек вызвали из дубля.

- Черчесов какое впечатление произвел?

– Жесткий. Как он сказал, так и будет. При нем никто не мог позволить себе расслабиться – все видел.

- Как игралось рядом с Моцартом?

– Комфортно, мне нравилось. Спокойный, опытный, мяч хорошо держал. Если видел, что я открыт, всегда отдавал. А то бывало, кто-нибудь увидит, что молодой рядом – раз, в другую сторону отдает. Моцарт спокойно со мной играл.


Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев

- Запомнился ли чем-то Иван Саенко?

– Хороший парень. Профессионал. Мы какие-то тесты сдавали – он первым стал, причем всем остальным привез по несколько минут. Машина немецкая, в общем. Усилил команду, тогда никто и подумать не мог, что он так резко закончит.

- Кто-нибудь из игроков основного состава брал молодежь под опеку?

– Такого, чтобы опекали, не было, но и проблем с тем, чтобы освоиться в команде, не возникало. Помню, сыграли с «Химками», все переодеваются – джинсы, еще что-то, а я в спортивном костюме. Павлюченко удивился: ты чего, мы же договорились. Мне ничего не сказали, говорю. Оказалось, что Павлюченко решил собрать всех в ресторане – чтобы обсудить, почему у нас дела не идут.

Еще история была: перед игрой с ЦСКА мне билетов не досталось. У администратора спрашиваю – отвечает, что билетов нет. Быстров это услышал, подошел и сказал, чтобы мне все дали. После тренировки пошел в душ, выхожу – лежат пять билетов. Быстров любил, чтобы все было честно и справедливо.

- Что команда обсуждала, когда ее Павлюченко собрал?

– Сначала поговорили о том, что мы делаем не так, раз нет результатов. Обсудили моменты, которые нужно пересмотреть. Договорились строже, серьезнее к себе относиться. Главная цель таких собраний – сплотиться, договориться, что все будут вместе, готовы биться друг за друга. А то ведь как бывает в некоторых командах: те, кто играют – вместе, а те, кто на замене сидят – хотят, чтобы другие плохо сыграли или проиграли, и появилась возможность занять их место. Такое есть, любой футболист поймет, о чем я. Этого допускать нельзя, иначе ничего хорошего команду не ждет.

- Вы говорили, что с приходом Лаудрупа в команде многое изменилось. Что именно?

– Тренировочный процесс поменялся. До этого у нас были квадратики спартаковские, игровые упражнения со сближенными воротами. При Лаудрупе больше внимания уделялось конкретным игровым ситуациям и тому, как в них нужно действовать. Грубо говоря, приучали играть по некому шаблону.

Менталитет другой. На происходящее на поле Лаудруп спокойнее реагировал, хотя бывало и взрывался. Языковой барьер тоже ощущается. Во-первых, переводчик может что-то не так донести. Во-вторых, даже просто эмоционально: тренер может что-то жестко сказать, со злостью – чтобы завести команду, а переводчик переводит все спокойным голосом.

- Карпин часто присутствовал на тренировках?

– Первое время – да, помогал переводить. Позже появился Роман Асхабадзе. Ледяхов тоже мог быть как переводчик. В общем, они менялись. Карпин, Асхабадзе и Ледяхов постоянно приезжали на матчи дубля. Лаудрупа видел всего пару раз.


Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев

- Когда вернулись из аренды, тренером был уже Карпин. Обсуждали с ним перспективы?

– Да нет, ничего такого не было. Если сначала он подбадривал все время, что-то говорил, то в последнее время здоровался уже так, ради приличия.

- Уход в аренду в «Анжи» в 2009-м – ваша личная инициатива?

– У меня была операция на ахилле, после нее отправили в дубль. Заниматься начал только летом. Позвонили из клуба и сказали, что «Анжи» хочет взять в аренду до конца года. Переговорил с агентом – решили, что нужно попробовать. Потом позвонил главный тренер «Анжи» Омари Тетрадзе, с ним все обговорили – и я поехал, вместе с Артуром Малояном.

- Как получилось, что понадобилась операция?

– Травма появилась летом 2008-го. Играл за основной состав против Нальчика, и Джудович в подкате попал в ахилл. Пошло воспаление. Два дня тренируюсь – неделю не тренируюсь, потому что ахилл болит. Операцию не делали.

- Почему?

– Не знаю. Все равно было, наверное.

- Как все равно? Вы же жаловались на боль?

– Да. Физио-процедуры делали, но не помогало. Советовали, чтобы взял паузу в тренировках. Потом перевели в дубль, с которым уже Гунько работал. Говорит: «Вижу, что мучаешься. В чем дело?» Болит до сих пор, говорю. Вернулись со сбора, он отправил в больницу, чтобы осмотр прошел, снимки сделал. Когда все сделали, стало ясно, что нужна операция. Получается, с момента, как у меня начал болеть ахилл, прошло пять месяцев.

- Прооперировали успешно? У Ребко, говорят, проблемы какие-то возникли.

– У Ребко такая же ситуация была: воспаление, наростки, жидкость. Только у него с обоими ахиллами проблемы были. Помню, ему сделали операцию, а он все равно продолжал мучиться. Мне сделали нормально, до 2013 года спокойно играл, а сейчас тоже иногда мучает – ударят где-то, плюс поля меняем с искусственных на настоящие и обратно.

- В аренду решили ехать, потому что на вашу позицию взяли Кариоку?

– Да, он с января в команде был. Ну, и вообще я уже понял, что на меня особо не рассчитывают. Надо было уходить, попытаться получить практику в другом месте.

- Каково понимать, что на тебя не рассчитывают?

– Обидно. Старался, хотел все всем доказать и, думаю, мог бы получить еще один. Но его не представилось.


Фото: РИА Новости/Александр Вильф

- Кариока хороший оборонительный полузащитник или нет?

– Кому как. Не знаю, по-моему, обычный игрок. У нас свои есть не хуже. Зотов, например – если бы ему давали больше шансов, он бы не хуже выступал, даже еще лучше был бы. К тому же он свой, русский.

- Какие у Кариоки сильные стороны?

– Не знаю. Такого, чтобы он прям вообще в порядке был, я не видел. До этого в «Спартаке» Моцарт играл – вот это хороший опорник. Мог не только отобрать, но и мяч придержать, и передачу хорошую отдать. У Кариоки я такого не видел.

- Вы с ним ровесники. В чем он круче конкретно вас?

– Иностранец просто, вот и все.

- Серьезно?

– Да я шутя сказал. Не знаю, честно. Не думаю, что он в чем-то круче. Если бы мне столько же давали играть, может, у меня что-нибудь и получилось бы.

Мне об этом сложно говорить, потому что я с ним не играл. Когда по телевизору или на стадионе матчи смотрел, ничего сверхъестественного в Кариоке не видел. Но все равно нужно поиграть с человеком, чтобы понять. А то так получается, как Павлюченко говорил: когда с трибуны футбол смотрю, я вообще Зинедин Зидан.

- А кто самый крутой опорник?

– Мне Джеррард нравится.

- Чего вам не хватило, чтобы зацепиться за место в основном составе «Спартака»?

– Может, оказался не в то время, не в том месте. Травмы тоже сказались – в команде же нужны здоровые игроки, способные сразу приносить результат. Можно привести пример Женьки Макеева. В начале 2009-го на сборах с дублем он вообще не тренировался, не разрешали из-за проблем со здоровьем. Потом сломался Федя Кудряшов. Позвонили в дубль, спросили, есть ли кто на замену. Отправили Макеева. Он поиграл, понравился Лаудрупу. Дальше матч с «Зенитом», должен был играть Кудряшов, но он сломался на разминке – снова вышел Макеев. Обстоятельства так сложились, и Женя закрепился в составе, воспользовался своим шансом.

- Есть ли что-то, связанное с основным составом «Спартака», по чему вы особенно скучаете?

– По всему понемножку. По базе, по пацанам.

- Как футболист может скучать по базе?

– Просто мне было приятно там находиться. Жить на базе, выходить тренироваться на поле.

Плюс, когда ты в основе, все следят за тобой, ты постоянно на виду. Когда еще играл там, было много друзей. Всем было интересно, как дела, что нового – звонили, писали. Потом потерялся – раз, и все сразу исчезли. Значит, такие друзья были.


Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев

***

- Почему потом практически не играли в «Анжи»?

– Тренер так посчитал. По сути, был на подмене – мало ли кто вылетит с травмой или карточку получит.

- Вы говорили, что впервые сыграли там в настоящий мужской футбол. Чем футбол в первом дивизионе отличался от того, в который вы играли до этого?

– Там все вообще по-другому было. В премьер-лиге еще мяч принять не успел, а уже видишь два-три адресата для передач. Все как-то техничнее, спокойнее, думают на два шага вперед. А в первом дивизионе футбол силовой, жесткий. Принимаешь, а отдать некому. Чуть задумаешься, в тебя уже прыгнули, оттеснили. Но я знал, что это нужно пройти.

- Какие впечатления остались от того «Анжи»?

– Жили в гостинице в Махачкале. Бывало, в городе стреляли. Страшно не было, потому что к команде там хорошо относятся и стараются оградить от всего. Летали на нормальных самолетах, так что никаких проблем.

- Чем еще Махачкала запомнилась?

– Все с оружием ходят. Охранники с автоматами – это понятно. В такси садишься – у водителя пистолет лежит.

***

- Почему в 2011-м вы стали играть во второй лиге? Предложений серьезнее не было?

– Были, даже на сборы с «Нижним Новгородом» ездил. Либо я после дубля не впечатлил, либо клубы не смогли договориться – сейчас не могу судить, но не получилось. Потом ульяновская «Вогла» вышла с предложением. Хотелось домой поехать, потому что лет семь не был уже. Перед клубом тогда поставили задачи подняться выше, условия неплохие предложили – подумал-подумал, и поехал.

- То есть осознанно делали шаг еще ниже?

– Получается, так. Не стал искать варианты и ездить на сборы с другими командами. Но там как было: вроде вариант появляется, потом вдруг срывается, и снова ждешь. Уже паспортные данные скидываешь, чтобы на сбор лететь – раз, отбой.

- Может, с агентом не повезло?

– Да нет, в принципе, он нормально все делал. Не знаю, почему проблемы возникали. Требования к себе я не снижал, всегда хорошо тренировался, работал над собой. Сумасшедшего таланта у меня не было, поэтому нужно было добирать именно за счет работы и желания. Всегда был настырным, ноги никогда не убирал.

- Если бы можно было отмотать все назад, в какой ситуации поступили бы иначе?

– В 2011-м не нужно было делать глупость и уезжать в аренду в Ульяновск. Получилось, сам себя загнал во вторую лигу. Думаю, даже если бы в дубле остался, шансов пробиться было бы больше, а получилось, что потерял полтора года.

- Был ли момент, когда вы совсем отчаялись?

– Я и сейчас не отчаиваюсь. В принципе, время есть, еще не совсем старый. Всякое бывает – некоторые в 28 лет начинают играть в премьер-лиге и доходят до уровня сборной. Главное – продолжать работать.

- Несколько лет назад вы говорили, что ваша цель – играть в премьер-лиге. Сейчас верите, что это возможно?

– Думаю, возможно. Сначала неплохо было бы в первой лиге команду найти, конечно. За свой шанс я готов цепляться. Без футбола не могу – просто люблю и хочу играть.

Кирилл Благов

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/blagov/673338.html