Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Кирилл Комбаров

Игр за Спартак95
Из них в основе76
Заменен  Заменен18
Вышел  Вышел на замену19
Голы  Забил голов2
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений17
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения22 января 1987 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изДинамо Москва
Первый матч8 декабря 2010 года
Первый гол7 апреля 2011 года
Фото с игроком

К. Комбаров: переход в "Спартак" – шаг вперёд

Чемпионат.com, 16 августа 2010 года
Количество просмотров: 1656

Фото

— Когда игроки меняют "Динамо" на "Спартак", это вызывает бурю мнений и эмоций. Понимаете это?
— Естественно. У каждого будет своё мнение на этот счёт. Кто-то нормально отнесётся к нашему переходу, с пониманием, а кто-то – нет. Мы с Димой считаем, что это для нас шаг вперёд, карьерный рост. Надеюсь, мы сможем прогрессировать в "Спартаке".

— "Динамо" – тоже клуб с деньгами и амбициями. Разве не так?
— Важной мотивацией стало участие "Спартака" в Лиге чемпионов. Перед командой стоят высокие задачи. К тому же "Спартак" играет в комбинационный футбол, что нам с братом по душе.

— Во время ближайшего дерби фанаты "Динамо" наверняка устроят вам обструкцию. Готовы к ней?
— Да. Мы понимаем, что "Динамо" и "Спартак" – давние соперники. Осознаём, что кому-то наш переход может очень не понравиться.

— Когда узнали об интересе "Спартака"?
— Полторы-две недели назад. О поступившем предложении нам с Димой сообщил агент Павел Андреев. Для нас это был очень серьёзный и ответственный шаг. На принятие окончательного решения ушло несколько дней. Мы с братом взвесили все плюсы и минусы. Плюсов оказалось больше. Советовались с отцом, с агентом. И в итоге приняли такое решение.

— По условиям сразу всё обговорили или были спорные моменты?
— Обсуждение было. Но я не скажу, что имелись какие-то принципиальные разногласия. Шёл обычный, рабочий диалог.

— Как на ваш уход отреагировало руководство "Динамо"?
— О предложении "Спартака" там узнали ещё раньше нас. Полагаю, руководители "Динамо" всё обдумали. Разговор с ними у нас был абсолютно спокойный. Можно сказать, разошлись миром.

— В общем, вы считаете, что ушли по-хорошему?
— Да, так и есть.

— Руководство "Динамо" пыталось вас удержать? Быть может, поднять зарплату?
— Нет, удерживать нас не стали. Спросили только, хотим мы или нет и дальше играть в "Динамо". В общем, предоставили право выбора. Но мы решили уйти.

— Если бы предложение поступило кому-то одному из вас, ушли бы?
— Вряд ли.

— Одно время вы с Димой занимались в спартаковской школе, но покинули её из-за недопонимания с руководством. Не думали, наверное, что судьба ещё раз сведёт вас со "Спартаком"?
— Никогда не говори "никогда". О том, что произошло с нами в "Спартаке" много лет назад, уже и вспоминать не стоит. Все участники той истории всё прекрасно знают и понимают. Каждый сделал свои выводы.

— То есть на клуб в целом у вас обиды не было?
— Нет. Были обиды на определённых людей.

— Вы с братом взяли себе оригинальные номера – вы 77-й, Дима 99-й. Чья идея?
— Изначально мы хотели играть под семёркой и девяткой, как в "Динамо". Но эти номера оказались заняты. Поэтому решили взять двойные номера. Семёрка – моё любимое число. А у Димы – девятка. В итоге у нас получились в некотором роде номера-близнецы.

— С главным тренером "Спартака" Карпиным уже общались?
— Да. С самой же первой беседы тренер расположил нас к себе. Мы увидели нормальное отношение. Думаю, что мы найдём общий язык. Равно как и в коллективе с ребятами. Сегодня мы провели первый день в Тарасовке. Ребята нас нормально приняли. В принципе, мы всех знаем, и нас все знают. Уже не раз общались со многими.

— В "Спартаке" хватает крайних защитников, да ещё и с российскими паспортами. Вас, надо полагать, видят в полузащите?
— Наверное. Нам и самим больше нравится выступать в полузащите. Но для того чтобы регулярно играть, надо доказывать своё право выходить на поле. Так было везде и всегда.

— В "Динамо" ещё зимой на фланги полузащиты были приглашены Самедов и Чеснаускис. Признайтесь: вы уже тогда начали задумываться о переходе?
— Нет, тогда никаких мыслей на этот счёт не было. Наоборот, конкуренция - это плюс. У нас возросла мотивация. Стали ещё больше работать на тренировках, чтобы попадать в состав. То есть ещё две недели назад мы и не думали никуда уходить. Если бы не предложение "Спартака", продолжали бы играть за "Динамо" и не забивали себе голову посторонними мыслями.

— Что бы хотели сказать на прощание динамовским болельщикам?
— В первую очередь я бы хотел поблагодарить их за то, поддерживали нас всё это время. Надеюсь, что все отнесутся с пониманием к нашему переходу и будут по-прежнему переживать за нас, несмотря на то что мы ушли в "Спартак".

Денис Целых

http://www.championat.ru/football/article-63349.html

Кирилл и Дмитрий Комбаровы. Плечом к плечу

Советский Спорт, 24 августа 2010 года
Количество просмотров: 2748

Фото

КИРИЛЛ И ДМИТРИЙ КОМБАРОВЫ. Новобранцы «Спартака» назначили встречу неподалеку от… стадиона «Динамо». Мелькнула мысль, мол, преступников всегда тянет на место злодеяния. Хотя, с другой стороны, при чем здесь братья? У них нет оснований испытывать вину перед прежним клубом: честно оттрубили в нем и вернулись туда, откуда, собственно, и стартовали в большой футбол…

Застрявший в пробке Дмитрий перезвонил с дороги и попросил начинать разговор без него, поэтому сперва Кирилл отдувался за двоих.

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?

— Вы ведь старший, Кирилл? Вам и карты в руки.

— Ну да. На пятнадцать минут раньше Димы появился на свет.

— Младший, наверное, с детства не соглашался на вторые роли?

— В любой семье братья и сестры спорят за лидерство, тем более близнецы. Конфликтовали постоянно, дня не проходило, чтобы не дрались. Стоило не поделить какую-нибудь ерунду — и понеслось. Нормально! Так закаляются характеры. Мы ведь бились не насмерть, через пять минут мирились и продолжали играть вместе, словно ничего и не случилось.

— Родители наказывали обоих?

Еще недавно Дмитрий и Кирилл играли против своих нынешних одноклубников
— Всегда. Они не разбирались, кто больше виноват или первым начал, всыпали одному и другому. Чтобы неповадно было. Отец мог и ремнем врезать, и подзатыльник отвесить. Он у нас строгий, приучал к дисциплине, но мы по-прежнему регулярно выясняли отношения на кулаках. Это продолжалось, наверное, лет до пятнадцати, пока не перебесились, не поумнели… А как иначе, если день и ночь рядом находится человек, похожий на тебя, словно две капли воды? Нас одевали одинаково, подарки делали парные, чтобы не ссорились и не завидовали друг другу. Мы даже спали на одной кровати, правда, двухъярусной. Я — внизу, Димка — вверху… Когда подросли и стали ездить за тренировочные сборы, тоже всегда жили вместе. И сегодня так.

— А в детстве играли за разные команды?

— Вдвоем нам было интереснее. Придумывали всякие комбинации и нестандартные ходы, веселились и куражились от души. А если ставили друг против друга, сразу начиналась жесткая заруба…

— Характерами вы похожи?

— Все, кто хорошо нас знает, говорят, что я шебутной, а Дима поспокойнее. Со стороны, наверное, виднее. Мы оба общительные, компанейские. Было время, чуть ли не весь класс ходил в приятелях. До сих пор поддерживаем товарищеские отношения с ребятами, с которыми тренировались в спартаковской школе, хотя с той поры прошло много лет. Случались и неприятные эпизоды. Попадались люди, пытавшиеся каким-то образом использовать нас в корыстных целях, но со временем мы научились отличать лицемерие от искренности.

Спорт помогает быстрому взрослению, а папа рано стал приобщать нас к физкультуре. Чем мы только не занимались — и гимнастикой, и акробатикой, и карате, и ушу, и борьбой. В футбол играли лет с четырех. Сначала во дворе, потом записались в школу «Спартака». Жили в Домодедове, на дорогу в Сокольники уходило часа два, не меньше. Вставали в шесть утра, завтракали на скорую руку и ехали на другой конец географии вместе с мамой. Сначала на автобусе, потом на электричке, метро и трамвае… У нас в семье была машина, но на ней работал отец. Он занимался частным извозом, держал торговые палатки. Посторонних не привлекал, сам все делал. Сейчас оглядываюсь и понимаю: жили тяжело, но никто не жаловался. Кроме футбола лет с девяти регулярно посещали секцию кикбоксинга. Так отец решил. Он хотел, чтобы мы в любой ситуации могли постоять за себя. Тренировки боксеров проходили в Подольске, нас туда отвозил отец. Получалось, мы целый день мотались с одного занятия на другое. К вечеру еле ноги волочили…

В детстве братья довольно активно занимались кикбоксингом, но в последний момент предпочли футбол

 

— На общеобразовательную школу оставалось время?

— Читали учебники в электричках, домашние задания делали на коленках. А как иначе? Первые три класса отучились в Домодедове, потом перевелись в частную школу – по-другому не успевали, а с шестого класса нас взяли в спартаковский интернат, куда ходили и другие ребята из команды. Не скажу, что мы были самыми прилежными учениками, но тут уж пришлось выбирать — спорт или учеба. Слишком большие нагрузки выпадали.

— В какой-то момент вы ведь едва не изменили футболу с кикбоксингом?

— На ринге неплохо получалось, мы выигрывали почти все бои, а если и терпели поражения, то друг от друга…

— Когда в последний раз вне спортзала показывали навыки владения боевыми искусствами?

— Даже не вспомню. Стараемся избегать конфликтных ситуаций, чтобы не применять приемы не по назначению. Нас ведь не для того им учили. Как говорит отец, лучшая драка — ее отсутствие… А тогда, в 2001-м, тренер по кикбоксингу пригласил нас в сборную России. Папа сказал, что последнее слово за нами. Мы с братом спосовещались и остановились на футболе. О чем с тех пор ни разу не пожалели.

НАКОЛКА СО СМЫСЛОМ

— Но в четырнадцать лет вы ушли из школы «Спартака». Читал интервью, кажется, четырехгодичной давности, где в один голос с братом утверждаете, будто не питаете теплых чувств к красно-белым. Дескать, что было, то прошло.

— Не помню столь категоричных заявлений. Хотя, конечно, детские обиды живут долго. В какой-то момент с нами поступили не слишком красиво, надолго усадив на скамейку. Тренер сказал: «Ждите». Выпускал иногда на замену минут за пятнадцать до конца матча. Так продолжалось почти год. В итоге мы не выдержали, объяснили, что хотим играть, а иначе уйдем. Удерживать нас не стали. Покидать «Спартак» очень не хотелось – все-таки девять лет ему отдали, но ситуация требовала. Как развиваться в спорте, сидя на лавке? Возраст-то переломный. На окончательное решение во многом повлиял отец, мы, может, и подождали бы, пока тренер обратит внимание, а папа рубанул: «Раз так – уходим». Он мечтал стать профессиональным футболистом, на самый высокий уровень, правда, не вышел, но в какой-то момент выступал за спартаковский дубль, играл в командах второй лиги чемпионата СССР. Конечно, отец хотел, чтобы сыновья добились большего. Вроде бы получилось, хотя нам еще расти и расти…

— После ухода из спартаковской школы вы сразу прибились к динамовской?

— Сначала пошли в «Академику», но там выбрали одного, а мы хотели тренироваться вместе. В «Локомотиве» забраковали обоих. А вот в «Динамо» взяли. Постепенно освоились в Петровском парке, прижились. Через пару лет нас уже привлекали к матчам КФК, потом перевели в дубль…

— Дмитрия первым стали выпускать в основе. Ревновали, наверное, меньшого?

— Старался изо всех сил, чтобы тоже попасть в состав. Рвался в бой, но в команде была высокая конкуренция, пришлось завоевывать место под солнцем.

— У вас на правой руке выколота буква «Д».

— Это в честь брата. Выше и слово есть — Brother. У Димы такая же татуировка, только литера другая — «К». Меня ведь назвали в честь деда по отцовской линии, а брата — по материнской. Мы давно хотели сделать подобные наколки, но не могли выбрать рисунок и текст, а год назад поехали в студию тату — и вот. Видите?

— Что-то вроде братского подарка?

— Типа того. Хотя мы с детства ничего не дарили друг другу. Почему-то так у нас в семье повелось. Хотя недавно Дима оплатил мое свадебное путешествие на Маврикий. Я женился на Кате этим летом, пока в чемпионате России была пауза из-за мирового первенства в ЮАР. Планировали двенадцатидневную поездку, но прилетели на остров – а там погода совсем испортилась, и мы испугались: вдруг надолго? Чтобы не рисковать отпуском, поменяли билеты и через восемь дней улетели в Париж, где в то время находились Дима и его девушка Таня. Брату я заранее ничего сообщать не стал, зато связался с Жаком, нашим товарищем, с которым мы познакомились, когда несколько лет назад приезжали во Францию в составе молодежной сборной. Жак заказывал для Димы гостиницу, он же встретил нас в аэропорту и отвез на место. Стучу в номер, брат открывает дверь – стоим мы с Катей. У Димки от изумления глаза стали, как шары. Хлопает ресницами, понять ничего не может: откуда вы тут? Сюрприз!

Нелегок путь футболиста. Поле не раз полито потом на тренировках.

 

ФОКУС УДАЛСЯ

— Недавно вам удался еще один фокус. Правда, на этот раз вы удивляли вместе с братом, когда заявили о переходе из московского «Динамо» в «Спартак».

— Поверите ли, и для нас с Димой это стало неожиданностью. Все случилось стремительно, буквально за неделю. Может, и раньше велись какие-то разговоры, но мы о них не слышали, пока наш агент Павел Андреев не сообщил: так, мол, и так… Посидели, подумали, встретились с главным тренером «Спартака» и… согласились.

— С Карпиным раньше общались?

— Нет, познакомились недели три назад. Прежде не пересекались.

— В «Динамо» переговоры не афишировали?

— Объявили в последний момент.

— Кто-нибудь из бывших одноклубников сказал вам: «Бу-у-у»?

— Ребята отнеслись абсолютно нормально. Это футбольная жизнь. Одни игроки приходят, другие уходят. Так было, есть и будет. В последний вечер мы пригласили команду в ресторан, вместе поужинали, попрощались и разъехались в разные стороны. Были все, кроме Воронина и Габулова, – они в тот день улетели из Москвы.

— Божовича тоже звали?

— Нет, только футболистов. С тренером после перехода мы не разговаривали, но у него не должно быть оснований для обид. Иногда в карьере случается заминка и нужен решительный шаг, чтобы преодолеть ступор, выйти на качественно иной уровень. Все понимают: переход в «Спартак» — серьезный вызов для нас.

— Или возвращение на круги своя? Может, вы, братья, как Анна Чапмен, были агентами под прикрытием? Внедрились в бело-голубой стан, но в душе оставались красно-белыми.

— Провокационный вопрос! Вот Дима пришел, пусть он на него отвечает.

...Комбаров-на-пятнадцать-минут-младший подходит к нашему столику, извиняется за опоздание, объясняя причину задержки: был у стоматолога, лечил зуб.Предупреждает: из-за заморозки язык во рту ворочается с трудом, говорить тяжело. Тем не менее дальнейший разговор соображаем на троих. Правда, авторство отдельных реплик гарантировать не берусь: братья не только внешне похожи, но и голосами – на диктофоне не отличишь. Впрочем, они и мыслят в одном ключе…

 Дмитрий Комбаров: – О чем беседовали? Опять, наверное, о переходе?

— Деталями интересуюсь. В Тарасовке вы, подозреваю, по обыкновению поселились вместе?

Д.К.: Как всегда.

— Кто раньше занимал вашу комнату?

Д.К.: Даже не успел выяснить. Знаю только, что слева живут тренеры, справа — физиотерапевт.

— «Деды» обычно советуют держаться поближе к кухне, подальше от начальства.

Д.К.: Но мы-то в «Спартаке», по сути, салаги, начинаем все заново…

— Принципиальные отличия от Новогорска заметили?

Д.К.: Из внешнего – у «Динамо» база современнее, тут и спорить не с чем. Зато Тарасовка, как говорится, намоленная. Сколько поколений игроков там выросло… Еще бросилось в глаза, что в «Спартаке» больше внимания уделяют дисциплине. Все строже, четче. Наверное, так и надо. В России уважают жесткую руку.

— Камень в огород Божовича?

Д.К.: Миодраг здесь абсолютно ни при делах. Мы ведь говорим не об иностранцах. У русского человека такой менталитет: любое послабление со стороны начальства воспринимается как шанс забраться с ногами на шею и валять дурака. Без дисциплины результата не добиться.

СПАРТАКОВСКИЕ ВЕЩДОКИ

— Морально готовы к тому, что понесется в ваш адрес со стороны бело-голубой торсиды?

Д.К.: Уже несется. Кирилл в последнее время не играет из-за травмы, а я прощальный матч за «Динамо» проводил в Петербурге против «Зенита». Фанаты приветствовали меня баннером «Ни стыда, ни совести». Конечно, неприятно читать такое. На мой взгляд, упрек несправедлив. После игры я подошел к сектору наших болельщиков, снял футболку и бросил на трибуну. Обратно ее не вернули. И на том спасибо…

— Ваш отец еще летом 2009 года публично заявлял, что возвращение в «Спартак» исключено. Мол, этого не случится ни при каких условиях.

Д.К.: Папа — эмоциональный человек, сгоряча может сказать лишнее. Но потом остывает и признает ошибку, если был неправ. Тогда казалось так, сегодня он изменил мнение. Ничего страшного.

— В семейном архиве сохранились вещдоки, подтверждающие ваше спартаковское прошлое? Пока в прессу просочилась лишь карточка, на которой вы стоите у клубного автобуса. И лет вам на фото не более десяти.

Кирилл Комбаров: Честно говоря, мы и тот снимок публиковать не планировали. Ваши коллеги сами его где-то нарыли. А дома кое-что относящееся к спартаковскому периоду, конечно, есть. Например, остались футболки, которые выдавал еще Николай Паршин, наш первый тренер.

— С фамилиями на спине?

К.К.: Только с номерами – 5-м и 6-м. Такие малюсенькие хлопчатобумажные майки… Еще храним паршинское поздравление с днем рождения, датированное 22 января 1995 года. Это пригласительный билет на чествование «Спартака», в третий раз выигравшего чемпионат России. На фото изображена команда, а ниже Николай Иванович написал напутствие, мол, хочу, ребята, видеть вас на таком же плакате лет через восемь-десять.

Д.К.: По сути, пожелание тренера сбылось. Только прошло пятнадцать лет…

— И чемпионами вы пока не стали.

К.К.: Для того, собственно, и перешли, чтобы вместе с командой вернуться на позиции, которые «Спартак» долгое время занимал в российском футболе.

— Но пока все больше напоминает, сорри, смену декораций. Был один клуб, теперь другой. Без внутренней перестройки ничего не произойдет.

Д.К.: Думаете, не понимаем этого? Нам есть что и кому доказывать. С мотивацией полный порядок! При этом никогда не забудем годы, проведенные в «Динамо», и то хорошее, что сделали для нас там…

— По контракту можете выходить на поле против бывшего клуба?

Д.К.: Можем, можем… Постараемся сыграть хорошо, победить. К чему лукавить? Понятно, что эмоции в таких поединках особенные.

— На какой срок вы подписались со «Спартаком»?

К.К.: На четыре года. Времени достаточно, чтобы реализовать себя, показаться во всей красе.

— Будете следить за успехами бывшей команды?

Д.К.: Многие ребята вообще не смотрят чужие матчи по телевизору. Им своего футбола хватает. Мы стараемся не пропускать интересные игры, хотя любое зрелище в больших дозах пресыщает. Во время чемпионата мира «Динамо» проводило сборы в Австрии. Кроме тренировок, там, по сути, было нечего делать, вот и сидели у экрана. Но по три матча в день — все-таки перебор. Фильтровали, отбирали лучшее.

— На себя примеряли?

К.К.: Любой футболист мечтает сыграть на таком уровне.

— Вас ведь привлекали в «молодежку», а потом дело застопорилось.

Д.К.: Да, с той командой нам не удалось добиться серьезных успехов. Толком ничего не выиграли, на крупные турниры не пробились, хотя провели, наверное, матчей по пятнадцать за сборную.

— Потерянное поколение?

Д.К.: Не торопитесь списывать нас со счетов! Уверен, все можно повернуть вспять. Но сейчас не время далеко загадывать. Надо выходить на каждый матч, как на последний, по максимуму выкладываясь на поле, тогда и результат будет.

— Кирилл говорил, вы продолжаете поддерживать отношения с ребятами, с которыми когда-то тренировались в спартаковской школе. Кто из них остался в большом футболе?

Д.К.: К сожалению, немногие. У нас была очень перспективная команда. Сейчас из того года выпуска на слуху лишь Дима Тарасов, Рома Шишкин и Леха Солосин из «Сибири». Остальные ребята остановились в развитии, довольствуясь тем, что имели. Кое-кто закончил спортивную карьеру, не успев толком ее начать

В ЧЕМ СИЛА, БРАТ?

— Как относитесь к возможному переходу на календарь «осень–весна»?

Д.К.: Пока не очень понятно, какие преимущества это даст.

— Летом два месяца гарантированно будете отдыхать.

Д.К.: Ну если только так! Но ведь новую схему задумывали с иной целью, верно? Речь идет о развитии нашего футбола, а особых плюсов что-то не видно. Может, стоит больше внимания уделять детскому футболу и работе с молодыми, чтобы они раньше времени не теряли мотивацию? Наша сборная заняла на Евро-2008 третье место со старой формулой внутреннего чемпионата. Не думаю, что переход радикально изменит подготовку главной команды. Впрочем, это наше частное мнение, мы других ребят не спрашивали.

— Активнее других за осенне-весенний календарь ратуют именно «Спартак» с ЦСКА.

К.К.: Как решат, так и будет. Слова двоих футболистов вряд ли серьезно повлияют на что-то…

— Дорога в Тарасовку намного длиннее, чем в Новогорск?

Д.К.: Привыкнем! В свое время из Домодедова в Сокольники ездили — и ничего, живы. Тем более сейчас не приходится трястись в общественном транспорте – у каждого есть машина.

— На тренировки добираетесь по отдельности?

Д.К.: Вместе. Снимаем квартиры на Соколе в соседних домах, поэтому и за руль по очереди садимся. Один день — я, второй — Кирилл.

— Водите машину в схожей манере?

К.К.: Каждый считает, что он лучше. Тот, кто сидит рядом, подсказывает, дает советы, а драйвер предлагает заткнуться и помалкивать – обычная история!

Д.К.: Было время, лихачили, а сейчас ездим спокойнее, хотя порой накатывает желание утопить педаль газа в пол…

— А тут из-за угла гаишник!

Д.К.: И непременно – болельщик «Спартака». Несколько раз такое случалось.

К.К.: А теперь по закону подлости станут попадаться динамовские фанаты в милицейской форме…

Д.К.: У нас долго была одна машина на двоих – 14-я модель «Жигулей». Называли ее «ласточкой». Летала! Прошли на ней школу молодого бойца. А персональными авто обзавелись пару лет назад. Сначала взяли «Лексус», потом купили «Мерседес». Немец нам обоим нравился больше, вечно спорили, чей черед на нем ездить.

— Кто первый встал, того и тапки?

Д.К.: Примерно так. Постоянно менялись: через неделю, через несколько дней… Окончательно разделились пару месяцев назад, каждый приобрел именно то, что хотел. Теперь у Кирилла — «БМВ», у меня — «Мерседес». Можно не коситься в сторону друг друга. Хотя, честно говоря, прежнего рвения уже нет. Раньше каждую новую модель со всех сторон рассматривали, а сегодня спокойнее реагируем...

— Ну да, средство передвижения, как утверждал великий комбинатор. А почему не обзаводитесь своим жильем?

К.К.: Мы построили дом в Домодедове. Прямо в городе. Там родители живут, но и нашим семьям места хватит, если решим вернуться. Отдельную квартиру мы с Димой сняли в восемнадцать лет, когда подписали первый контракт с «Динамо». Тяжело было каждый день мотаться в Домодедово, но и теперь хотя бы пару раз в неделю обязательно должны выбраться в гости к маме с отцом. Тянет. Душой у них отдыхаем.

— Кто-нибудь пытался вбить клин между вами?

Д.К.: Бесполезно! Прекрасно знаю, что ближе Кирилла у меня человека нет. И он, уверен, скажет то же самое. Мы настолько похожи, что постороннему человеку даже поверить трудно. Вкусы, привычки, интересы... Любой области касается – еда, кино, литература. Одеваемся по-разному, но это отголосок из детства, когда носили все одинаковое и это стало в какой-то момент сильно напрягать. Заходили в вагон электрички, и все пассажиры начинали таращиться: близнецы да еще одеты похоже…

— Экзамены друг за дружку в институте не сдавали?

Д.К.: Не было необходимости. Вы же знаете, как футболисты учатся… Но мы не злоупотребляли добрым отношением преподавателей, по возможности посещали занятия, к сессиям всерьез готовились… Главное, в итоге получили дипломы РГУФК о высшем образовании, теперь можем работать тренерами. Правда, только в школах да КФК. Сложно сказать, пригодится ли это в будущем, но точно не помешает.

— Не факт, что и дальше пойдете рука об руку. Говорят, биологическая потребность в близнеце ощущается до 25 лет, а потом слабеет.

Д.К.: Значит, у нас впереди еще два года.

К.К.: Не представляю жизнь отдельно от брата. Разорвать связующую нас нить тяжело. И пробовать не нужно.

— Считали когда-нибудь, сколько звонков делаете друг другу на протяжении дня?

Д.К.: Да мы почти все время рядом. В зоне прямой видимости.

К.К.: Вы же были свидетелем: Дима опоздал на встречу на пятнадцать минут и успел за это время трижды мне позвонить. Вот вам и ответ…

— Неужели за столько лет не устали от общества друг друга?

К.К.: Иногда берем паузу. На час. А потом опять тянет. Видите, я и из свадебного путешествия сбежал к брату.

Д.К.: Мы не можем даже толком поссориться, максимум до следующего утра. Встаем, словно ничего и не было. Прощаем друг друга без лишних слов и извинений.

— Но на футбольном поле наверняка меряетесь успехами – кто больше забил?

К.К.: Пока лидирует брат – на его счету в премьер-лиге и Кубке России 14 голов, а у меня восемь или девять. Намерен в ближайшее время догнать. Я месяц не тренировался из-за травмы, лишь в конце прошлой недели стал работать с мячом. Надеюсь скоро вернуться в строй. Устал уже от тренажеров и бассейна, охота на поле, соскучился по футболу. Зато почти половину голов Дима забил с моих передач. Мне в этом смысле он помогает меньше, недорабатывает. Шутка!

Д.К.: Кстати, предпоследний мяч в игре с «Аланией» ты забил после моего паса.

К.К.: Да, красиво получилось. Я тогда дубль сделал. Как раз накануне свадьбы. Порадовал всех, включая Катю и себя… Посмотрим, кто из нас первым откроет лицевой счет в «Спартаке».

— Что будете делать с динамовской атрибутикой?

К.К.: Что-то на память оставим, остальное друзьям раздадим. Претендентов хватает. В Домодедове в нашей экипировке щеголяет полгорода. Даже майки, в которых завоевали бронзовые медали, после матча в Петербурге отдали фанатам «Динамо». Нам не жалко, лишь бы почаще был повод делать такие подарки…

Дмитрий и Кирилл КОМБАРОВЫ

Родились 22 января 1987 года.

Клуб: «Спартак» Москва.

Амплуа: полузащитники.

Рост 181 и 182 см, вес 71 и 75 кг.

Карьера: воспитанники футбольной школы московского «Спартака». В премьер-лиге выступали за московское «Динамо»: Дмитрий с 2005 по 2010 г. сыграл 132 матча, забил 11 мячей, Кирилл с 2006 по 2010 г. сыграл 101 матч, забил 8 мячей. С 16 августа 2010 года в московском «Спартаке».

Достижения: бронзовые призеры чемпионата России (2008).

Ванденко А.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/404422

Кирилл КОМБАРОВ: “У ЭМЕРИ И КАРПИНА - СПАРТАКОВСКИЙ СТИЛЬ. У ЯКИНА - НЕТ”

Спорт-Экспресс, 11 февраля 2015 года
Количество просмотров: 1448

Фото

Гостем авторской программы Александра ЛЬВОВА "Начистоту!" стал полузащитник "Торпедо"

С момента нашей почти годичной давности встречи с братьями Комбаровыми в жизни Кирилла произошло немало событий. Главное – он был вынужден покинуть "Спартак". Понятное дело, не по своей воле. В аренду, да еще из клуба, где ты рос, сам не уйдешь. Но такова жизнь. И теперь она, пусть и временно, связана с "Торпедо".

На вопрос о делах я услышал от Кирилла: "Нормально, главное – играю". Так же отвечал Дзюба, оказавшись в "Томи", а затем в "Ростове". И это "играю" звучало вызовом тем, кто в него не верил. Не знаю, поставил ли Кирилл перед собой цель доказать что-то скептикам, но не было случая, чтобы он не шел в опаснейший стык или, уходя от травмы, убирал ноги. Таким он был в "Динамо" и "Спартаке". Таким остается и в "Торпедо", которое сегодня считает своим домом. И как, скажите на милость, за него не биться?!

В "СПАРТАКЕ" НАМ С БРАТОМ НЕ ДАВАЛИ ИГРАТЬ

– У многих футболистов в контракте прописан пункт, по которому им грозит штраф за публичную критику команды. У вас тоже?

– Насколько я знаю, нет.

– Вы считаете себя конфликтным человеком?

– Абсолютно точно нет.

– Правда, что в 14 лет вы с братом со скандалом ушли из футбольной школы "Спартака", поскольку тренер считал вас бесперспективными?

– Со скандалом – это сильно сказано. Нам в то время просто не давали играть. Приезжали игроки с переписанными паспортами, которые, разумеется, были гораздо мощнее, быстрее нас. Именно поэтому мы покинули академию.

– Переход из "Динамо" в "Спартак" тоже проходил не слишком гладко. Тогдашний президент бело-голубых Исаев говорил, что все упиралось в деньги.

– Не совсем так. Мы никаких условий не выдвигали. Речь о зарплате не шла вообще, как и продлении контракта. Скажем так: нам дали понять, что мы можем уйти спокойно. А в СМИ эту тему зачем-то раздули.

– Как футболист определяет, какую зарплату он должен получать?

– Все игроки общаются друг с другом, примерно знают, кто сколько зарабатывает. Изначально клуб предлагает условия, и потом начинаются переговоры. За футболистов их проводит агент. Я считаю, что финансовыми вопросами игроки не должны заниматься.

– Изначально вы шли в команду, которая должна была бороться за золото. А вы в отличие от брата в "Спартаке" не заиграли. Не жалеете о трансфере?

– Соглашусь, у меня в команде не сложилось. Но все еще впереди. Считаю, что все делал правильно, и ни о чем не жалею. Каждый поступок – жизненный урок, из которого нужно делать выводы.

– В первом полноценном сезоне в "Спартаке" вы провели 37 матчей – отличный показатель. Во втором уже меньше – 18, а в третьем – всего 6. В чем причина?

– Полагаю, это тренерское решение, и я не вправе его оспаривать. Карпин решил так – значит, должно быть так. Могу лишь сказать, что у нас с ним конфликтов не было.

– На третий год вы уже не выдержали?

– Футболист всегда хочет играть. Если времени мало, значит, пора уходить в аренду. Я решил отправиться в "Торпедо", чтобы получать игровую практику. Хочу доказать "Спартаку", чего стою.

– В какой момент вы почувствовали, что в "Спартаке" не удастся заиграть?

– В последний сезон начал задумываться об уходе. Просил отправить меня в аренду, но договориться не получилось. Ушел летом, когда понял, что Якин не видит меня в составе. Сказал агенту: "Хочу получать игровую практику". Он начал прорабатывать все варианты, и в результате я оказался в "Торпедо".

НЕКОТОРЫЕ ЛЕГИОНЕРЫ ПРИЕЗЖАЮТ И НЕ ХОТЯТ ОБЩАТЬСЯ

– Вы работали под руководством Эмери, Карпина и Якина. Что отличает их друг от друга?

– У всех разный взгляд на тренировочный процесс. У Эмери, например, европейский подход. Карпин поначалу сильно нагружал, а затем поменял тренерский штаб – и все изменилось.

– Кто из них больше тяготел к спартаковскому футболу?

– Эмери и Карпин. Тренировки были построены на "стенках" и забеганиях. Якин проповедует немного другой стиль.

– Увольнение Эмери стало для вас неожиданностью?

– Не сложилось, поэтому и уволили. Если команда не дает результата, значит, нужно увольнять тренера.

– С кем из футболистов лучше всего играть?

– С Кимом Чельстремом. Работоспособный, понимает в футболе, может и в "стенку" сыграть, и пас отдать, и диагональ вырезать. Видно, что приехал играть, пусть ему и за 30 лет. Были же футболисты, которые стремились только заработать и быстро уехать.

– Не удивляет, что Сухи и Пареха заиграли за границей? Ведь в "Спартаке" их карьера не удалась.

– Не могу сказать, что Сухи деградировал, он хороший футболист. Просто что-то не сложилось. Может быть, виной всему европейский менталитет – иностранцам бывает сложно адаптироваться.

– Во время нашей последней встречи вы говорили о том, что иностранцы и россияне не могут жить в одной семье. Вы имели в виду только "Спартак"?

– Да нет, не только. Так в любой команде. Мешает языковой барьер. Правда, некоторые из легионеров учат русский, пытаются быстро стать своими.

– В "Спартаке" были такие ребята?

– Да. Тот же Чельстрем старается говорить по-русски. Мы с ним не то чтобы дружили, но пытались найти общий язык, общаться. Некоторые же легионеры приезжают и совершенно не хотят разговаривать. Им это вообще не нужно. Общаются только с иностранцами. Все же разные.

ЦСКА БУДЕТ НЕ ХВАТАТЬ ДУМБЬЯ

– Карпин рассказывал, что когда приезжают сильные легионеры и видят, как россияне относятся к своим обязанностям, то сами начинают считать, что им тоже все можно.

– Я не могу сказать, что россияне плохо относятся к своей работе. Что в "Спартаке", что в "Торпедо" всегда стараются на тренировках и выкладываются на поле.

– Может, он имел в виду то, что, подписывая большой контракт, иностранцы начинают играть вполноги?

– Естественно, в России много вседозволенности и соблазнов. Кто-то справляется с этим, кто-то нет.

Динияр Билялетдинов считает, что в "Торпедо" проблем в коллективе нет – все ребята общительные, нет делений на россиян и легионеров. Это из-за меньшего количества денег в клубе или заслуга тренерского штаба и руководства?

– Во-первых, здесь гораздо меньше иностранцев, чем в богатых клубах. А те, которые приезжают, разговаривают по-русски. Тот же Угу Виейра пытается, хотя ему и очень сложно. Коллектив дружный, все ребята поддерживают друг друга.

– Раньше вы говорили, что никогда не пойдете в команду, которая не решает больших задач. Тем не менее вы – в "Торпедо". Не было других предложений? Или поняли, что здесь вам будет лучше?

– У меня были и другие варианты, но не сложилось. В результате оказался в "Торпедо" и ни о чем не жалею. Отличная команда, прекрасный коллектив. Постоянно выхожу на поле – это для меня самое главное.

– Билялетдинов также сказал, что "Торпедо" играет в хороший футбол, но команду часто не хватает на все 90 минут. Чем это можно объяснить? Недостатком опыта?

– Мы пытаемся играть в красивый футбол. Понятно, что иногда не получается, российский чемпионат – сильный турнир, и множество команд претендует на высокие места. Где-то, наверное, нам не хватало "физики". Сейчас на сборах проводим усиленные тренировки, постепенно набираем форму. Надеюсь, к возобновлению чемпионата подойдем в оптимальном состоянии.

– За карьеру вы уже сменили несколько позиций на поле: правого защитника и полузащитника, опорника. В "Торпедо" определились, где вам комфортнее действовать?

– Да. Играю правым защитником, иногда – крайним хавом. В общем, вся бровка моя.

– На сборе в Испании ваша команда недавно обыграла ЦСКА. Без Думбья армейцы стали слабее?

– Он действительно был ключевым футболистом в ЦСКА. Думаю, им будет его не хватать.

– Как вам два новичка армейцев – Алиев и Страндберг?

– Не могу сказать, что они произвели на меня сильное впечатление. Но опять же сейчас у всех предсезонная подготовка, поэтому посмотрим, как они проявят себя в дальнейшем.

– Дипломатично. Но вы не ощутили, что против них сложно играть.

– Да не было каких-то сложностей. Пока я ничего такого не почувствовал.

– А вообще против кого вам было труднее всего играть? Встречался какой-то особо неудобный футболист?

– Навскидку вспомнить сложно. К примеру, против Билялетдинова всегда сложно было. Динияр – очень техничный. Пас может острый отдать, если не накрыть вовремя.

– Значит, вы и в "Торпедо" пришли, чтобы не играть против Билялетдинова?

– Нет (улыбается). Я первый сюда перешел. А он чуть позже.

НЕ ЗНАЛ О ДРАКЕ ЗИДАНА С КАРПИНЫМ

– Кто ваш кумир в футболе?

– Зидан. Бог футбола. Человек, который видел все поле, умел держать мяч и отдавать невероятные пасы.

– Вы могли бы повторить его поступок на глазах у всего мира – ударить соперника головой, если бы он оскорбил ваших близких?

– Сложно ответить. Все зависит от накала. Мы до конца не знаем ситуации, которая тогда произошла.

– Вы знаете, что однажды во время товарищеского матча в Париже Зидан подрался с Карпиным?

(Улыбается.) Нет, не знал.

– За "Динамо" по старой памяти следите?

– У меня же там друзья играют – Шунин, Гранат. Поэтому, конечно же, слежу.

– Чего ждете в этом чемпионате от бело-голубых?

– Видно, что команда сейчас на ходу, претендует на самые высокие места. Может и за золото побороться. Насколько я знаю, перед ней стоит такая задача.

– Как футболисту поступать в ситуациях, когда к нему относятся предвзято и не ставят в состав? Высказывать свое мнение или жить по закону "тренер всегда прав"?

– Считаю, каждый человек должен всегда озвучивать свою точку зрения, тем самым находить компромисс и решать возникающие конфликты. Понятно, если футболист приносит команде пользу, то тренер должен его ставить в состав.

– Когда заканчивается ваш контракт со "Спартаком"?

– Через полтора года.

– Не задумываетесь о том, что будете делать по возвращении из аренды?

– Думаю сейчас только об одном – нужно играть в "Торпедо", проявлять себя, помогать команде занять высокое место, а дальше уже будет видно.

– Дзюба, съездив на сезон в "Ростов", доказал руководству "Спартака", что он нужен команде и вернулся. Его пример вас окрыляет? Все-таки аренда – не самый приятный для футболиста момент.

– В безвыходной ситуации нужно принимать решения. Любой уважающий себя профессионал хочет играть в футбол, а не просто сидеть на скамейке и получать свои деньги. Я хочу играть в футбол. На высоком уровне.

"СЭ" выражает благодарность всему "Торпедо" и пресс-службе клуба за помощь в организации интервью.

Видеоверсия интервью – на sport-express.ru

Кирилл КОМБАРОВ: "У ЭМЕРИ И КАР

http://www.sport-express.ru/newspaper/2015-02-11/3_3/?view=page

Кирилл Комбаров: «Фотографию с медведем я удалил. Посмотрел комментарии и понял: будет жара»

Матч ТВ, 18 июля 2016 года
Количество просмотров: 566

Фото

Кирилл Комбаров признавался лучшим молодым футболистом чемпионата России, но в «Спартаке» не всегда был игроком основы. Последние месяцы Комбаров провел в «Спартаке-2», а теперь готовится к сезону в Томске. В интервью «Матч ТВ» Комбаров рассказывает о драках с легионерами, учит управлять собственным футбольным клубом и объясняет, зачем пригласил на детский праздник медведя.

– Гендиректор «Томи» сказал, что его клубу удастся привести вас в чувство. Согласны с такой постановкой вопроса?

– Я всегда был в чувстве, он, наверное, что-то другое имел в виду – игровой тонус, например. Я же последний отрезок сезона провел в «Спартаке-2» и в премьер-лиге не играл.

– В «Томь» вы поехали из-за Петракова?

– Не могу сказать, что это был главный фактор, но один из. Были разные предложения, переговоры с «Томью» продолжались две недели. Петраков позвонил, когда я был на отдыхе с семьей. Спросил: «Хочешь приехать поиграть?» А мне к тому моменту уже позвонили из Томска, агент вел переговоры по поводу условий.

– Петраков какие-то цели обозначил?

– Никаких целей. Просто спросил: «Хочешь ко мне?» Я сказал: «Да, поеду».

– Перед тем, как подписать контракт, вы смотрели на карту? Томск – это не то чтобы Ближнее Подмосковье.

– Когда встал вопрос о том, чтобы уехать из Москвы, особой разницы уже не было. В любом случае летать туда-сюда. Я к этому был готов. Единственный минус – очень холодно зимой. Помню, еще в «Динамо» ездили при минус восемнадцать играть. Зрителей практически не было, поле задубевшее, мяч стеклянный – не до футбола было.

– Теперь вам так играть несколько месяцев и, может быть, даже лет. Теплых вещей хватит?

– Да, целый чемодан взял.

– До «Томи» вы работали с Петраковым в «Торпедо». При этом большую часть зарплаты вам платил «Спартак». Получается, вы один из немногих, кому «Торпедо» не должно денег?

– По-моему, со всеми рассчитались. Но я в любом случае не исключение: зарплату закрыли только через год с лишним. Я уже и не ждал ничего. Должны были все подряд: премиальные, бонусы за несколько месяцев.

– В «Спартаке» задержки зарплаты случались?

– При мне – ни разу.

– Стевановичу в «Торпедо» обещали, что он будет играть на хорошем стадионе и жить в центре Москвы.

– Обещаний было много. Говорили, что проводить матчи будем на Стрельцова. В итоге играли в Раменском на ужасном поле, куда не каждый мог доехать. Но шансы выжить все равно были большие. Как и в этом сезоне, многое решалось в последнем туре. Команда у нас была хорошая, но мы много моментов упустили.

– Да, мы помним, как Антон Путило чуть не убил Угу Виейру, когда ему пас не дали.

– Я и говорю, дружный был коллектив. Нет, серьезно, много эмоций, никто не хотел вылетать. После игры поговорили друг с другом и все моменты решили.

– А когда Акинфеев ударил Стевановича и получил желтую карточку, не было ощущения, что это какой-то прикол?

– Не хотел говорить на тему судейства, но во многих моментах судьи нас действительно подводили. А момент с Акинфеевым был самым обидным, он показал всю суть.

– В «Спартаке» когда-нибудь было ощущение, что человек со свистком вас убивает?

– Один раз. Мы играли на выезде с «Анжи», нас судил Малый – после этого матча он, по-моему, завершил карьеру. Все спорные моменты свистелись в одну сторону, мы тогда 2:1 проиграли. В таких ситуациях бесполезно разговаривать – судьи сейчас полностью защищены, лишнее слово сказал – получил карточку. Меня в том матче вообще удалили: в первом эпизоде была борьба, во втором мы со Смоловым боролись на втором этаже, и так получилось, что я задел его локтем. С «Анжи» еще один момент был, но не про судейство – в 2013-м, когда мы в Каспийске играли. Тогда ураганный ветер поднялся, и во время разминки оторвало кусок крыши. Он вылетел на поле и упал возле бровки. Никто, к счастью, не пострадал. 

* * *

– Аленичев за время работы в «Спартаке» изменился? Он действительно говорил команде, что хочет играть красиво, а потом стал просить просто набирать очки?

– Я с ним мало работал и не успел заметить изменения. Наверное, это хороший специалист, но «Спартак» он пока мало потренировал.

– Ваша ссылка в «Спартак-2» – результат того, что вы не договорись с клубом по контракту?

– Разговор о продлении был, когда я вернулся из «Торпедо». Первый отрезок, считаю, провел на хорошем уровне. Но руководство приняло решение, что не хочет видеть меня в команде.

– Руководство – это Аленичев?

– Аленичев хотел меня оставить. Мы разговаривали, он был всем доволен. Сказал: «Руководство приняло решение, я не могу ничего сделать». Потом был вариант уйти в «Динамо», но клубы не смогли договориться.

– Брат и Денис Глушаков действительно пытались вас отстоять? Писали, что на трансфер могут выставить всех троих.

– Их вызывал и Родионов, и Аленичев. Они меня поддерживали, но это ни к чему не привело: я отправился в дубль. После первой игры в ФНЛ был в шоке: мяч летал от одного вратаря к другому!

– Можете вспомнить момент, когда были счастливы в «Спартаке»?

– Надо освежить в памяти… Наверное, сезон-2011/12, когда много матчей сыграл, а команда заняла второе место. После этого травма была, меня не ставили – считаю, что в каких-то играх незаслуженно.

– Карпин не объяснял, почему так?

– Мы с ним лично не разговаривали.

– Кто более жесткий тренер – Кобелев или Карпин?

– Они разные. Кобелев после «бронзы» 2008-го стал больше нервничать. Может быть, давление сыграло свою роль. Появились эмоции, без которых, наверное, можно было обойтись. «Пихач» появился. Мог ругаться в любом эпизоде, даже не в самом значимом. У Карпина более европейский подход. У испанцев, которые работали в его штабе, совсем другая система подготовки. При Кобелеве мы много бегали, при Карпине сначала тоже, но через два года, когда сменился тренер по физподготовке (вместо Оскара Гарсию пришел Эду Домингес – «Матч ТВ»), стало по-другому. Мы бегали, но уже не так интенсивно.

– Вас это не удивляло?

– В том-то и дело, что все удивлялись. Я таких легких предсезонок вообще не помню. Мы же привыкли, что у Карпина нужно бегать. Семь по тысяче, например, когда последние двести метров голова уже не соображает, кислорода не хватает. А тут… Да, можно отрабатывать тактику, но если ты не готов физически, тебя порвут.

– Широков не стеснялся спрашивать у Якина, почему команда тренируется без мячей. Вы спрашивали у тренеров, что вообще происходит?

– У Карпина не спрашивали. А тренер по физподготовке после занятий говорил, что все нормально. В итоге было так нормально, что мы до ворот не могли добежать.

– Динияр Билялетдинов рассказывал, что Карпин его чуть ли не гнобил при всех. Он действительно мог унизить?

– Какие-то моменты были – с тем же Дзюбой, например. С Билялетдиновым у Карпина вообще своя история. Со стороны это некрасиво выглядело, вы же читали его интервью. Как нейтральный человек, я полностью поддерживаю Динияра.

– Карпина в команде боялись?

– Строго все было, да. Ну, такой стиль работы у человека.

– А любимчики у него были?

– Были. Фамилий называть не буду. Вы состав посмотрите – и все поймете.

– Требования к россиянам и легионерам у Карпина отличались?

– Да. Например, за лишний вес у нас были огромные штрафы. Каждый день с утра взвешивали. Но если мы получали по полной даже за сто грамм, то иностранцы, имея полтора-два килограмма лишнего веса, слышали: «У тебя есть неделя. Скидывай, не торопись». Через неделю – опять плюс полторашка. Но им еще три дня давали..

– Разговоры об ОПГ «Ромашка» вас раздражают, веселят, или вам все равно?

– Изначально было весело, болельщики это придумали, а мы между собой смеялись.

– «Ромашку» обвиняют в том, что она сливала тренеров, которые ей не нравились. К Эмери у вас были претензии? Говорят, что после поражений он мог уйти в себя и несколько дней не общаться с командой.

– Как тренер Эмери очень сильный. Но ему не удалось найти взаимопонимания с футболистами.

– Почему? Слишком мягкий характер?

– В этом отношении – да. При Карпине минута опоздания у нас стоила 20 долларов. При Эмери я таких штрафов не помню. Здесь ему приходилось буквально заставлять людей тренироваться. Были те, кто выходили на поле и просто отбывали номер. Те же бразильцы сели ему на шею, он ничего не мог сделать. Результат сами помните – его просто не было. В идеале нужен и кнут и пряник, людей надо держать в тонусе: провинился – отвечаешь. В «Спартаке» вообще были парадоксальные персонажи, которые играли, мягко говоря, не очень хорошо. А потом уезжали в топовые европейские клубы.

– Кто? Пареха?

– Пареха, Рохо. В «Спартаке», на мой взгляд, они ничем не выделялись.

– Открытые конфликты с легионерами были? Мы знаем про бой в формате 2 на 2.

– На самом деле, стычек было много. С Тино Костой, например, мы на тренировке дрались. Он меня провоцировал все занятие: то за майку дернет, то подножку поставит, а потом на бровке, когда я в очередной раз его обыграл, он мне внаглую врезал по ногам. Это был крайний момент. Я встал, развернулся – и понеслась. Пару ударов ему нанес, нас выгнали с упражнения, но потом мы остыли и продолжили тренировку. А после занятия пожали друг другу руки – даже штрафа не было.

– А та легендарная драка в Грозном, когда Карпин вошел в раздевалку со словами: «Вы что, охренели?»

– Было весело, конечно. Дима начал драться с Парехой – они тогда не поделили штрафной. Конфликт еще на поле начался: Пареха же как Бекхэм исполнял, только Бекхэм бил по «девяткам», а этот – на сорок восьмой ряд. Заходят в раздевалку, там слово за слово – и началось. Потом уже все подлетели. Русские стали разнимать – потому что еще же целый тайм играть. А Веллитон и Кариокой, когда забежали, начали распускать руки. Тут и я включился. Пока сами не остановились, так и продолжалось.

– Что в этот момент делал Карпин?

– Если честно, я не видел – был другими делами занят. Но, хотя разбор игры толком не состоялся, мы выиграли 4:2. Значит, помогло – взбодрились.

– Кариока запомнился нам вечно грустным выражением лица, хотя, говорят, что в жизни это очень веселый парень.

– Мы с ним никогда близко не общались, потому что он, как и все бразильцы, не хотел учить язык – им это не надо было. Они с Веллитоном, по-моему, принципиально это не делали.

– Но вообще он улыбался?

– Да, когда лимон ел.

– Когда Эмери был тренером, сколько раз вы видели Карпина?

– В Тарасовке он был нечасто. Раза три был. Каким-то образом Карпин, возможно, и влиял – через клуб, через кого-то еще. Но Эмери первое время был расслаблен. А в последнее время руки у него опустились.

– Вы когда-нибудь по-настоящему хотели уехать в Европу?

– Конечно. Варианты были, но без конкретики. После бронзового сезона в «Динамо» обозначал интерес «Лацио». В тот момент я бы уехал. Попробовать себя в Европе – это лучшее, что тогда могло быть. Вернуться в Россию всегда можно. Я бы и сейчас уехал.

– Серьезно? За 300 тысяч уехали бы?

– Чего? Рублей?

– Евро, но не в месяц, а в год.

– Уехал бы. Я за деньгами не гонюсь – уже немного заработал.

– Мы правильно понимаем, что вы тоже считаете лимит злом?

– Это палка о двух концах. Когда мы начинали в «Динамо», лимита не было – таких персонажей подписывали, что они от подъезда до машины с трудом доходили. А им еще мяч нужно было пинать! Людей из Португалии и из африканских стран пачками завозили. Они несколько месяцев что-то делали, а потом растворялись. Многих я даже не вспомню. Может быть, они и хотели играть, но когда видели, что здесь происходит…

– А что происходит?

– Девочки, ночные клубы – все это затягивает. Москва съедает людей. И потом клуб принимает решение, исходя из того, как они играют. В общем, я думаю, что нужно не отменять лимит, а как-то смягчать. Если при этом менеджеры будут более профессионально к делу подходить, а не тех, кто у себя двор подметал, брать.

– Но вам и другим игрокам вашего возраста лимит помог. Согласны?

– В какой-то степени. Но в самом начале нам просто давали шанс – и мы играли.

– Как вам видео из Монте-Карло? То, которое с Мамаевым и Кокориным в главной роли.

– Парням и так уже досталось от всей страны… Я считаю, это был неправильный поступок, они, может быть, сами где-то подставились. И время неудачное, и место – все факторы сложились.

– Такие истории могут чему-то научить?

– Если голова на плечах есть – конечно. У нас с Димой это пришло с возрастом. Раньше мы собирались всей командой, могли пойти после игры в клуб. Сейчас эти развлекухи мне в принципе неинтересны, я на них не хожу. Могу только с семьей поужинать или поехать куда-то с детьми погулять.

– В школе «Локомотива» Кокорин любил кататься на чужом кабриолете, и все удивлялись, что это за игрок такой.

– Насколько я знаю, Саша действительно любит машины. Но не могу сказать, что они у него какого-то невероятного класса – обычные спортивные.

* * *

– Где более профессиональный менеджмент – в «Спартаке» или «Динамо»?

– В «Домоделово». Мы с братом стараемся помогать клубу, который создали. В том сезоне были на последних двух играх.

– Какова вероятность, что вы когда-нибудь наденете майку «Домодедово»? Закончить карьеру в собственном клубе – это же круто.

– Это круто, да. Но сейчас тяжелые условия, кризис. А у нас спонсорские деньги. Свои личные средства мы не вкладываем, больше за организационные моменты отвечаем. За трансферы, например.

– Вы этим прямо во время тренировок занимаетесь?

– Мы все время на связи, на телефонах. У нас тренер, которому мы полностью доверяем. Он просматривает футболистов и говорит, кто подходит.

– Ну то есть, получается, вы в реальности играете в «Футбольный менеджер»?

– Никогда не увлекался компьютерными играми. Иногда только в хоккей на сборах мог. Не скажу, что перед нами стоят какие-то невыполнимые задачи. Домодедово – город маленький, нас с Димой знают с малых лет, отец сам играл в футбол. Есть одна строительная компания, мы пришли к ее начальнику и сказали, что есть такая идея – создать команду, чтобы привлекать молодежь. Потому что спорт в Домодедово в принципе не развит. Он подумал и ответил: «Давайте попробуем». Мы говорим: «Для этого нужен бюджет, мы не можем себе позволить спонсорство». Посидели, составили бюджет…

– Сами? То есть сели с братом и расписали все расходы?

– Ну не только. Тренера привлекали, обсуждали с ним по зарплатам. В плане экипировки нам повезло – первый год ее бесплатно давали. Плюс по мере сил мы с Димой привозили мячи, экономили чужие деньги как могли.

– И сколько сейчас нужно денег, чтобы содержать середняка ПФЛ?

– От 20 до 30 миллионов. Задачи выйти в ФНЛ у нас нет. Стадион хороший – на 6 тысяч мест, теперь хотим детско-юношескую школу открыть. Чтобы дети могли тренироваться в городе, а не в Москву ездить. Сейчас у нас только пара человек из Домодедово, но они то играют, то нет.

– В 2011-м году вы впервые сходили на охоту, но никого там не подстрелили. С тех пор у вас появились охотничьи трофеи? Их больше, чем футбольных?

– Стараюсь раз в год ездить на охоту. Трофеи есть – кабанчики. В первый раз было очень тяжело. Нас расставили вдоль дороги, а с другой стороны выходили звери. Ты их вроде бы держишь в прицеле и думаешь: «Стрелять или не стрелять?» Я тогда не смог выстрелить. Чисто психологически. На второй раз уже стрелял, но не попал – на меня пару раз всего вышли и быстро убежали. А на третий раз я завалил одного большого кабана и двух маленьких. Большой – это килограмм на девяносто. Секачи – опасные звери. Если они тебя увидели, могут разорвать на кусочки. Сила невероятная! Но раз уж добывать кого-то – то ради еды. В тот же вечер зверя разделали и пустили на мясо. В магазине такое никогда в жизни не купишь, оно там непонятно чем напичкано. А здесь – натуральное.

– Трофейные звери попадались?

– Тогда – нет. Вот в первый раз на меня вышли два лося с огромными рожищами. Сначала они где-то в 30 метрах стояли. А это была ночная охота, я на вышке сидел. Потом они подошли поближе – метрах в пяти стояли. И вот я курткой что-то задел, поднял глаза – а лось мне в прицел смотрит. В итоге я не стал стрелять, прогнал его.

– Раз уж мы заговорили о животных. Объясните раз и навсегда: зачем вы пригласили медведя на детский праздник?

– Администратор, который нам помогал с организацией, сказал, что есть такая возможность – позвать циркового медведя. На самом деле эта фотография, которую я выложил, такой резонанс вызвала – мне с Америки писали, с Европы! Называли живодером. Но вы посмотрите на этого медведя – сразу после дня рождения моего сына он выступал на Красной площади перед огромной публикой. Его для того и вырастили.

– То есть опасений, что его может переклинить, и он набросится на людей, у вас не было?

– Нам говорили, что это просто исключено. Понятно, что животные непредсказуемы. Но его не бабушка на поводке привела, а несколько дрессировщиков. Они работают с ним уже десять лет, он живет у них дома. Наверное, люди знают способы, как предотвратить агрессию.

– Но вы поняли, почему ваша фотография вызвала такую реакцию?

– Наверное, им жалко животное, потому что это вроде как дикий зверь. Если бы я с собачкой сфотографировался, такого резонанса не было бы. А тут – медведь. Я посмотрел комментарии и удалил фото, потому что понял, что сейчас будет жара.

– Больше таких фото мы в вашем инстаграме не увидим?

– Наверное, нет. Я это без всякой задней мысли делал. Наоборот, думал: «Может, народ порадуется». Но у нас всегда больше негатива пишут. Позитив никому не интересен, всем нужен трэш. Теперь пытаюсь фильтровать какие-то моменты, в последнее время ничего в инстаграм не выкладываю. Да, моя личная жизнь может быть кому-то интересна, но зачем мне эти негативные комментарии? Я вообще ко всему стал относиться спокойнее – у меня нет цели набрать как можно больше подписчиков. Иногда хочется что-то выложить – а потом думаешь, какой смысл?

– Сменим тему. Вас можно назвать религиозным человеком?

– Религиозный, стараюсь раз в неделю-две ходить в церковь. У нас на Ходынке есть храм, там я исповедуюсь у отца Василия. Делаю это для душевного равновесия. Мне, как верующему человеку, важно услышать от него вещи, которые я и так знаю. К отцу Василию ходит вся Ходынка, и многие футболисты – Кирилл Панченко, например. Мы с ним даже устанавливали крест на одном из куполов. С помощью строителя – нас тогда поднимали на подъемном кране. В тот момент я чувствовал какое-то духовное очищение, свободу и легкость. В купели на Крещение тоже купался – считаю, что такая традиция должна быть у каждого человека. Я всегда мечтал об этом, но из-за сборов не было возможности.

– Вы же понимаете, почему мы спросили – из-за заголовка «Кирилл Комбаров в преддверии старта второй части сезона попросил помощи у святой Матроны».

– Я же говорю, что часто там бываю. Просто какой-то идиот это увидел и сфотографировал – как такое можно делать? Я на него не в обиде, понимаю, что это все от недостатка ума и воспитания. Ну если не ходит человек в церковь – пусть тогда фотографирует футболистов.

Ярослав Кулемин, Иван Карпов

http://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI641935_Kirill_Kombarov_Fotografiju_s_medvedem_ja_udalil_Posmotrel_kommentarii_i_ponal_budet_zhara