Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Патрик Эберт

Игр за Спартак25
Из них в основе19
Заменен  Заменен10
Вышел  Вышел на замену6
Голы  Забил голов0
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений6
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоГермания
Год рождения17 марта 1987 года
АмплуаПолузащитник
Пришел изВальядолид, Испания
Первый матч8 марта 2014 года

«Вы еще узнаете Эберта!»

Советский Спорт, 24 апреля 2014 года
Количество просмотров: 1134

Фото

Он был лидером во всех командах, за которые выступал, но в «Спартаке» пока не блещет – 7 матчей, 0 голов, 0 передач. В интервью «ССФ» 27‑летний немецкий полузащитник обещает: «Я еще покажу себя!».

«ХОТЕЛОСЬ СЫГРАТЬ В ЛИГЕ ЧЕМПИОНОВ…»

— Ваши первые месяцы в «Спартаке» – команда вылетела из Кубка, лишилась тренера…
— Конечно, я рассчитывал на другое начало, когда переходил. После первой части чемпионата ситуация выглядела крайне оптимистичной, и это одна из причин, почему я оказался в «Спартаке». Мне очень хотелось завоевать титул, сыграть в следующем сезоне в Лиге чемпионов. Толком не успел адаптироваться в команде, а тут такой старт, что спустя две недели меняется тренер…

— Вы думали, что перешли в более сильную команду?
— Речь не о том. Я вижу потенциал команды и качество игроков. И просто пытаюсь разобраться, как такое могло произойти. Я не смотрел игры первого круга и не знаю, как там все складывалось. Выводы делаю только по этому году. Почти в каждом матче мы играли плохо. В Краснодаре нас так вообще «расстреляли». Недопустимо, чтобы подобные вещи происходили с такой командой, как «Спартак». Каждый игрок обязан понимать, за какой клуб играет, какие тут богатые традиции и история побед. И прежде всего спрашивать с себя: а отдавался ты на сто процентов? Полностью ли был сконцентрирован? Как-никак, мы все профессионалы и должны соответствовать требованиям.

— Почувствовали различие в подходе к тренировкам у Карпина и Гунько?
— У каждого тренера своя методика. В сложившейся ситуации очень важно было обыграть Самару. Благодаря победе нам удалось снять напряжение, настроение сразу улучшилось. Хотя и в этом матче абсолютно не раскрыли потенциал. В начале игры были намного сильнее соперника, а в итоге рабочие 1:0. Значит, для разгромов в пять мячей время еще не пришло. Пока надо добывать очки с помощью усердия и борьбы, а не выходить на поле с мыслями, что проедемся по сопернику катком.

«КАРПИН ГОВОРИЛ, ЧТО НУЖДАЕТСЯ ВО МНЕ»

— Помните, где находились, когда впервые узнали об интересе «Спартака»?
— Конкретный день не вспомню. Мне позвонил агент и спросил: «Хотел бы в Россию? Есть вариант со «Спартаком». Я почти сразу набрал своему другу Малику Фатхи (экс-защитник красно-белых. – Прим. ред.) и начал расспрашивать, что это за клуб. Малик сказал: «Не знаю, как сейчас, а в мое время у «Спартака» была очень сильная команда. Клуб обо всем заботится, так что можно спокойно сконцентрироваться на футболе. Я провел там отличное время». Этого мне было вполне достаточно.

— А некоторые легионеры почему-то вспоминают один негатив.
— Ну Малик тоже упомянул про пробки. Но что поделать – мегаполис, 14 млн жителей. В Берлине ты никогда не будешь стоять в пробке два часа, а тут я уже ощутил на себе прелести местного трафика (смеется).

— Во время переговоров Карпин встречался с вами?
— Нет, он был с командой на сборах. В Мадриде я дважды встречался с Романом (Асхабадзе, гендиректор «Спартака». – Прим.ред.). А с Карпиным у нас была очень хорошая беседа по телефону. Он говорил, что рассчитывает на меня как на игрока основы, что нуждается во мне и что я смогу усилить команду. Приятно такое слышать. У меня были варианты и помимо России, но отношение тренера и Романа подкупило.

— Прощаясь, Карпин что-нибудь сказал?
— Ни словом не перекинулись с тех пор как он ушел. Он попрощался с командой, но лично ни с кем не беседовал.
Футбол – стремительная штука. Сегодня один тренер, завтра другой. Да, я пришел к Карпину, но и Гунько уже достаточно давно в команде и хорошо знает возможности футболистов. В конечном счете не тренер ставит тебя в основу, а ты сам – за счет хорошей отдачи и выступлений. Опустить руки только потому, что поменяли тренера, слишком просто.

«НЕ ОЧЕНЬ ПОНИМАЮ, ЧТО ТАКОЕ «СПАРТАКОВСКИЙ ИГРОК»

— Но и при Гунько вы пока не основной игрок.
— Не скрою, хочется получать больше времени, и для этого я вкалываю на каждой тренировке. Но сейчас важно проявить командный дух и забыть о личных амбициях. Без разницы, кто будет выходить в основе, лишь бы команда добивалась результата. Мое дело – вкалывать на тренировках, жать на газ, когда меня выпускают на поле, и рассчитывать, что еще одну-две игры чемпионата смогу провести с первых минут. Цель «Спартака» – постараться выиграть все оставшиеся матчи. Мы хотим играть в Европе, это даже не обсуждается, и обязаны исправиться перед болельщиками за смазанное начало года.

— Вас постоянно сравнивают с Макгиди. «Эберт не хуже, Эберт достойнее, Эберт способен заменить».
— Пусть сравнивают с кем хотят. И если говорят гадости, мне все равно. Я не читаю газет уже лет семь. Прислушиваюсь только к мнению близких друзей, мамы и агента. А прежде всего к главному тренеру. Я очень самокритичен и крайне редко бываю доволен своей игрой, если только забил два гола и сделал передачу. Работа над собой никогда не заканчивается. Убежден, можно прибавлять, даже когда тебе 33. И я обещаю: вы еще узнаете, какой я футболист!

— Андрей Тихонов считает, что вы более спартаковский игрок, чем Макгиди.
— Не очень понимаю, о чем речь. Предположу, что спартаковского игрока отличает желание отдаваться и бороться за клуб?

— Почти. По мнению Тихонова, вы более командный игрок.
— О’кей. Но мне все же не очень нравится, когда меня с кем-то сравнивают. Я ведь могу и слева сыграть, и справа, и в опорной зоне, и на позиции «десятки», и инсайда. Я все это уже перепробовал. Если тренер решит закрепить за мной какую-то позицию – его право, но я ощущаю себя комфортно на любом месте в полузащите.

— Таски и Кураньи помогают осваиваться в Москве?
— Больше всех помогает мой лучший друг из Берлина – он сейчас живет со мной и делает все, чтобы я целиком мог посвятить себя футболу. Помимо Таски и Кураньи в Москве играют и другие знакомые со времен «Герты» – Самба и Воронин. Но мы пока не встречались. У каждого свой круг друзей, семьи, а с таким трафиком на личное время остается не так много времени. Безусловно, как-нибудь соберемся в кафе и вспомним былые времена, посмеемся. Но пока не до этого.

 

Сергей Кузовенко

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/705129

Неизвестный Эберт: 7 фактов из жизни

Советский Спорт, 29 апреля 2014 года
Количество просмотров: 1244

Фото

«Я борец и ненавижу проигрывать! Так было в «Герте» и «Вальядолиде», так будет в «Спартаке».

Эберт-спасатель

Однажды Патрик возвращался домой после дня рождения друга. Остановившись на светофоре, он услышал истошные женские крики. Футболист выпрыгнул из машины и увидел картину: женщина из последних сил пытается удержать пьяного, намеревающегося прыгнуть в подземный переход с парапета.
– Я схватил мужика за руку. Если честно, даже вдвоем мы его еле держали. Представьте себе: я вешу 75, а он – 130. Если ты не штангист, это нелегко. Мы звали на помощь, но пять-шесть человек просто прошли мимо. Когда приехала полиция и сняла «самоубийцу», меня трясло.
Но случись подобное еще раз, снова откликнулся бы. Если увижу, что избивают молодого парня или кто-то пытается обокрасть женщину, никогда не останусь в стороне. Мама всегда говорила: в этой жизни ты обязан быть смелым. Я рос в трудном районе, поэтому страх – неизвестное мне чувство. Ножи? Оружие? Да бросьте! В конце концов, у меня есть ноги, я всегда могу на них рассчитывать, если ситуация выйдет из-под контроля.

Эберт-кремень

Патрик вырос в Кройцберге – одном из самых неблагополучных районов Берлина.
– Мне всегда приходилось пробиваться и завоевывать признание, будь то школа или улица. Помню, как впервые пришел на футбольную коробку со своим мячом. «Ребят, можно с вами?» – «Нет, мы хотим сами играть». И со всей дури как выбьют мяч!
Но я не сдавался и каждый день продолжал приходить на площадку. Еще пару раз запулили мой мяч в небо, но в итоге сжалились: «Настойчивый паренек. Покажи, что можешь». Я показал, и меня приняли в команду.

Эберт-полиглот

Патрик утверждает, что может ругаться минимум на десяти языках.
– 95 процентов жителей Кройцберга – иностранцы, поэтому у меня никогда не было немецких друзей. Так вышло, что все друзья или смешанных национальностей, или иностранцы. С ними легче найти общий язык, чем с немцами, они по-другому воспитаны.
Мама учила, чтобы я делился с ближним, если у того нет денег. Чтобы оплачивал счет за спутницу. Это не совсем немецкая черта, да я и не могу назвать себя типичным немцем. Ругаться умею на десяти языках, в том числе на русском. Я два с половиной года встречался с русской девчонкой, так что в моем кругу частенько звучали ваши ругательства.
Сейчас я подучил и другие слова, вроде «лево», «право», «вперед», «прессинг». Могу заказать что-то в ресторане. Но хочется понимать больше. Иногда просто врубаю какой-нибудь российский канал и слушаю русскую речь. Ребята говорят, что в Москве есть кинотеатры, где идут фильмы с английскими и немецкими субтитрами. Планирую хотя бы раз в неделю выбираться на такое кино.

Эберт-аэрофоб

Насколько бесстрашен он на улицах большого города, настолько беспомощен на борту самолета – Патрик страдает недугом Денниса Бергкампа.
– Если приходится провести в воздухе больше полутора часов и при этом я не имею возможности свободно передвигаться по салону, начинаю психовать. Когда летал в Америку, под конец пути меня трясло. По своей воле отправиться в Австралию – ни за что! Одна только мысль, что целый день надо провести в самолете, сводит меня с ума.
Сколько лететь до Томска? Четыре часа? М-да… Придется взять себя в руки. Каждый раз успокаиваю себя статистикой: число авиакатастроф несравнимо меньше, чем аварий на дорогах. Но если узнаю, что какая-то компания списала самолет или что у него были проблемы при посадке, в жизни туда не сяду.

Эберт-хулиган

18 марта 2009?го Эберт и его закадычный друг Кевин-Принс Боатенг попали на обложки всех немецких таблоидов. С размахом отметив 22-летие Патрика, приятели, прежде чем разойтись по домам, решили покуралесить на ночных улицах Берлина: поцарапали несколько машин, оторвали зеркала и напоследок опрокинули мотороллер. Приговор суда – 56 тысяч евро штрафа каждому.
– Эту тему я не обсуждаю. Все давно сказано, вечеринки остались в прошлом. Мне незачем вспоминать, как газеты поливали меня грязью. Главное, близкие мне люди знают, что я за человек и что у меня большое сердце. Остальное – ерунда.

Эберт-мусульманин

На протяжении полугода Патрик подумывал о том, чтобы
по примеру Франка Рибери принять ислам.
– В жизни наступил этап, когда я не понимал, во что мне верить. Прочитал Библию, Коран. Не буду врать, полностью не осилил. Но ислам меня заинтересовал, тем более среди моих друзей было много мусульман. Какое-то время я размышлял, не принять ли новую веру. Но бабушка, глубоко верующий человек, переубедила. Разговор у нас был серьезный, часов пять. Бабуля объяснила важную вещь: не важно, в какого бога ты веришь, главное – просто верить. Вспомнил, как ребенком каждое воскресенье ходил с ней в церковь, как радовался Пасхе и Рождеству, и понял, насколько для меня важны все эти вещи. Жаль, на эту Пасху не смог слетать к бабушке – в воскресенье у нас была игра.

Эберт-певец

В любой команде есть игрок-любимчик, кому болельщики простят любой проступок. Для фанатов «Герты» таким футболистом был Эберт. Даже скандал с поцарапанными машинами болельщики восприняли с воодушевлением, сочинив в честь игрока ставшую легендарной кричалку: «Патрик Эберт, ты старый хулиган. Ты обрываешь зеркала, и расцарапываешь лак, и опрокидываешь мотороллеры». Во время городских гуляний в честь возвращения «Герты» в Бундеслигу Патрик взял микрофон и спел эту кричалку.
– Мы вышли в Бундеслигу, и кое-кто успел выпить в честь этого события бокал-другой пива. На радостях иногда делаешь сумасшедшие вещи. Да и что плохого в самоиронии? Болельщики всегда ценят игроков, играющих сердцем и отдающихся на поле. Я как раз такой. Я борец и ненавижу проигрывать. Поэтому, наверное, в «Герте» и «Вальядолиде» меня так уважали. Если кто-то из спартаковских болельщиков меня недолюбливает, я постараюсь изменить о себе мнение. Мне кажется, люди для того и ходят на стадион, чтобы болеть за команду, которая бьется на протяжении 90 минут и все отдаст ради клубных цветов и эмблемы.

 

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/705130

«Спартак» в России – это как «Бавария» в Германии»

Чемпионат.com, 10 июля 2014 года
Количество просмотров: 916

Фото

О скандальных поступках, закрывших двери в сборную Германии, дружбе с Боатенгом и адаптации в «Спартаке» – в интервью с Патриком Эбертом.

«Почему я должен расстраиваться из-за Лиги Европы, если мы не заслужили права там играть?»

— Патрик Эберт в «Вальядолиде» и «Спартаке» — фактически два разных футболиста. Почему в России пока не получается выйти на тот уровень, который был в Испании?
— Не хочу, чтобы это прозвучало как оправдание, но последние две недели до переезда в Москву я вообще не тренировался с «Вальядолидом», а старался поддерживать форму самостоятельно. Затем я перешёл в новую команду, вместе с которой не успел пройти полноценные сборы. Наконец, я оказался в новом чемпионате – так или иначе, российская лига отличается от испанской. Мне нужно было быстро адаптироваться, привыкнуть к новым условиям и постараться найти взаимопонимание с партнёрами.

— Сейчас всё это уже позади?
— Да. Теперь я ощущаю себя полноценным участником команды и мне здесь всё очень нравится. Поверьте, в ближайшее время вы увидите, на что я реально способен на футбольном поле!

— Как вообще возник вариант со «Спартаком»?
— У меня было несколько предложений от других команд, но заинтересованность со стороны теперь уже бывшего тренера Карпина, а также гендиректора Асхабадзе, признаюсь, подкупила и сыграла ключевую роль в моём выборе. Переговоры продлились недолго – кажется, недели две, не больше.

— К каким вещам в России оказалось привыкнуть тяжелее всего?
— Если говорить о футболе, то здесь, по большому счёту, нет сильных отличий – мяч круглый, а остальное неважно. Да, в Москве определённые сложности с траффиком. Погода? Сейчас мы находимся на сборах, поэтому мне сложно судить о том, что происходит в столице. Ну а российскую зиму я пока не успел прочувствовать в полной мере. Ребята из «Спартака» мне рассказывали, что порой бывает очень холодно. Но в Германии, знаете ли, тоже не жарко, так что переживу, никуда не денусь. Что касается полей, то скажу так: нормальный футболист должен играть на любом газоне. Знаю, что в России встречаются искусственные покрытия, но мне к ним привыкать не нужно – на молодёжном уровне я постоянно тренировался на таких полях.

— Пару русских слов уже выучили?
— Да, но мне этого мало. В ближайшее время я собираюсь нанять преподавателя, чтобы хотя бы 2-3 раза в неделю заниматься изучением языка.

— Кто помогал обжиться в новом городе? Вы ведь выступали в бундеслиге и с Ворониным, и с Самба. Наконец, здесь играют немцы Таски и Кураньи.
— С Ворониным и Самба я действительно знаком, но встретиться с ними пока не получилось. Вообще, времени не хватает даже на то, чтобы просто прогуляться по городу, посмотреть на достопримечательности. Тренировка, многокилометровые пробки… Иногда успеваешь забежать в какой-нибудь ресторан, чтобы перекусить, и всё – день уже закончился. Что касается первой части вопроса, то у меня есть лучший друг, который живёт в Москве. Только прошу, не переводите эту фразу в сами понимаете какой контекст. Да, это действительно мой друг, и он помогает мне решать многие бытовые вопросы и часто возится с теми вещами, которые бы могли меня отвлекать от футбола.

— После перехода в «Спартак» вы говорили, что Карпин рассчитывает на вас как на игрока основного состава. Был ли уже какой-то разговор с Якином и какие в принципе впечатления от нового тренера?
— Я буду вкалывать на тренировках независимо то того, кто будет наставником. Судить о работе нового тренера сложно. Здесь необходимо учитывать, что в каждой стране подготовка к сезону происходит по-разному. Например, в Германии мы готовились примерно так же, но сами сборы были короче – всего 10-12 дней, но зато было по три тренировки в сутки. В Испании мы тренировались раз в день. Наконец, здесь, в «Спартаке», — тренировки два раза в день.

— Затем вы сказали, что рассчитываете пробиться в Лигу чемпионов. Сильно расстроились, когда суд Лозанны лишил «Спартак» даже Лиги Европы?
— А почему я должен расстраиваться, если мы реально не заслужили права там играть? Почему так вышло – отдельный разговор. Те полгода, которые я провёл в «Спартаке», получились несколько разочаровывающими, потому что я действительно планировал сыграть в Лиге чемпионов. Пытался анализировать, почему так произошло. Может, у нас не было оптимальных кондиций, может, не было необходимого настроя. Очевидно одно – мы не смогли реализовать свой потенциал. Футболисты ведь у нас подобраны великолепные, да и команда исторически претендует на титул. Кстати, в определённой степени отсутствие еврокубков может стать и «плюсом», ведь по сравнению с нашими конкурентами в борьбе за чемпионство мы проведём меньше игр и будем выглядеть свежее.

«Хлюпиком» никогда не был – всегда мог дать сдачи»

— Я слышал, что у вас аэрофобия. Но сейчас у вас ведь очень много перелётов.
— То интервью, на которое вы ссылаетесь, давал очень давно. Кажется, тогда мне было 18 или 19 лет. Но сейчас я профессионально занимаюсь футболом и прекрасно осознаю, что мне нужно много летать на самолётах. С этим живу и в общем-то уже сумел перебороть свой страх. Даже в отпуск стал летать в Америку, хотя это занимает порядка 19 часов. К тому же недавно изучил статистику и понял, что ездить на автомобиле куда опасней, чем летать на самолётах.

— Это правда.
— Признаюсь, это меня несколько успокоило. К тому же в полёте стараешься отвлечься от всего или просто ложишься спать. Но вообще-то всегда чувствую себя гораздо комфортнее, когда я лечу не один, а вместе со своей семьёй.

— Вы выросли в Кройцберге – одном из самых неблагополучных районов Берлина. Как там вообще можно было стать профессиональным футболистом?
— Лет в 11 решил заниматься футболом и сказал об этом маме. Она, прямо скажем, была не в восторге. Тогда мне постоянно твердили, что сначала нужно закончить школу. Я и сам это понимал, но из-за футбола часто прогуливал уроки. Компания у меня тоже подобралась не слишком хорошая. Некоторые из людей, с которыми пересекался в то время, пошли по кривой дорожке, а кто-то вовсе угодил за решётку. Но то время меня закалило. Помню, мы с ребятами играли в футбол в каких-то немыслимых условиях: пинали рваный мяч на бетонных площадках с воротами из пары башмаков. К тому же уже в 11 лет играл против 18-летних здоровяков – всё это сделало меня сильнее.

— Часто приходилось драться?
— Вообще, всегда старался делать акцент на футболе. Но хлюпиком точно не был – всегда мог дать сдачи. В наших районах часто вспыхивали конфликты, однако я старался в них не лезть, а держаться в стороне.

— В 2006 году вы дебютировали за «Герту» в матче Кубка Интертото против ФК «Москва», которую тренировал Леонид Слуцкий, нынешний наставник ЦСКА. Что-нибудь помните о том матче?
— Серьёзно? Честно говоря, тогда я не обратил внимания, кто сидел на тренерской скамейке. Помню, что это была моя первая игра на профессиональном уровне – до этого меня выпускали на поле только в товарищеских встречах. По-моему, в Москве меня тоже выпустили на замену в самой концовке, но мы выиграли 2:0 и прошли дальше.

— В своё время вы также «прославились» несколькими скандальными поступками, за что получили от немецкой прессы репутацию «плохого парня».
— Не думаю, что могу сказать что-то новое по этому поводу. Это было давно – году в 2008-м. Давайте сошлёмся на дикую молодость. Порой за пределами футбольного поля действительно вёл себя не так, как профессиональный футболист. Но всё это уже в далёком прошлом. Сейчас не имею ничего общего с тем, что происходило шесть лет назад.

— Однажды вы вместе с Боатенгом были оштрафованы «Гертой» за поцарапанные автомобили и перевёрнутый мотороллер после празднования дня рождения, после чего болельщики немецкого клуба посвятили этой истории специальную кричалку. Вы правда пели её вместе с фанатами, отмечая выход «Герты» в бундеслигу?
— Да, тогда мы пробились в высший дивизион, немного отметили это дело, и я взял в руки микрофон и начал горланить эту весёлую речёвку. 50-60 тысяч болельщиков тут же подхватили и допели вместе со мной, было весело!

— Из «Герты» вы перебрались в Испанию, а после переезда в Россию ваш «Вальядолид» обыграл «Барселону». Потом не было обидно, что так и не поучаствовали в таком событии?
— Это часть моей работы. Каждый футболист идёт своим путём, и на тот момент я уже выступал за другую команду – «Спартак». Впоследствии следил за результатами «Вальядолида», и мне очень жаль, что команда вылетела в сегунду. Но я выбрал другую дорогу и ни капли об этом не жалею.

— «Реал» и «Барселона» — это правда монстры?

— От этих игр всегда особые впечатления, но главное – не думать, что ты кролик, который будет биться с удавом. Звёзд нужно уважать, но ни в коем случае не бояться, иначе получишь 7-8 мячей в свои ворота. Помню, когда «Вальядолид» играл против «Барсы» и «Реала», то проигрывал в борьбе. 2:4, 2:3 – в основном были такие счета. В общем, никакой катастрофы не случалось. В России, кстати, нечто похожее встречается в матчах против «Спартака». Команды понимают, что они выходят играть против самого титулованного клуба страны: «Спартак» в России — это всё равно что «Бавария» в Германии. Соперник всегда настраивается особым образом, стараясь всеми силами отнять очки. К сожалению, в прошлом сезоне им это удавалось. Но в этом году мы обязаны улучшить результаты.

— У вас потрясающе сложилась карьера в «молодёжке», с которой вы выиграли чемпионат Европы, но вы ни разу не вызывались в главную сборную страны. Почему?
— Как я уже сказал, в молодости я вёл себя не очень профессионально и порой совершал необдуманные поступки. Вместо того чтобы пройти в двери национальной команды, я из раза в раз врезался в косяк. Но в то же время всегда искренне переживаю и радуюсь за моих друзей, которые выступают за национальную команду. Например, мой хороший приятель Жером Боатенг выиграл практически всё на клубном уровне – Лигу чемпионов, Кубок и чемпионат страны. Теперь ему нужно стать чемпионом мира и Европы, после чего карьеру можно будет смело завершать.

— Германия выиграет этот чемпионат мира?
— Выиграет. Я не шучу.

Санкт-Галлен

Леонид Волотко

http://www.championat.com/football/article-201218-patrik-jebert--o-spartake-i-svoej-karere.html

Патрик Эберт: "В "Спартак" меня привел Господь"

Спорт-Экспресс, 19 октября 2014 года
Количество просмотров: 1125

Фото

Немецкие СМИ подзабыли о Патрике Эберте с тех пор, как 27-летний футболист перешел в "Спартак". Про то, как он разбивал окна машин, выступая еще за "Герту", уже никто не вспоминает. В интервью spox.com хавбек рассказывает о ложных друзьях, о своем футбольном пути и жизни в России.

– Недавно в Москве был ваш друг Джером Боатенг, когда приезжал на матч Лиги чемпионов против ЦСКА. Удалось повидаться с с ним?

– Да, я навестил его в отеле. Был очень рад снова встретить старого друга. Мы долго болтали о былых временах, на следующий день опять встретились. Жаль, что видеться удается нечасто.

– А кроме Боатенга у вас много друзей среди футболистов?

– Меня многое связывает с Сеядом Салиховичем, с Марко Джуричином. Боатенга я вообще знаю целую вечность. Эти ребята запали мне в сердце еще в Берлине. С ними стараюсь постоянно поддерживать контакт. У Марко в "Герте" были проблемы, зато сейчас регулярно штампует голы за "Штурм". Джером – очень хороший парень. С ним я играл в молодежке, вместе мы стали чемпионами Европы U– 21 года. И вот с того момента у него начался неимоверный карьерный рост. Он всегда мечтал стать чемпионом мира. Он выиграл все, что можно, я рад за него всем сердцем.


Патрик ЭБЕРТ (справа) в матче за молодежную сборную Германии. Фото AFP

– Когда вы играли в Берлине, у вас были так называемые "ложные друзья"?

– Это были друзья, но не близкие. Сейчас с ними уже не общаюсь, да и не планирую. У каждого были свои интересы, каждый пошел своей дорогой.

– В Берлине вы постоянно были в центре внимания прессы. Молодому игроку сложно было с этим справиться?

– Не хочу обвинять других в том, что моя карьера пошла как-то не так. Да и вообще я не забиваю голову мыслями о том, что если сделал бы что-то по-другому, был бы сейчас не там, где я есть. Эти отговорки я использовал, когда мне было 20 лет. Я сейчас в "Спартаке", потому что я должен быть в этом клубе. Так решил за меня Господь. Часто я сам стоял на своем пути, вел не ту жизнь, которую должен вести профессиональный футболист. Из-за этого не показал 100 процентов своих возможностей. Это было моей самой большой проблемой.

– В СМИ уже забыли про ту историю, когда вы с Кевином-Принсом Боатенгом разбивали окна чужих машин в Берлине.

– Я уже давным-давно про это не вспоминаю. Да и никто со мной об этом больше не разговаривает. Вы сейчас напомнили про этот случай, и я воспринял это с улыбкой. Мне сейчас совершенно все равно, что было в прошлом. Я смотрю в будущее.


Полузащитник "Герты" Патрик ЭБЕРТ празднует с партнерами по команде забитый гол. Фото REUTERS

– Но в целом некоторое положительное внимание СМИ не может навредить футболисту, как вы думаете?

– Тот, кто интересуется футболом, знает, где я играю, и что два месяца я был травмирован. Просто некоторые газеты пишут совершенно о другом. Это не здорово, но я уже в 19 прекратил читать газеты. Игроки читают газеты только после удачных для себя матчей. Тот, кто выступил неудачно, не будет смотреть, что о нем пишут в газете. Так что я с этим дела не имею.

– Сегодня вы относитесь к карьере профессиональнее, чем раньше?

– Сейчас я вплотную работаю со своим физиотерапевтом. Это мой друг, в Испании практически постоянно был рядом. Кроме этого, я начал питаться так, как нужно людям с моей группой крови. Отчего-то приходится отказаться, но я чувствую себя свежее. В 27 нужно серьезно следить за организмом. В 19 лет мне не нужны были ежедневные обследования. Сейчас все по-другому: если чувствую какую-то боль, сразу пытаюсь выяснить, в чем дело.

– Вы постепенно пришли к этой мысли или как-то внезапно поняли?

– После того, как в 2010-м порвал крестообразные связки, стал больше следить за здоровьем. Когда в одну секунду лишаешься всего, что любишь – это вводит в депрессию. Но, честно говоря, эта травма сделала меня сильнее. Кстати, Джером тогда мне тоже очень помог.

– Ваш партнер по "Спартаку" Сердар Таски живет в том же доме, что и вы. На начальном этапе это помогало?

- Конечно. На базе команды мы живем в одной комнате, очень хорошо друг друга понимаем. Сердар всегда очень вежлив и добр. Много смеемся с ним. У нас квартиры в огромном доме, поэтому видимся там нечасто, но иногда вместе ужинаем.

– С Кевином Кураньи встречались?

– Конечно. Он очень классный парень. Пару раз вместе ходили есть вместе. Когда я только переехал, он тоже мне давал советы и хорошо ко мне относится. Постоянно встречаю здесь старых знакомых. Кристофера Самба тоже знаю еще со времен, когда играл в Берлине. Или, например, Неманья Пейчинович из "Локомотива". Мы хорошо с ним понимали друг друга еще в "Герте".


Полузащитник "Герты" Патрик ЭБЕРТ. Фото AFP

– Ваша мама попросила взять с собой в Москву друга, выполнили просьбу?

– Да, мой друг Давид с радостью согласился поехать в Москву. Он много помогает по дому, ведь я постоянно в разъездах. Мы уже 12 лет дружим, вместе играли за молодежку "Герты". Только вот с визой проблемы, ему приходится каждые три месяца возвращаться в Германию. Но мы здорово понимаем друг друга, вместе проводим свободное время – как раз это мне и нужно.

– Как вы освоились в этом 12-миллионном мегаполисе?

– Мне очень нравится город, люди тут приветливые. Правда, я немного здесь повидал. У нас много тренировок, а движение здесь затрудненное, машин очень много. Иногда вечером настолько устаешь, что хочешь просто попасть домой и все. Но здесь есть шикарные рестораны, хотя я, честно говоря, не самый большой поклонник русской кухни. Она достаточно жирная, а свинину я не ем. Но я неплохо готовлю, частенько сам стою у плиты.

– Как вы справляетесь с ежедневными пробками?

– У каждого игрока "Спартака" есть свой водитель. Здесь каждый день стоишь по два-три часа в пробке, поэтому в машине всегда есть подушка и одеяло. Так что можно либо поспать днем, либо посмотреть фильм на планшете.

– Сильно боитесь русской зимы?

– Вообще не боюсь. В Германии температура тоже может сильно опускаться, а Вальядолид – самый холодный город Испании. К тому же в самый мороз мы не находимся в Москве. С начала декабря начинается пауза, которая длится до марта. У нас сначала шесть недель отпуска, а потом сборы в теплых странах.

– Как вы изъясняетесь с окружающим миром?

– С партнерами по команде проблем нет, потому что они либо из России, либо из Южной Америки. Некоторые говорят на английском, но большинство, все же на русском. Поэтому беру уроки русского. А в целом я не со многими успел познакомиться в России.

– В команде говорят о политике? О ситуации в Украине?

– Я не люблю разговоры о политике. Я в этом не разбираюсь и остаюсь в стороне. Пусть об этом рассуждают сами политики.


Полузащитник "Герты" Патрик ЭБЕРТ. Фото REUTERS

– Тогда вернемся к футболу. Как идут дела после травмы? Восстановление идет медленно, но верно?

– Даже когда я не работал с мячом, все было хорошо. Наконец-то я вновь с ребятами. Коллективное празднование побед – то, чего мне будет не хватать после завершения карьеры.

– Как вы расцениваете свои позиции в команде при Мурате Якине?

- Очень хорошо. На предсезонных сборах я не пропускал тренировки, однако перед началом сезона снова травмировался. Он знает, что мне нужно время. Но когда я буду готов на сто процентов, он будет делать на меня ставку.

– Как расцениваете уровень чемпионата России?

– С точки зрения тактики и жесткости борьбы российская премьер-лига похожа на чемпионат Германии. Здесь в защите играют агрессивнее, чем в Испании. Есть пара более слабых команд, которые уступают в уровне борьбы. Но именно поэтому все игры сложные – сражаться приходится в каждом матче.

– Российские фанаты последнее время часто бывали участниками разных скандалов.

– Что делают болельщики других команд, меня не интересует. Фанаты "Спартака" просто невероятны, безумно поддерживают команду. Даже когда мы не очень здорово играем, они нас гонят вперед. В Казани в матче против "Рубина" за нас приехало поболеть 8000 фанатов, даже в Германии такое редко бывает. По всей стране за нас болеют 16 миллионов человек, недаром у "Спартака" есть прозвище "Русская "Бавария".

– Всем известно, что в России футболисты зарабатывают хорошие деньги. Насколько важен для вас был финансовый вопрос?

– Деньги – это, конечно, не все. Однако чем старше становишься, тем большую роль они играют. Теперь я не могу думать только о себе. Я поддерживаю маму, бабушку, сестру. Поэтому сейчас, признаюсь, хочу заработать как можно больше. Но когда переходил в "Спартак", решающим фактором был тогдашний тренер Валерий Карпин, который хотел меня видеть в команде. Он хотел выиграть титул и попасть в Лигу чемпионов – того же хотел и я.

– Как долго еще будете оставаться в "Спартаке"?

– У меня контракт действует еще два года. Хочу показать фанатам, зачем меня купили. Пока не показал свой максимум, уходить не хочу.


Полузащитник "Герты" Патрик ЭБЕРТ. Фото AFP

– "Герта" – ваш клуб, болельщики вас любят. Не планируете вернуться?

– В Берлине всегда себя чувствовал как дома. Болельщики всегда были лояльны и поддерживали меня в тяжелые времена. Этого не забыть. Правда, возвращаться пока не планирую. Если все будет хорошо, хочу играть до 38 лет. Так что у меня еще 11 лет впереди (смеется).

– Уже есть мысли, что будете делать после завершения карьеры?

– Снова вернусь жить в Берлин. Там хочу помогать молодым футболистам пробивать себе путь в футболе и предупредить их об опасностях, которые подстерегали меня и сбили с правильного пути. Мне очень нравится, когда ребята с самого начала становятся на правильный путь и полностью посвящают себя тренировкам. Жаль, что когда я был молод, меня никто не контролировал. Я хочу быть рядом с молодыми футболистами, давать им советы, быть их старшим братом.

http://football.sport-express.ru/reviews/49930/

ЭБЕРТ: «ПОСОВЕТОВАЛ ПРОМЕСУ КУПИТЬ ЗИМНЮЮ КУРТКУ»

Официальный сайт ФК "Спартак" Москва, 9 декабря 2014 года
Количество просмотров: 1054

Фото

Немецкого полузащитника «Спартака» Патрика Эберта, перешедшего в команду в феврале этого года, перед началом и по ходу нынешнего сезона преследовали травмы. Однако сейчас он полностью восстановился, регулярно выходит на поле и уже оформил несколько результативных передач. В интервью пресс-службе клуба Патрик рассказывает о своей дружбе с Квинси Промесом, жизни в Москве и Берлине и требованиях Мурата Якина.

—  Патрик, в последнее время вы играете регулярно. Чувствуете, что набрали оптимальную форму?
— С каждым матчем, в котором провожу на поле девяносто минут, чувствую себя все лучше. Игровая практика — я имею в виду движение по полю, работу с мячом, видение свободных зон, грамотный выбор позиции для паса или удара непосредственно в матче — очень важна. Несмотря на то что все эти моменты мы отрабатываем на тренировках.

— Что раньше мешало подойти к оптимальной готовности?
— В прошлом сезоне принял участие всего лишь в шести матчах, затем получил травму. Прямо перед стартом текущего чемпионата травмировал колено, на восстановление ушло около двух месяцев. По возвращении в общую группу понадобилось еще около месяца, чтобы набрать нужные кондиции. В этом сезоне я вышел на замену в матче с «Зенитом» уже в добавленное время; команда в тот момент была на хорошем ходу ― и опять понадобилось ждать, чтобы получить шанс и выйти в старте. В матче с «Кубанью» это и случилось.

— Квинси Промес недавно признался, что вы очень дружны. Помогаете голландцу адаптироваться в России?
— Квинси — хороший парень, мы действительно дружим. Живем по соседству, поэтому частенько обращаемся друг к другу, если кому-то из нас что-нибудь понадобится. Кроме того, он отличный футболист, с ним приятно вместе работать на поле. В прошедших играх Квинси выполнил огромный объем работы, показал, какую важную роль способен играть в команде.
Что касается адаптации, то мой первый совет ему был купить теплую зимнюю куртку. Отвести его куда-то погулять — не лучшая идея по такой погоде, сам я почти все время между матчами и тренировками провожу дома, отдыхаю, восстанавливаюсь. Да и сам я не так долго в Москве, знаю о городе не очень много. Посоветовал пару мест, куда можно сходить на ужин.

— На поле, играя на позиции крайних полузащитников, вы то и дело меняетесь с Промесом флангами. Главный тренер команды Мурат Якин сказал, что предоставляет вам в этом отношении определенную свободу. Как вы принимаете решения?
— Зависит от конкретной ситуации на поле. Скажем, я могу пойти подать угловой справа, тогда Квинси переходит налево и остается там. Таким образом мы можем заставить соперника ненадолго потерять контроль. Самое важное, что мы оба одинаково комфортно ощущаем себя как слева, так и справа. Тренер знает об этом и поэтому поощряет подобные решения в ходе игры. При смене флангов главное — продолжать выполнять установку тренера.

— Чего требует от вас Мурат Якин?
— Покрывать большие расстояния на поле, активно участвовать в оборонительных действиях. Развивать атаки по флангу, при необходимости смещаясь в центр. Конечно, в идеале я должен делать голевые передачи. Но главное, чтобы я продолжал быть активным на протяжении всего матча, тогда и остальное приложится.

— Подачи со стандартов — ваш конек?

— Не мне об этом судить. Не люблю рассуждать о своей игре. Просто стараюсь выкладываться на поле, а насколько хорошо мне удается то или иное действие — тренеру виднее. Подачи с угловых и со штрафных я начал делать, когда мне было восемь лет, и в каждом клубе, где бы я ни играл, мне доверяли стандарты. Это моя работа. В матче с «Кубанью» мои подачи привели к забитым мячам, а вот с «Локомотивом» — чуть-чуть не получилось.

— Как оцениваете ситуацию в чемпионате и текущее положение «Спартака»? Пройдено уже больше половины сезона.
— К сожалению, пока мы находимся невысоко в таблице. Понятно, что такое положение дел не устраивает болельщиков и, можете быть уверены, не устраивает нас, футболистов. На зимний перерыв хотелось бы уйти на хорошей ноте, одержать победу дома. Возможно, какие-то матчи первой части чемпионата могли сложиться для нас лучше, но в футболе невозможно все время выигрывать. В частности, не назвал бы плохим по качеству наш второй матч с «Локомотивом». Логичным его исходом, наверное, была бы ничья. Но после подачи с фланга мяч залетел в дальний угол наших ворот, и это скорее невезение, чем наш просчет. Сейчас об этом просто надо забыть и в каждой следующей игре доказывать болельщикам своей борьбой, нацеленностью на победу, что мы способны добиться хороших результатов в чемпионате.

— Показалось, что в матче с «Локомотивом» соперник сумел добавить во втором тайме, а «Спартак» чуть сбавил обороты… Почему?
— В первом тайме нам удался хороший прессинг, могли забивать. Квинси имел хороший момент, но… так ведь не бывает, чтобы у какого-то игрока получалось реализовывать абсолютно все шансы. Прессинговать на протяжении всех 90 минут очень тяжело. В какой-то момент «Локомотиву» удалось перехватить инициативу. Гол случился ближе к концу второго тайма, отыгрываться в таких ситуациях непросто, но все же мы пытались это сделать.

— Чего не хватило в игре с «Ростовом»?
— Мы настраиваемся абсолютно на каждый матч. Конечно, хотелось поскорее реабилитироваться после поражения, тем более что матч с «Локомотивом» — это первое дерби в сезоне, в котором мы уступили. Хотелось обязательно порадовать болельщиков голами, но, увы, удалось забить лишь однажды, и этот гол не принес нам победы…

— Какой цели, на ваш взгляд, наиболее реально достичь в этом сезоне?

— Я пришел в «Спартак» с желанием играть в Лиге чемпионов. Такова моя персональная цель, и она, думаю, совпадает с видением команды. У нас — лучшие болельщики в России, они заслуживают, чтобы любимая команда билась за самые высокие места каждый сезон.

— Какие впечатления у вас от игры на новом спартаковском стадионе — «Открытие Арене»?
— Стадион просто великолепный! Мы должны быть благодарны президенту клуба, что у команды появился дом. У нас замечательные болельщики, их поддержка очень помогает нам в домашних матчах. Всем соперникам, приезжающим на «Открытию Арену», стоит опасаться той силы, которую придает нам «двенадцатый игрок». Я, как и вся команда, считаю, что нам просто непозволительно проигрывать дома. Домашние очки нужно брать обязательно. В этом отношении неплохим представляется календарь второй части сезона: большинство матчей проведем на своем стадионе.

— Как бы вы могли охарактеризовать чемпионат России? В чем его главные отличия от испанского и немецкого?
— Все лиги сильно различаются. Испанцы любят подержать мяч. В Германии же более силовой футбол. Российский чемпионат довольно силен. В каких-то матчах, может, и можно выигрывать на классе, но при этом важно всегда быть готовым к серьезной борьбе и сохранять настрой вплоть до финального свистка. Чтобы заработать три очка, бороться нужно за каждый метр поля.

— Что больше всего нравится в московской жизни?
— Не могу сказать, что часто куда-то выхожу. Отдыхаю по большей части дома. Очень приятно, что не возникает проблем с местной кухней. Если обедаю или ужинаю в ресторанах, еда очень нравится, всегда кормят вкусно. Особенно нравятся кафе, расположенные на кораблях на Москве-реке. Когда было теплее, ходил погулять в Парк Горького. На Красной площади был лишь однажды.

— Можно ли сравнить с Берлином?
— Берлин все-таки потише, меньше пробок. Потом, у меня вся семья в Германии, там я чувствую себя по-настоящему дома. Хотя и к Москве уже привык, постепенно и здесь появляется ощущение дома, вокруг добрые и отзывчивые люди.

— Часто ли к вам приезжают родственники?
— Лучший друг гостит у меня почти всегда, когда я в Москве. Мама и сестра периодически навещают. Агент иногда приезжает на матчи.

—Что рассказываете о России дома?
— Только самое положительное: что мне нравится жить в Москве и нравится играть за «Спартак».

http://www.spartak.com/main/news/64939/