Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Евгений Макеев

Игр за Спартак202
Из них в основе184
Заменен  Заменен38
Вышел  Вышел на замену18
Голы  Забил голов4
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений38
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения24 июля 1989 года
АмплуаЗащитник
Пришел из"Шексна" Череповец
Первый матч15 марта 2009 года
Первый гол11 мая 2009 года
Фото с игроком

Евгений Макеев: «В защите главное – головой вертеть!»

Советский Спорт, 10 ноября 2011 года
Количество просмотров: 1430

Фото

ЕВГЕНИЙ МАКЕЕВ. Спартаковскую защиту ругают все кому не лень: и за «не тех легионеров», и за частую ротацию… А между тем свой, российский паренек в скромные 22 с хвостиком отыграл в этой самой защите уже более 60 матчей. И в матче с «Динамо» сыграл очень даже прилично. Растет парень!

После игры звоню Жене.
– Поздравляю: по мнению известного эксперта Евгения Ловчева, который очень придирчив к спартаковской обороне, ты отыграл хороший матч – выключил Самедова…
– Спасибо. Самедов – очень хороший игрок, и играть против него не просто. Это был, кажется, третий матч, когда у нас получилось такое противостояние. Два предыдущих прошли, скажем так, с переменным успехом. Так что я перед матчем в Химках приблизительно знал, что от него ожидать. Именно приблизительно, потому что всегда есть опасность, что игрок приготовит что-то неожиданное.
– Ничью команда восприняла как приобретение очка или потерю двух?
– Если бы не было удаления, наверное, восприняли бы как потерю – потому перед этим играли-то неплохо. Но потом «Динамо» нас немножко прижало. Так что, наверное, результат не самый плохой.

В ЧЕМ СЧАСТЬЕ?

А накануне игры мы с Макеевым договорились о более обстоятельном разговоре.
«Давайте встретимся в «Вавилоне» – в торговом комплексе, – предложил он. – Мне по дороге из Тарасовки!» Слава богу, думаю, купил машину. Год назад ездил на метро да электричках…
В «Вавилоне» встречаю щуплого молодого человека со скромной улыбкой. На поле он казался больше. Но с большими футболистами всегда так: их много на поле, а в обычной жизни они резко сокращаются в размерах. Хотя пресса, завалив комплиментами в прошлом году, в нынешнем, таком лихорадочном (то 3:0, то 0:3), вдруг резко понизила Женю в классе… Однако «Спартачок» поднялся, а такой нестабильный Макеев в основе выходит стабильнее некуда…
Идем по «Вавилону».
– Ну сегодня и тренировочка была – нагрузили по полной, – говорит он, когда поднимаемся на эскалаторе.
– Тебя можно поздравить – купил наконец-то машину?
– Пока не купил – прав нет. Но переехал с Преображенки к ВДНХ. Живу как раз по пути на базу, ребята меня подбрасывают. Обычно Марек Сухи…
– Не подкалывают: все на машинах, а ты…
– Да не в этом счастье!

МАМЕНЬКИН СЫНОК

Устраиваемся в кафе, в самом уголке. Заказываем чай и фирменные медовики. На языке вертелся вопрос про «Русенборг» (в феврале в товарищеском матче Макеев привез себе три гола – один глупее другого. Как же он пережил это, не сломался? – Прим. ред.), но я начал издалека.
– Папа – футболист. Значит, твое будущее было предопределено?
– Ну не то чтобы предопределено… Ездили с мамой за ним по всей стране – Калининград, Сочи... Потом его позвали в Череповец, где начинал. К тому же там оставалась наша квартира.
– Ты с папой похож по комплекции?
– Нет, батя пошире, потяжелее. Он такого… таранного типа. Нападающий. Легко мог набрать лишний вес. У меня с этим проблем нет – другая комплекция. Я в маму – такой же светлый, как она.
– В Барнауле Смертин-старший мне рассказывал, как гонял сыновей по лестнице вверх-вниз…
– Нет, меня отец не гонял. Если, допустим, днем у меня была тренировка, мог вечером взять на свою, чтобы я подвигался за воротами.
– Многие большие футболисты делали себя, играя со старшими.
– И у меня так получилось. Когда папа привел меня в секцию «Северстали» (стадион находился рядом с домом), не было набора моего возраста – набирали на два-три года старше. С ними я и тренировался. Когда появилась команда моего возраста – 1989 г.р., я ездил с ней на турниры, но тренировался все равно с 1987‑м.
– Так ты должен был рвать всех на турнирах, когда играл со сверстниками…
– Легче было, конечно. Но чтобы рвать… Не думаю.

СО СПИЦАМИ В НОГЕ

– Хотя доигрался со старшими – срубили тебя мужики…
– Мне было лет пятнадцать. Играл за 1988 год на первенство металлургического завода. У нас практиковалось: когда не было турниров, играли на первенство завода или города с мужиками. И вот убрал мяч под себя, а в опорную въехал мужик.
– Мужик-то большой был?
– Тогда все мужики большими казались (смеется). Больно было, но не думал, что перелом. А когда упрыгал с поля в раздевалку, снял гетры и увидел вот такой (показывает руками размером с арбуз) голеностоп, стало ясно, что дело плохо. Поехали на такси в одну больницу, потом в другую – и только в третьей приняли, сделали снимок: перелом большой берцовой кости с осколком. Гипс наложили, оставили в больнице… Но, наверное, кость начала не так срастаться или осколок неправильно встал: когда опускал ногу, чтобы встать и в туалет сходить, боль была жуткая, даже острее, чем когда ногу сломали. Решили сделать операцию. Вставили две спицы – они торчали из ноги перпендикулярно. Было очень неприятно, когда спицы через месяц вытаскивали. Первую выдернули без проблем, а со второй началась возня, она даже куда-то пропала – в ногу вошла, и доктор вытаскивал ее плоскогубцами. Хорошо, я заморозку потребовал…
– Насколько выбила тебя травма из футбола?
– Ненадолго – месяца на три. Детский организм быстро заживает. Для восстановления бегал по рыхлому снегу – считается, для голеностопа это так же полезно, как бегать по песку.

ПРОСТО… НЕ ПОЗАВТРАКАЛ

– Интернет про тебя все рассказал: был в «Шексне», просматривался в Ярославле… Давай о «Спартаке»?
– Агент Алексей Скородед предложил с ним поработать. Он и договорился о просмотре в «Спартаке». Пару матчей сыграл за дубль – и оставили. Тогда не было лимита игроков в команде, и народу проходило – целый конвейер. У меня был невысокий уровень, приходилось много работать.
– То есть твое положение было шатким – то ли возьмут, то ли нет?
– Естественно! Да я особо ни на что и не рассчитывал. Потом Ромащенко такие нагрузки давал! Я подумал: куда я попал? Во второй лиге так не тренировались. После тренировок приходил и просто падал. Не забуду первую. Утром – тренажеры, а потом выходили на поле. Так после тренажерки я на поле уже не вышел (смеется). Спустился вниз, закружилась голова, и я сказал: не могу.
– И что тренеры?
– Ничего! Я сослался на то, что не позавтракал, поэтому такой упадок сил (смеется). Первый год в дубле прошел так себе. На следующий, когда я прошел сборы, подтянул «физику», в дубле заиграл по-настоящему.
– Где жил в Москве?
– На стадионе «Алмаз» – там что-то типа общежития. Мама и папа приезжали на матчи. Иногда оставались в гостинице, и мы общались пару дней. Но подсчитали, что квартиру снять выгоднее, чем платить за гостиницу. У меня еще не было контракта со «Спартаком», но деньги на квартиру нашли.

НЕ ОТКАЗЫВАТЬСЯ ЖЕ!

– Как проник в главную команду?
– В конце сезона она две недели тренировалась в Москве, и мне предложили побегать с ними. Следующий сезон я начал в дубле, но в главной команде травмировался Малик Фатхи, защитников не хватает – вот меня и взяли. А в основу попал тоже в некотором роде случайно. На тренировке перед матчем с «Зенитом» Федя Кудряшов подвернул голеностоп, и Лаудруп сказал: выйдешь левым защитником…
– Но ты ведь наигрывался справа?
– Не отказываться же! Такой шанс выпал! Сыграл только один тайм и получил травму. До матча у меня побаливала коленка, вот и дернул где-то под коленкой. Помню, за тайм успел заработать штрафной, с которого мы забили (смеется).
– Ночь перед дебютом – жуть?
– Да нет, особо не мандражировал. Хотя когда увидел трибуны – немножко было, а на поле все пропало.
– Как-то у тебя все просто получается. Можно подумать, если бы не травмы товарищей, играл бы до сих пор в дубле. За счет чего все-таки пробился в люди?
– Сложно сказать. Наверное, если очень хочешь чего-то добиться, рано или поздно получится за счет желания, работы и… удачи.
– Лаудрупу-тренеру в России не покатило. А как футболист как он тебе показался?
– Классный! Он с нами играл: внешней обработает, внешней отдаст, между ног сунет, под себя уберет…
– То есть вполне мог поиграть в «Спартаке»?
– На маленькой площадке, думаю, да. Но на большой «физики», наверное, не хватило бы.

ВЕРТЕТЬ… ГОЛОВОЙ

– Этот сезон команду лихорадило. Тренер защитников Поздняков даже был вынужден уйти…
– Мы делали ошибки, а пострадал он, хотя он с нами работал на совесть. Учил вертеть головой, чтобы не терять своего игрока, а также отбирать мяч. Кто-то ведь вообще этого делать не умеет. Мне кажется, в этом я прибавил.
– Как это – учил вертеть головой?
– Например, твой игрок за спиной, а его всегда надо держать в поле зрения…
– Приходилось в жизни драться?
– Да, конечно, в школе.
– И с каким успехом?
– С переменным (смеется).
– Я это к тому, что защитники должны быть по натуре… злыми, как цепные псы.
– Я по жизни довольно спокойный человек. Но на поле – да, злой.

О ВРЕДЕ ЧТЕНИЯ

– Команда проигрывает. Карпин – молоток! – держит удар на пресс-конференциях. Но на следующий день…
– Собрание, разборки – кто и что не так делал. Смотрим запись. Получаем по полной.
– На повышенных тонах?
– Ну как сказать, просто получаем… втык (смеется).
– Пресса здорово в этом году песочила команду…
– Я не читаю! Вам, журналистам, только и нужно подкинуть соль на рану. И чего мне читать, если есть коллектив и мы сами прекрасно понимаем, где ошиблись. Могу прочитать какую-то оценку, но серьезно к ней не отношусь. Но это я. А другим такое чтение может помешать… Ну чего вы к нам пристаете?! Я же не пристаю к дворнику: почему плохо подмел? Или к вам, если, к примеру, не удастся интервью. У нас та же работа, только все нас отчитывают.
– Но если свои напихают, ночью не спишь?
– Да нет! Сделал выводы – и пошел тренироваться. Главное – побыстрее выкинуть из головы негатив.
– То есть кошмары не снятся?
– Нет. Да и вообще сны редко вижу.
– И футбольные тоже?
– Мне и без снов футбола хватает.

НЕФОТОГЕНИЧНЫЙ…

– На игру с «Динамо» родители приедут?
– Обязательно. Оба будут. У отца сейчас отпуск – во второй лиге чемпионат закончился. А мать приезжает на каждую игру. Иногда остается на пару дней, наготовит мне еды – и назад.
– Можем мы стать чемпионами мира в 2018 году? Извини за бредовый вопрос.
– Ну вы ведь сами знаете ответ!
– Фото на память…
– Может, не надо? Я нефотогеничный.
– Кто это тебе сказал? Вот, говорят, на Карпина похож… Улыбочку!
– Снимайте, только без улыбочки…

P.S. Женя куда-то спешил. Но я вспомнил про «Русенборг»…
– Если честно, я думал, это крест на твоей карьере…
– Даже неохота вспоминать! Неудачный, черный день, можно сказать. Но нельзя зацикливаться на плохом. Забыть и выбросить из головы… Едем дальше!

Туманов Д.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/491533

Евгений Макеев: Прилетела бутса? Лучше потерпеть

Советский Спорт, 3 июля 2015 года
Количество просмотров: 1121

Фото

25-летний спартаковец, начинающий уже девятый сезон в красно-белой футболке, рассказал, как на глазах меняется его команда

«В ЦЕНТРЕ НЕКОМФОРТНО»

– Предлагаю обойтись без разминочных вопросов про условия сборов и прелести Швейцарии. Скажите лучше, на что вы надеетесь в наступающем сезоне? Лично вы.

– Побороться за место в основном составе. Это самое главное.

Определить ваше четкое место на поле -- не самая легкая задача.

– Согласен.

Тогда скажите, кем себя видите вы.

– Крайним защитником. Левым или правым -- все равно. 

Почему не центральным?

– Потому что мне не нравится эта позиция. Играю на ней второй сезон и чувствую себя не очень комфортно.

То есть вы не согласны с теми, кто считает, что вместо Чернова за сборную против австрийцев должен был играть Макеев?

– Если тренер выпустил Чернова, значит, он и должен был играть.

В «Спартаке»  на флангах обороны конкуренция острая.

– И?

До знакомства с Валерием Карпиным отвечали на вопросы этим междометием?

– Приходилось.

Если бы вы были строго левым или правым беком, ситуация была бы понятнее. В одну точку стрелять проще, если говорить о конкуренции. Вот об этом и был вопрос.

– Возможно, вы правы, но не отказываться же мне от умения играть на обоих флангах?

Лимит «6 плюс 5» вам выгоден?

– На тех позициях, на которые я претендую, в «Спартаке» в любом случае играют русские. Так что особой выгоды не вижу.

Как думаете, были матчи, когда вас выпускали на поле только из-за лимита?

– Может, и были, когда россиян не хватало. Но я лично не считаю, что меня выпускали от безвыходности. Наверное, рассчитывали, что я способен принести пользу.

Обижают ли вас разговоры про то, что Макеев иногда укрывает мяч не с той стороны, не так опекает соперника и так далее? Про ваши навыки защитника, в общем.

– А кто так говорит?

Допустим, футбольные эксперты. Которые сами бывшие защитники.

– Ничего страшного, пусть говорят.  Пропускаю мимо ушей. Потому что у меня другое мнение.

Переквалификация с полузащитника на защитника -- тяжелый процесс?

– Не такой тяжелый, как перестройка, к примеру, с крайнего на центрального защитника. Или с защитника на хавбека. Поначалу было непросто, год отыграл защитником в дубле. Потом освоился.

Тянет на старое?

– Бывает, когда хочется атаковать. Но надо обороняться.

Кто сильнее всего ругал, когда не успевали вернуться назад после подключений?

– В последнем сезоне никто не ругал. Я играл центрального и к атакам, соответственно, не подключался. А на краю да, приходится успевать назад.

«КАРПИН ПРОСИЛ ИГРАТЬ ФЛАНГАМИ»

Вы довольно смело сказали, что вам не нравится в центре обороны. Уже говорили с тренерами на этот счет? Вам обещан только край?

– Нет, это мое личное мнение. Ни с кем не говорил и, если надо будет сыграть в центре, сыграю. Но больше нравится на фланге.

В чем главное отличие?

– В центре нужно играть с детства. Чувствовать, понимать эту позицию, страховать, вертеть головой во все стороны.

Что сложнее в центре: не уступить индивидуально или читать игру?

– Второе. Оценить ситуацию на поле и принять правильное решение.

Уже не один спартаковец сказал: тренировки при Дмитрии Аленичеве поменялись. В чем?

– Возможно, при чуть меньшей продолжительности возросла интенсивность. И сделан упор на работу с мячом, на игру низом. Есть такие упражнения, когда мяч верхом вообще нельзя отдавать.

То есть запрет на прошлогодние диагонали?

Не то чтобы запрет.  Бывает. Что отрабатываем игру в два касания, в которой допускаются верховые передачи. А бывает, что можно пасовать только низом.

Значит ли это, что в новом сезоне мы не увидим такого количества навесов в исполнении «Спартака», как в последние годы? 

– Такого большого? Многое зависит от соперника. Если есть свободная зона или адресат, почему бы не навесить?

В последние годы казалось, что большинство спартаковских навесов не обостряют ситуацию у чужих ворот, а исполняются от безысходности.

– Вам виднее. Могу лишь сказать, что Карпин просил не лезть в центр, а играть через фланги. Может, отсюда и навесы.

«АРИ - ПОТЕРЯ ДЛЯ «СПАРТАКА»

Вас выпустили на замену в матче против белорусов, если говорить о сборной, но оставили вне поля в игре с австрийцами. Причину кто-нибудь объяснил?

– Такого в принципе не бывает. Тренируемся, разбираем матчи. Потом узнаем, кто в заявке, а кто нет. Чаще всего сам догадываешься, рассчитывают на тебя или нет. Хотя бы по цвету тренировочных жилеток. Но в последний момент может все поменяться.

Для вас имеет значение схема игры в обороне? Три, четыре, пять защитников?

– Все индивидуально. Если крайние защитники  -- действительно защитники, значит, нас пять. А если там играет Квинси, допустим, и еще кто-нибудь бегающий вперед, значит, фактическая схема  -- «три в обороне». Четыре защитника -- другое дело. Но и такая игра понятна, разницы для меня особой нет. Разве что впятером легче обороняться. Правда, когда ты и есть тот самый край, который бегает вперед, нужны приличная беговая подготовка и усиленная работа на сборах.

Кто из форвардов наиболее неудобен для вас?

– Против Ари тяжело. И корпус может поставить, и мяч укрыть.

Потеря для «Спартака»?

– Думаю, да.

С Халком проще?

– Для кого-то, может, и тяжелей. Но мне труднее против Ари.

В 2011 году «Спартак» проигрывал «Тереку» 0:2, но во втором тайме забил четырежды и победил. Вы участвовали в том, что происходило в раздевалке в перерыве матча?

– А что там происходило?

Потасовка спартаковских россиян с иностранцами.

– Не сказал бы, что это было за гранью. Если честно, зашел в раздевалку последним, когда всех разняли. Максимум, что там могло быть, -- пара толчков.

В том «Спартаке» иностранная диаспора имела большой вес?

– В какой-то степени. В основном из-за отношения к легионерам. Если бы сейчас те ребята пришли в «Спартак», ничего бы не было, ощущались бы частью коллектива. Аленичев, скажем, требует от иностранцев изучения русского языка. Это тоже важный момент.

А раньше не требовали?

– Было. Но учеба давалась не всем.

«ДВА ГОДА БЫЛ СПОНСОРОМ. ТЕПЕРЬ СМЫСЛА НЕТ»

Отец, игравший в свое время за «Жемчужину» и «Балтику», помогает советами?

– Общего плана.  «Я всю жизнь был форвардом, -- говорит. -- Что я тебе подскажу?»

Кому сейчас забивает нападающий Владимир Макеев в его 51?

– Соперникам-ветеранам в первенстве Череповца.

Правда, что вы на свои деньги содержали тамошнюю футбольную команду?

– До какого-то момента поддерживал. Теперь смысла нет. Когда «Череповец» вылетел из второго дивизиона, была надежда на возвращение через сезон или два. В этот период и помогал. Рассчитывал, что найдутся спонсоры. К сожалению, не нашлись.

Откуда им взяться в городе, где куча металлургических и прочих заводов?

– Ну, вот так. В Вологодской области сейчас нет вообще ни одной профессиональной команды. В том же «Череповце» люди играют из любви к футболу после работы. Хотя в городе есть стадион с трибунами и натуральным полем, а также искусственный газон.

Причины отказа спонсоры как-то обосновали?

– Сказали: больше не будем финансировать и все.

Велика ли была сумма вашей поддержки, если не секрет?

– Секрет.

Кто-то еще, кроме вас, вкладывался в это дело?

– Какие-то деньги выделял город, но их даже на сезон в КФК не хватало. Остальное добавлял я. 

Как долго?

– Полтора-два года.

В клубе считались хозяином?

– Нет, конечно. Просто там играли ребята, с которыми когда-то начинал. Потому и поддерживал.

Для вас существует такое понятие, как личные отношения с тренером?

– Слышал, когда говорят: «Ушел, потому что с тренером отношения не сложились». И такое есть на самом деле. Но это не означает конфликт. Просто одни игроки тренеру нравятся, другие нет.

Когда вы в последний раз говорили с тренером «за жизнь»?

– Пару раз с Карпиным. И еще один раз молодых собрал Лаудруп. Дерзайте, сказал, не обижайтесь, если что, не теряйте веру. 

Вы -- Бекхэм. И в вас в раздевалке прилетела бутса. Ответите тренеру?

– Зависит от ситуации. У тренера нервная профессия: иногда лучше перетерпеть и позволить ему выпустить пар.

Евгений Дзичковский

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/819882

Евгений Макеев: «Эмери сказал: «Мне приснилось, что мы выиграем у «Барселоны». Проиграли — 0:3»

Еженедельник "Футбол", 28 апреля 2016 года
Количество просмотров: 829

Фото

Дольше Евгения Макеева за «Спартак» играет только Сергей Паршивлюк. Тогда еще хавбек Макеев переехал в Москву в 2007 году, а через полтора года дебютировал в главной команде. С тех пор с ней успели поработать шесть главных тренеров, но при каждом Евгений был футболистом основы. Еженедельнику «Футбол» он рассказал про тренировки на асфальте, странную тактику Якина и про то, как приходилось игрокам после «максималок» Ромащенко.

Место на поле

— При Аленичеве вы сыграли на обоих флангах защиты. Почему он не использует вас как центрального?
— Это его видение, плюс я и сам больше хотел играть на фланге, потому что в центре не особо удобно. Когда в пять защитников еще нормально, но в четыре — тяжело.

— Тренер использует вашу выносливость и просит чаще подключаться к атакам?
— Когда как. Бывает, что просит. Бывает, нужно сделать акцент на оборону. Зависит от игры. По крайней мере, не запрещает бегать вперед. Правда, с учетом того, что на моем фланге играет Промес, который часто покидает зону, мне приходится быть внимательнее, чем Диме Комбарову, больше заточенному на атаку. Но сейчас он дисквалифицирован, поэтому на его месте играю я.

— Вы начинали полузащитником. Рефлекторно не тянет вперед?
— Я давно играю защитника, поэтому перестроился. Плюс нам постоянно говорят, что если один защитник подключился к атаке, то второй обязательно должен стоять сзади.

— Кто убрал вас из полузащиты?
— При Ледяхове дубль играл турнир в Италии. Кто-то получил травму, и защитников почти не осталось. Первую игру в защите справа сыграл Амир Бажев, хотя он вообще нападающий. Мы проиграли, и тут мне сказали: «Давай попробуй». Сыграл и до конца турнира так никому позицию и не отдавал.

— Лаудруп сделал из вас левого защитника?
— Да, в основу я пришел как правый. Но Федя Кудряшов получил травму, и меня поставили налево. Хотя при Микаэле я и центрального играл. Меня везде пробовали.

— Получается, центральным сделал не Карпин?
— При Лаудрупе пару игр только в центре сыграл.

— В этом сезоне «Спартак» иногда выходит с тремя центральными защитниками. Тяжело перестроиться с двух центральных?
— Вообще специфика игры в обороне всегда одна и та же. Просто в случае с пятью защитниками, хотя можно сказать, что реально их три, все выполняют больший объем работы. Крайним приходится закрывать весь фланг. Центральным страховать их, потому что те постоянно бегают вперед. Возникают сложности при перестроении. Но это если играть в атаку. Если выманивать соперника на себя и постоянно обороняться, то все не так сложно. Встал в защите, там оказалось больше народу — тебе удобнее.

— При трех центральных один из них может выдернуться вперед?
— Когда контролируешь мяч на чужой половине поля, то да. Но тогда и остальные защитники должны сместиться.

— Зачем Карпин ставил вас центральным, если удобнее на фланге?
— При нем была немного другая тактика. Мы играли очень высоко, больше прессинговали, поэтому требовалась моя скорость: если кто-то за спину закидывал, я бежал и страховал. Кроме того, не так много приходилось играть головой или в районе своей штрафной. То есть нельзя сказать, что я был классическим центральным, который часто играет наверху и участвует в тактических эпизодах.

— У Аленичева более острожная тактика?
— Почему? Просто сейчас у нас есть два классических центральных защитника, которые изначально играли на этой позиции.

— Вы сами сказали, что при Карпине больше играли в прессинг и высоко.
— Я имел в виду, что тогда была такая тактика, для которой тренеру нужен был быстрый защитник, поэтому он меня в центр и поставил.

Из Череповца на юг на автобусе

— Вы переехали в Москву только в 18 лет. Условия в Череповце были неплохими?
— С самого начала не особо сложилось с полями. Зимой тренировались в основном в зале, а если на улице, то в клетке на резиновом покрытии. Потом сделали искусственное поле первого поколения, только вначале положили асфальт. Долгое время газон не привозили, поэтому все лето мы тренировались на этом асфальте. Другие площадки были заняты.

— Часто выезжали на турниры по юношам?
— Два раза был в Финляндии плюс на разных областных и российских соревнованиях. Кстати, изначально я играл с ребятами на два года старше себя. Не было набора моего возраста — тогда вроде набирали не с шести лет. Пришлось к ним записываться.

— Терялись на поле?
— Они физически крепче были, а в плане работы с мячом — такие же. Я ведь еще до секции с отцом занимался, так что разница казалось небольшой.

— Когда ездили по турнирам, селились в общагах с тараканами?
— Обычные гостиницы. «Доширак», конечно, ели, не без этого. Например, когда в Сочи ездили. В отеле не кормили, вместо этого давали суточные. Но что на них купишь? Даже в вагоне-ресторане не поешь. Приходилось заваривать лапшу

— Финляндия после Череповца показалась раем?
— На тот период да. Там было здорово. Нас поселили в школе, только питание было, как в ресторанах. Плюс все чисто, красиво. Другой уровень по сравнению с Россией.

— В Череповце бывает черный снег?
— Не-не, это все выдумки. Мне вообще город нравится. Я бы не сказал, что он грязный. Понятно, что там много комбинатов и экология не самая лучшая. Но и не настолько плохая. Чего-то необычного я не замечал.

— Каждому футболисту кто-то должен денег. Вам должны?
— Есть такое.

— Большую сумму?
— Да нет. Ха-ха. Давайте другой вопрос.

— Когда закрывали местную «Шексну», не пытались обратиться к Фурсенко и разрулить проблему?
— Нет, но я старался сам на первых порах поддерживать клуб. Там думали продержаться какое-то время в любителях и возродить это дело, но ничего не получилось. Область оказалась не заинтересована в профессиональной футбольной команде.

— Вы провели около 50 матчей во втором дивизионе. Считается, что он противопоказан молодым, потому что там мужики играют в «бей-беги» и рубятся за премиальные.
— Не соглашусь. На тот момент там вообще был другой уровень: например, туда уходили из Премьер-лиги те, кто заканчивал карьеру. Мне кажется, школу второй лиги нужно пройти. Опытные игроки тебе обязательно подскажут. Не зря ведь раньше многие начинали именно с низов и потом уже переходили выше.

— Сейчас уровень турнира понизился?
— Просто лига омолодилась, а на тот период играли мужички, и все было очень строго в плане подсказок, тренировок.

— Самый долгий выезд во второй лиге?
— В Кисловодск на сборы. Ребята постарше летели на самолете или ехали на поездке. А молодежь из Череповца пилила на автобусе. Сначала заезжали в Москву за ребятами, которые там находились, и дальше отправлялись на юг. Двое суток получалось. Спали на сиденьях, кто-то в проходе на паласиках. После такого выходить на поле несладко.

— Чем развлекали себя в автобусе?
— Там был телевизор и кассетный магнитофон, поэтому ставили фильмы. Помню, постоянно смотрели «Афоню».

— Людей в поле теряли?
— При мне такого не было, но я слышал истории, как кто-то выходил в сланцах на морозе в туалет, а его забывали. Автобус уезжал, а человек оставался посреди дороги в шортах.

Титов, Лаудруп, Карпин

— Как вы попали в «Спартак»?
— Я сыграл много матчей во второй лиге и пришел период что-то менять. Через агента попросили съездить на просмотр. Пробыл в Москве неделю или две, и меня оставили.

— Быстро адаптировались?
— Первое время было тяжело. Я впервые уехал в большой город. Плюс уровень турнира дублеров оказался чуть ли не сильнее второй лиги. Потому что это было соревнование не молодежи, а основ. Получалось, что за якобы «молодежку», за исключением трех человек, выходила первая команда. Из-за этого я сначала очень мало играл. Но на следующий год ввели правило, что только три игрока старше 21 года могли выйти за дубль. Турнир омолодился, и я начал играть.

— Самая необычная профессия из тех, кто играл с вами за дубль, но уже закончил карьеру?
— Я с такими ребятами сейчас почти не общаюсь. Вот про Череповец могу сказать: там некоторые ушли из футбола и стали работать в металлургии.

— Егора Лугачева называли украинским Бекхэмом. Он действительно выделялся?
— Я пришел - у него была травма. Но все говорили, что Егор хороший футболист. Только он очень долго восстанавливался, и когда вернулся, ему было тяжело.

— Вы встретились в дубле с Титовым, Моцартом и Калиниченко.
— Да, сыграли пару игр.

— Помните, как они подсказывали молодым?
— Если на играх только, на тренировках приходили и бегали в свое удовольствие. Естественно, было видно, что их уровень гораздо сильнее нашего, но не помню такого, что они пришли и прямо начали учить. Спокойно тренировались, и все.

— Полсезона в дубле и всю весну-2014 в основе вы работали с Дмитрием Гунько. Говорят, он гений тактики.
— С дублем сначала работал Ромащенко, потом пришел Ледяхов, а вторым стал Гунько. Когда Ледяхова взяли в основу, за главного остался Гунько. Но у нас уже образовалась такая слаженная команда, что не нужно было ничего менять. Естественно он подсказывал, но мы и сами знали, что делать. Да, потом ребята говорили, что он много внимания уделял тактике. И по его работе с основой я это помню. Теория, тактические упражнения — все было.

— В основу вы попали при Лаудрупе. Он ходил на матчи «молодежки»?
— Не знаю. Помню только, что был конец сезона, мы стали чемпионами, и меня оставили работать с основой, потому что кто-то получил травму и не хватало игроков. Перед матчем с «Тоттенхэмом» я тренировался с основой две недели. Дальше меня отправили домой. Зимой первый сбор я провел с дублем, кто-то снова получил травму в основе и меня вызвали.

— Карпин говорил, что тренировки Лаудрупа — это квадрат, и больше ничего.
—Да, футбол и квадраты. Мне казалось, что все нормально. Вряд ли есть какие-то другие тренировки, которые могут кардинально отличаться. Хотя у Лаудрупа было интересно, потому что все занятия футбольные.

— Лайта не было?
— Мне было тяжело. Возможно, потому, что когда приходишь в основу, там все быстрее. В дубле обрабатываешь мяч, и есть какая-то пауза — поднимаешь голову и смотришь. Когда ты в основе, такого нет.

— Говорят, что при Лаудрупе была история, как Павленко выходил из дома за несколько часов до игры с «Зенитом». Игроков расслабляло то, что не садились на сбор перед игрой?
— Я этого периода не застал. Мы тогда вообще-то заезжали в гостиницу перед матчем. То есть днем тренировались, на ужин заезжали в гостиницу, ночевали и ехали на игру. Я точно это помню.

— Что изменил Карпин после Лаудрупа?
— При нем начались видеотеории. Он очень много внимания уделял тому, что кто-то не добежал, не так развернулся. При Лаудрупе об этом мало говорили. При нем был общий разбор. Есть команда, поговорили про нее 10 минут. «Поняли?» И все. Но не скажу, что при нем мы плохо играли.

— Игроки не просили, чтобы тренер лучше объяснял?
— Я тогда был молодой, с ветеранами не общался, поэтому не знаю. Но вообще в плане футбола Лаудруп очень хорош. Тренировался с нами и обязательно пытался засунуть кому-нибудь мяч между ног. Было видно, что он очень сильный футболист. У него еще ноги были немного косолапые. И он даже длинные передачи всегда как рукой кидал. Кроме того, у него был контакт с молодежью. Он подзывал нас, объяснял разные вещи. Например, как видит игру в обороне и чего от нас хочет.

— При ком теории длились дольше всего?
— При Карпине. Сидели до такого состояния, что потом тренироваться не хотелось. Могли зациклиться на одном моменте и очень долго его обсуждать. Каждый понимал, что это ошибка, просто она была систематической. Поэтому мы ее постоянно смотрели.

Рохо, Эмери, Якин

— Маркос Рохо казался деревом. Никогда не думали: «Что он делает в команде?»
— Не знаю, у кого сложилось такое впечатление. Я считал, что он неплохой футболист. Было видно, что Рохо — парень с хорошими габаритами и левой ногой. Просто потом он сбавил отношение к себе, поэтому не играл. Бывало, что приходил с лишним весом, мог не особо напрягаться на тренировке. Видимо, не хотел здесь находиться уже.

— Де Зеув так же относился к работе?
— Наоборот, в плане профессионализма он был нормальный. Но сильно на фоне остальных не выделялся.

— Веллитон не режимил?
— По нему это было видно.

— Считается, что у Эмери не получилось, потому он не наладил контакт с командой.
— Чемпионат мы начали неплохо, а потом кто-то мог выйти на тренировку и заниматься вполсилы. Например, он хорошо играл в матче и считал, что неделю можно тренироваться вполноги. И этому человеку никто и ничего не говорил. Поэтому так чередовалось: провел игру хорошо — расслабился. Потом другой начинал это делать. Не было строгости, никто не пихал, мол, соберись.
Но в плане тактики Эмери очень сильный тренер. Я впервые столкнулся с тем, что наигрывались выход из обороны, начало атаки. Мы начали подключать вратаря. А дисциплина… Наверное, это такой европейский подход.

— Якин про тактику говорил?
— Да, но меньше, чем при других тренерах. Все было проще. В команде играл Дзюба, а Мурату нравились такие большие центральные нападающие. И Артем стал ключевым футболистом. Но с его уходом схема, которую мы наигрывали, перестала работать.

— То есть при Якине была тактика «бросайте на Дзюбу»?
— Не то чтобы прям вот так. Были моменты, когда играли по-другому. Но основное — это забросы и подачи на Дзюбу. У Якина такая философия, что центральный нападающий задействован во всем. Он должен бороться, скидывать, замыкать. 

— Футболисты просили играть по-другому?
— Вроде нет. Если тренер пришел с такой тактикой и она сначала приносила результат, то зачем что-то менять?

— Физиотерапевт Харун Гюлен чем удивил?
— Он в основном проводил работу на стабилизацию. То есть делали классическую планку, боковую планку. Конечно, мы и раньше этим занимались, но не так много. Вообще это хорошее упражнение, которое необходимо для пресса и спины. Но просто при Харуне все так резко началось, что первое время мы не могли привыкнуть к ней.

— Когда «Спартак» играл в Лиге чемпионов с «Челси» и «Бенфикой», было видно, что игроки уступают в мощи соперникам. Эмери и Якин говорили, что надо чаще ходить в зал?
— Так «Бенфику» мы в Москве обыграли. На выезде тяжело пришлось, но это неудивительно — она домашняя команда. А «Челси» — мировой гранд. Или вот «Барселона» — они все маленькие, но возят так, что вообще без шансов. Так что я бы не сказал, что все зависит от мощи.

— Выходили в Москве против «Барселоны»?
— Да. Помню, был период в первом тайме, горели 0:2, вроде надо отыгрываться, но они подсадили нас на такой контроль, что мы просто не могли мяч отобрать. «Барса» так до конца тайма его и катала без потерь.

— Эмери готовил к «Барселоне» по-особенному?
— Да нет. Просто пришел и сказал: «Мне приснилось, что мы сегодня выиграем». В итоге проиграли 0:3. Мы плохо начали, сразу пропустили. Вот на выезде могли зацепиться за победу.

— Вам нравилось, как команда играла при Эмери?
— При нем крайние защитники больше бегали. Была ситуация, что мяч в центре терялся, и ты бежишь чуть ли не 200 метров назад, потом - опять вперед. И все это без мяча. Было очень тяжело. Даже Диме Комбарову. Мы недавно по этому поводу разговаривали. Центральные, конечно, тоже страховали, но все равно приходилось возвращаться.

«Максималка» Ромащенко

— При Карпине все были зациклены на весе?
— Да, тяжело приходилось. У меня-то все нормально, а некоторые ребята страдали. Мне кажется, неправильно, когда штрафуют за 50-100 граммов. Выпил водички или не сходил в туалет — вот уже штраф. Но все это было в 2009-2010 году. Потом уже поменьше.

А когда он только пришел, нас вообще кормили только нежирной пищей, сладкого не давали. Но и потом случались истории. Приехали на сбор, пошли ужинать первый раз, а там куча сладкого. Сразу прибежал тренер по физподготовке Эду Домингес и закричал: «Убирайте это от них». Странная система. Если кто-то захочет сладкого, он его съест. Тем более вряд ли маленький кусочек шоколадки повредит.

— Карпин сказал, что самый одаренный игрок «Спартака» при нем — МакГиди.
— У МакГиди и Квинси Овусу-Обейе были сумасшедший дриблинг и скорость. Но в плане психологии они оба — ужас. Квинси мог выйти: хочу — тренируюсь, хочу — нет. А у Эйдена если что не получалось, он мог выбить мяч на ярус, орать, ходить злым. Или момент: он идет в обводку, теряет мяч и начинает бить ногой в землю. А на наши ворота идет контратака. Ему кричат: «Эйден, возвращайся». А он только через какое-то время бежит назад. Потом остывает, приходит в раздевалку: «А-а, вспылил, как обычно».

— Ему не нравилась Россия?
— Наверное, сначала нравилась, а потом начались проблемы с женой. Поэтому хотел уехать. А Квинси с нами, с дублем, постоянно тренировался, до того как Карпин его взял обратно в основу. Помню, он приходил на занятие и вообще не зашнуровывал шнурки. Еще всегда у всех сланцы тырил. Не знаю, шутка это такая или нет. Он обычно сам забывал сланцы и, может, по инерции брал чужие.

— Когда в команде было много латиноамериканцев, говорили, что она разбилась на группировки.
— Не группировки — просто мешал языковой барьер. Да, общались между собой, но понятно, что даже во время еды стол делился на две части — по языковому барьеру. Естественно, тем же аргентинцам проще со своими общаться. Тем более что они и английского особо не знали.

— При Якине игроки говорили, что никогда в жизни так не уставали.
— Сборы были тяжелые, но не скажу, что вообще что-то сверхъестественное. Вот при Ромащенко в дубле — сборы так сборы.

— Расскажите.
— Была «максималка»: бежишь полполя, выполняешь какое-то упражнение и обратно делаешь рывок. Могу сказать, что многие после этого блевали. Еще помню, как приехали на турнир в Италию. Жили на горе, а место для тренировок было еще выше. Первые сборы вообще всегда тяжелые, а там я приходил в номер в 10 вечера и сразу вырубался. Плюс на турнире проиграли первый матч. Причем итальянцам сильно помогал судья, хотя они и сами противные. Могут плюнуть, ударить исподтишка, провоцируют, ныряют. На следующий день Ромащенко говорит: «Ну, что, проиграли? Три тренировки в день!» У меня до этого такого вообще никогда не было.

— У Панова в Китае четыре было.
— Мы сначала бежали в гору — это как зарядка. Но после этого уже все болит и не хочешь на поле выходить. Но потом еще два раза тренировались, причем занятия включали «максималку».

На других сборах играли с «Шинником». Из-за травм осталось мало народу — всего 12 человек. Тяжело, но ведем. На замену выпустили парня, он удалился. До этого еще одного удалили. Кое-как вдевятером выиграли 3:2. А Ромащенко заранее сказал: «Как бы вы ни сыграли, вечерней тренировки не будет». Мы выиграли, я сижу, ем мороженое. И тут он подходит: «И что ты здесь сидишь?» — «Вы же сказали, что тренировки не будет». — «Иди на песок». В итоге вся команда бегала по песку.

— Такие нагрузки помогали в официальных играх?
— Да, мы всегда шли на первом месте и во всех матчах хорошо чувствовали себя физически.

Роль третьего плана

— Против кого вам тяжелее всего играть в РФПЛ?
— Против Халка. Когда был центральным защитником, то против Н’Дойе. Первый сам по себе очень сильный индивидуально. А Даме — высокий, цепляется за мячи и быстро бежит.

— Кто самый противный?
— Наверняка многие скажут, что Гацкан. Но говорят, что в жизни он очень спокойный. Зато выходит на поле и сразу столько карточек.

— Хотели бы поиграть в Европе?
— В теории да.

— Но там должны предложить как минимум такую же зарплату?
— Необязательно, просто «Спартак» тоже сильная команда. И надо очень хорошо выбирать, куда именно переходить.

— Почему вы так редко и сухо даете интервью?
— Не особо люблю. Особенно после игр, когда выходишь весь на эмоциях. В этот момент хочется, чтобы никто не трогал. 

— Футболисты вообще тяжело общаются с журналистами.
— Не сказал бы. Я, например, не против давать интервью, просто не всегда хочется отвечать на провокационные вопросы сразу после матча.

— Многие никогда не разговаривают.
— Возможно, у них есть свои причины.

— Это зависит от самих игроков или от журналистов, которые задают тупые вопросы?
— Вряд ли от журналистов. Я знаю игроков, у которых есть примета не разговаривать до матча. Или иногда получается, как при Карпине, когда мы шли в лидерах всю осень. Он сказал, что клуб будет чемпионом. Все журналисты сразу подхватили его слова и начали задавать футболистам такие вопросы. Но зачем лишний раз поднимать эту тему? Это только мешает.

— Многим понравился ваш кот…
— Это не мой кот.

— А чей?
— Друга. Были у него на даче, я сфотографировался. Вообще я люблю котов, а тут такой большой мейн-кун. Причем с ним можно делать все что угодно, и он даже не укусит.

— Ребров берет на сборы целую библиотеку.
— Да, он любитель. Причем читает историческую книгу и сразу перескакивает на спортивную. Я говорю: «У тебя что-нибудь остается в голове?» А то едем на тренировку, он читает про Сталина, обратно — про Евсеева. Сам я тоже читаю, но на эти сборы не стал ничего брать. Из последнего? Прочитал «Мальчика в полосатой пижаме».

— В театр ходите?
— Не очень люблю. Больше в кино.

— Смотрели фильм «Коробка», который рекомендуют многие футболисты?
— Да, фильм понравился. Во-первых, выбрали интересную и жизненную историю. Главный герой, Дамир, профессиональный футболист, но при этом играет в клетке во дворе. Раньше было точно так же.

— Что еще поразило?
— Если смотреть другие фильмы про футбол, то профессионал сразу видит, что актеры фальшивят в движениях. А в «Коробке» все четко. Актеров не отличишь от настоящих игроков. Это впечатляет.

— Если бы вы были режиссером, какой бы жанр для фильма выбрали?
— Спортивный конечно же. А если бы актером, сыграл бы роль третьего плана. Ха-ха. Мне всегда нравилось, как человек играет какого-то жмурика. Все кино пролежал в одной позе, потом встал, отверстие от пули отклеил и пошел. Я бы неплохо сыграл такого персонажа.

— Какую музыку перед игрой слушаете в раздевалке?
— Уже никакую, Аленичев запретил. Возможно, это кому-то мешает настраиваться. В наушниках, конечно, можно. До этого диджеем был Глушаков. Ставил и Лепса, и «Ленинград», и хаус.

— Команда часто собирается с семьями?
— Такого почти нет. Было в 2009-м, когда Карпин только пришел. Сейчас только если по поводам: у кого-то день рождения, и этот человек может всех позвать. 

Александр Головин

http://www.ftbl.ru/issues/evgeniy-makeev-emeri-skazal-mne-prisnilos-chto-my-vyigraem-u-barselony-proigrali-0-3-/

«Лайки — просто повод убрать Глушакова и Ещенко из команды». Макеев о «Спартаке», Карпине и Каррере

Sport24, 16 октября 2018 года
Количество просмотров: 249

Фото

В июне «Динамо» Санкт-Петербург было переименовано в «Сочи» и переехало на стадион «Фишт». Уже по хода сезона команда усилилась бывшим защитником «Спартака» и «Ростова» Евгением Макеевым.

С Евгением мы встретились в Сочи, недалеко от Олимпийского парка, на следующий день после победы сборной России над Турцией в Лиге наций (2:0). На матч он не попал — только вернулся из Томска после выездного матча с «Томью».

— Удивлены результатами сборной?
— Совсем нет. Как мне кажется, при Черчесове команда стала намного дисциплинированнее. Отсюда и результат.

— Следили за ней на чемпионате мира?
— Следил, но на матчи не ходил.

— Черчесов изменился с тех пор, как тренировал «Спартак»?
— Мы с ним успели пересечься только три-четыре раза, когда все уезжали в расположение сборных, а он меня подтягивал из молодежки. Даже впечатление никакое не сложилось.

— Многие недовольны его закрытостью.
— Раз это дает результат, почему он должен на это недовольство как-то реагировать?

— Не рано ли ушел Акинфеев?
— Это его решение. Думаю, он размышлял над этим не один день. Видимо, так нужно, были причины. Но замены, и не только Игорю, у нас достойные.

— Думали, что главным мотиватором команды станет Дзюба?
— Если разбираться, ничего сверхъестественного не произошло. Прям уж таких скандальных эпизодов в его карьере не было, к тому же он всегда проявлял лидерские качества. Наверное, спартаковские болельщики все равно будут ревностно к этому относиться. Кто-то может быть за, кто-то — против. Но решает главный тренер. Значит так будет лучше.

(РИА Новости)

РИА Новости

— Все помнят, как Дзюба назвал Унаи Эмери тренеришкой.
— Это все равно было сказано на эмоциях. Ни для кого уже не секрет, что Эмери — хороший тренер. Это всегда было видно. Просто команда была слишком разболтана. Многие футболисты позволяли себе слишком многое в тренировочном плане: не выполняли какие-то указания, не возвращались вовремя на сбор. Не специально. Просто никто никого за это не наказывал. Кто-то думал, что все дозволено. Из всех этих эпизодов и накопилась такая атмосфера. Наверное, Эмери хотел как лучше — со всеми по-хорошему. Не получилось.

— Руководство не вмешивалось?
— Насколько я знаю — нет.

— Поддерживаете связь с Артемом?
— Да, но вот сейчас, когда они играли в Сочи, встретиться не получилось.

«Спартак» — родная команда»

В середине октября в Сочи продолжается настоящее лето. Солнце, море, туристы — худшей атмосферы для продуктивной работы придумать сложно.

— Каково играть в Сочи? Атмосфера тут совсем не рабочая.
— А мне нравится! Возможно, кому-то тяжело: если выходить куда-то днем отдыхать, то к вечерней тренировке можно уже не собраться. Но все профессионалы, придерживаются режима. Для нас Сочи не значит, что мы на отдыхе.

— Карпин довольно сухо прокомментировал разрыв контракта с вами. Кто был инициатором: клуб или вы сами попросили отпустить?
— Сухо? Он и не должен был, наверное, произносить речь. Никакого разговора у нас с ним было, меня просто поставили перед фактом. Заранее предупредили, что нужно искать команду. В этом нет ничего страшного.

— Как появился вариант с «Сочи»?
— Это было еще до того, как мы с «Ростовом» расторгли контракт. Разговоры уже шли, и я понимал, что надо искать новую команду. Из «Сочи» на меня вышли сами. От клубов РПЛ никаких предложений не было. Я был знаком с Колей Заболотным еще по «Спартаку». Пообщался с ним, с клубом и пришел к выводу, что это неплохой вариант.

— Набираете форму?
— Сейчас уже гораздо лучше, чем было месяц назад. Но все равно понимаю, что кондиции пока не самые оптимальные.

— На возвращение в премьер-лигу рассчитываете?
— По крайней мере, надеюсь! Шансы есть.

— В «Ростове» много бывших спартаковцев. Было ли от этого комфортнее?
— Со многими ребятами был знаком давно, хорошо понимали друг друга. Во многих из нас была заложена идея спартаковского футбола, так что было проще. Но в «Ростове» все-таки другой стиль.

— Большое отличие от того, что было при Кучуке? Кажется, что Карпин оживил команду.
— Не скажу, что при Кучуке было плохо. Нормально. Если считать работу Карпина с нового сезона, то да, результаты говорят за себя. Но до этого команда не была мертвой.

(РИА Новости)

РИА Новости

— Карпин все тот же, что и в «Спартаке»?
— Как человек — да. Как тренер — в «Ростове» немного другая тактика. Игра в «Спартаке» была более атакующей, мы всегда играли в четыре защитника, очень редко — в пять. В «Ростове» изначально начали со схемы в пять защитников. Но «Ростов» может играть на равных с топ-клубами России. Просто это особенность команды. По составу она входит в пятерку лучших клубов РПЛ, так что «Ростов» мог и может играть со всеми.

— Тяжело было покидать «Спартак»?
— Клуб не захотел продлевать контракт. Уже было понятно, что надо искать другие варианты. Это было странное ощущение. Там я провел большую часть карьеры. Можно сказать, родная команда. Смешанные были чувства, но я понимал, что все к этому идет и надо что-то менять. Последние сезоны были скомканные: преследовали травмы и было мало игрового времени. Понимал, что надо с этим что-то делать. Вся ситуация сложилась так, что пришлось поменять команду.

— В какой момент поняли, что не останетесь?
— Не было определенного дня. Это накапливалось. Я давно все прекрасно понимал. Стоял вопрос: куда уходить? Большого выбора не было — «Ростов» оказался самым оптимальным.

«Пилипчук был важен для «Спартака» и многое вложил в чемпионство»

— Медаль за чемпионский сезон вам передали?
— Да, конечно. Я даже был на вручении.

— Аленичев отказался. Согласны с ним?
— Это полностью его решение.

— Чемпионство — заслуга Карреры или багаж Аленичева реально был?
— Мы сборы провели при Аленичеве и сыграли с ним несколько матчей в Лиге Европы и чемпионате. Именно он готовил команду к сезону, так что его заслуга в чемпионстве точно есть.

— Часто говорят о том, что игру все это время строил не Каррера, а Пилипчук.
— В основном весь разбор игры, подготовка к сопернику действительно были на Пилипчуке. Если шло теоретическое занятие перед подготовкой к матчу, то обязательно выходил Пилипчук. Рассказывал о слабых и сильных сторонах соперника, как ему противостоять.

— Чем занимался Каррера?
— Отдыхал, ха-ха. Нет, естественно он точно так же готовил команду. Прислушивался, участвовал в тренировках. Как они между собой делили обязанности — не знаю. Как по мне, Пилипчук был важен для «Спартака». Он многое вложил в чемпионство.

(ФК "Сочи")

ФК "Сочи"

— Зря отпустили Промеса?
— Нет. Думаю, он уже очень давно хотел уйти сам. Возможно, даже было соглашение, что его отпустят. Да и «Севилья» — это плюс для его развития. После его ухода в спортивном плане «Спартак», конечно, потерял, но с точки зрения финансов — клуб выиграл.

— Многие считают, что в решениях и действиях Карреры нет логики.
— Когда был чемпионский сезон, команда начала выигрывать игру за игрой. Была уверенность в своих силах. Было очень много фарта — это отметили все, пусть и везет сильнейшим. После чемпионского сезона пошел ожидаемый спад. Взять тот же «Локомотив» сейчас. Сезон на сезон не приходится, а то, что сейчас происходит в команде, я не знаю.

— Почему так регрессировал Глушаков?
— Не соглашусь. Все ждут от него игры как в чемпионский сезон. Сейчас он сбавил, но ту форму он может и набрать. Он сделал большой вклад в чемпионский сезон. Сейчас его вообще убрали за лайк.

— История с лайками раздута или это в стиле Карреры?
— Это был просто повод. Не знаю, что там произошло. В тот год, когда я работал с Каррерой, в команде все было гладко. Если смотреть со стороны, это выглядит просто как повод убрать футболистов из команды. По мне, это бред. Глушаков и Ещенко — не глупые люди. Если бы они видели, что говорил Назаров, то никогда в жизни бы лайк не поставили. Глупо было бы ставить лайк на такую аудиторию и не ожидать последствий. Думаю, они сделали это просто машинально, а там уже — как трактовал эту ситуацию клуб.

— Клуб заявил, что они в молодежке форму набирают…
— Как по мне, это бред. Даже звучит глупо.

Блиц

— «Лужники» или «Фишт»?
— «Лужники». На новых не был, но и старые очень нравились. «Фишт» мне тоже нравится, но по воспоминаниям — однозначно «Лужники». Если объективно сравнивать «Лужники», которые я помню, и «Фишт», то сочинский стадион гораздо современнее будет. Иногда смотришь игры сборной, видишь картинку на новых стадионах и не веришь, что это чемпионат России. Привыкли к беговым дорожкам, маленьким трибунам, а сейчас все иначе. И зрителям нравится, и футболистам приятнее играть.

— Посещаемость в ФНЛ после чемпионата мира — временное явление?
— Не согласен. Думаю, посещаемость даже продолжит расти. У нас здесь тоже. «Сочи» — новый клуб, и болельщиков со временем только прибавится.

— Ростов или Сочи?
— Сочи.

— Карпин в «Ростове» или Карпин в «Спартаке»?
— В «Спартаке»! Там я играл!

— Лучший тренер «Спартака», при котором вы играли?
— Пожалуй, Лаудруп. При нем заиграл.

— Худший?
— Не скажу, что есть худший. Есть тот, кто меньше нравился, но называть неэтично.

Алина Матинян

https://sport24.ru/news/football/2018-10-16-intervyu-yevgeniya-makeyeva--o-karpine-karrere-laykakh-glushakova-i-yeshchenko-spartake-i-rostove