Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Рафаэль Кариока

Игр за Спартак139
Из них в основе120
Заменен  Заменен30
Вышел  Вышел на замену19
Голы  Забил голов3
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений38
Удалений  Удалений3
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоБразилия
Год рождения18 июня 1989 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изГремио (Бразилия)
Первый матч15 марта 2009 года
Первый гол6 мая 2012 года
Фото с игроком

Мгновения Кариоки

sports.ru, 18 января 2009 года
Количество просмотров: 1460

Фото

Бразильский «Гремио», экспортировавший в Европу Эмерсона, Андерсона и Лукаса, взрастил еще одного классного опорника – Рафаэла Кариоку, за которым уже вовсю увиваются тороватые клубы Старого Света. Узнав среди них московские «Спартак» и «Локо», блог Smells Like Teen Spirit решил познакомиться с 19-летним полузащитником поближе.

Юный уроженец Рио – одно из ярчайших открытий близящегося к финишу бразильского сезона. Карьерный взлет Кариоки синхронизировался со стремительным подъемом его клуба, занимающего сейчас второе место в бразильском первенстве и отстающего от лидера – «Сан-Паулу» – на пять очков. За дюжину лет, минувшую со дня добытой Луисом Сколари победы в чемпионате страны, «Гремио» ни разу не подбирался к вершине, а в 2003-м и вовсе свалился в серию В. Воскресить Imortal Tricolor (Бессмертный триколор) удалось 50-летнему Селсо Роту, весной в третий раз в своей карьере возглавившему клуб из Порту Алегре. Предшественник Рота – Вагнер Мансини – Рафаэла Кариоку не очень-то жаловал. Приверженец безрассудно-атакующего футбола, он попрекал молодого хавбека за недостаточную наступательную активность. Совсем недолго потренировавшись с основой и не сумев впечатлить Мансини, Кариока вынужденно вернулся в молодежную команду «Гремио», где он был лидером и капитаном.

В Порту Алегре Рафаэл перебрался в середине 2006-го из «Пао де Асусара», малозаметного клуба из штата Сан-Паулу. В новом коллективе Кариоке сходу удалось проявить себя вожаком и блистательно выступить в юниорском Кубке Сан-Паулу. И неудивительно, что одной из антикризисных мер Селсо Рота, подхватившего команду накануне старта первенства страны, стало масштабное омоложение команды – в основной состав влились центральные защитники Ревер и Эвертон, левый латераль Элдер, плеймейкеры Адилсон и форвард Дуглас Коста, а хедлайнером этого пионерского движения выступил как раз Рафаэл.

Рот сделал ставку на осторожную, засушливую игру, которая, быть может, и претила фанатам «Гремио», знававшим развеселые времена Роналдиньо, Жардела, Марселиньо и Тинги, но не давала повода усомниться в своей эффективности. Выстроив подопечных по схеме 3-5-2, Рот определил Рафаэла в центр поля – в пару к 21-летнему Вильяну Маграо. Эта парочка должна была не только расчищать взлетную полосу для капитана команды – 32-летнего мейакампо Чеко, но и подстраховывать фланговых лихачей – носившегося справа Пауло Сержио и уже упомянутого Элдера.

Рафаэл со своей миссией справился на «отлично» – играя жестко, но не жестоко, Кариока получил за сезон всего 4 «горчичника», а в стартовый состав не попал лишь однажды – да и то ввиду растяжения паха. Крепость мышц и прыгучесть позволяют Кариоке преуспевать как в пыльных единоборствах в середине поля, так и в борьбе на «втором этаже» в обеих штрафных. Щепетильная и интеллигентная игра в отборе, умение отдать острый и своевременный пас сделали его необычайно востребованной персоной на трансферном рынке. Уже в октябре вербовочные экспедиции в Гремио снарядили «Фиорентина», «Дженоа», «Вильярреал», «Штутгарт» и «Спартак», а на днях к ним присоединился еще и «Локомотив», уже обозначивший готовность ради 19-летнего «нового Дунги» расстаться с 13,5 млн долларов (40% из которых упадут на счет агента футболиста). Вполне адекватная оценка потенциала новейшего продукта фабрики опорно-звезд, базирующейся в Гремио.

Денис Романцов

http://www.sports.ru/blog/youth/6316539.html

Миллионеры из трущоб. В гостях у Кариоки

Советский Спорт, 24 февраля 2010 года
Количество просмотров: 1159

Фото

Бразилия живет предвкушением карнавала и чемпионата мира по футболу. В этом убедилась корреспондент «ССФ», отправляясь в беднейший район Рио-де-Жанейро на интервью с отданным в аренду в «Васко да Гама» спартаковцем Рафаэлом Кариокой.

Футболисты в Бразилии чаще всего рождаются в беднейших кварталах, растут на последних этажах фавел, с детства стремятся спуститься пониже, ведь высота местожительства влияет на доход в обратной пропорции. Свое мастерство оборванцы оттачивают на пляжах. Там их замечает какой-нибудь амбициозный парень, недавно приехавший из соседних Штатов и закончивший курсы спортивного менеджмента. Напичканный идеями американской мечты, желая заработать, агент продвигает босоного мальчишку из фавелы на футбольный рынок. В детстве будущие футбольные идолы живут в картонных коробках. С утра тренируются – «грызут землю» на поле, а вечером босоногие мальчишки торгуют хот-догами и обирают зазевавшихся туристов. Потом благодаря дьявольскому труду и упорству попадают на глаза важным дядям из Европы и России. Голодранцы заключают баснословные контракты, покупают иномарки, бриллиантовые безделушки, платиновые часы и переезжают в загородные особняки на золотое побережье Рио-де-Жанейро. Так из трущоб выходят миллионеры.

ИСПУГАННЫЙ ТАКСИСТ

– Стадион «Сан Жануарио», – заявляю таксисту, садясь в желтую машину.

Водитель озадаченно смотрит на меня, ведь был неигровой день для «Васко да Гамы».

– Сеньор мотуришту («водитель» по-португальски». – Ред.), я опаздываю, пожалуйста, побыстрее.

Мы трогаемся. Въезжая в ворота стиля ампир-барокко с надписью «Баррейра до Васко», таксист начинает испуганно оглядываться. Я замечаю, что прохожие резко выскакивают на дорогу, а водитель, делая непонятный знак рукой, во время которого прижимал большой палец к четырем остальным, стремительно проносится мимо, как будто убегая от кого-то.

– Мы не могли бы остановиться у банкомата? – спрашиваю водителя.

В ответ он истерично смеется.

– Что вы, сеньорита, в этой местности не пользуются кредитными картами!

– Тогда, сеньор, высадите меня, когда счетчик остановится на двадцати семи. У меня с собой больше нет наличных. Дальше я дойду.

Лицо моторишту покрывается испариной:

– Неужели вы местная?

– Нет.

– Тогда вы сошли с ума! Я вас высажу только у стадиона. Обратно в такси садитесь прямо у двери. Ни шагу на улицу. Вы представляете, насколько опасно для вас здесь находиться?

Если честно, я не представляла. Остановившись у главного входа, таксист с вытаращенными глазами высыпает сдачи куда больше, чем нужно. Не успеваю я пересчитать монеты, как он уже скрывается за первым поворотом.

ФАНАТЫ НА ТРЕНИРОВКЕ

Я оглядываюсь. Католические церквушки – даже бандиты фавел остаются глубоко религиозными – и полуразрушенные здания ХVIII—XIX веков экзотично сочетаются с ободранными картонными коробками, в которых живут люди.

Стадион также со знаками старины. Будучи открыт в 1922 году, он напоминает средневековую крепость. Главные элементы декора – красные кресты, решетки, высокие сплошные заборы – привносят дух воинственности.

Охранник с внушительным автоматом приветствует меня у входа. Пароль прохода на стадион для иностранки – Родриго. Услышав имя генерального директора «Васко», охранник сразу же дает мне пройти.

 

Среди призов "Васко де Гама", как в лесу, можно и потеряться. Первое, что поражает, – это музей клуба: стеллажи с различными наградами, горы кубков, миллион фотографий, собранных за более чем столетнюю историю «Регатас Васко да Гама» с момента основания в 1898 году. На первом плане красуется награда 2000 года – 10 лет назад «Васко» стал чемпионом Бразилии.

Стадион «Сан Жануарио» не заканчивается одним футбольным полем команды. Это большая учебно-тренировочная база для различных видов спорта. Здесь два поля, площадки для мини-футбола и баскетбола, бассейн, колледж, ботанический сад, столовая, буфет. И везде спортсмены разных возрастов – от десяти лет и старше.

Еще один примечательный факт. Каждая тренировка «Васко» открыта для жителей Баррейры. Футболисты привыкли к болельщикам и, чтобы их порадовать, зачастую отправляют мяч на трибуны.

Команда вышла на поле в 16.30, когда солнце, казалось, плавило все вокруг. На термометре – плюс 42. Я отчаянно прячусь в тени, обмахиваясь блокнотом. Рафаэл знал, что я приеду. Мы сразу же встречаемся взглядами и всю тренировку улыбаемся друг другу. На меня стали поглядывать окружающие.

– Твой приезд активно обсуждается в команде, – подошел ко мне агент Кариоки Фредерико Мораес, показывая на перешептывающихся игроков. Он уже успел раструбить всем, что на тренировке присутствует чемпионка мира по синхронному плаванию. Ведь в Бразилии, едва входящей в мировую десятку по этому виду спорта, в отличие от лидирующей России, синхронное плавание очень популярно.

ПРОГУЛКА ПО ФАВЕЛЕ

Услышав английскую речь, на меня обращают внимание и фанаты на трибунах. Едва отошел Фредерико, ко мне подбегает девочка лет четырнадцати.

– Вы ведь нездешняя? – спрашивает она, не допуская того, что кто-то находящийся в их фавеле может не знать португальского. – Откуда вы?

Не зная языка, я понимала девочку интуитивно.

– Я русская.

– Она русская, ребята! А что вы здесь делаете? – улыбка и любопытство не сходят с ее лица. Я отвечаю на португальском, беря французскую основу и прибавляя испанское окончание. При этом моя собеседница меня отлично понимает.

– Я журналистка. Знакомая Рафаэла Кариоки.

Упоминание имени бразильского защитника вызвало оживление на трибунах. Через пять минут Найа – так зовут девочку – уже ввела меня в круг «своих». Я сидела в окружении «сложных подростков» лачуг, совершенно не опасаясь за свою жизнь и содержание моей сумочки.

– Я ведь так люблю Рафаэла, – рассказывает Найа, – я за ним слежу начиная с «Гремиу» (клуб лиги Паулиста. – Ред.). У меня есть его автограф – большой, на мяче. Вот только сфотографироваться никак не получается. Ах, какой милашка! – вздыхает она, когда Рафаэл во время двухминутного перерыва подмигивает мне из окружения ухмыляющихся однокомандников.

– Сегодня сфотографируешься, обещаю. Почему ты так любишь футбол, Найа?

– А у нас в Баррейре все его любят. Мой папа знает всех-всех игроков. «Папа, папа, это Анна, – кричит Найа проходящему мимо суровому мужчине, – она русская. Подруга Рафаэла».

Мужчина останавливается и пожимает мне руку.

– Найа, где ты живешь в фавеле?

– Мы внизу живем. Мой папа дружит с «главными», большими боcсами. Хожу в школу, даже по-английски до десяти считать умею, – Найа начинает загибать пальцы.

– Покажешь, где ты живешь?

– Пойдем.

Пока идет тренировка, я рискую сходить на экскурсию. На улице у меня от страха подгибаются колени. По дороге Найа жестом показывает местным жителям, чтобы меня не трогали.

– Если в фавеле ты свой, то это самое безопасное место на свете. Положи ночью на асфальт тысячу реалов, утром проснешься – деньги останутся в целости и сохранности.

Найа была из семьи обеспеченных жителей Баррейры до Васко. Нижний уровень возвышенности (фавелы строятся именно на горах), каменный двухэтажный дом, санузел. У Найи старенький телефон «Моторолла», подержанные джинсы.

Дома никого не было. Я мысленно крещусь и предлагаю возвращаться.

У стадиона меня встречает взволнованный Мораес:

– Ты где была? Это же безумный риск! Даже я опасаюсь ходить по Баррейре.

– Не волнуйся, лучше скажи, что значит эта надпись.

Протягиваю ему листок со словами, списанными мною с одной полуразрушенной стены фавелы.

– Ну ты и авантюристка! «Пока у Васко одно сердце, мы будем непобедимы». Слова Сиро Араньи, известного здесь деятеля. Его слова отражают образ жизни фавел. Здесь все – один за другого. Правда, сословные грани бразильской общины находятся в строгих рамках. На верхнем уровне горы – вот там, видишь, где стены трущоб сделаны совсем из тонких картонок, – показывает Фредерико на убогие коробки, напоминающие горы мусора, – живут беднейшие. Чем ниже жилье, тем богаче семья. Смельчаки, решающие спуститься на уровень ниже, вовлекаются в войну. Перестрелки устраивают средь бела дня.

– Чем живут фавелы, чем они кормятся?

– Колоссальный трафик наркотиков и оружия.

– Как же допускают, что один из лидеров чемпионата тренируется в таком опасном месте?

– Футболистов здесь никто не тронет. На них молятся. Тем более клуб дарит экипировку и билеты «большим боссам».

КАРИОКА ЖДЕТ СЫНА

Рафаэль Кариока вернулся из "Спартака" в Бразилию, чтобы попасть на глаза главному тренеру сборной Дунге. Но для начала он попал под объектив корреспондента "ССФ".
 

Мы подходим к административной части «Васко да Гамы». Через несколько минут сюда заявляется сияющий, как начищенный пятак, Рафаэл. Он тут же начинает перебирать все знакомые ему русские слова, передавать приветы. К этому времени появляется переводчик.

– Я вот прошлась по фавеле. Скажи, футбол – единственный способ выбраться из такой бедноты?

– Не единственный. Но, безусловно, один из реальных.

– Ты родился в фавеле?

– Нет, но в очень бедном районе. У семьи не было денег даже на еду. А потом в возрасте девятнадцати лет меня пригласили в Россию. Такой резкий перепад…

– Поэтому тебе было сложно адаптироваться?

– Под конец уже привык.

– Что послужило основной причиной твоего отъезда из России?

– Я уехал из-за беременности жены. У меня скоро родится сын. Это самая главная причина.

– Стремление попасть в сборную Бразилии сыграло свою роль?

– Как и все молодые игроки, я мечтаю играть на чемпионате мира. Сезон в Бразилии начинается раньше, чем в странах Европы. Поэтому у меня есть немного больше времени, чем у других игроков, реализовать свою мечту. Тем более в Бразилии я на виду у Дунги.

– Что Карпин сказал тебе, перед тем как ты уехал?

– Он пожелал мне хорошего сезона в «Васко».

– Цитирую его слова, сказанные о тебе: «Это был выбор самого Кариоки. 20-летний бразилец болезненно перенес столь длительное пребывание в чужой стране, так что душа его была не на месте. Уверен, что временное пребывание на родине пойдет ему на пользу. А значит, он вернется сюда, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на игре в «Спартаке». На это, быть может, потребуется год, а быть может, несколько месяцев. Поэтому в контракт был внесен пункт о его возможном возвращении в середине нынешнего сезона».

– Это многого стоит – услышать такие слова от такого человека, как Карпин. Они говорят о том, что я достойно играл за «Спартак» и помог команде выйти в Лигу чемпионов.

– Намерен ли ты вернуться в Россию?

– Время покажет. Сейчас я игрок «Васко». У меня контракт.

– Какие хорошие и плохие воспоминания у тебя связаны с Россией?

– В России высокий уровень жизни, страна сильна экономически. Отсюда – очень хорошее финансирование футбола. Но холод и особенно язык были для меня непреодолимой преградой.

«РУССКИЙ ФУТБОЛ БЫСТРЕЕ БРАЗИЛЬСКОГО»

– Как участник двух чемпионатов ты можешь назвать принципиальное различие российского и бразильского футбола?

– Бразильский футбол медленнее. Технический уровень бразильцев высок, поэтому они любят показывать красивую игру, не носясь по полю. В России скорость выше, больше контакта, столкновений.

– Как ты думаешь, лучшие клубы Бразилии – «Сан-Паулу» и «Фламенго» могли бы стать чемпионами России?

– Возможно, и нет. Футбол в России очень отличается от бразильского. Думаю, «Сан-Паулу» и «Фламенго» не смогли бы адаптироваться под ваш стиль игры. В этих клубах есть игроки, которые не прижились бы в России.

– Например?

– Да тот же Ибсон. Во «Фламенго» он был одним из лучших игроков. А в России он почти не играет.

– Ты знаешь, что у твоего бывшего партнера по команде недавно родилась дочь?

– Да. Мы виделись с Ибсоном, когда он приезжал в Бразилию.

– После чемпионата мира Жильберта Сильва и Жозуе завершат свою карьеру в селесао. Ты претендуешь на их места. Согласен ли, что в игре за сборную надо проявлять больше жесткости в характере, в силовой борьбе, чем ты демонстрируешь на поле?

– Это в России такие правила. В Бразилии другая ситуация. Игроки селесао могут продемонстрировать свои способности, только когда у них есть мяч. Они превосходят всех в технике, поэтому сила характера здесь не так важна.

– Почему ты временами выпадаешь из игры? Причина в потере концентрации, усталости или жесткой игре соперника?

– Игрокам моей позиции не надо выставляться перед болельщиками. Моя работа – играть на форвардов, таких игроков, как Алекс. Я дал пас, Алекс забил. Я играю в основном на команду. Меня не волнует, что думают на трибунах.

«АЛЕКС ОЧЕНЬ ЦЕННЫЙ ИГРОК»

– Чемпионат мира-2010 уже не за горами. Как оцениваешь шансы селесао в Африке? Твои прогнозы на победителя и фаворитов?

– У Бразилии очень большие шансы. Но такие страны, как Италия, Испания и Аргентина, тоже сильны и будут претендовать на победу. Это наши главные соперники.

– Говорят, что, если бразильцам привить немецкую дисциплину, они всегда играли бы в финале чемпионата мира?

– Думаю, что это не так. В истории бразильского футбола намного больше побед, чем в истории других стран, в том числе Германии. У нас свой стиль. Мы играем неожиданно, играем на эмоциях, каждый игрок у нас – личность. Я сомневаюсь, что немецкая дисциплина внесла бы позитив.

– Такие игроки, как Адриано, Роналдиньо, Робиньо, достойны играть за сборную Бразилии?

– Да. Тот футбол, который они показывают сейчас, многократно увеличивает шансы сборной.

– Алекс попадет в сборную страны в этом году?

– Может быть. Дунга уже вызывал его в сборную. Алекс играет на разных позициях. Это очень ценно.

«ВЕЛЛИТОН – РУССКИЙ? ХОРОШАЯ ИДЕЯ!»

– Веллитон, возможно, в скором времени станет гражданином РФ, а впоследствии и игроком национальной команды. Поможет ли он российской сборной?

– Конечно. Веллитон быстрый, умный игрок. В России любят его футбол. Я считаю, что это отличная идея – сделать его игроком национальной команды.

– А ты хотел бы играть за сборную нашей страны?

– Нет. Моя цель – защищать интересы моей страны.

– Кто для тебя главный футбольный идол?

– Зидан. Его опыт, стиль игры меня вдохновляет. Я восхищаюсь им.

– Кто в мире лучше всего сейчас играет на твоей позиции?

– Хаби Алонсо, «Барселона».

– Ты хотел бы когда-нибудь играть в Европе?

– Это моя мечта, цель всей моей жизни.

– Не боишься, что не приживешься?

– С возрастом, надеюсь, все придет. Хотя навсегда из Бразилии никогда не уеду. Это лучшее место. Особенно в феврале, когда в Рио идет карнавал. Слышишь, на улицах уже танцуют самбу?

Я выглядываю из окна. На улице под звуки барабанов кружатся девушки в бикини. У Рафаэла загораются глаза от предвкушения:

– Сегодня в Барре (пригород Рио-де-Жанейро) будет настоящее шоу. Называется пагоди – под шатром соберется около десяти тысяч человек. Все будут танцевать самбу, румбу, сальсу. Живая музыка. Приедет мой друг Алессандро (защитник «Ботафого». – Ред.). Он лучший танцор. Ты должна это увидеть!

Я не могу оторвать взгляд от танцовщиц на улице. Их уже около двадцати. Как в такой нищете можно так искренне радоваться жизни, так выражать себя в танце?

Рафаэл просвещает:

– Беднейшие жители фавел, отказывая себе во всем, весь год копят деньги на костюм для карнавала. Для них танец – смысл жизни.

Мне остается только подвести итог:

– Эти люди счастливее любых богачей.

Рафаэл КАРИОКА

Родился 18 июня 1989 года.
Клуб: «Васко да Гама», Бразилия.
Амплуа: полузащитник. Рост – 178 см, вес – 70 кг.
Карьера: выступал за бразильские клубы «Гремио» (2008) и «Васко да Гама» (с 2010 года), московский «Спартак» (2009). В чемпионатах России сыграл 23 матча, в чемпионатах Бразилии – 37 матчей.
Достижения: серебряный призер чемпионата России (2009).

Насекина А.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/372289

Кариока: Кажусь недовольным и сердитым, зато добрый внутри

РБК, 28 ноября 2013 года
Количество просмотров: 1136

Фото

Один из самых загадочных легионеров российской Премьер-лиги Рафаэл Кариока дал первое большое интервью журналу TotalFootball.

Полузащитник «Спартака» заработал в нашей стране репутацию неприветливого и всегда чем-тонедовольного парня. TF удалось разговорить хмурого легионера, который рассказал о семье и клубе, бедном детстве и нынешней богатой жизни, о Бразилии и России. А самое главное, удалось Рафаэла рассмешить. Оказывается, Кариока умеет улыбаться и шутить, просто делает это нечасто.

Немного русский

— Рафаэл, вы знаете, что такое «бука»?

— Бу-ка, — повторяет по слогам Кариока. — Не слышал. А что это?

— Человек, который редко улыбается и много ворчит. Похож на вас?

— В России мне говорили, что я слишком серьезный, но букой не называли.

— Но почему вы так мало улыбаетесь? Бразильцы же балагуры, кому угодно настроение поднимут.

— Стереотип. Многие действительно такие, как вы описали. Но я другой. Кажусь недовольным и сердитым, зато добрый внутри. Бывает, человек тебе улыбается, а сам говорит что-то за глаза или делает пакости. У меня же доброе сердце. Просто незнакомым людям сложно судить обо мне.

— Наш суровый климат и отсутствие солнца, наверное, хорошего настроения не добавляют…

— Без солнца плохо. Зимой вроде бывают безоблачные дни, но на улице такой холод…

— Вы уже стали немного русским? Так, по крайней мере, можно было бы объяснять ваш угрюмый вид.

— Я неплохо адаптировался, прижился, и хочется надеяться, что отчасти понял русских.

— Создается впечатление, что из дома вы выбираетесь только на матчи и тренировки. Есть ли в вашей жизни долгие прогулки по улицам города или, может, вы готовы посоветовать хорошие рестораны в столице?

— Конечно, я выхожу на улицу, я же не монах какой-нибудь (улыбается). Мы с супругой и в рестораны ходим, и по магазинам, и гуляем иногда. Но вообще предпочитаю домашний уют.

— И чем занимаетесь в свободное время?

— Играю в видеоигры, смотрю телевизор. В основном бразильский футбол и сериалы. Еще в интернете много сижу, общаюсь с друзьями.

— Может, и готовите, когда время есть?

— Нет, даже простейшего блюда не смогу сделать, все готовит жена. А я ценитель и главный критик. Хотя постойте, я только ее хвалю и восхищаюсь кулинарными способностями (смеется).

— Вы сказали, что смотрите бразильский футбол. Он же начинается в четыре утра!

— Есть матчи, которые стартуют в 11 вечера по Москве, обычно они проходят по пятницам или выходным. Поэтому, если «Спартак» не играет на следующий день, смотрю прямые трансляции. А среди недели и правда тяжело. В четыре-пять утра вставать из-за футбола не стану. Обычно смотрю игры в записи.

Мяч против хоккея

— Навсегда в России вы наверняка не останетесь. А уже задумывались, когда вернетесь домой?

— Точно не знаю. Сейчас у «Спартака» белая полоса, клуб хорошо начал сезон, будет бороться за чемпионство. К тому же в команде прибавилось сильных футболистов.

— В интервью португальской O Jogo вы говорили, что перешли в «Спартак» заработать денег для семьи и, как только это сделаете, уедете на родину. Так ли это?

— Сейчас я очень хочу выиграть титул со «Спартаком». Каждый футболист мечтает стать чемпионом хотя бы раз в своей карьере. Но, разумеется, если я начну говорить, что думаю только о победах и мне наплевать на деньги, это будет ложью. Потому что многие легионеры в России хотят не только титулов и признания, но и заработать.

— Когда только приехали в Россию, не подумали: «Пропади пропадом эти деньги! Я попал в ссылку!»?

— Это слишком громко сказано (улыбается). Разумеется, был шокирован морозами. На первых порах, где-то с полгода, было очень тяжело, ведь я жил вдали от друзей и близких, был совсем молодым и очень скучал по семье. Но потом привык и сейчас чувствую себя вполне нормально.

— Бразилия снится каждую ночь?

— Ха-ха! Иногда бывает. Это потому, что сильно скучаю по пляжам Рио, по солнцу. А еще по родителям, сыну Риану и друзьям.

— Понимаю вашу тоску. Один раз побывав в Рио, понимаешь, что это практически идеальное место для жизни.

— Вот видите, наверное, вы тоже уже прониклись бразильской культурой (улыбается).

— А почему вы с сыном живете раздельно?

— Мы с его матерью в разводе, логично, что он живет с ней в Бразилии. А здесь я со второй женой.

— Вы ни разу не вставали на лыжи или коньки? Главная русская забава зимой.

— Если серьезно, то боязно. Вдруг травму получу? Тем более с наступлением холодов я реже выхожу на улицу, какие уж тут эксперименты. Хоккеиста из меня точно не получится.

— Может, хотя бы на матчи хоккейного «­Спартака» ходите?

— Нет. Был как-то раз несколько лет назад. Не понравилось. Хоккей меня не впечатлил.

— Какие же виды спорта вам нравятся?

— Мини-футбол, волейбол, пляжный футбол. Получается, что те виды, где есть мяч (смеется). Другие смотреть неинтересно.

— А в отпуск вы всегда летите в Бразилию или в Европе бываете?

— Нет, только Бразилия, только Рио-де-Жанейро!

Благодарность Карпину

— Вы в «Спартаке» уже пятый год. Можете представить, что, уходя из клуба, на прощание скажете «Красно-белые останутся в моем сердце навсегда»?

— Могу и, вероятно, так и скажу. «Спартак» помог мне вырасти не только в футбольном плане, но и в личностном. С первого дня тренерский штаб, руководство и игроки приняли меня очень хорошо. Меня всегда поддерживают. Поэтому, когда придет время прощаться, скажу, что благодарен команде за все, что она для меня сделала.

— Вы прямо как Вагнер Лав. Он президента клуба папой звал. Есть ли в «Спартаке» человек, которого вы можете назвать папой или хотя бы старшим братом?

— Все классные. Но в первую очередь Валерий Карпин. Нет, не скажу, что считаю его старшим братом, папой или другом. Но ведь именно он обратил на меня внимание в Бразилии и привез в «Спартак». Карпин всегда очень хорошо ко мне относился, и я благодарен ему за это. Изо всех сил стараюсь отвечать хорошей игрой на поле, показывать максимум.

— Карпина часто критикуют в прессе, в том числе и за то, что ставит вас в состав.

— И почему журналисты такие злые? Многие из них вообще не слишком разбираются в футболе, вот и остается критиковать. Понятно, что, если дела у команды идут не очень, первый, с кого спрашивают, — тренер. Так не только в России, но и в Бразилии, да и в остальном мире. Но критика извне не должна расстраивать ни тренера, ни игроков. Мы сейчас в группе лидеров, боремся за титул. Кому-то из нас всегда будет доставаться от болельщиков и экспертов, тем более «Спартак» — главная цель критиков. Любое наше поражение воспринимается так, будто наступил конец света. Давление на клуб огромное, но мы одни из лучших в России, так что все объяснимо.

— На поле вы нередко жестикулируете, выражаете недовольство…

— Это все эмоции в игре или на тренировке. Но я никогда не позволял себе проявлять неуважение к тренеру или партнерам.

— Кажется, что вы любимчик Карпина. Он вас защищает от нападок журналистов и болельщиков.

— Защищает, потому что выполняю на поле все требования. Никакой я не любимчик. Он ко всем хорошо относится, на тренировках это видно.

— Смог бы Карпин тренировать в Бразилии, где наставников увольняют за пару проигранных встреч?

— Конечно! А увольняют везде. И они быстро находят новый клуб. В России у многих команд одинаковый стиль игры. А в Бразилии — наоборот. Каждая команда играет в свой футбол, с собственной тактикой и расстановкой. У меня на родине тренер подстраивается под команду, меняется вместе с ней.

Капитанская повязка

— В Бразилии вы были жестким опорником, стелились в подкатах. Как вам сравнение с Дженнаро Гаттузо?

— Круто! Спасибо, что подсказали, наверное, у нас есть что-то общее (улыбается).

— А почему же в России вы перестали так играть?

— Я играю в умный футбол. Свой стиль не менял. Но подстроился под спартаковский. В Бразилии играют с оглядкой на ворота, осторожно и аккуратно. А в России много бегают, чемпионат силовой. Перестраивался долго и мучительно, но все же удалось совместить собственный стиль игры с тем, что проповедует «Спартак».

— С каким полузащитником вы бы сейчас себя сравнили?

— Не знаю, это вы должны сравнивать (смеется). Предлагайте варианты!

— Паулинью, Луис Густаво, Эрнанес.

— О, с Луисом Густаво мы похожи! Вообще одинаково играем. Он и атаку может поддержать, и в обороне здорово играет.

— Значит, вам прямая дорога в немецкий чемпионат!

— Ни в коем случае. Я совсем его не люблю.

— Вы не так давно выходили на поле с капитанской повязкой. Нервничали из-задополнительной ответственности?

— Нисколько, я был абсолютно спокоен. А к ответственности мне не привыкать, я готов. Очень понравилось быть капитаном, тем более в такой команде, как «Спартак».

— Хотели бы «капитанить» на постоянной основе?

— Вам бы любой футболист ответил, что да. Быть капитаном всегда честь, неважно, в какой команде. Но тренер уже давно выбрал подходящих на эту роль футболистов. Сейчас не времячто-то менять. Я подожду своей очереди.

— Вы хорошо играли на позиции центрального защитника. Еще говорили, что ради команды готовы и в ворота встать. Вы это серьезно?

— Да, я не шутил. Если хоть как-то помогу команде, сыграв вратарем, то без проблем сделаю это. В клубе все должны мыслить одинаково и стремиться помочь друг другу.

— А вы хоть раз играли в воротах?

— Никогда, но готов!

— Прошел слух, что вашими выступлениями интересовался тренер сборной Луис Фелипе Сколари. Давайте начистоту, вы верите, что есть шансы сыграть на ЧМ‑2014?

— Думаю, крошечная вероятность все-таки есть. Но не буду зацикливаться на этом. Ведь если начну верить, что попаду в команду на чемпионат мира, очень расстроюсь, не получив приглашения. Но если появится возможность, то вцеплюсь в нее зубами.

— Кроме Халка, кто из чемпионата России может поехать на мундиаль в составе сборной ­Бразилии?

— Думаю, Жусилей и Марио Фернандес. Эти футболисты выступают на уровне сборной.

Фавелы, наркотики и футбол

— Давайте немного поговорим о том, как вы стали футболистом. Во-первых, где родились?

— В Рио-де-Жанейро, жил в фавеле под названием Марамбайя, там очень бедные районы.

— Чем ваши родители зарабатывали на жизнь?

— Мама никогда не работала, а отец был футболистом, в 1970-е выступал за «Ботафого». Может, слышали об игроке по имени Рожерио? Но я мало знаю о его карьере. Мы на эту тему никогда особо не общались.

— Где начинали футбольную карьеру?

— В клубе «Аудакс», прошел отбор, тренеры сочли, что я талантлив.

— Далеко было ездить до базы?

— Полтора часа на автобусе — приличное расстояние. Отправлялся туда сразу после школы, домой возвращался поздно вечером. Я ездил один, родители разрешали. Страшно ли было? Нет, рано стал самостоятельным. В бедных районах дети быстро взрослеют.

— Наверняка вы успевали не только тренироваться, но и родителям помогать?

— Ох, где я только не работал. Лет в 8-9 заработал первые деньги, что-то около 10 реалов (примерно 5 долларов. — прим. ред.). Сначала продавал всякие вещицы ручной работы, которые делала мама. Когда стал постарше, вкалывал на стройке, выполнял черновую работу. Потом был помощником каменщика. И ведь успевал еще и в школу ходить. Понятно, что оценки были не очень, но читать и писать я выучился. Работал, пока мне не исполнилось 14 лет. А там уже начал профессионально заниматься футболом в «Аудаксе».

— Даниэл Карвальо рассказывал, что в детстве ему не покупали кока-колу. Поэтому, когда у него появились деньги, он стал пить ее по пять литров в день. Есть ли у вас пристрастие к какой-нибудь еде?

— Разумеется, моя семья не могла позволить себе дорогие продукты, не всегда я ел то, что хотел. Но мы никогда не голодали. Хотя многие семьи из фавел могли питаться только один-два раза в день: на большее не хватало денег. Как и любому ребенку, мне порой хотелось газировки или сладостей. Но даже сейчас я отношусь к еде без фанатизма. Не покупаю каждый день чипсы или печенья и не пью литрами кока-колу.

— Наверняка вы смотрели фильм «Город Бога». Насколько он реалистичен?

— Фильм правдивый, мне очень понравился. Такова реальность для всех, кто родился в фавелах: либо идешь торговать наркотиками и связываешься с бандами, либо выбираешься из нищеты за счет футбола. Разумеется, все мечтали стать профессиональными футболистами. Кстати, в последние годы ситуация стала лучше. Дети уже не бегут поголовно к наркоторговцам добывать легкие деньги.

— А вы стояли перед выбором: наркотики или нищета?

— Я никогда не участвовал в криминальных делах. Рано начал работать, получал деньги честным трудом. Даже не задумывался о легкой наживе. Да и родители следили, чтобы я не связался с дурной компанией. И, как видите, моя мечта сбылась.

Игорь Седов

http://sport.rbc.ru/article/192660/