Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Виктор Булатов

Игр за Спартак122
Из них в основе121
Заменен  Заменен19
Вышел  Вышел на замену1
Голы  Забил голов9
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений21
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов1
ГражданствоРоссия
Год рождения22 января 1972 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изТорпедо (Москва)
Первый матч3 апреля 1999 года
Первый гол13 июня 1999 года
Фото с игроком

Виктор БУЛАТОВ: ЦСКА ВСЕ ЕЩЕ НА ПОЛКОРПУСА ВПЕРЕДИ «СПАРТАКА»

Футбол. Хоккей, 10 апреля 2007 года
Количество просмотров: 1281

Фото

Внешне он совсем не изменился с тех самых пор, как в 2001 году в возрасте 29 лет покинул московский «Спартак». Сегодня Виктор Булатов – главное связующее звено обороны и атаки владикавказской «Алании» и один из самых авторитетных игроков первого российского дивизиона.
Перед «Аланией» поставлена задача выхода в премьер-лигу, и по мысли руководства клуба, помочь справиться с поставленной целью должны именно такие игроки, как экс-спартаковцы Булатов и Ковтун.

КАВКАЗ

– В тридцать пять лет в России в футбол играют единицы…

– Да, ветеранов, ребят моего поколения совсем немного осталось. В первой лиге есть с десяток моих ровесников. А в премьер таких единицы. Я восхищаюсь Сашей Горшковым из питерского «Зенита». Человеку – тридцать семь, а играет он в команде, которая бьется за медали.

– А есть ведь еще Андрей Тихонов в Химках…

– Андрея очень уважаю и как игрока, и как человека, но он все же решает со своей командой немного другие задачи, чем «Зенит» с Горшковым.

– Виктор Булатов смог бы сегодня сыграть в премьер-лиге?

– (Улыбается.) Вопросов нет. Конечно, бешеный темп на протяжении 90 минут сейчас уже не для меня, но спокойно, на опыте сыграть в центре поля смогу и сейчас.

– Прошлогодняя эпопея с поездками по всему Кавказу и матчами против «Дагдизеля» и команд, равных ему по классу, не заставили любить футбол в меньшей степени?

– Нет (смеется). У меня ведь уже был опыт игр в таких городах. Начинал свою карьеру в Ставрополе, а вместе с «Динамо» где мы только не играли. Хотя поездки девятичасовые на автобусе из Владикавказа до Ростова способны вымотать любую команду. С этим я полностью соглашусь. Но, слава богу, ездили не только автобусами, но и поездами. А это все-таки чуточку легче. Можно поспать в нормальных человеческих условиях, пройтись прогуляться по вагону. Раза три летали самолетами. Что, впрочем, для второй лиги достаточно большая редкость.

– Соперник по прошлому сезону у «Алании» был весьма непростой…

– Да, ростовский СКА наряду с нами также решал задачу выхода наверх. Вы гляньте на таблицу результатов в нашей зоне по прошлому году. Мы ведь с ними шли ноздря в ноздрю весь чемпионат и обошли ростовчан всего на полкорпуса.

– Борис Стукалов, нынешний наставник российской молодежки, в прошлом году ветеранов во Владикавказе, знаю, не зажимал.

– Да, Борис Алексеевич, он такой. Я ведь с ним до этого уже работал в Ставрополе на заре своей карьеры. Затем наши дороги разошлись. Я поехал в Самару, он отправился помогать Прокопенко в Волгоград. И вот спустя десяток лет встретились во Владикавказе. У него со всеми взрослыми ребятами были хорошие отношения. Как вы верно заметили, никого не зажимал. И, наверное, еще за счет и этого мы вышли в первый дивизион.

– «Алания» неудачно стартовала в чемпионате. Вроде бы и задача перед клубом стоит серьезная – вернуться в премьер-лигу, и состав на редкость сбалансированный, а на старте две ничьи и одно поражение от Иркутска. Раскройте причины неудач.

– Вы знаете, у меня есть свое мнение по этому поводу. Но я бы не хотел сейчас его озвучивать. В конце концов, сезон только начался. И игр еще более чем достаточно.

– Вы ведь уже выигрывали турнир в первом дивизионе, вместе с «Тереком» в 2004 году…

– Да, и тогда мы побили, по-моему, все возможные рекорды. А Андрей Федьков стал лучшим бомбардиром чемпионата. Но не это вспоминается сейчас в первую очередь, а то, как уже по окончании сезона, где-то в декабре, мы поехали на награждение золотыми медалями в Гудермес. Я много где был и достаточно многое видел в своей жизни. Но большого желания возвращаться в этот город у меня нет. Хотя там футболистов и охраняли, как самых важных персон, но сказать, что мы чувствовали себя уверенно, я не могу.

– У вас ведь был шанс уехать с Кавказа в н ынешнее межсезонье?

– Да, один вариант у меня был. Звали в Екатеринбург, где «Урал» решает серьезные задачи. Да и я считаю, что по своему потенциалу команда Анатолия Побегалова – номер один в дивизионе. Но в итоге решил не срываться с насиженного места. Остался во Владикавказе.

– Кто сможет бросить вызов «Уралу» в нынешнем чемпионате?

– Здесь, думаю, никого не удивлю своим ответом. «Шинник», «Торпедо», «КАМАЗ» будут вверху турнирной таблицы. Возможно, найдутся и команды-сенсации. Но кто ими будет, сказать не берусь.

– Вы сами с Урала, но возвращаться домой не спешите...

– Вы правы. Я из Челябинска. Но пошел не в хоккей, как это делали большинство моих приятелей, а в футбол. И дело здесь в том, что вмешался случай. В первый день пошел записываться в хоккейную секцию, но тренера так и не нашел. А спустя сутки уже был в футбольной школе. И, как видите, так и остался. Хотя Челябинск не самый футбольный город. Из нашего города на виду, кроме меня, лишь Андрей Коновалов, выступающий сейчас за ярославский «Шинник».

МОСКВА

– После четырех лет выступлений за московские клубы «Торпедо» и «Спартак» (1998–2001) с тяжелым сердцем покидали столицу?

– Почему же? Я ведь поехал затем играть в Самару, в которой уже играл в середине девяностых. «Крылья» для меня были не чужой командой, и задачи они решали достаточно серьезные. Так что скучать мне было некогда.

– Из «Спартака», в составе которого вы трижды становились чемпионом страны, вы уходили без особого шума. Газеты не пестрели вашими сенсационными интервью, и фанаты не вывешивали баннеры в вашу поддержку.

– Произошла такая ситуация, что вторую половину сезона 2001 года я играл уже «через не могу», на уколах. И когда в межсезонье у нас зашел разговор о моем будущем в команде, то Андрей Червиченко мне прямо сказал: хочешь – оставайся, но мы будем делать ставку на молодежь.

– На Червиченко у многих спартаковских фанатов до сих пор аллергия…

– Но я не думаю, что это он виноват в том, что в начале этого десятилетия «Спартак» попал в штопор. Просто основные конкуренты – столичные ЦСКА и «Локомотив» – делали значительные шаги вперед в вопросах клубной инфраструктуры и брали качественных легионеров. В конце концов, плоды этой работы и сказались на итоговом результате. «Спартак» вот уже шесть лет не может выиграть чемпионский титул.

– Как вам сегодняшний «Спартак»?

– У Владимира Федотова молодая команда, в которой из ребят моего поколения остался лишь один Егор Титов. Видно, что команда строится и идет рост результатов. Но пока ЦСКА чуть сильнее красно-белых.

– Сильнее за счёт легионеров?

– Вы знаете, да. Все-таки и Вагнер Лав, и Карвалью, когда он находится в оптимальной форме, способны обыграть любую команду. Не зря ведь этих ребят вызывают в сборну Бразилии.

– Вам ведь довелось сыграть за сборную России в Бразилии...

– Да, это был первый и самый памятный матч за национальную команду. Поехали в Бразилию уже после окончания сезона. В конце ноября 1998 года Анатолий Федорович Бышовец собрал экспериментальный состав, в который взяли и меня, на тот момент еще полузащитника «Торпедо». «Угрелись» мы хорошо. 1:5, по-моему, проиграли. Но воспоминания остались на всю жизнь.

– В «Торпедо» в 1998 году вы провели выдающийся сезон…

– Если брать личную статистику, то это был мой лучший сезон в карьере. Девять мячей забил, столько же голевых передач отдал. В паре с Игорем Семшовым в центре поля игралось весело. Но затем последовало приглашение из «Спартака», и я его принял.

– «Спартак» в те годы играл практически без отпуска на протяжении круглого года…

– Да, дней двадцать в декабре было, когда можно было отвлечься от футбола и куда-то съездить по своим личным делам. А так триста сорок дней в году игры, тренировки, перелеты, новые города, отели. В конечном итоге, может быть, эта нагрузка и сказалась на моем организме.

– С Олегом Романцевым, главным тренером «Спартака» тех времен, больше судьба не сводила?

– Один раз. В аэропорту мы ждали вылета и увидели друг друга. Естественно, поздоровались, но времени пообщаться не было. Хотя было видно, что Олег Иваныч и сам не против поговорить со мной. Сейчас с Романцевым в этом плане немного проще стало. Знаю, что он с Тихоновым Андреем как-то сорок минут общался, разговаривал с другими ребятами.

– Вы из бывших партнеров по «Спартаку» с кем-то перезваниваетесь?

– С Валеркой Кечиновым, Димой Ананко, который сейчас в тренеры подался. Работает с командой, выступающей на первенство Московской области. А Кечинов в «Спартаке», как вы знаете, с Мирославом Ромащенко дубль поднимает. Сейчас в Турции виделись с ребятами из VIP-группы ВШТ. Жили с ними в одном отеле. Достаточно много общались друг с другом. Но видно, что у ребят уже другой ритм жизни. Они и в баре посидеть могут, и после нашего отбоя куда-то выбраться в город. Мне же, футболисту действующему, нужно вовремя спать ложиться, отдыхать между тренировками.

– К тренерской деятельности себя еще не готовите?

– Почему же? Мысли такие у меня есть. Скажу больше. Я даже тетрадки с записями веду. Что и как нужно делать правильно, как готовить команду, какие нагрузки предлагать на тренировках.

– После окончания карьеры будете возвращаться в Москву?

– Сначала думал, что непременно буду жить в столице. Но сейчас, глядя на то, как чудовищно разрастается столица, понимаю, что вряд ли готов стоять полдня в пробках и тратить на это годы своей жизни. В общем – посмотрим.

– Фанаты московского «Спартака» вас не забывают?

– Да, во многих городах подходят ребята с красно-белыми шарфами, просят автографы. Все так, как и везде.

http://www.football-hockey.ru/13_275/article_9672.shtml

Виктор БУЛАТОВ: “Я ДАЖЕ ТИХОНОВА ОБОГНАЛ”

Спорт-Экспресс, 12 декабря 2006 года
Количество просмотров: 1217

Фото

Если бы в российском футболе существовала Книга Гиннесса, полузащитник владикавказского "Спартака" вполне мог претендовать на место в ней.

Он - единственный, кто не просто поиграл во всех профессиональных лигах России, но в каждой становился чемпионом. Кроме того, в послужном списке Булатова Кубок страны и бронза национального первенства в составе мини-футбольного "Феникса" из Челябинска.

-Следите за личной статистикой? - спрашиваю одного из лидеров возрождающейся из пепла команды из столицы Северной Осетии.

- Никогда ею не занимался, - похоже, смутился 34-летний Булатов. - О собственной уникальности узнал от одного болельщика, который как-то позвонил и раскрыл глаза. Признаюсь, поначалу не поверил. Но потом прикинул и понял: так все и есть.

-А разве у вашего бывшего партнера Андрея Тихонова не точно такой же, как у вас, набор достижений на внутренней арене?

- Не совсем. Он во второй лиге чемпионом не становился.

-Вам ведь в ней еще до этого сезона доводилось играть?

- Да, в молодости выступал в астраханском "Волгаре".

-Сильно с тех пор изменился этот футбольный регион?

- Тяжело сравнивать. В юные годы многое воспринимается с восторгом. Это со временем уже замечаешь недостатки, которые начинают раздражать. К счастью, их оказалось не так много.

-Наверное, имеете в виду провинциальные гостиницы, которые после "хилтонов" и "шератонов" кроме дискомфорта ничего не вызывали?

- Пятизвездных отелей не попадалось. Но жить вполне можно в тех, которые есть.

-А как поля, стадионы?

- Намного лучше, чем во времена моей юности.

-Как добирались на выездные матчи?

- По-разному. Самолетом летали в Волгоград, Каспийск и Камышин. Куда-то ездили на поезде, но чаще - на автобусе. Самой утомительной оказалась автобусная поездка в Ростов.

-Не потому ли уступили главному конкуренту?

- Нет. Игра была с равным количеством моментов. Просто хозяева не упустили свой шанс со штрафного, который идеально пробил Ширшов. У СКА вообще хорошо подобран состав, где на первых ролях такие тертые футболисты, как Федьков, Сафронов, Куприянов, Ковнеристов, А. Гришин. А уж Сергей Андреев прекрасно знал, как использовать их лучшие качества.

-Почему же тогда армейцам не удалось решить задачу, хотя они дважды победили вашу команду?

- Наверное, мы хотели стать первыми чуть-чуть больше. Ну и, конечно, спасибо ребятам из "Автодора", сумевшим отобрать у конкурентов четыре очка.

-Не простимулировали, как сейчас модно, земляков?

- Они и без этого бились отчаянно. Себя не пощади, но товарища выручи - таков на Кавказе закон. Тем более когда на кону честь республики.

-В принципе во втором дивизионе принято стимулировать соперников конкурентов?

- Насколько мне известно, такое случалось.

-А арбитров?

- Как ни странно, но в наших матчах судейство было вполне квалифицированным и мало чем уступало уровню премьер-лиги. Разве что в Майкопе при счете 2:0 нам поставили два "левых" пенальти. Но мы все равно выиграли.

-Зачем было помогать ни на что не претендовавшим хозяевам?

- Думаю, это как раз относится к вопросу о стимулировании.

-Наверное, с вашим опытом уровень второй лиги позволял играть на одной ноге?

- Ни в коем случае. Выкладываться приходилось по полной. Убежден, зона "Юг" во втором дивизионе самая сильная. Думаю, ростовский СКА, новороссийский "Черноморец" и "Спартак" из Анапы не затерялись бы в первой лиге.

-Игроков интересных приметили?

- Если честно, второго Жиркова не встретил. Клубы, как правило, на две трети укомплектованы собственной молодежью, которых ведут вперед ветераны. Такие, как Камольцев, Попов, Акопянц, Догузов, Вас.Иванов из "Черноморца", Веретенников и Абрамов из "Ротора-2", Царенко из Камышина.

-Кто лидер по посещаемости?

- Горжусь, что и здесь впереди наша команда. В среднем во Владикавказе на матчи "Спартака" приходили семь-восемь тысяч зрителей. А на открытии и игре со СКА были все четырнадцать. В остальных городах, включая Ростов, Волгоград, Новороссийск, собиралось тысячи три-четыре. Между тем раньше, бывало, я играл там при переполненных трибунах.

-Болельщик всегда ходит на команду с яркой, азартной игрой. За счет чего ее удавалось показывать?

- У нас подобрался хороший состав. Ковтун, Агаев, Битаров, Дубровин могли бы и сейчас выступать в премьер-лиге. Не обделены талантом молодые Айларов, Куканос, Ахметов, Бестаев, Бакаев. Мы прекрасно понимали друг друга на поле. И, что очень важно, вне его.

-Владикавказский футбол - прежде всего атака...

- И мы от этой традиции не отступили. Выдвинутый вперед Дубровин забил 28 мячей. На флангах ему помогали быстрые Айларов и Битаров. Ну а мне пришлось поменять амплуа опорного полузащитника на позицию "под нападающими".

-С чем приходит "Спартак" в первый дивизион?

- С закаленным характером, крепким составом и огромным желанием выполнить поставленную перед сезоном-2006 задачу - вернуться за два года в премьер-лигу. Благо первый шаг уже сделан.

Александр ЛЬВОВ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2006-12-12/6_3/?view=page

Виктор Булатов: "Человек из ЦСКА швырнул мне 50 тысяч долларов. И убежал"

Спорт-Экспресс, 20 января 2017 года
Количество просмотров: 792

Фото

Если нынешний "Спартак" видит очертания чемпионства в тумане горизонта, то кто-то по три раза выигрывал золото с этой командой – и не слишком удивлялся. Сегодня люди из того состава справляют первые серьезные юбилеи. Большим тренером никто из них пока не стал – но некоторые готовы, живут надеждой.

Как Виктор Булатов, например. Главный тренер "Торпедо".

Кстати, в воскресенье ему 45.

ШРАМ

– Вы уже тренер с опытом. Поработали в Смоленске, Пензе, Туле. Чем "Торпедо" отличается от прежних клубов?

– Летом пришлось больше половины состава менять. Висят ограничения по заявке, в которой всего 18 футболистов. Непросто! А задача – выход в ФНЛ.

– Это реально, когда в заявке 18 человек, и денег – в обрез?

– Да. У нас нет заоблачного финансирования, но свои плюсы. Все-таки в московский клуб футболисты идут охотнее.

– Кто ваши главные конкуренты?

– У Курска тоже задача – выйти. У Белгорода – не любой ценой, но желательно. Я слышал, сами ребята хотят.

– Вторая лига становится все слабее?

– Это правда. Даже сравнивая с ситуацией трехлетней давности. Мелькнут способные ребята – но "бриллиантов" нет. Российский футбол вообще беден на яркие личности.

– Вашего 17-летнего полузащитника из Смоленска "Локомотив" купил за огромные деньги.

Миша Петрусев. Сейчас в "Химках" играет.

– В весе вы почти не прибавили. Сами наверняка могли бы играть – во второй-то лиге.

– Одну игру выдержал бы. Ну, две. Не более.

– Смертин говорил: "Я себя в футболе отжал на сто десять процентов". А вы?

– Я поменьше – на сто. К сожалению, последние годы изводили травмы. Четыре сезона играл со слезами.

– Что стряслось?

– Трещина сустава большого пальца. Случилось это в 2001-м, на сборах со "Спартаком". Бутсы у меня были шестишиповые. То ли в игре, то ли на тренировке отломился шип. Стопа провалилась, почувствовал боль. Доктор Васильков повез к Пфайферу, тот сказал, что необходима операция. Сергеич ответил – сейчас играть некому, сезон на носу. Нужно потерпеть.

– Чем кончилось?

– За четыре года само срослось. Но много энергии отнимало, мысли были только об этом. Перематывал пластырем. Когда совсем становилось невмоготу – делали обезболивающие уколы. Бить старался здоровой ногой, с левой уже не рисковал. Вскоре другая напасть – нагноение на ноге. В тот момент тоже надо было паузу взять. Но мне сказали: "Терпи". Полгода играл на антибиотиках.

– Самые перебитые ноги, которые видели в футболе?

– Могу рассказать про собственный шрам. В полноги!

– Откуда?

– 1990 год, в Астрахани удаляли мениск. Привезли в больницу, не предупредив, что я футболист. Доктор через месяц уходил на пенсию. Фамилию помню – Озеров. Это была последняя для него операция. Расковырял колено так, что я о футболе надолго забыл. Когда сняли гипс – обомлел! Чудовищный шрам, а нога – тоненькая-тоненькая, словно рука. Все потеряла, что можно потерять. Спас Виктор Борисович Сачко, тренер по физподготовке.

– Знакомая фамилия.

– С моей подачи годы спустя к нему спартаковцы ездили. Парфенов, Бушманов, Ананко. Титова в 2000-м после мениска за две недели восстановил! А со мной тогда полгода возился.

– Что с вами творил?

– Трехразовые тренировки, силовые упражнения. Прыжки. Занимался на тренажерах, которые он сам изобрёл. Когда я уже в "Спартаке" был, решили Романцеву порекомендовать Сачко. Я не сомневался, что команде он поможет. Пошли с Титовым, Тихоновым и Писаревым.

– Как Олег Иванович воспринял идею?

– Плохо. Я сразу почувствовал. Видимо, был какой-то отрицательный опыт. Считал, тренеры по физподготовке – не футбольные люди, слабо разбираются в тонкостях. Могут помешать мышечным ощущениям – а спартаковская игра на них держалась.

– Прогнал вас?

– Нет, отмахнулся: "Пускай приезжает! Раз вы инвалиды…" Утром в Тарасовке Виктора Борисовича встретил администратор: "Здесь посидите, на лавочке". Олег Иванович с ним даже не переговорил. Стало ясно – сотрудничества не будет.

– Титов добавил свою подробность. Будто Олег Иванович разгневался: "Вам что, нагрузок не хватает?" Всю следующую неделю гонял, как сидоровых коз.

– Не исключено. Как Романцев гонял после другого случая, я помню.

– Что за случай?

– Узнал, что в выходной праздновали командой мой день рождения в 2001-м. После Кубка Содружества.

– Где сидели?

– На Тверской в "Пирамиде". Ее снесли недавно.

– Крепко гуляли?

– Не особо. Наутро Олег Иванович смотрел в упор: "Когда вы только сели, я уже знал, кто из вас что заказал… Поэтому сейчас начинаем работать в двухразовом режиме!" Очень тяжело далось – еще и после "Содружества", где провели шесть матчей за восемь дней. Мы все время накануне этого турнира переговаривались: "Добро пожаловать в ад!" Изнуряющий график, синтетика, духота.

– "Спартак" вас сделал сильнее как футболиста?

– В чем-то – да. А в чем-то – слабее. После "Спартака" трудно заиграть в другой команде. Даешь в касание, думаешь на ход вперед – а тебя никто не понимает.

– Кто-то сказал – "Спартак" убил в вас творца.

– Так и есть. Индивидуально я потерял. Что позволялось Цымбаларю и Кечинову – то не позволялось мне. Они техничнее. Первый год ушел на адаптацию – Романцев часто поправлял: "Не передерживай мяч! Быстрее соображай! Играй в касание!" Сначала отправили играть передним защитником, затем – опорным хавом. Место для черновой работы.

– Что раздражало Олега Ивановича на тренировках?

– Если человек неправильно открывался. В "квадратах" Романцев водил за руку, объяснял. Потом я учился в ВШТ и некоторым тренерам рассказывал – у нас в "Спартаке" было всего одно упражнение. За счет него ставилась фирменная игра. Люди поражались! Хотя на первых порах эти "квадраты" меня угнетали. Изо дня в день или две серии по пять минут, или три. После каждой стоишь, отдышаться не можешь.

Виктор БУЛАТОВ и другие спартаковцы Олега РОМАНЦЕВА празднуют победу в Кубке Содружества-2001. Фото Александр ФЕДОРОВ,

РОМАНЦЕВ

– В бешенстве Романцева видели?

– Сборная сыграла в Туле с Белоруссией 1:1. Не все выкладывались. Олег Иванович был разъярен. Он никогда не орал, но его тихий голос пробирал сильнее, чем крик любого тренера. Энергетика невероятная. Вот рассказываю вам и думаю – а что такое энергетика? Невозможно объяснить! Но скажет Романцев: "Надо!" – и люди готовы умереть.

– Вы его боялись?

– Не я – все игроки. В любую секунду мог выгнать кого угодно.

– Сейчас встречаетесь – нет ощущения, что это огарок свечи?

– Нет! Едва начинает говорить, чувствуешь – это глыба. Исходит энергия. Есть в Романцеве что-то гипнотическое. Поглощал каждого – как удав кролика.

– Чье отчисление в "Спартаке" стало потрясением?

– Цымбаларя. Игрок от Бога. Ребята его обожали. Добродушный, заводной, всегда с улыбкой – и в раздевалке, и на поле. Убрали Илюшу осенью. Зимой на сборах начались разговоры, что Олег Иванович по нему сильно скучает. Дал команду администратору: "Звони Цыле, вызывай в Турцию". Тот приехал, Романцев обрадовался: "Илюша, работаем!"

– В Турции Цымбаларь не задержался.

– Сразу попал на "максималку". Это самое тяжелое упражнение у Романцева. Рывки поперек поля, почти без пауз. Всего 17 минут, но выматываешься так, что в глазах темнеет. Цымбаларь несколько месяцев не тренировался, отставал. Да и физически объективно был уже на сходе. Олег Иванович понял, что Илюша не тянет – и окончательно с ним распрощался.

– Тихонова из "Спартака" выгнали после вашего конфликта под трибунами "Сантьяго Бернабеу".

– Да это повод… Причиной такая мелочь априори быть не могла.

– Что он вам сказал-то?

– Проиграли "Реалу" 0:1. Андрей начал выговаривать: "Зачем на последней минуте бьешь с левой, когда до ворот тридцать метров? Ты что, Роберто Карлос?" Я ответил, слово за слово. Конфликтом это не назовешь – обычные эмоции. Но Романцев услышал, прищурился: "Тихонов, ты на свою игру посмотри, а не другим пихай…"

– Тот огрызнулся?

– Ну что вы! Не помню случая, чтоб кто-то рискнул в таком тоне пообщаться с Олегом Ивановичем. Андрей промолчал. А с утра его вызвали в клуб и объявили об отчислении. Приехал в Тарасовку, собрал вещи. Все настолько буднично, что команда была в шоке.

– На вас обиду затаил?

– Мы через полтора года в "Крыльях" пересеклись. Первое время косо поглядывал. Сейчас отношения нормальные. Андрей понимает – убрали не из-за меня.

– Полагаете, вопрос по Тихонову был решен еще до Мадрида?

– Думаю, да. Для Андрея 2000 год складывался неудачно. А под ним сидел перспективный Безродный. Наверное, Олег Иванович решил, что переводить в запас одного из лидеров – бомба замедленного действия. Лучше расстаться. На мой взгляд, в той ситуации Тихонову нужно было просто дать паузу. Его дальнейшая карьера подтвердила, что "Спартаку" мог принести еще немало пользы.

– В отличие от Безродного.

– Парень одаренный, но разгильдяй. Ни внутреннего стержня, ни целеустремленности.

– Титов в книжке посвятил вам несколько строк: "Витя – интеллигентный, играл молча, аккумулировал энергию. Но если выводили из себя, превращался в разъяренного монстра…"

– Насчет монстра – преувеличение. До Ковтуна с Хлестовым мне далеко. Хотя в команде со смехом обсуждали, когда на групповом этапе Лиги чемпионов я внезапно выбился в лидеры турнира по количеству фолов.

– Кого-нибудь от души приложили?

– Все фолы – "рабочие", в центре поля. Я не умею делать такие подкаты, как Ковтун. Перед Новым годом был в спартаковском музее, на экране прокручивали самые живописные эпизоды с участием Юры. Либору Сьонко из "Спарты" врезал так, что у бедного чеха ноги взлетели выше головы. В жизни Ковтун мухи не обидит, но на поле никого не щадил. Убийца с лицом младенца.

– Более корявого футболиста в том "Спартаке" не было.

– Юра грамотно прятал свои недостатки. С мячом ничего не выдумывал, пасовал ближнему. У Ковтуна другие козыри – жесткий, цепкий, неуступчивый, хорошо играл головой. Поэтому и в "Спартаке", и в сборной был основным защитником.

– На тренировках от Ковтуна и Хлестова прилетало по ногам?

– Нет, берегли ребят. Кстати, Хлестов подкаты вообще не применял. Без них великолепно отбирал мячи. Уникальный персонаж. Всегда на своей волне, минимум эмоций. За день до матча с "Реалом" мог спросить: "Завтра с кем играем?"

– В шутку?

– На полном серьезе! Ему по барабану – хоть "Реал", хоть "Уралан"… Не мыл бутсы после игры, укладывал в сумку и забывал до следующего матча. Когда вытаскивал, из-за налипшей грязи они весили килограмма два! Я бы в таких ноги от пола не оторвал. А Дима ошметки стряхнул – и побежал.

2001 год. Виктор БУЛАТОВ (справа) и Андрей ТИХОНОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ,

ВАСЯ

– О Баранове что-то слышали?

– В 2012-м, когда я смоленский "Днепр" тренировал, были в Белоруссии на сборах. Спрашивал про Васю. Живет в деревне под Гомелем, рыбачит, на футболе не появляется. Жалко, никто точный адрес не знал. А то бы навестил с удовольствием.

– Олег Иванов рассказывал: "В Тарасовке мне досталась бывшая комната Баранова. Так на стене обнаружил его телефонную книжку! Куча номеров прямо на обоях, в основном девиц…"

– Я заходил к Васе в комнату, но это не бросалось в глаза. Вот как он летом потоп на базе устроил, помню. В ванную положил пиво под холодную струю. Пока тренировался, этикетки отклеились, забился сток – и полило с третьего этажа. Доложили Романцеву, тот поднялся. Говорят, глаза округлились, когда увидел ванную, загруженную пивом. Но Васе спиртное не мешало. Здоровья-то вагон. Мог выпить сколько угодно, а на следующий день 90 минут носиться от флажка до флажка.

– Еще таких встречали?

– В "Тереке" вышли на прогулку после завтрака. Талгаев присмотрелся – один футболист едва на ногах держится. В крик: "Ты что?! Сегодня игра!"

– А тот?

– Молчал. Талгаев рукой махнул: "Ладно, иди проспись". Все равно выпустил в "старте". Бегать парень особо не мог, но разок оказался в нужной точке, подставил ногу – гол. Выиграли – и его простили.

– В сборной СССР 80-х первым режимщиком считался Василий Рац. А в ваших клубах?

– В "Тереке"Вова Корытько, в "Алании"Володя Леонченко. В нынешнем поколении таких ребят много. Но даже на этом фоне выделяется Младен Кашчелан, полузащитник сборной Черногории. Играл у меня в Туле. Не пьет, не курит, следит за питанием, высчитывая каждую калорию. У него свой лактометр, ежедневно проверяет уровень молочной кислоты в крови. Купил специальные резинки для фитнеса, в тренажерном зале работает по своей программе. Суперпрофессионал!

– В "Спартаке" вы разных легионеров повидали. Номер один по человеческим качествам?

Робсон. Парень золотой, свой в доску. Настолько обрусел, что со временем мы уже не воспринимали его как бразильца.

– Титов вспоминал: "Робсон полюбил семечки. Сядет с кульком перед телевизором, – и грызет, как белка. Вслушивается в нашу речь. Так и освоил язык…"

– По-русски говорил отлично, шутил, тому же Баранову мог легко ответить. У Васи юмор своеобразный, на грани фола. Например, протягивал газету: "Роба, про тебя статью написали". Тот открывал и видел фотографию обезьяны. Не обижался, наоборот, смеялся громче всех. Вот Маркао – полная противоположность Робсону.

– В чем?

– Нелюдимый, русский учить не хотел. Да и футболист посредственный. Медленный, неповоротливый. Два гола "Арсеналу" в Лиге чемпионов – звездный час. Больше себя не проявил. Робсон забивал маловато, но пользу приносил колоссальную, играл на команду. Романцев его очень ценил.

Филимонов уверял, что лишь однажды перед матчем у него дрожали ноги. Дебют в Кубке УЕФА, матч за "Текстильщик" с "Нантом".

– У меня тоже было один раз – перед "Баварией". Может, помните, в 2001-м играли с ней четыре матча. Общий счет 2:12.

– Сильно.

– Стою в тоннеле, вот-вот начнется четвертая игра. Гляжу на эти физиономии – как же вы надоели… Не боязнь, а безысходность! Понимаешь, что ничего не светит. Они лучше, мощнее, опытнее.

– С кем часто пересеклись на поле в тех матчах?

– С Эффенбергом. Романцев, как ни странно, после таких поражений поддерживал. В Мюнхене горели к перерыву 0:3, Романцев зашел в раздевалку: "Всякое бывает в футболе. Надо доигрывать". Никакого разноса.

– Зато лондонский "Арсенал" в студеных "Лужниках" разнесли 4:1. Как это смотрелось изнутри?

– Закончиться могло и 0:3. В первом тайме при счете 0:1 Кану не реализовал стопроцентный момент – Филимонов потащил. Повезло нам в тот день. В том числе с погодой. Минус десять, игроки "Арсенала" быстро задохнулись. Даже Анри был непривычно вялый – подмерз, наверное. А нас 80 тысяч зрителей гнали вперед, ни на секунду не умолкали. Сумасшедшая энергетика!

– Был матч в более лютую стужу?

– В 2007-м, в "Астане". Играли в последнем туре при температуре минус 15 и ураганном ветре. Трибуны пустые, поляна в снегу, через полчаса ни рук, ни ног не чувствуешь. Кому такой футбол нужен? Но это не самое удивительное, с чем столкнулся в Казахстане. В стране четкое разделение между севером и югом. От языка до традиций. Ребята из южного Казахстана, которые были в "Астане", по общению и замашкам напоминали новых русских. У каждого – пистолет.

– Газовый?

– Боевой. До сих пор перед глазами картина – на стоянке футболист открывает машину, вытаскивает из-под кресла "пушку". Рядом бита лежит.

– Окровавленная?

– Нет. Может, кровь уже смыл? Думаю – XXI век на дворе, а у них еще 90-е. Слава богу, ни в какие переделки там не попал.

Виктор БУЛАТОВ (слева) и Василий БАРАНОВ в матче с

БЕСКОВ

– Как вы расставались со "Спартаком"?

– В декабре 2001-го контракт закончился. Президентом был уже Червиченко, вызвал в клуб: "Хочешь – оставайся. Но мы делаем ставку на молодых". Ясно, отвечаю, буду команду искать. Вдруг через месяц позвонил Шикунов: "Приезжай на базу. Тренируйся, доказывай. Олег Иванович тебя ждет…"

– Соскучился? Как по Цымбаларю?

– Вряд ли. Сорвалась покупка опорного хавбека, вот и решили перестраховаться. Но я был страшно изможден. Полгода на антибиотиках не прошли бесследно. Подсадил сердечно-сосудистую систему. Понимал – в таком состоянии в "Спартаке" уже не потяну.

– Денег бы заработали.

– Да мне в Самаре больше предложили! В полтора раза!

– С ума сойти.

– Честно говоря, подвел я "Крылья". Клуб вложился, заплатил приличные деньги – а отдача нулевая…

– Стоп. Какие деньги – если уходили вы свободным агентом?

– Я все-таки продлил контракт со "Спартаком". Червиченко вовремя сообразил, что меня выгоднее продать, а не отпускать бесплатно. 2002-й и 2003-й – самые неудачные в карьере. Не хватало выносливости, быстро уставал. Казалось, организм выработал ресурс. Но постепенно восстановился. Потом два сезона в "Тереке" отыграл от звонка до звонка. Дальше "Алания", "Астана". И полгода в Хабаровске, где наверстал в общении с отцом.

– Сколько вам было, когда родители развелись?

– Шесть лет. Мама в одиночку тянула нас со старшим братом. Отец в конце 70-х перебрался из Челябинска в Хабаровск. А проявился, когда я в "Спартаке" заиграл. Разыскал через брата, позвонил: "Это папа…" Пару раз в Москву приезжал.

– Как прошла первая встреча?

– Я уже взрослый был – поэтому нормально общались. Понятно, без большого тепла. Но и обид не было. Мать никогда плохо о нем не говорила. В 2008-м я уехал из Хабаровска – год спустя отец умер.

– Ваши челябинские земляки рассказывают страсти про район ЧТЗ. Вы тоже попадали под раздачу?

– Я из Ленинского района, это совсем другое. С девяти лет занимался футболом, уличные моменты меня обошли. Был поглощен игрой и учебой. К тому же шпана была в курсе, что брат – боксер. Входил в сборную России, позже на кикбоксинг переключился. Дома мы редко встречались – то он на тренировке, то я. Сейчас у него свое кафе в Челябинске.

– Вы в 16 лет уехали из родного города?

– Сначала в Ставрополь. Через четыре месяца Владимир Юлыгин позвал в ФШМ. В интернате на одном этаже жили команды трех возрастов. Вышли оттуда Юра Дроздов, Вова Бесчастных, Игорь Симутенков, Ильшат Файзулин…

– Кто среди них считался гением?

– Выделялся Бесчастных. Он и начал с 18 лет забивать в "Спартаке". Дроздова, Симутенкова и меня пригласили в "Динамо". С основой тренировались, взяли на ставку.

– Понимали, что не пробиться?

– Я посмотрю налево – там Добровольский, Лосев, Скляров. Направо – Кирьяков, Колыванов, Кобелев. Попробуй, заиграй в такой команде. Симутенков, правда, зацепился. А я физически не дотягивал. Да и не мог конкурировать с Добровольским. Даже в той компании он стоял особняком. Хоть видно было – не режимит. После тренировки курил тайком от Бышовца.

– В "Спартаке" золотых времен много было курящих?

– Человека два-три. Я себе позволял редко-редко. Не такое здоровье, чтоб еще на сигареты его разменивать… А из "Динамо" перешел в СК ЭШВСМ, где тренером был Сергей Петренко. Сказали: "Будешь играть" – и я плюнул на динамовскую зарплату. Потом рванул в Астрахань.

– В вашей жизни были интересные смотрины – в "Асмарале" у Бескова.

– Две недели там провел. С Гавриловым тренировался. Гениальный футболист. Хочешь у него отнять мяч, бежишь злой, – а он легким движением убирает под себя и одним пасом разрезает оборону соперника. Все – стоя на месте. Недавно спрашиваю: "Помнишь меня?" Нет, отвечает, не помню.

– Бесков вас из толпы выделял?

– Подобрел Константин Иванович к 70 годам. Ко мне подходил: "Как дела, Булатов? Устал?" Хотя кто я для него – 20-летний пацан из Астрахани? Это был ноябрь, много нас таких привезли, из второй лиги, из первой. Но все равно врезалось в память, насколько досконально Бесков объяснял, водил за руку. Мог остановить тренировку – только чтоб кому-то показать, как правильно бить "щечкой", как мяч принимать вполоборота. Мне на прощание сказал: "Приезжай в январе, будем дальше работать и смотреть".

– Что ж не приехали?

– Зазвали в мини-футбол. В челябинский "Феникс". С первого тура выбились в лидеры. Обошли "Дину"!

– Загорелись?

– Ага. В итоге стали третьими. Против Кости Еременко часто на площадке оказывался. Все думал: как же он видит этот уголок в маленьких воротах? Как в него попадает любым ударом? Но главный вопрос – почему он с таким талантом не в большом футболе? Потом выяснилось – из-за сердца.

– Кроме "Асмарала" были еще на смотринах?

– В 1995-м приехал на десять дней в московский "Локомотив". Не подошел Семину по физическим кондициям. До последнего надеялся, что останусь. Адекватно себя мало кто оценивает.

2001 год. В игре спартаковец Виктор БУЛАТОВ. Фото Александр ВИЛЬФ

БОЛГАРИЯ

– Не вытащил бы вас Юлыгин из Челябинска – как сложилась бы судьба?

– Челябинск – город не футбольный. Если вовремя не уехал – все. В 20-21 ты уже мало кому интересен. Можно заканчивать – а можно пылить до 30 лет во второй лиге. Или в мини.

– Юлыгин – фигура в нашем футболе недооцененная.

– Не просто так ему Бердыев в свое время доверил курировать детскую школу в Казани, поднимать клубный интернат. Я Юлыгину вообще всем обязан. Это он меня пригласил в Москву из Челябинска. Когда из Астрахани поехал тренировать болгарский "Димитровград" – и меня забрал. Владимир Михайлович был чудесный тренер для молодежи! Технику ставил, координацию, тактике учил. Я постоянно чувствовал, что прибавляю. Как раз то, что нужно было в том возрасте. Он книжку написал, посвященную технике ударов, – а Бердыев помог издать.

– В "Димитровграде" свои футболисты получали 100 долларов. Вы – 800. Для скромного клуба второй лиги разница невероятная.

– А вот так договорились с президентом. Он был компаньоном по бизнесу зятя Юлыгина. Хорошо, ребята понятия не имели, сколько мне платят. Первые полгода я был один, потом подъехал Вова Рафаенко из Питера.

– В той Болгарии на 800 долларов чувствовали себя королем?

– Если у тебя в кармане 2 доллара, можно было зайти вдвоем ресторан. Поесть от души, ни в чем не отказывая. Даже выпить. Коммунизм!

– Вторая лига там – огороды вместо полей?

– Не везде. Однажды на выезде выходим к полю – а наперерез идут коровы. Оставляя лепешки… К чему никак не мог привыкнуть, так это к жестам. Для болгарина "да" – покачать головой, "нет" – кивнуть.

– Ждем историй.

– Как-то подкатил товарищ нетрадиционной ориентации. В Болгарии таких много. За столик ко мне присел. Я все понял, мотаю головой в стороны – а он радуется. Думает, я согласен. Чувствую, что-то не то. Опомнился и начал судорожно кивать.

Константин Головской, поигравший в "Левски", удивлялся – местные разгуливали по раздевалке абсолютно голыми, хвастались эпиляцией.

– В "Димитровграде" до этого не доходило, ребята попроще. Сейчас случай вспомнил – не знаю, стоит ли рассказывать…

– Стоит-стоит.

– Друга моего Рафаенко болгарин по имени Ангел донимал. Шуточки: "Русские – медведи…" – в таком духе. Вроде по-доброму, но Вова закипел.

– Повредил Ангелу лицо?

– В душевой разговаривают. На Ангела течет вода. А внизу Рафаенко на него мочится. Вся раздевалка видит – кроме этого болгарина. Смеху было! Тот понять не может, высовывается, смотрит… Шутка плохая. Зато памятная.

– Вас собирался купить знаменитый клуб "Берое". Это уровень другой?

– "Берое" в тот год вылетел в первую лигу. Предварительно договорились на тысячи полторы долларов. Но Юлыгину предложили ставропольское "Динамо" – и я отправился за ним. Получилось, из второй болгарской лиги оказался в высшей российской.

Самарцы Владислав РАДИМОВ и Виктор БУЛАТОВ против спартаковца Владимира БЕСЧАСТНЫХ. Фото Александр ВИЛЬФ

АВТОБУС

– Слышали мы легенду – будто ставропольское "Динамо" отправилось на сборы в Грецию автобусом.

– Я был в том автобусе! Это февраль 1995-го. Тренировал "Динамо" уже Борис Стукалов. Но придумал поездку, думаю, не он, а президент клуба Лацинников. Ввиду экономических трудностей. Сели в Ставрополе на старенький "Рено" и покатили в Салоники.

– Сколько ехать?

– Трое с половиной суток. Ни разу горячим не покормили. Доски разложили в два яруса, матрасы накидали. Представили? На сидении одна доска, на спинках – вторая. Как в поезде.

– Никто не рухнул?

– Может, кто-то ночью падал. Главная беда – границы. На каждой стоишь, ждешь, трешься среди фур. А теперь посчитайте, сколько мы этих границ проехали. Украинская, болгарская, турецкая, греческая…

– Чесали через всю Турцию?

– Вот-вот, огибая Черное море. Больших городов сторонились, всё через какие-то деревни пробирались. В Греции неделю потренировались – сплошные дожди. Нам давали гаревое поле. Выходим на него, перешептываемся: "Гаревое и в Ставрополе есть…" Потом не выдержали – и поехали дальше. Под Кельн.

– Тоже горячим не кормили?

– Нет! Весь багажник был забит батонами, кабачковой икрой и сыром. Наши завтрак, обед и ужин. В какой-то момент мы потребовали остановить автобус около кафе – на свои закупились сосисками. Под Кельном неделю ковырялись – и назад, в Ставрополь. Еще трое с половиной суток.

– Занимательная арифметика – сколько всего вышло?

– Из 25 дней 12 провели в автобусе. Проехали под 15 тысяч километров. Сейчас я бы не выдержал. Предложили мне такой эксперимент над здоровьем – вышел бы из автобуса и из команды. А тогда все легенды ставропольского футбола ехали и не роптали – Груничев, Заздравных, Шестаков, Осипов, сам президент Лацинников, Стукалов…

– Приключений по пути набрали?

– На границе двое футболистов в туалет отошли – их оштрафовали на тысячу рублей каждого.

– Кто?

– Украинские пограничники. Оказывается, нельзя. А зарплата у каждого – две тысячи. Валера Заздравных, главный шутник, тут же выдал комментарий: "Все понятно! На нашу зарплату – два раза пописать…" После этого мы, умудренные опытом, в Германии посреди автобана не просили тормознуть, чтоб освежиться.

– Там дороже обошлось бы.

– Намного. Удивительно, как этот автобус дорогой не развалился. Вернулись – и я из Ставрополя свалил. Имея контракт, уехал в Самару. Правда, о контракте не подозревал.

– Тайком исчезли?

– Да, никому слова не сказал. Позвонил приятель, Влад Матвиенко. Говорит: "Аверьянов ищет в "Крылья" атакующего полузащитника. Нужно сыграть тайм". Я поехал и сыграл, в манеже, с ЦСКА. Через два дня летел с "Крыльями" на сбор в Египет. Опускаемся над Каиром – и думаю: как хорошо самолетом-то… Красота!

– Как вы могли не знать про действующий контракт?

– А я вам объясню, как раньше заключали контракты – в Ставрополе на базе сплю. В 7 утра трясет за плечо начальник команды, протягивает пустой листок: "Срочно подписывай вот здесь". Сказал – для какого-то технического вопроса. Позже выяснилось – это контракт. "Крылья" сразу заявить меня не смогли, но в итоге договорились. В Ставрополе поняли, что лучше хоть что-то за меня получить.

– Больше никогда чистые бланки не подписывали?

– В "Спартаке" тоже давали чистые листочки. Все строилось на доверии. Романцев никого не обманывал.

1998 год. Торпедовец Виктор БУЛАТОВ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ

КОЗЬМИЧ

– Еще один слух. Якобы "Крылья" выходили на зарядку в 6 утра.

– В половине шестого!

– А зачем?

– У Аверьянова было по плану три тренировки в день – а в Сирии смеркалось рано. В 5 часов вечера темень, освещения нет. Поэтому третья тренировка должна была начинаться в 15.00. Вторая – в 11.00 Первая в 5.30. Это сегодня предложи легионерам работать в такую рань, они толпой отправятся к президенту: "Коуч спятил, убирайте его". А мы лишь под нос бурчали. Что тренер даст – то и делаем.

– Овчинников по прозвищу Борман такое веселье приправлял фразами типа: "Играть не умеете – будете бегать".

– Аверьянов формулировал иначе: "Радуйтесь, что вы футболисты…" А после паузы продолжал: "Правда, хреновые. Но все равно – радуйтесь!"

– Самое нелепое упражнение, которое попробовали в юности?

– "Лягушки" через все поле. Глупейшее упражнение! Вредное! Для коленей, координации футбольной. Мяч перестаешь чувствовать. У Иванова в "Торпедо" пришлось это терпеть.

– Козьмич-то не размяк к концу карьеры, как Бесков?

– Тоже размяк. Как-то дал "лягушки". Мы набрались смелости: "Валентин Козьмич, можно это упражнение отменить?" Он удивился, посмотрел растерянно: "Отменить? Ну, давайте отменим…"

– Двойной "Купер" у него проходили?

– При мне было другое. Приезжаем на сбор в Адлер. Первая тренировка, команда дежурному: "Мячи не брать!" Мы насторожились. Выходим на поле – и начинается сумасшедший бег. Шесть по тысяче, темп запредельный. Я жил с Семшовым в номере, тот возвращается – сразу кидается к ванной…

– Зачем?

– Выворачивало беднягу.

– Вас – нет?

– Он-то поел перед тренировкой. Не знал, что ждет. А я опытнее. Перед второй тренировкой снова раздается: "Мячи не брать!" Был у нас футболист из Узбекистана Саюн – не выдержал, рухнул прямо во время забега.

– Когда увидели мячи?

– На третьей тренировке. Когда набегались от души.

– Нужны эти лошадиные объемы?

– Нет, конечно. Только здоровье отнимают. Работу надо строить на интенсивности. В Европе это давно поняли. Там все тренировки часовые, но темп высочайший.

– Валентин Козьмич выбегал к бровке и выкрикивал размер вашей зарплаты – чтоб работяги на трибуне слышали.

– "Посмотрите, как они играют! Булатов 6 тысяч долларов получает!" Представляете, что эти работяги думали, когда доносилось про 6 тысяч? Я старался с юмором относиться. Не кричать же в ответ? Не знаю, почему именно мои цифры отложились у Козьмича в памяти. В тот год я больше всех забил в "Торпедо" и больше всех отдал. Самый результативный мой сезон: 9+9. Но Иванова не смущало.

2001 год. Виктор БУЛАТОВ (второй справа) в сборной России. Фото Александр ФЕДОРОВ,

БЫШОВЕЦ

– История ваших переходов – что-то удивительное. За сколько выкупал "Спартак" у "Торпедо"?

– За 500 или 600 тысяч долларов.

– Вас после "Крыльев" разрывали. Хотели шесть команд сразу.

– Если не восемь. Из ЦСКА в Самару приехали Костылев с селекционером Крисевичем. Это были самые веселые переговоры.

– Что такого?

– Бросили мне на стол 50 тысяч долларов и исчезли.

– То есть?

– Они просто не взяли назад! Крисевич кинул – и убежали. Крайне неловкое ощущение. А принес он деньги в полиэтиленовом пакете. Я и подумать не мог, что в таком могут быть пять пачек по сто купюр.

– Стоило ли возвращать – если ЦСКА так вас хотел?

– А вот не лежала душа к ЦСКА. Интуиция подсказывала – не надо. Я приехал в Москву подписывать контракт с "Торпедо" – заодно отыскал человека, который знал Крисевича. Тот ему все вернул.

– Дошло до адресата?

– Да, я проверял. Вообще-то этот период чуть не завершился для меня печально. Я запутался! Сначала Бышовец и Мутко пригласили в Питер. Прилетел, заключил контракт. Меня зазвали тем же вечером на банкет в "Асторию", представили как футболиста "Зенита". За соседним столиком сидели Боярский и Кирилл Лавров. Подходить не стал – кто я для них? Песни, танцы. А через два дня подписываю договор с "Торпедо".

– Сильный финт.

– Звоню Анатолию Федоровичу, извиняюсь. Он настроен был категорично – пригрозил дисквалификацией. Я тут же набрал Виталию Леонтьевичу, попросил о встрече в Москве. Покаялся лично. Мутко контракт порвал: "Нет проблем, я все понимаю…"

– Зачем вы подписали второй контракт?

– Решил, что в "Торпедо" мне будет лучше. Тарханов смог убедить: "Игра строится на контроле мяча, это тебе ближе, вырастешь за год…" Так и случилось – я действительно прибавил. Придя в "Спартака" после Тарханова, уже был уверен, что заиграю.

– Кто еще тогда звал?

– Горюнов позвонил: "Приезжай!" Сел я в машину – и в Волгоград. Увидел меня в красной рубашке, насупился. Над моим ухом склонился его адъютант, отчетливо выговорил: "Надо. Купить. Другую рубашку".

Непримиримость к красному цвету – конкуренция "Ротора" со "Спартаком"?

– Ну да. Утром выскочил из гостиницы в ЦУМ. Купил белую рубаху. На базе зашел в кабинет Горюнова, взгляд сразу потеплел. Обговорили условия, Владимир Дмитриевич подытожил: "Езжай домой, я все улажу с Самарой". Но что-то не срослось.

– Тихонов рассказывал – ему с Титовым задолжали в Казахстане несколько миллионов рублей. Так казахи привезли в Москву долг – два целлофановых пакета, доверху набитых купюрами.

– Со мной в "Тереке" рассчитались приблизительно так же. Выдавали в полиэтиленовых пакетах – что в Кисловодске, что в московском офисе. Пачки денег, перетянутые резиночкой. Думаю, в те времена многие футболисты летали с огромными суммами денег при себе. Ни одного случая не знаю, чтоб кого-то "обули".

– Когда впервые почувствовали себя богатым человеком?

– Да никогда себя богатым не чувствовал!

– Даже в "Спартаке"?

– Ощущение – теперь я средний класс. Могу в отпуск съездить, куда хочу. Не более.

– Первый ваш шикарный отпуск?

– Мексика, где заглянул на корриду. Малайзия запомнилась. В ЮАР летали с Егором Титовым семьями. Там сафари – просто чудо. Примета: если увидишь трех разных зверей – будет тебе удача. Искали, искали глазами…

– Удалось?

– Да. Жираф, лев и слон. Вот на корриду больше не пойду. Жалко быка. Все очень жестоко, не постановочно. А особенно меня потрясла Италия. Венеция, Рим, Флоренция… Каждый дом – как произведение искусства!

– Иностранная машина когда у вас появилась?

– В "Торпедо", 1998 год. Трехлетний "Мерседес" С-280. Как-то сидели с хоккеистом Вадимом Епанчинцевым, рассказал ему, какие в "Спартаке" премиальные. Он не поверил!

– Сколько получали?

– Тысячу долларов за победу. Если становился чемпионом – увеличивали до трех. Шел перерасчет. Вадим рассмеялся: "Да у нас в регулярном чемпионате платят по десять тысяч долларов за победу…" В "Локомотиве" и ЦСКА, точно знаю, зарабатывали больше, чем в "Спартаке".

2004 год. Виктор БУЛАТОВ (слева) вместе с

"ТЕРЕК"

– Улица Андрея Федькова в Гудермесе еще существует?

– Вроде да. Как и улица Дени Гайсумова. Так после победы в финале Кубка отметили их вклад в успехи "Терека". Федьков – лучший бомбардир, Гайсумов – капитан. Я в Гудермесе был раз – когда поздравляли с выходом в премьер-лигу. Приехали на автобусе из Кисловодска, где тогда базировалась команда.

– С охраной?

– Разумеется. Меры безопасности были беспрецедентные. Специально запустили "утку", что награждать будут в Грозном. О том, что едем в Гудермес, знали единицы. Едва пересекли границу с Чечней, мирная картинка за окном резко сменилась. Бесконечные военные городки, бронетранспортеры, натянутые сетки цвета хаки… На самой церемонии, которую проводили в школьном спортзале, рябило в глазах от людей с "Калашниковыми" и "Стечкиными".

– Волновались?

– Да нет. Хотя Дениса Евсикова в эту поездку жена не пустила. Еще в "Терек" приезжал парень из российской глубинки. Рассказал ребятам, что участвовал в боевых действиях на территории Чечни, когда служил в армии. Говорил: "Если чеченцы узнают, что воевал против них, будут проблемы". Но в "Тереке" не заиграл, спустя полгода уехал. Кажется, с облегчением.

– Победа в финале Кубка над "Крыльями" – чудо?

– Конечно! По эмоциям даже с чемпионством не сравнить! От "Спартака"-то золота ждали, этот результат воспринимался как должное. А здесь – "Терек", первая лига. Средний возраст команды – 30 с лишним лет! В свои 32 я заходил в "квадрат" как самый молодой! Потому что рядом Гайсумов, Шмарко, Терехин, Федьков, Хомуха, еще кто-то… Во всех матчах играли строго от обороны, по-другому не могли. И в финале 90 минут отбивались. Ни ударов, ни моментов. А дальше Клюев отпасовал Федькову, тот на скорости ушел от Колодина и покатил мяч мимо вратаря.

– Через две минуты финальный свисток.

– Самарские болельщики потом рассказывали – в секторе немая сцена. Нарушил тишину чей-то голос: "Как, и всё?!" Для Германа Ткаченко, президента клуба, поражение стало трагедией. В победе "Крыльев" никто не сомневался, в Самаре уже банкет был заказан.

– Со стадиона "Терек" повезли в Кремль к Владимиру Путину.

– Из игроков поехали Федьков, Гайсумов и Джабраилов. Плюс Талгаев и руководство. Всю команду Путин принимал позже, когда в Кубке УЕФА обыграли "Лех". Но я на встречу снова не попал.

– Это почему?

– С "Лехом" из-за травмы на 20-й минуте заменили. Досматривал игру на трибуне. Расстроился и, не заходя в раздевалку, уехал домой. Кто ж знал, что президент страны захочет поздравить "Терек" с победой?

Джано Ананидзе сообщил нам, что в "Ростове" за победу в Кубке игрокам выплатили по 50 тысяч евро. А в "Тереке"?

– Столько же – но в долларах. Я с теплотой вспоминаю "Терек". Хорошие условия, дружный коллектив. Хоть вылетели в 2005-м, претензий к игрокам не было, со всеми рассчитались. Никакого негатива.

– Вам повезло больше, чем Нигматуллину. Он карьеру закончил после того, как руководители "Терека" обвинили его в сдаче матча.

– Сгорели дома "Рубину" 1:5. Нигматуллин не выручил, но сдачи не было, уверен на сто процентов! Руслан – порядочный человек. Просто "Рубин" был гораздо сильнее. Мы весь сезон играли неудачно. Команда возрастная, толком не укрепились…

Виктор БУЛАТОВ (слева) против Андрея КАРЯКИ в финале Кубка России-2003/04. Фото Алексей ИВАНОВ,

КАПЕЛЬНИЦА

– Как-то ваш "Спартак" с победой на стадионе поздравлял Александр Калягин. Еще неожиданные гости в раздевалке были?

– Калягин заходил в 1999-м после победы сборной над Исландией. В спартаковскую раздевалку однажды заглянул Лев Лещенко. В Мадриде, перед игрой с "Реалом". Наговорил теплых слов, пожелал удачи.

– Лев Валерьянович – динамовский болельщик.

– Я в курсе. Но это же еврокубки. Самым ярким получился визит Пал Палыча Бородина. В 1998-м в перерыве матча "Торпедо" – ЦСКА зашел со свитой, в руке – стакан водки.

– Кого-то угостил?

– Нет. Обвел команду тяжелым взглядом: "Что ж ЦСКА обыграть не можете?! Я в Москву из Якутии приехал, сам всего добился. А вы…" Хлопнул залпом, закусил бутербродиком, который на тарелочке держал охранник, пообещал двойные премиальные и откланялся.

– Воодушевились?

– Еще бы! Счет был 1:1, а во втором тайме забили Аваков и я. 3:1!

– Двойные выплатили?

– По три тысячи долларов. Всё без обмана.

– За сборную вы сыграли шесть матчей. Почему так мало?

– Кроме себя, винить некого. Романцев вызывал регулярно, но на поле выпускал редко. В средней линии была огромная конкуренция – Мостовой, Титов, Аленичев, Смертин, Хохлов, Семак. Надо было землю грызть, отвоевывать место в составе. Я же на тренировках такого рвения не проявлял. Когда осознал это, поезд ушел.

– Дебютировали в сборной вы еще при Бышовце. В товарищеском матче с Бразилией в 1998-м.

– Добирались в Форталезу с пересадками более суток, в тот же день, в три часа ночи по московскому времени, вышли на поле. Декабрь, экспериментальный состав, а у бразильцев – Ривалдо, Кафу, Элбер, Денилсон, Сержинью. К середине второго тайма они повели 5:0 и успокоились, стали на публику играть. Мы с пенальти размочили счет, но на большее не хватило.

– Кто из бразильцев впечатлил?

– Денилсон и Ривалдо. Как работали с мячом! Космос! А Кафу поразил после матча. Из Форталезы летели в Рио одним рейсом. Едва поднялись в воздух, он сам поставил себе капельницу.

– Зачем?

– Восстановление. Просидел так весь полет, около трех часов.

– Зато наши футболисты отрывались в Бразилии на полную катушку.

– Мы еще неделю сидели в Рио в ожидании регулярного рейса. Отпуск уже начался, вот народ и расслабился. Хотя Бышовец предупредил: "Каждое утро – зарядка!" В первый день вышли все.

– Похвально.

– На пляже позанимались, в футбол погоняли. Даже Симонян не удержался, присоединился к нам. Он и сегодня, в 90, в прекрасной форме. А в 72 был вообще бодряк. Двигался, передачи изумительные выдавал. Я подумал: "Теперь могу рассказывать, что играл с Симоняном в одной команде…"

– Во второй день на зарядку игроков вышло меньше?

– Человек пять.

– Среди них – вы?

– Да.

– А говорите, не выкладывались в сборной.

– Но на третий день уже никто не появился. Бышовец махнул рукой – отпуск так отпуск.

– Кафу в самолете три часа был под капельницей. А вы в Самаре – несколько недель?

– Это в 1995-м. Предсезонка получилась скомканной. Неудачный просмотр в "Локомотиве", вояж со ставропольским "Динамо" через пол-Европы. Когда перешел в "Крылья", функционально был не готов. А у Аверьянова на тренировках нагрузки ого-го! В итоге подзагнал сердечко. Последней каплей стал матч на самарской жаре с ЦСКА.

– Что случилось?

– Минут за пятнадцать до конца попросил замену. Сердце застучало так, что понял – нужна пауза. После этого три недели не тренировался, лежал на базе под капельницей. Диагноз – экстрасистола.

– Это что?

– Преждевременное сокращение сердечной мышцы. Для спортсмена предел – два дополнительных удара в минуту. У меня насчитали пятнадцать. Когда наступил отпуск, по совету доктора отправился в Кисловодск. В санатории подлечили, к началу сборов был в норме. Аверьянов с того момента относился бережно. Иногда вместо тренировок в общей группе я по кругу бегал. В 1996-м снова всех в "Крыльях" перепугал.

– Каким образом?

– Мистическая история. Играем в Томске на Кубок. Проливной дождь, разбухший мяч прилетает в голову. Падаю, теряю сознание. Через пару секунд вскакиваю, хватаю мяч, накручиваю троих, забиваю. И прошу замену.

– В чем мистика?

– Я до сих пор не помню, как это было. Знаю по рассказам ребят и видеозаписи, которую посмотрел время спустя. Что потом делал три дня – тоже не помню. Полный провал в памяти!

– Вас отвезли в больницу?

– Нет. Приехал с командой в Москву. "Крылья" готовились к игре, а я под присмотром доктора отлеживался в гостинице. Не мог ответить на элементарные вопросы – как меня зовут, сколько мне лет, есть ли жена, дети… Память вернулась на четвертый день. Вспомнил всё – кроме гола и трех следующих дней.

2016 год. Тренер

ЕРЕМЕНКО

– На ваших глазах сердце у футболистов прихватывало?

– У Кости Еременко. В ноябре 2009-го "Рубин" принимал "Барселону". А с ветеранами "Барсы" в тот же день в Казани играла команда российского парламента, усиленная Еременко, Аленичевым, Гладилиным, Ковтуном, Кирьяковым. Позвали и меня. На поле Косте стало плохо. Упал, судороги… Кто-то из ребят спокойно произнес: "С ним периодически такое случается. Ничего, сейчас откачают". Я оцепенел. Как от увиденного, так и от этой фразы.

– Еременко осмысленно шел на риск.

– Вот это у меня и не укладывается в голове. Знаю, Костя летал в Чехию, потратил большие деньги на обследование, восстановительные процедуры. Но зачем играть с огнем? Он же в каждом матче носился как угорелый, себя не жалел… 18 марта 2010-го я приехал в динамовский манеж, где по четвергам тренировалась команда парламента. Поздоровался с Костей. Обратил внимание, что выглядит неважно – бледный, утомленный. Подумал – не выспался, наверное. Но до поля я не добрался, пришлось срочно отъехать по делам. А вечером звонок Димы Ананко: "Костя умер…"

– У Сергея Филиппенкова тоже со здоровьем были проблемы?

– Да. Какие-то отклонения в работе сердца. В юности переболел тяжелой ангиной, сразу запустили под нагрузки – это повлияло. Сережа не афишировал, уже после его смерти знакомый доктор рассказал. Инфаркт накрыл в Пензе, в игре за ветеранов, прямо на поле.

– Были на похоронах в Смоленске?

– Конечно. Мы же четыре года вместе отработали. Сережа помогал мне в "Днепре", затем в пензенском "Зените". Когда я в Тулу перебрался, его назначили главным. Он был не только замечательным человеком, но и классным тренером, со своим почерком. Тонко понимал игру, с ним было очень интересно говорить о футболе. Безумно жаль, что в 44 все оборвалось.

– За что год назад вас уволили из "Арсенала"?

– Наверное, связано со сменой губернатора. Мы шли на третьем месте, формальным поводом стало неудачное выступление в Турции на Кубке ФНЛ. Хотя просматривал там молодежь, ведь накануне турнира из-за финансовых трудностей команду покинули шесть футболистов.

– Расстались с вами некрасиво.

– Обид нет, но… Могли бы позвонить, предупредить! Чтоб не из интернета об отставке узнавал. А то садишься в самолет главным тренером, возвращаешься в Москву – выясняется, что ты уволен. Новость опубликована на официальном сайте клуба, а с тобой никто из начальства даже не пообщался.

– Допустим, вы можете поехать к любому тренеру мира на стажировку. Кого выбираем?

Гвардьолу. Сегодня для меня это тренер номер один. В "Баварии" за месяц поставил команде игру!

– Он сильнее Моуринью?

– Да. Жозе – тактик, психолог. Может выжать из команды что-то на коротком отрезке. Но он не постановщик игры. Яркой, зрелищной, основанной на агрессии и контроле мяча. В этом его отличие от Гвардьолы, Венгера, Симеоне.

– В российской премьер-лиге кто для вас сейчас образец?

– Мне близок стиль "Краснодара". Нравится атакующая направленность Луческу. Но ему нужно время, сейчас в "Зените" много новых игроков.

– Луческу летом стукнет 72. Себя в этом возрасте на тренерской скамейке представляете?

– Почему нет? Было бы здоровье!

Юрий ГОЛЫШАК

http://www.sport-express.ru/fridays/reviews/viktor-bulatov-chelovek-iz-cska-shvyrnul-mne-50-tysyach-dollarov-i-ubezhal-1088164/