Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Мендеш Зе Луиш

Игр за Спартак91
Из них в основе65
Заменен  Заменен21
Вышел  Вышел на замену26
Голы  Забил голов29
Из них с пенальти2
Предупреждения  Предупреждений11
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоКабо-Верде
Год рождения24 января 1991 года
АмплуаНападающий
Пришел изБрага (Португалия)
Первый матч17 июля 2015 года
Первый гол17 июля 2015 года
Фото с игроком

Зе Луиш: Болельщики прозвали меня Матадор

Советский Спорт, 14 августа 2015 года
Количество просмотров: 755

Фото

Новичок «Спартака» форвард Зе Луиш рассказал о родной стране Кабо-Верде и переезде в Португалию, о том, не страшно ли играть в Африке, о прозвище Матадор и российских вратарях, спартаковском духе и предстоящем дерби с ЦСКА.

Зе бодрым шагом идет на интервью сразу после тренировки. Снимает бутсы, присаживается на скамейку, улыбается. Кажется, что кабовердианец – это смесь бразильца с португальцем. Живой и эмоциональный в общении, как любой бразилец, Зе все же взвешивает каждое слово, как это свойственно португальцам.

– Большое интервью? Здорово! – с энтузиазмом отзывается нападающий. Кстати, Зе – уменьшительная форма имени Жозе. Луиш говорит, что его так называли всегда, сколько себя помнит. Вот как питерского Живанилду называли Халком. Поэтому и на футболке не только фамилия Луиш, но и Зе.

«ФУТБОЛ – СТИЛЬ ЖИЗНИ В КАБО-ВЕРДЕ»

– Зе, про страну Кабо-Верде не все слышали, а уж то, что там играют в футбол, и вовсе было для кого-то сюрпризом. Расскажите: как сумели стать профессиональным футболистом?

– В Кабо-Верде нет детских футбольных академий в европейском понимании этого слова. Есть что-то вроде футбольных школ, но инфраструктура там на минимальном уровне: есть тренер, мячи – да, пожалуй, и все. Вообще футбол – это стиль жизни в Кабо-Верде, он у нас в крови. Когда был ребенком, гонял с друзьями мяч прямо на улице. Знаете, так почти во всей Африке.

– Правда ли, что все футболисты Кабо-Верде стараются как можно скорее уехать из страны?

– Да, так и есть. Уезжают в надежде найти лучшие условия для жизни, для карьерного роста. В Кабо-Верде нет профессионального футбола, он полностью любительский. Если кто-то хочет чего-то достичь, должен уезжать.

– То есть в стране совсем нет подходящей инфраструктуры?

– Есть, но так как футбол любительский, то амбициозные люди там не остаются.

– Кто самый известный кабо-вердианский игрок? – вопрос вызывает у Зе Луиша растерянную улыбку.

– У нас малюсенькая страна, но хороших игроков хватает, – разводит руками Зе. – Сейчас есть сильная группа футболистов, которые выступают за разные европейские команды и приезжают в сборную. Одного мне назвать сложно. Кабо-вердианский Роналду пока не вырос.

– Многие латиноамериканские футболисты рассказывали, что им приходилось совмещать тренировки с работой, так как денег не хватало. Когда жили в Кабо-Верде, приходилось помогать семье зарабатывать?

– Нет, ни продавцом, ни грузчиком никогда не работал. На тот момент работали два старших брата и мама. Так что денег хватало. Да и я уехал из Кабо-Верде уже в 16 лет.

На пару секунд Зе Луиш замолкает. А потом, кажется, немного дрогнувшим голосом продолжает:

– Знаете, мама приложила огромные усилия, чтобы отправить меня учиться в школу. Хотела, чтобы я был образованным, выбился в люди, получил профессию. Удавалось совмещать футбол и учебу. Но, к сожалению, не хватило всего года, чтобы окончить школу. В 16 лет поехал в Европу. Спасибо маме, она не позволяла мне, еще подростку, идти на работу, верила, что меня ждет успех. Я же сейчас работаю, помогаю семье деньгами.

«В АФРИКЕ ИГРАТЬ НЕ СТРАШНО!»

– Как вас пригласил «Жил Висенте»? Неужели скауты в Кабо-Верде приехали?

– Нет, меня приметили в сборной. Тогда команда Кабо-Верде играла в Португалии. Со мной связались, спросили, хочу ли играть в Европе. Даже не думал о финансовых условиях, о том, в какую команду попаду, ответил сразу, что хочу.

– С каких же лет вы играли в сборной?

– Как раз с шестнадцати. И потом уже меня вызывали постоянно. К сожалению, какое-то время не мог выступать из-за травмы, очень расстраивался. Но когда я здоров, всегда получаю приглашение в национальную команду.

– Было ли вам страшно играть в каких-либо африканских странах?

– Мы же кабовердианцы! – Жозе едва ли не бьет себя кулаком в грудь. – Мы знаем, как непросто жить в Африке, у нас все то же самое. Поэтому то, что видим в разных странах, воспринимаем не со страхом. Нет мыслей: «Мы не хотим туда ехать». Мы едем, так как знаем, чего ждать, знаем, что увидим бедную страну. Сами жили в таких же условиях. Так что воспринимаем любые вещи не то чтобы как норму, но для нас это и не шок. Мы не говорим: «Фу, что это за место? Тут жить не будем, играть не будем!». Всегда радуемся возможности сыграть на Кубке Африки. Было такое, что приходилось нелегко, были очень утомительные путешествия. Но страх? Это не про меня.

– Хорошо, а какая страна, наоборот, понравилась?

– Марокко – самая развитая африканская страна, как мне кажется. Хотя лично мне больше всего понравился Мозамбик, – рассказывает Зе с таким мечтательным выражением в глазах, что надо переспрашивать.

– Советуете посетить?

– Да! Непременно. Считаю, что страна очень быстро развивается. Город Мапуту прекрасен.

«ОКАЗАЛСЯ В «СПАРТАКЕ» БЛАГОДАРЯ КОНСЕЙСАУ»

– Вернемся к вашему переезду в «Жил Висенте». Читала, что на первых порах у вас в этом португальском клубе была такая низкая зарплата, что приходилось питаться в клубных кафе, денег почти не было.

– Это потому, что изначально я играл в молодежной команде. Да и «Жил Висенте» – маленький клуб, у них нет шикарных условий, нет миллионов на зарплаты. Но я не жаловался. Если хочешь выбраться из Кабо-Верде, играть в Европе, нужно идти на жертвы. Все, что мне было нужно, клуб устроил: питание и жилье. Питался там, где говорил клуб.

– Барселуш и Москва…

– Даже не продолжайте, – Луиш взмахивает руками, хватается за голову. – Вообще ничего общего. Москву надо сравнивать с Португалией целиком! По-моему, в Москве живет столько же, сколько во всей Португалии, миллионов десять.

– Что больше всего нравится в Португалии?

– Климат! Не то что в Кабо-Верде, там очень жарко. А еще люблю еду, морепродукты. Да и понимаю, что люди говорят, – смеется Зе.

– Многие тренеры, с которыми вы работали, очень хорошо о вас отзываются. А для вас кто был лучшим?

– У каждого своя философия. Разумеется, больше любил тех, кто в меня верил, кто давал шанс показать себя. Во-первых, это приятно, а во-вторых, сам стараешься чуточку сильнее, чтобы отблагодарить за доверие. Так что назову трех специалистов. Паулу Алвеш – первый тренер в Португалии. Именно благодаря ему я получил возможность заиграть в Европе. Потом Жозе Гомеш, с которым работал в Венгрии, в «Видеотоне». Причем он нравится не только как тренер, но и как человек. У нас были дружеские отношения. И Сержиу Консейсау, благодаря которому я заиграл в «Браге». Он очень в меня верил. Часто общался один на один, давал много советов. Считайте, что я оказался в «Спартаке» во многом благодаря Консейсау.

– Но работать с Консейсау наверняка не очень просто. Он такой эмоциональный…

– Намекаете, что в раздевалке бутсы летали? – веселится Жозе. – Совсем нет. К работе он подходит серьезно. Да, Консейсау очень взрывной, на бровке всегда что-то подсказывает, подгоняет игроков. Он пытается вытянуть максимум из каждого футболиста. Конечно, иногда с тренером было тяжело, но мы должны относиться ко всему профессионально. Такая уж у Консейсау работа.

– Ваш первый опыт в Восточной Европе был в Венгрии. Как адаптировались?

– Да, первый опыт игры за границей. В Португалии-то чувствовал себя как дома. Сначала в Венгрии было тяжело. Вообще ничего не знал о стране, не знал языка, климат не самый хороший. Но так уж сложилось, что именно в «Видеотоне» раскрылся и вырос в профессиональном плане. Кстати, выбрал этот клуб, потому что тренер был португальцем, а несколько футболистов говорили на знакомом языке. Поэтому больших проблем с адаптацией в команде не было. Я и в личностном плане тоже вырос, контролирую эмоции куда лучше.

– Что скажете про Венгрию?

– Люди добрые, жил там с семьей, никаких проблем. А Будапешт – красивейший город! Я вам в Мапуту советовал съездить, но и Венгрию нужно посетить.

«КРИЦЮКУ И РЕБРОВУ ТЯЖЕЛО ЗАБИТЬ»

– В «Браге» вы играли с вратарем Стасом Крицюком. Он вам про Россию и «Спартак» что-то рассказывал?

– Нет, мы не общались на эту тему. Тем более вариант со «Спартаком» появился, когда мы все были в отпуске. Да и Стас не очень-то по-португальски говорит. Почти ничего от него не слышал. Но это понятно, тяжело учить иностранные языки. Вот я сейчас даже не представляю, как учить русский!

– А в профессиональном плане что думаете о Стасе?

– Отличный вратарь! – Зе поднимает вверх большой палец. – Редко видел таких профессионалов, уровень у него высокий. Надеюсь, и в сборную Стаса пригласят.

– Знаете что, – вдруг вспоминает Луиш, мотает головой и опять улыбается, – мне очень редко удавалось забить ему гол на тренировках!

– А Реброву получается?

– С разным успехом, – уже хохочет Зе. – В России, наверное, все вратари такие неуступчивые.

«ПРОБОВАТЬ СУП ПОКА ПОБАИВАЮСЬ»

– Мы обсудили Мапуту и Будапешт. А чем поразила Москва?

– Когда говорят о Москве, сразу боятся климата и сложного языка. Меня тут очень хорошо приняли. С климатом пока проблем нет. По Москве поездить не успел, но по первым впечатлением могу сказать, что это один из лучших городов, в которых побывал.

– Русскую еду уже пробовали?

– Пока побаиваюсь, – признается Зе. – Предпочитаю выбирать знакомые для меня блюда, вроде курицы. Супы? Нет, как-то смелости не хватает. Но обязательно попробую, хочу скорее адаптироваться к новой культуре.

– В «Спартаке» обзавелись друзьями?

– Пока общаюсь с Ромуло, что понятно. Пытаюсь поговорить со всеми, но английский тоже не каждый понимает. В общении сложно, но ладить удается со всеми.

– Кто адаптироваться помогает?

– Да я как-то сам, – смущенно улыбается Зе. – Если что-то не понимаю, спрашиваю Ромуло.

«СПАРТАКОВСКИЙ ДУХ – ЭТО ПОБЕДЫ»

– Вы говорили, что «Спартак» – необычная команда. Почему так считаете?

– Посмотрите, сколько болельщиков! – после «Браги» Зе и правда настолько удивлен количеством фанатов, что не может скрыть восхищения. – Когда играем на выезде, их приезжает почти столько же, сколько ходит и на домашние матчи, очень много! Такое ощущение, что наших фанатов на выезде больше, чем местных. Люди отправляются в такие города, куда нужно лететь два-три часа. Так что клуб особенный в плане истории и болельщиков.

– Знаете, что такое спартаковский дух?

– Конечно! Спартаковский дух – это победы, – практически скороговоркой произносит Зе. – И титулы.

– Какие у вас впечатления о стадионе?

– Красивый. На нем приятно играть, особенно когда приходят столько болельщиков.

– Можно ли сравнить с португальскими «Драгау» или «Да Луш»?

– «Да Луш» немножко больше. Но цвета на стадионе «Бенфики» такие же, как и у нас. А вот с «Драгау» стадионы похожи. Но по общему виду, по архитектуре, «Открытие Арена» красивее, чем арены в Португалии.

Размышления Зе прерывает протяжный гудок электрички. Совсем рядом с базой «Спартака» находится станция.

– Вы не думали как-нибудь на электричке проехаться?

– Нет, там очень много народу едет, – Зе прижимает руки к телу в какой-то боксерской стойке, изображая, как представляет себе давку в электричках.

«СПАРТАК – ЦСКА – ЭТО КАК «СПОРТИНГ» – «БЕНФИКА»

– Вы говорили, что Дрогба – ваш любимый футболист. Почему?

– Я пытался на него равняться, когда приехал в Европу. Нравилось, как он играет, как легко забивает голы. Взял его за образец, стараюсь так же упорно работать. Всегда им восхищался.

– В «Спартаке» у вас уже есть какое-то прозвище?

– Пока нет. Хотя…– задумывается Зе и с озорным огоньком в глазах добавляет. – Кто знает, может, парни между собой придумали кличку, а мне не говорят!

– Прозвище Матадор откуда пошло?

– Это с времен выступлений за «Жил Висенте». Так меня назвали болельщики.

– После скольких забитых голов?

– Ой, я много забивал, карьера складывалась хорошо. Вот и прозвали так.

– В пятницу дерби с ЦСКА. Что-то об истории этих матчей знаете?

– Я любопытный, смотрю в интернете обзоры матчей между ЦСКА и «Спартаком». И уже понимаю, что эти встречи получаются очень эмоциональными. Это что-то вроде класико «Спортинг» – «Бенфика», то есть главный матч в стране. Думаю, будет жесткая игра, по-хорошему горячая, эмоциональная. Важно такие матчи выигрывать. На эту встречу у всех будет дополнительная мотивация.

– Кого из ЦСКА вы запомнили по этим видео?

– Э-э-э-э… Кого я запомнил? – медленно произносит Зе, пытаясь вспомнить хоть одно имя. – Не очень многих. Вот вратаря помню, Акинфеев, да? Слышал, что вроде возвращается Думбия.

– Да, уже вернулся и сыграет со «Спартаком».

– Еще знаю Муса (Зе произносит имя африканца как «Муза»)… И все.

– Класико начнется очень поздно, в 21.30, что непривычно для России. Для вас в такое время нормально играть?

– Как бы странно это ни звучало, но я считаю, что это ненормально. Ни разу не играл в такое время. Очень поздно. Но будет новый опыт, пока сложно сказать, хорошо это или плохо.

Юлия Яковлева

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/832092

Зе Луиш: мог уйти из «Спартака» из-за болезни дочери

Чемпионат.com, 24 ноября 2017 года
Количество просмотров: 553

Фото

Тут нет ответов про тактику и забитые мячи. Здесь Зе Луиш откровенно рассказывает о трудностях жизни в России и своих семейных проблемах.

— Вы опоздали примерно на час. Что случилось? — мы ждали Зе в футбольном пространстве The Base Moscow, где после панна-турнира он поучаствовал в презентации новых бутс adidas Pyro Storm.
— Я потерялся, причём дважды. Думаю: «Чёрт, где это место?». Навигатор ведёт по дворам, ничего не понимаю. Слава богу, на третий раз нашёл вас.

— Слышал, что у вас личный водитель.
— Да, но в этот раз приехал сам. Вообще, мне нравится водить. Хотя в России это непросто.

— Дело в пробках?
— Не только. Иногда сложно найти нужное место, допустим, аптеку. Их в Москве много, но мой GPS каждый раз заводит меня не туда. Направо-налево, и я уже заблудился. Московские пробки правда сводят меня с ума. Трачу на дорогу не меньше часа. Рекорд по времени до Тарасовки – 2,5 часа.

— Опоздали?
— Там опоздали абсолютно все! Поэтому тренировку перенесли. Это был безумный летний день, когда все собрались за город на барбекю. Помню, было очень жарко, народ массово поехал купаться, и всё вокруг превратилось в одну большую пробку.

— Вы любите скорость?
— Иногда. Недавно в Португалии установил личный рекорд. Ехал из Порту в Брагу и разогнал Ауди SQ7 до 250 км/час. Это большая, мощная машина. Хотел испытать её возможности и свои ощущения. Получилось круто.

— Чем вам интересна Москва?
— Это самый большой город, где я был. Москва нравится по одной причине: каждый раз, когда тебе что-то надо, ты легко это получишь. Всё что угодно в любое время суток: два часа ночи — не проблема. Ещё тут очень красивые высотки. Университет, например, виден из окон моей квартиры.

— Это где?
— В Москва-Сити. Это удобно, многие ребята там живут, есть достаточно кафе, ресторанов и магазинов. Мне нравится моё место. Провожу много времени дома в своей комнате. Люблю, когда есть пусть небольшое, но место только для меня. Так я чувствую себя комфортно.

— Рядом с Университетом есть смотровая площадка, оттуда открывается хороший вид на Лужники. Были там?
— Нет, но однажды летал над городом на вертолёте. Это было пугающе. Вертолёт оказался таким маленьким, я еле туда поместился. Немного переживал, но это был хороший опыт — мне понравилось. Классно было увидеть Москву с высоты птичьего полёта.

— Вы любите путешествовать?
— Нет. Не люблю самолёты. Однажды летел на выходные из Португалии в Кабо-Верде. Полёт занимает четыре часа, и всю дорогу нас болтало из стороны в сторону, была постоянная турбулентность. Помню тот день как сейчас: люди в салоне плакали, все были напуганы, а я просто молился, чтобы всё это поскорее закончилось. Было очень страшно.

— Что вам не нравится в Москве помимо пробок?
— Есть одна вещь — настроение людей. Ощущение, что они не слишком счастливы здесь. Они как будто хотят подраться, часто кричат. А я счастливый парень — смеюсь, улыбаюсь.

— Как вы думаете, откуда такая разница?
— Это всё из-за погоды и трафика. Люди всё время в стрессе, опаздывают на работу. Начинают с восьми, значит встать надо в шесть утра, иногда в 5:30, и всё из-за пробок. Конечно, это раздражает людей. Они злые не сами по себе, их бесит обстановка вокруг.

«В России взятка — это нормально»

— Во сколько начинается ваш день?
— Встаю в 8 утра, завтракаю. Обычно это тосты, 1-2 варёных яйца, сок и кофе. Еду мне готовит помощница по дому. Она филиппинка и может приготовить всё, что я захочу. Больше всего люблю блюда из курицы. Обычно из дома выхожу в 8:30, потому что живу далеко от базы.

— Что делаете после тренировки?
— Обед, восстановительные процедуры, теория. Часа в два заканчиваю и в три уже дома. Я домосед, люблю посмотреть фильмы, сериалы.

— Кроме Москва-Сити где-то бываете?
— Выбираюсь в кино, встречаюсь с друзьями в центре в кафе, иногда хожу по магазинам. Три-четыре раза гулял в Парке Горького, мне там очень понравилось.

— На аттракционах катались?
— Нет. Знаете, когда живёшь в чужой стране, не так просто взять и пойти покататься на аттракционах. Большинство людей здесь не говорит по-английски, есть сложности в общении. Иногда тяжело купить билет или спросить что-то, когда нужна помощь. Поэтому в России я играю в футбол, а после этого еду домой.

— Момент, когда вам не помогли?
— Поначалу я часто ошибался. Допустим, прихожу в супермаркет купить сахар. Вижу вроде что похожее. Возвращаюсь домой, открываю, пробую — соль. Люди в магазинах не говорят по-английски, сложно объяснить, что тебе надо.

Один раз был плохой опыт с врачом в городской больнице. Прихожу, прошу: «Я не говорю по-русски — могли бы вы говорить по-английски?». Женщина отвечает примерно следующее: «Нет, я в России, и мы тут говорим по-русски». Она сказала это на родном языке, но я всё понял. После этого она заговорила со мной по-английски. Я посмеялся, но откровенно говоря, это было больно. Тяжело понять, откуда такое отношение.

— Доводилось встречаться с местной полицией?
— Они всё время меня останавливают. Каждый день, иногда по два раза. Сначала один полицейский, через 200 метров другой. Забирают паспорт, сажают в полицейскую машину. Сижу там, ничего не делаю минут 30, пока они обыскивают мой автомобиль. Бесполезно объяснять, что ты футболист и не употребляешь наркотики. Им всё равно, они ничего не слышат и тупо хотят потратить твоё время.

— Пробовали дать взятку?
— Да. Это, как я понял, тут в порядке вещей. Полиция не отпустит, пока не заплатишь. Однажды я оставил машину на Пресне, рядом с торговым центром. О'кей, это было в неправильном месте, но я выскочил буквально на пять минут забрать обувь. Выбегаю назад, рядом с машиной полиция и эвакуатор. Говорю: «Погодите, я отошёл буквально на минуту». Они говорят: «Нет, всё — увозим». Пришлось дать 10 тысяч рублей. Взяли и сказали: «Проваливай скорей и машину свою убери».

— Что-то похожее есть в Португалии?
— Вы что, там если предложишь взятку, сразу поедешь в тюрьму. А в России это нормально.

«Каждый день мне пишут в директ: „Привет, Бонифаций!“

— Видели мультик про льва Бонифация?
— Каждый день мне пишут в директ: «Привет, Бонифаций». Это забавно. Понимаю, что это сравнение из-за причёски, я его уважаю. Меня это не обижает.

— Случались забавные ситуации с этим прозвищем?
— Фанаты всё время называют меня так, присылают картинки. Я не пытаюсь понять абсолютно все моменты. Да и вообще я не любитель постоянно проверять Интернет. Поверьте, я не зависаю в телефоне. Прихожу домой, откладываю мобильный в сторону и забываю про него. Мне часто пишут: «Почему ты не отвечаешь?» Не знаю, что сказать людям — я подолгу не заглядываю в социальные сети. Беру компьютер и смотрю фильмы и сериалы. Я немного лузер насчёт телефона: часто забываю, где он лежит, и не парюсь по этому поводу.

— У вас были домашние животные?
— Нет, но мне нравятся собаки и не очень нравятся кошки. Кошка не умеет дружить — две минуты здесь и вдруг исчезает. Она гуляет сама по себе, ей нет до тебя дела. Собаки другой разговор, они настоящие и преданные друзья.

— По чему вы скучаете больше всего в России?
— По солнцу. Самое сложное в моей московской жизни — пережить дождь, снег и, главное, холод. Один из худших моментов в карьере я пережил в Томске, когда мы играли при минус 15. —15, представляете!? Я хотел надеть повязку для защиты ушей, но мне сказали: «Нельзя!» Переспросил: «Вы что, с ума сошли? Без этого нельзя играть в футбол на таком морозе» Мне ещё раз спокойно объяснили, что надевать повязку нельзя. Это был шок.

Невероятно холодно было и в мой первый сезон, когда играли в декабре против «Крыльев Советов» дома. Я умирал на поле, а когда после первого тайма вернулся в раздевалку, заплакал, как ребёнок. У меня адски ныли пальцы на руках и ногах, поэтому я сказал Аленичеву: «Коуч, я не хочу и не могу больше играть».

Это был невероятно сложный момент, но я всё-таки вышел на второй тайм. Слава богу, меня заменили уже на 60-й минуте. Скажу прямо, невозможно играть на таком холоде. Ты не чувствуешь рук и ног, как будто летаешь и не способен полностью контролировать конечности.

— Вы долго не играли из-за необычной травмы. Растяжение мышц живота скорее характерно для голкиперов. Фанаты интересуются: «Как так случилось?»
— Я задавал себе тот же вопрос каждый день и не находил ответа. У меня накаченный пресс, я работаю над ним каждый день. Это очень странная и тяжёлая травма, получил её на тренировке. Первое время испытывал болезненные ощущения при малейшем движении. Что бы ни делал, это отзывалось дикой болью в животе. К счастью, сейчас я уже полностью в порядке.

«Мой брат — алкоголик...»

— У вас большая семья?
— Есть два брата. Один женился и уехал в Штаты, другой сидит дома в Кабо-Верде. Он любит выпить, это единственное, что он делает. Мой брат — алкоголик. Я много раз пытался помочь, но ему всё равно. Он хочет только денег на выпивку. Но я не хочу давать. По сути, так я помогаю ему убивать себя.

— Когда он начал пить?
— В 16-17 лет, сейчас ему 33. Начинал с пива. На моей родине очень жарко, и всегда круто глотнуть холодненького пивка, освежиться. Постепенно брат стал употреблять напитки покрепче. Например, кашасу — он пьёт её каждый день.

— Как на это реагирует семья?
— Мама ничего не может поделать, ему уже 33. Он живёт с ней и каждый день напивается. Это очень тяжёлый момент для нашей семьи.

— Пытались устроить его в клинику?
— Кабо-Вербе — это не Россия, нельзя человека заставить. У меня есть планы на эту тему, думаю, как ему помочь. Посмотрим, получится ли. Это зависит и от него самого.

— У вас двое детей: сын и дочь. Правда, что дочка тяжело болеет?
— Да, у нее очень серьёзная проблема, она проходит лечение в Португалии. Видел её пару дней назад — она бьётся, но ей очень тяжело. Сейчас ситуация не такая опасная, хотя поначалу всё было плохо. Я даже думал уехать из России.

— Когда это началось?
— Два года назад. Всего пару месяцев прошло, как я перебрался в новый клуб, а уже всерьёз думал о том, чтобы уйти из «Спартака». Тяжело понимать, что дочь в больнице, а ты не можешь быть рядом.

Так продолжалось пять месяцев, потом пошло улучшение. Сейчас она дома, принимает лекарства и до конца лечения должна находиться в Португалии. Каждый месяц до достижения семи лет ей нужно проходить специальное обследование. Это одна из причин, почему она не со мной в России.

Полтора года назад я чувствовал себя ужасно, но нашёл в себе силы продолжать жить и общаться с людьми. К сожалению, проблема полностью не решена, хоть дочке и стало лучше. И я продолжаю верить, что она окончательно поправится.

https://www.championat.com/football/article-285183-ze-luish-o-rossii-vzjatkah-holode-ksenofobii-alkogolizme-i-bolezni-docheri.html