Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Арас Озбилис

Игр за Спартак40
Из них в основе24
Заменен  Заменен12
Вышел  Вышел на замену16
Голы  Забил голов5
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений7
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоАрмения
Год рождения9 марта 1990 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изФК Кубань
Первый матч27 июля 2013 года
Первый гол29 августа 2013 года
Фото с игроком

Арас Езбилис. Сохранивший личность

Спорт-Экспресс, 18 октября 2013 года
Количество просмотров: 1254

Фото

СОГАЗ – ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА

"СЭ" рассказывает об истории семьи полузащитника "Спартака" и объясняет, почему у него турецкая фамилия.

Родился в Турции, вырос в Нидерландах, живет в России, выступает за сборную Армении – известный всем замысловатый жизненный путь совсем еще молодого футболиста. Не так давно издание Yerkir.am выяснило историю происхождения знаменитой на всю Европу фамилии и оказалось, что путь его семьи складывался еще драматичнее.

Прадед игрока оказался единственным из девяти братьев, которому удалось выжить во времена геноцида армян в Османской империи в начале прошлого века. В борьбе за выживание осиротевшему мальчику приходилось прятаться по подвалам, с трудом добывать себе пропитание, но самое главное – не произносить ни слова по-армянски. Родной язык ребенок, между тем, не забыл.

По словам преподавателя Армянского государственного института физической культуры Аракса Марутяна, будущий глава рода Езбилисов разговаривал сам с собой. Годы спустя именно это обстоятельство определило многое в его жизни. Лозаннский мирный договор не только юридически устанавливал распад Османской империи и новые границы Турции, но и обязывал власти восстановить армян в своих правах. Чтобы получить полагающуюся компенсацию, необходимо было предъявить хоть какой-то документ, подтверждающий происхождение.

Никаких бумаг у мальчика, в девять лет оставшегося без родителей, разумеется, не было, да и за почти тридцать лет последующих скитаний появиться не могло, он даже написание своей фамилии не помнил. Лишь заговорив на чистейшем армянском, мужчина сумел убедить чиновников в законности своих притязаний. Дали ему фамилию Езбилис, что означает "сохранивший личность", или "сохранивший себя". По семейной легенде, прадед получил небольшую денежную компенсацию и земельный надел. Всю сумму он в качестве благодарности отдал турку, который долгое время укрывал его от турецких властей и тем самым помог выжить, у своего же спасителя он выкупил и будущую жену.

Десятилетия спустя 21-летний Арас, выбирая между сборными Армении и Нидерландов, остановился на своей исторической родине. Многие тогда не поняли талантливого хавбека, который вполне мог заиграть в одной из сильнейших команд Европы и, к примеру, паковать чемоданы в Бразилию.

- Выбор был сложным, - признался сам футболист. - Меня отговаривали играть за Армению. В частности, мой тренер Роналд де Бур, доверивший мне место в составе "Аякса". Он постоянно говорил, что мне нужно потерпеть – и я смогу сыграть в голландской сборной. Даже вызвал меня в молодежную сборную, с которой я поехал в турне по США. Но когда мы вернулись в Амстердам, принял решение в пользу родины предков. Так решило мое сердце. Откровенно говоря, я не был уверен, что поступаю правильно. В Голландии одна из лучших сборных в мире, а я отказываюсь от нее. Но теперь я счастлив, что принял именно такое решение. Мне хорошо. И это нельзя объяснить простой логикой.

http://football.sport-express.ru/reviews/36943/

Араз Озбилиз: C футболистами "Спартака" Валерий Карпин общается как старший товарищ

ИТАР-ТАСС, 12 ноября 2013 года
Количество просмотров: 1203

Фото

Полузащитник "Спартака" Араз Озбилиз в интервью ИТАР-ТАСС рассказал, как команда отметила победу над "Зенитом", сравнил Валерия Карпина и Леонида Кучука, вспомнил проведенную в "Аяксе" юность, а также высказал свою точку зрения по поводу перспектив сборной Армении. В воскресенье в 16-м туре чемпионата России "Спартак" одержал волевую победу над лидером первенства - санкт-петербургским "Зенитом" (4:2). Отметить успех футболисты отправились в ресторан братьев Комбаровых.

— Как самочувствие после вечеринки в "Ромашке"? - вопрос Озбилизу.

— Откуда вы все знаете? (смеется). Здорово отметили победу всей командой. Периодически, примерно раз в два месяца, мы проводим подобные встречи в неформальной обстановке. Я не так долго в "Спартаке", но это не первая командная вечеринка для меня.

— Кто главный заводила в "Спартаке?

— Конечно же, я! /смеется/ А если серьезно, то это Эду Домингес, наш тренер по физподготовке. Среди футболистов самые веселые Макеев и Кариока.

— Кариока?!

— Да. Рафа говорит мало, но если уж что-то скажет...

"Нереализованный пенальти перевернул ход матча с "Зенитом"

— Игра с "Зенитом" начиналась совсем безрадостно. Валерий Карпин сказал, что команда просто перегорела.

— Скорее всего, он прав. Конечно, всегда хочется показать самый лучший футбол, но не всегда все идет, как надо. В такие моменты игру может перевернуть один эпизод. В матче с "Зенитом" это был отраженный Ребровым пенальти. Тогда мы поняли, что все можно исправить. "Локомотив" проиграл в Томске, ну, а мы, победив "Зенит", приблизились к первому месту. Чемпионская гонка продолжается.

— Как ощущения от игры на пустом стадионе?

— Ничего подобного в моей карьере не было. Очень странные ощущения. Да, мы лучше слышали друг друга, подсказки тренера. Но повторюсь, выглядело все это очень странно.

— После матча общались с Никитой Симоняном?

— Да. Он поздравил нас с победой. Мы с Симоняном немного побеседовали, а Юра Мовсисян подарил ему футболку, в которой играл. Общение с Симоняном - большая честь для меня.

— Как себя чувствует Мовсисян?

— У него некоторые проблемы с коленом. Надеюсь, Юра скоро вернется на поле. Он очень важен для команды.

"Мой удар по-прежнему в порядке"

— Мовсисян говорил, что вы очень скромный.

— Я не то, чтобы скромный. Просто не очень люблю публичность.

— Скромность не мешает на поле?

— На поле у меня ее нет (улыбается).

— И все-таки сложно представить вас, пылающего эмоциями.

— Просто я очень спокойный. Хотя могу закипеть, если судья не свистнет фол на мне.

— А могли бы, допустим, как Халк, забрать мяч у партнера и пробить пенальти?

— Вряд ли. У нас все четко распределено - есть люди, которые бьют пенальти.

— Помнится, на последних минутах матча в Перми вы долго делили с Тино Костой штрафной. "Спартак" проигрывал "Амкару" 1:2.

— В такие моменты нужно быть до конца честным. Тогда я был уверен, что могу помочь команде. Вообще я не придал большого значения той ситуации. Удар у Тино Косты тоже очень хороший.

— Болельщики "Спартака" заждались голов после дальних ударов и штрафных в вашем исполнении.

— Пока не идет. Поверьте, я не разучился бить по воротам, мой удар по-прежнему в порядке. Все будет нормально, голы придут. Я не переживаю по этому поводу.

— Кстати, какой гол вы считаете лучшим в карьере?

— Выделить какой-то один сложно. Наверное, назову мяч в ворота "Динамо" в прошлом чемпионате. Я тогда играл за "Кубань". Мы вырвали победу на последних минутах.

"Карпин и Кучук похожи преданностью к профессии"

— Сложно было привыкать к стилю "Спартака", построенном на владении мячом, после "Кубани", которая делает ставку на контратаки?

— Действительно, в краснодарской команде у меня были немного другие функции на поле. Но с каждым матчем я все больше адаптируюсь к спартаковскому футболу.

— Кажется, что спартаковская игра не дает вам возможности разбежаться.

— Здесь у меня не меньше свободы действия. Мне удобно играть и на левом, и на правом фланге. Хотя, роль свободного художника мне нравится больше всего.

— В "Кубани" вы работали с Леонидом Кучуком, который теперь в "Локомотиве". Они с Карпиным абсолютно разные?

— Сходство лишь в том, что оба очень преданы своей работе. Но они разные тренеры. Карпин более тесно контактирует с футболистами. Он как старший товарищ, которого все очень уважают. Кучук же общается с игроками, как отец с сыновьями.

— Ваш первый гол за "Спартак" совпал с самым громким поражением команды в этом сезоне - все случилось в матче с "Санкт-Галленом". Что испытали в тот вечер?

— Когда мы забили в самом начале, я подумал, что мы можем выиграть с разницей в три-четыре мяча. Но, как я уже говорил, любую игру может перевернуть один момент. Так получилось и с "Санкт-Галленом". Мы провели, мягко говоря, не лучший матч. Что до реакции болельщиков, которые нас освистывали... Таков футбол. Бывают взлеты и падения. Сегодня тебя считают героем, а уже завтра можешь стать ничтожеством.

"Футболку "Аякса" подарил Макееву"

— В каком возрасте вы поступили в академию "Аякса"?

— В семь лет. Это был 1997 год.

— А в следующем году "Спартак" обыграл "Аякс" в Кубке УЕФА. Помните те матчи?

— Нет, но мне много рассказывали о них в "Спартаке". Зато я помню игры Лиги Европы двухлетней давности. Тогда "Аякс" тоже проиграл.

- С кем-то из игроков "Спартака" поменялись тогда футболками?

— Да, с Макеевым. Когда я перешел в "Спартак", я поинтересовался у него, где моя футболка. Он сказал, что не помнит /смеется/. Наверное, подарил кому-то.

— В детском возрасте выводили кого-то из известных игроков перед матчами Лиги чемпионов?

— Нет, с игроками выходят какие-то другие дети. Ребята из академии обычно выносят полотнище с эмблемой Лиги чемпионов, а потом подают мячи.

— Кто был кумиром детства?

— Диего Марадона.

— Как так? Ведь он уже закончил, когда вы только начали играть.

— Отец показывал мне записи его матчей. Очень впечатляюще. Он просто великолепен!

— С кем-то из игроков "Аякса" поддерживаете отношения?

— До сих пор общаюсь с Вюрноном Анитой, он сейчас играет в "Ньюкасле", а также с вратарем Кеннетом Вермером и Дэйли Блиндом, они по-прежнему в "Аяксе". С Блиндом мы больше 10 лет провели в одной команде.

— Свой лучший матч в жизни вы провели в составе "Аякса"?

— Думаю, да. Весной прошлого года мы в Лиге Европы обыграли "Манчестер юнайтед" на "Олд траффорд". На трибунах собралось 75 тысяч зрителей. Тогда я и забил, и результативную передачу сделал.

— В той игре вы ассистировали Тоби Алдервейрелду, которого летом тоже мог оказаться в "Спартаке". Обсуждали с ним это?

— Да, мы общались и на эту тему. У Тоби было много вариантов продолжения карьеры. Почему он в итоге выбрал "Атлетико", я точно не знаю.

— В "Аяксе" вы играли с Эдгаром Манучаряном, который в свое время считался весьма перспективным.

— Манучарян - один из самых больших талантов, что я видел! Техничный, быстрый, умный... Когда Эдгар бежит, он как будто идет по воде. Поверьте мне, это один из лучших футболистов в истории Армении. Но для того, чтобы полностью раскрыться, игроку нужно немного удачи. У Манучаряна было очень много травм, они очень мешают ему на протяжении всей карьеры.

— Как оцените его нынешнюю игру в "Урале"?

— Если он в форме, то он способен на многое. Это очень важно. Надеюсь, он еще покажет себя.

"Горжусь тем, что выбрал сборную Армении"

— Мы знаем, что у вас есть футболка молодежной сборной Нидерландов. Почему в итоге выбрали сборную Армении?

— Когда я был игроком "Аякса", меня позвали в сборную команду Голландии до 21 года. В то же время у меня было предложение и от Армении. Мы были на предсезонных сборах в США, и главный тренер Франк де Бур рекомендовал мне не торопиться с решением. Но я без сомнений выбрал сборную Армении, чем и горжусь.

— Сборная Армении неплохо провела отборочный цикл к чемпионату мира 2014 года. Что думаете о квалификации к Евро-2016?

— На Евро сыграют 24 команды вместо прежних 16-ти. Это увеличивает наши шансы. У нас сильная команда, так что мы вполне можем рассчитывать на путевку на чемпионат Европы.

— Общаетесь с Генрихом Мхитаряном? Что он рассказывает о "Боруссии"?

— Генрих всем доволен в Дортмунде. Много рассказывает о главном тренере Юргене Клоппе, который поддерживает очень дружеские отношения с игроками.

— Расскажите немного об истории свой семьи.

— Мои предки родились и проживали в Западной Армении в городе Тигранакерт (территория, которая отошла Турции после геноцида армян в Османской Империи - Прим. ИТАР-ТАСС). Потом перебрались в Стамбул, где я и родился. Папа рассказывал мне и близким семьи много историй, которые ему рассказывали его отец, дедушка. Но я бы не хотел предавать их огласке.

— Бывали в Эчмиадзине?

— Мои родители ездили туда. К сожалению, когда я приезжаю в сборную, то всегда не хватает времени. Обычно удается побывать только в Ереване.

"Юра мне как старший брат"

— Вы знаете, что живете в исконно спартаковском районе?

— Да, мне рассказывали об этом. Хотя не могу сказать, что в Сокольниках я встречаю спартаковских болельщиков чаще. Просто потому, что они повсюду. К тому же в Москве очень легко затеряться в толпе.

— Как вообще проводите свободное время в Москве?

— Я много времени провожу дома, отдыхаю. Хобби? Играю на приставке (смеется).

— Кто в "Спартаке" лучше всех играет в футбол на приставке?

— Я не знаю, я не играю в футбол на приставке. Я предпочитаю стрелялки типа "Call of Duty". Наверное, туда и уходит вся моя агрессия (смеется).

— В Москве вам комфортно?

— Да, вполне. Москва очень отличается от Краснодара. Там все было рядом. Здесь же расстояния куда больше. Но меня не напрягает московская суета.

— Как обычно добираетесь до Тарасовки?

— На машине. Иногда ездим вместе с Юрой.

— Кто за рулем?

— Он. Потому что знает, как объехать любую пробку.

— В Москве вы больше всего общаетесь с Мовсисяном?

— Конечно. Он мне как старший брат. Он мне помогал на первый порах и в "Спартаке", и когда я приехал в "Кубань". Юра тогда играл за "Краснодар" вместе с Маркосом Пиззелли.

— В то время с Юрой вы были принципиальными соперниками.

— Да какое там соперничество! "Кубань" всегда была лучше.

— Юре вы об этом говорили?

— Я советовал ему почаще заглядывать в таблицу (/смеется).

— С кем еще в "Спартаке" сблизились за это время?

— У меня хорошие отношения со всеми. Конечно, проще общаться с англоговорящими ребятами - с Макгиди и Чельстремом.

— Мовсисян говорил, что Макгиди порой очень сложно понимать.

— Да, потому что он говорит не на английском, а на британском. Иногда мне нужно секунд пять, чтобы разобрать, что вообще он сказал.

— Кто из русских силен в английском?

— Лучше всех говорит Паршивлюк. Неплохой английский и у Макеева.

— Ну а как у вас с русским?

— Юра говорит лучше, но и я неплохо, - Озбилиз перешел на русский. - Чуть-чуть разговариваю, понимаю почти все.

Олег Кошелев, Грант Гетадарян

http://www.itar-tass.com/c49/953747.html

Полузащитник «Спартака» Арас Озбилиз: Дед мороз и Березуцкий – Кто они?

Советский Спорт, 6 декабря 2013 года
Количество просмотров: 1471

Фото

Арас Озбилиз редко соглашается на интервью, а если и соглашается, то беседует в основном с земляками-армянами. Для «Советского спорта» Арас сделал исключение, подведя итоги первого для себя года (пусть и неполного) в «Спартаке».

Арас первым покидает тренировку и, стряхивая снег с бутс, семенит в раздевалку. Без своего земляка Мовсисяна, отправившегося на операцию, ему, как кажется со стороны, немного грустно. Двое армян действительно образовали своеобразную диаспору «не разлей вода». Порой они даже вместе добираются до Тарасовки из Сокольников, где снимает жилье Озбилиз.

Удивительная вещь – спартаковские армяне похожи даже в том, что дают интервью на английском языке.  Не на русском, не на армянском.

– Все-таки английский я знаю лучше остальных языков, – признается футболист, располагаясь на одном из стульев на задворках зала для пресс-конференций. – Но при этом могу свободно говорить  на русском. Только не во время интервью, чтобы ничего не перепутать.

«ТЯЖЕЛО ВЫХОДИТЬ НА ЗАМЕНУ В МОРОЗ»

– На дворе самая настоящая зима, начались снегопады, – говорю полузащитнику, едва успевшему снять теплую вязаную шапку. – На воскресенье в Ростове, передают, от одного до четырех градусов мороза. Можно ли в России играть в футбол в декабре?

– Если честно, многие поля просто отвратительны, но с этим ничего не поделаешь, – пожимает плечами Арас. – Что касается температуры, даже в минус пять можно играть. Но холод доставляет проблемы. Особенно тяжело выходить в мороз на замену, когда толком не разогреешься. Сложно попасть в игру. Но, повторю, для игрока погодные условия не должны быть проблемой.

– В матче с «Волгой» снег валил стеной. Доводилось играть в худших условиях?

– Да, три года назад в составе «Аякса» я играл как раз против «Спартака». В Москве. В Лиге Европы. Вот тогда было гораздо холоднее, стоял февраль.

– И у вас стоял третий вратарь, Йерун Верхувен по прозвищу Пицца. Мы, помнится, подарили ему в аэропорту каравай. Какова судьба продукта?

– Каравая не видел, – смеется Арас. – Но вратаря помню.

«ИГРАЕМ НЕ ЗА ВЫХОДНЫЕ»

– Насколько для вас важны несколько лишних выходных? – захожу издалека.

– Хм, а сколько именно?

– Два или три, например. Я о тех выходных, которые команда может получить в случае удачного исхода игры с «Ростовом». Ведь главный тренер обещал их?

– Да, было дело. Признаюсь, не отказался бы от нескольких выходных, все-таки летом у меня почти не было отпуска. Отдохнул всего десять дней. Моему организму этого срока явно недостаточно.

– В общем, сделаете все ради победы…

– Естественно, но дело не только в лишних свободных днях.  Эта игра важна для нашего положения в чемпионате в целом. А потом можно будет думать об отдыхе.

– Где, кстати, проведете новогодний отпуск?

– Сначала поеду в Амстердам. Там мой дом, там живет моя семья. Затем мы все вместе отправимся в Доминиканскую Республику. Там и встречу Новый год.

– Вам довелось пожить во многих странах. Например, родились вы в Турции. Как там встречают Новый год?

– Понятия не имею, я там прожил всего один год. Но самый запоминающийся для меня праздник получился на Миллениум. В 2000-м мне как раз исполнилось десять, мы были всей семьей в Германии. Ничего особенного, но этот момент отложился в памяти.

– В детстве верили в Деда Мороза?

– А кто это? – удивляется Арас. – А, ваш Санта-Клаус! Не знал о нем, даже не слышал. Когда был маленьким, конечно, верил в Санту. Но я уже не ребенок.

– Несмотря на обширную жизненную географию, какую страну считаете родиной?

– Конечно, Армению.

– Но в то же время вы никогда не были в Армении до того момента, пока не вызвали в сборную…

– Да. Мои родственники разбросаны по всему миру, семья живет в Голландии. Может, мне и хотелось побывать в Армении, но не получалось.

– Писали, что сначала вы согласились выступать за сборную Голландии. И только потом приняли решение играть за Армению.

– Меня пригласили в молодежную команду Голландии до 21 года. Но в то же время мы отправлялись с «Аяксом» в тренировочный лагерь в США. И я решил не ехать в сборную. Прислушавшись к сердцу, понял, что хочу выступать за Армению.

 

Бутырский Д.

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/665430

Арас Озбилиз: «Россиянам в «Спартаке» не нравилось, что легионеры получают больше»

Матч ТВ, 7 апреля 2016 года
Количество просмотров: 936

Фото

Как сработаться с Кучуком и Карпиным и не сработаться с Якином и Аленичевым, почему звезды «Кубани» и «Краснодара» тухнут в «Спартаке» и как футболист сборной Армении играет в чемпионате Турции – Арас Озбилиз дает большое интервью Matchtv.ru.

«Я сыграл за сборную впервые почти за полгода, и сразу час», – мартовский товарищеский матч с Белоруссией Арас Озбилиз вспоминает с радостью. Сборная Армении без трех отчисленных футболистов (в их числе и Юра Мовсисян) сгоняла нулевую ничью, которую скрасили только проводы Романа Березовского: тренер вратарей «Динамо» наконец закончил карьеру в сборной. «Роману уже за 40, но, наверное, он мог бы еще поиграть», – смеется Озбилиз.

Неделю назад настроение Озбилизу испортила пропажа личных вещей. «26 марта я прибыл из Еревана через Москву в Мадрид, где мне сказали, что мой багаж не нашли и вернут его на следующий день. Но уже три дня я жду багаж. Прошу, распространите это сообщение», – бросил клич Арас в соцсетях. Пока чемодан еще только добирался до Озбилиза, полузащитник рассказал Matchtv.ru о четырех годах карьеры в чемпионате России.

– Березовский говорил, что русский язык вы знаете лучше армянского. Кто ваш переводчик в сборной?

– Мхитарян и Маркос Пиццелли. С русским у меня по-прежнему лучше, но армянский я подучил. Это раньше мне требовалась серьезная помощь переводчика, сейчас я понимаю почти все. Только говорить трудно: приходится долго думать, ведь я знаю так много языков.

– Сколько?

– Турецкий, голландский, английский, русский. Еще понимаю по-немецки, а здесь, в «Райо Вальекано», говорят на испанском – мне тоже приходится.

– «Райо» тренирует Пако Хемес – человек, который поставил свои яйца на то, что его команда проведет хороший матч с «Реалом». В итоге «Райо» проиграл 2:10.

– Это было еще до меня, но я не удивлен: для Хемеса это совершенно типично. Он страстный фанатик, всегда хочет от всех игроков максимума. Ничего невероятного, но мотивировать Пако умеет – может накричать, например.

– Вам правда предлагали квартиру и деньги в Армении, если вы согласитесь играть за их сборную, как говорит агент Дмитрий Селюк?

– Если бы мне были нужны деньги, я бы выбрал Голландию. С голландским паспортом я мог бы путешествовать вдвое чаще, чем с армянским. Я выбирал сердцем, и выбор был непростой. Для футболиста лучше играть в сборной посильнее, но я захотел дать что-то взамен стране, откуда родом мои родители. Меня вызывали в сборную Голландии U-21, но я дважды посетил Армению и понял: хочу играть здесь. А Селюк может говорить все, что хочет.

– Сейчас он называет вас «проституткой» из-за решения перейти в чемпионат Турции. 

– Селюк пытается создать хаос на пустом месте. Вероятно, он сказал это на эмоциях. Ни разу за свою карьеру я не сталкивался с противоречиями из-за моего происхождения и гражданства. Спорт объединяет людей, и этим он прекрасен. А с Селюком давайте закончим.

– Как вы перешли из «Спартака» в «Бешикташ»?

– Если ты не нужен клубу, нужно что-то решать. Когда начались переговоры, вам лучше узнать у моего агента, но когда я узнал о желании «Бешикташа» приобрести меня, сразу согласился. В СМИ что-то писали о том, что я мог вернуться в «Кубань» (в рамках перехода в «Спартак» Лоренсо Мельгарехо – Matchtv.ru), но вы же знаете: половина того, что пишут, – неправда.

Когда я вернулся из отпуска, в «Спартаке» мне сказали: ты не летишь на сбор. Это сразу ускорило процесс. Разумеется, я слышал об интересе со стороны других клубов, но не знал, что «Спартак» захотел меня продать.

После травмы было важно сменить обстановку, получить игровое время, чтобы вернуться сильным. Поэтому «Бешикташ» отправил меня в аренду. Были и другие варианты, но «Райо» хотел арендовать меня еще прошлым летом. Я провел неделю в Стамбуле на переговорах (даже партнеров по команде не видел) и улетел в Испанию.

***

– Франк Де Бур в «Аяксе» говорил: «Арас Озбилиз словно Лионель Месси».

– Это он явно не про наш уровень, мне до Лео далеко. Но стиль у нас похож. Я тоже левша, тоже люблю дриблинг, а Де Бур иногда ставил меня в центр нападения – как Месси играет в «Барселоне». Но сколько я за раз обведу соперников, не скажу.

– Правда, что в детстве вы больше всего ненавидели, когда вас обыгрывали во дворе, и так пристрастились к дриблингу?

– В Голландии мы очень много играли на улицах, четыре на четыре или пять на пять. Если кто-то тебя проходил, это был настоящий позор. А многие, когда им прокидывали мяч между ног, вообще отправлялись домой.

– Когда научились дриблингу, не получали предупреждений, как Робиньо?

– А что, он получал?

– Когда он играл в «Сантосе» и сделал 20 замахов над мячом, судья не выдержал. Потом чуть до драки не дошло.

– Не-е-ет, мне желтых за такое не давали. Разве что сразу красные!

– В молодости у вас вроде бы не было времени на то, чтобы нормально играть в футбол: все забирали травмы. Это началось еще в академии «Аякса»?

– Так много травм, как в «Спартаке», в академии я не получал. Но да, проблемы с коленом были, а помимо этого я полгода потратил на лечение плеча, в итоге была операция, и я потерял сезон. Если тебя кто-то бьет, приходится с этим жить. В принципе я нечувствителен к травмам – к мышечным, скажем. Ничто так не раздражает, как потерянное из-за травм время. Слава богу, сейчас я полностью здоров.

– Самый большой талант, которого вы встретили в «Аяксе»?

– У нас было отличное поколение, почти все уже уехали в серьезные клубы: Блинд в «Манчестер Юнайтед», некоторые – в «Ньюкасл». Вертонген – невероятный защитник, он меня жутко впечатлял. Сейчас кажется, что в «Аяксе» Ян играл только на 60 процентов возможностей. Всех юных звезд «Аякса» и не вспомню, если кто-то был не нужен первой команде, он уходил в другую команду в Голландии.

– Кого запомнили из тех, кто остался?

– Штрафные в «Аяксе» лучше всех били Эриксен и Тео Янссен – в «Спартаке», наверное, круче всех это делал Алекс. У нас играл вратарь Йерун Верхувен, которые весил то ли 110, то ли 115 килограмм, – но что самое сумасшедшее, он умел прыгать реально высоко! Йерун все время шутил по поводу своей фигуры: ему говорят «пицца», а он сам додумывает, как над этим посмеяться.

– В «Аяксе» вы пересекались с Деми де Зеувом. «Спартак» купил Деми за шесть миллионов евро, но быстро в нем разочаровался.

– Де Зеува я помню динамичным полузащитником. Мог играть и в нападении, и в глубине, он отлично перемещался. Но на чемпионате мира-2010 он получил травму, после которой вернуться на прежний уровень была тяжело.

– Помните матчи против «Спартака» в Лиге Европы в 2011 году?

– Да, мы приезжали в Москву в феврале или в марте, проиграли 0:3. Я вышел после перерыва и выглядел неплохо. Играл против Макеева, и для него, думаю, это был тяжелый день.

***

– С «Аяксом» вы мелькали в Лиге чемпионов, и тут уходите в незнакомую «Кубань». Зачем?

– Иногда нужно сделать шаг назад, чтобы затем пройти два вперед. В «Аяксе» меня поставили перед выбором: или отдают в аренду, или продают. Я взял ситуацию в свои руки, и все сложилось так, что это «Аякс» может сожалеть, но не я. После «Кубани» я за хорошие деньги перешел в «Спартак», где провел отличный первый сезон, но на второй, к сожалению, получил травму.

– Ваше лучшее воспоминание о карьере в России?

– Самые удачное время я провел в «Кубани». Хотя началось все ужасно: помню, когда только прилетел в Краснодар, ночью, подумал: «Что я вообще сделал, зачем сюда приехал?». В «Аяксе» все на топ-уровне – академия, возможности, условия, а тут я приехал на базу с ощущением, что сделал неверный выбор.

– Когда освоились?

– Уже через пару недель, во многом благодаря Юре Мовсисяну и Пиццелли – Маркос, кстати, сейчас в Саудовской Аравии. Команда у нас в «Кубани» была отличная, играть там было одно удовольствие. Мне подходил стиль игры «Кубани», я нашел взаимопонимание с Поповым. Краснодар – чудесный город с чудесной погодой, все было замечательно. А в Москве – сложнее: все [в «Спартаке»] были замкнуты в себе.

– К чему сложнее всего было привыкнуть после переезда из Голландии?

– К культуре. Русская ментальность совсем не такая, как в Европе. Иногда люди не слишком дружелюбны. Допустим, идешь в супермаркет, а тебе все заглядывают в лицо и только и говорят о том, что ты не так делаешь на поле. Как будто сами не хотят делать свою работу – сидели бы тогда дома, а если уж вышли, будьте вежливы. К подобному в России всем стоит привыкнуть.

– Помните, сколько тренеров при вас сменилось в «Кубани»?

– Так, с Петреску я проработал четыре-пять дней, он ушел в «Динамо». Кто еще… Четко помню, что за один год у нас уволили трех тренеров. Обычно, когда в команде происходит столько перестановок, это означает плохую игру команды, а здесь – наоборот. «Кубань» добилась лучшего результата в своей истории – попала в Лигу Европы, так что такие решения по тренерам не всегда были правильными. Так до сих пор в «Кубани» тренеров и меняют.

– Самый важный для вас тренер в «Кубани»?

– Кучук. У нас был налажен контакт, он умел работать с футболистами. Думаю, для команды было очень хорошо, что после Красножана работать пришел именно Кучук. Нет, не все было идеально, но мы с ним уважали друг друга. Кучук требовал полной отдачи от игроков, а я понимал его требования. Он был для команды как отец, и по крайней мере лично мне придал большую уверенность в себе. Для меня важно чувствовать себя значимым.

– Такие же слова мы слышали в оправдание неудач Юры Мовсисяна в «Спартаке».

– Некоторым действительно придают силы внимание, которое им уделяют тренеры и партнеры, верная оценка лучших качеств и умение дорожить этими качествами. Представьте: вы классный исполнитель штрафных, но как только команда получает шанс пробить, к мячу сбегается шесть человек. Ты сразу про себя понимаешь, что промахнешься, вся уверенность куда-то уходит.

В «Спартаке» Мовсисян всегда отдавался на сто процентов. Но люди забывают: после операции вернуться бывает сложно. Долгое время он играл, испытывая боль. Никто об этом не говорит, зато плохое помнят все.

***

– Ивелин Попов, который, как и вы, сменил «Кубань» на «Спартак», в новом клубе радует не всегда. Почему?

– Мы во многом с Ивелином похожи – и, кстати, до сих пор отлично общаемся. Попову нужно время, это отличный футболист. Но, как видите, я не единственный, кто в «Спартаке» не раскрылся так, как в «Кубани» – это говорит о том, что дело не в игроках, а в клубе. В России, а особенно в «Спартаке», есть своя специфика. Это очень большой клуб, в котором должен быть хороший коллектив, где комфортно не отдельным игрокам, а всем. В «Спартаке» с этим не все было в порядке. Между россиянами и легионерами существовал разрыв.

– Между кем именно?

– Больше всего разделение чувствовалось в мой первый год в «Спартаке», когда у нас было особенно много южноамериканцев. Они совсем другие люди по сравнению с россиянами. К тому же легионеры зарабатывали больше, а Карпин разговаривал с ними на испанском – россиянам это не нравилось. 

Если хочешь играть в европейском клубе, то должен выучить язык – неважно, откуда ты, это основы. Я говорил Асхабадзе: «Вы платите такие большие зарплаты игрокам, уезжаете на месяц на сборы, но почему не можете нанять одного учителя хотя бы на месяц? Сколько это, две тысячи долларов?» Если команда говорит на одном языке, различия между игроками отходят на второй план. Для решения таких вопросов необходим не только хороший тренер, но и хороший менеджер, который будет понимать культуру каждого игрока и работать над атмосферой в команде. Если ее нет, для многих клуб не станет домом. Это простые вещи, но они-то все порой и меняют. 

– Карпина вы называли своим старшим братом в «Спартаке».

– Думаю, с ним «Спартак» показывал свой лучший футбол. Главное его достоинство – он россиянин, но играл в Испании и знает европейский футбол. Это было действительно важно, культурная разница чувствовалась видна сразу. У российских игроков сознание работает совершенно не так, как у европейских. Карпин понимал это и обращался со всеми должным образом. Он имел авторитет в команде, его все уважали и любили с ним работать.

– А вот Динияр Билялетдинов не очень любил: по его словам, Карпин хотел, чтобы игроки перед ним выслуживались.

– Отчасти так и должно быть. Игроки должны знать свое место. Если ты не Месси, придется слушать тренера.

– Романа Широкова удивляло, что при Мурате Якине «Спартак» стал играть длинными передачами. Вас – нет?

– Широков говорит то, что думает, и мне это в нем нравится. Полно людей, которые говорят за твоей спиной, но если Широкову нужно что-то сказать, он говорит это в лицо. Если Роману не нравилось, как играет кто-то из партнеров, он подходил и говорил: «Слушай, друг, мне не нравится твоя игра, давай-ка по-другому».

Но у каждого тренера свой стиль, и Якин ни в чем тут не виноват. Одного рецепта побед не существует, игра от обороны тоже может приносить успех: выигрывал же «Челси» Лигу чемпионов. Но если ты хочешь играть в атакующий футбол, если это твоя философия, тебе нужен и тренер с той же философией. Это опять к вопросу о менеджменте.

– С Аленичевым «Спартак» заиграл привлекательнее, чем при Якине?

– И да, и нет. Стабильность по-прежнему не появилась: одна игра хорошая, следующая так себе.

– Мовсисян рассказывал, как Якин заставлял его и Хурадо прыгать – и они прыгали до тех пор, пока не получили травмы. Какой вы запомнили работу с Якином?

– Из-за травмы я пропустил много тренировок и не могу о них рассуждать (в 2014 году Озбилиз порвал крестообразные связки, затем случился рецидив – Matchtv.ru). При Якине я был в команде всего недели две. В первый год в «Спартаке» при Карпине я выходил почти в каждом матче. Когда Валерий ушел, если кто не помнит, плохо играл не только я, но и вся команда. Адаптироваться в команде без коллектива непросто, но постепенно я с этим справлялся. Правда, из-за травмы почти не играл, и уж точно проводил на поле не столько времени, чтобы как-то меня оценивать.

– В 2014-м на вас действительно выходили скауты «Манчестер Юнайтед»?

– Да, они приезжали на матчи просматривать меня. Но я был не в лучшей форме, и они решили выбрать кого-то другого. Вообще через год после прихода в «Спартак» я играл в каждом матче, и до травмы у меня было много вариантов в Европе. Еще раньше мог уйти в «Монако», мной интересовались «Динамо» и «Локомотив», но я предпочел «Спартак».

– Весной 2015 года вы дали интервью «Спорт-Экспрессу», где пожаловались на то, что Якин без причин сослал вас в дубль, и связали это с годовщиной геноцида армян. Зачем вы вообще дали то интервью?

– Не хотел бы говорить об этом, мой друг. Это прошлое.

– Потом вы отказались от своих слов. Жалеете о том, что произошло?

– «Жалею»? Что вы имеете в виду? Говорить об этом нечего, произошло недопонимание. Почему вам это интересно? Случилось, что случилось, надо двигаться дальше.

– Вы говорили, что клуб преподносит все так, будто вы травмированы, хотя на самом деле давно восстановились.

– Никакой травмы у меня не было. После травмы, особенно такой тяжелой, как разрыв крестообразных связок, ты должен играть, это самое главное. Если будешь только тренироваться, не сможешь быть готов на сто процентов.

– Мовсисяну Якин не объяснял, почему тот не играет. С вами было так же?

– Такое уж решение тренера, это его работа. Но услышать причины футболист имеет право. Например, у Аленичева я спрашивал, почему он меня не ставит, а он не мог ничего объяснить. Отвечал так: «Да-да, но ты же знаешь, что у тебя конкуренция с Промесом. Тебе трудно ее выдерживать». Когда я услышал это в третий раз, больше с Аленичевым не общался. В первых пяти матчах я вообще не выходил: сначала играли Промес и Попов, потом Промес и Жано, даже Юру выпускали на фланг. Но только не меня. А потом Аленичев говорил про конкуренцию с Промесом – хотя дело не только в ней. Я ведь мог отлично играть и вместе с Квинси. Я не понимал причин, которые называл Аленичев, да их и не было.

– После одного из поражений Леонид Федун сказал: «Непонятно, почему с первых минут не играл Озбилиз, который оживляет игру, но не очень нравится Аленичеву». Справедливо?

– Рад был услышать эти слова от президента. Тогда я действительно уже набрал форму и был готов играть. Мне было необходимо выходить на поле, и президент это понимал, а тренер, очевидно, нет. У тренера не было на меня времени, ему нужен результат.

Вообще президента Федуна все так много обсуждают, но он вкладывает столько сил в «Спартак», построил такой великолепный стадион. Думаю, Федун заслуживает лучшего.

– Что нужно, чтобы стало лучше?

– В последний раз «Спартак» был чемпионом больше десяти лет назад. Нужно быть реалистами и понимать: те времена позади. У «Спартака» есть талантливая молодежь, которой нужно время, что вырасти. Если есть менеджмент и академия, значит, есть фундамент, на котором нужно строить что-то новое.

Александр Муйжнек

http://matchtv.ru/articles/ozbiliz-spartak/