Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Андрей Ещенко

Игр за Спартак67
Из них в основе61
Заменен  Заменен5
Вышел  Вышел на замену6
Голы  Забил голов1
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений9
Удалений  Удалений1
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения9 февраля 1984 года
АмплуаЗащитник
Пришел из"Анжи" (Махачкала, Россия)
Первый матч28 июля 2016 года
Первый гол8 августа 2016 года
Фото с игроком

АНДРЕЙ ЕЩЕНКО: «СДЕЛАЮ ТАТУИРОВКУ, ПОСВЯЩЕННУЮ “СПАРТАКУ”»

Официальный сайт ФК "Спартак" Москва, 31 июля 2016 года
Количество просмотров: 591

Фото

Андрей Ещенко перешел в наш клуб этим летом. И, по словам партнеров по команде, сразу же стал в ней своим. О том, как защитнику это удалось, какие трудности пришлось преодолеть в карьере и о чем его книга, Ещенко рассказал интервью пресс-службе красно-белых.

ЯБЛОНЕВЫЙ САД

— Выбор — заниматься футболом или нет — у меня был только один раз в жизни, — начал с воспоминаний Андрей. — Во дворе мы постоянно играли в футбол. Друг пригласил меня пойти с ним в футбольную секцию. Я сказал: «Подумаю». Потом все-таки решился. Так получилось, что тренеру как раз не хватало одного игрока. И поэтому меня сразу же взяли в команду, без просмотра. Начал играть, вскоре стал капитаном.

Но я не предполагал, что футбол станет делом моей жизни. Это сейчас многие задумываются о подобных вещах. Родители заставляют детей тренироваться. А я просто играл и любил то, что делаю.

— Вы начинали играть атакующим полузащитником?

— В детстве играл под нападающими. И еще — опорного полузащитника. А потом, уже в «Химках», Яковенко поставил меня в защиту. Вообще выступал на всех позициях. Даже в воротах стоял.

— Как так получилось?

— В то время выступал за киевский «Арсенал». У нас удалили вратаря. И мне пришлось встать на его место. Когда били пенальти, я угадал направление удара, даже зацепил мяч пальцами. Однако достать так и не смог. Но много подчищал в других моментах. 

— Денис Глушаков рассказывал, что в детстве, бывало, возвращался домой без мяча: он оставался в разбитых стеклах школы...

— А у нас было так: пнешь мяч за забор, а там частная территория... Собаки гавкают. Хозяева сразу же выскакивают из дома с палками: «Ну, сейчас тебе покажу...» Думают, что полез воровать ягоды. А ты отвечаешь: «Да я за мячом...»

А собак я вообще боялся. У нас был большой сад с яблонями. Его территорию охранял мужчина. Ты заберешься на дерево. А он возьмет и отпустит своих псов. И ты сидишь наверху, а они внизу гавкают. «Дяденька, простите, пожалуйста… Больше не буду. Уберите собак только...» Он, конечно, тебя прощал.

— Наверное, прощали, потому что вы еще маленьким были. 

— Кстати, в юности я вообще был маленьким — метр сорок или метр пятьдесят. Однажды летом поехал в лагерь на Байкал со своей детской футбольной командой. Перед завтраком и после ходил на площадку, ребята растягивали меня на турнике. То же самое было в обед и вечером. И представляете — вырос за два месяца на двадцать сантиметров. 

— Интересно.

— Из-за того что был маленького роста, когда играл на первенстве своего года, меня не выбирали селекционеры. Говорили: «Хороший, но маленький. Мы тебя не возьмем». А так, возможно, и раньше уехал бы из Иркутска.

— В Иркутске тренировались в сильные морозы?

— Да, иногда в матчах у нас было четыре тайма по двадцать минут. Из-за сильного холода. Мы укутывались. Варежки надевали. На ноги — пакеты, потом носки и затем «шиповки». Убирали с поля верхний слой снега, укатывали его и играли...

Еще нас спасали женские колготки. Они были такие плотные, вязаные. Надевали их, чтобы не замерзнуть. До сих пор помню даже, чем различаются передняя и задняя стороны. Спереди должна быть одна полоска, сзади — две. 

ФОТО С КАПЕЛЛО

— Следите за иркутским футболом сейчас?

— Там все печально. Сейчас бюджет часто используется не по назначению. Правда, есть и хорошая новость. В моем родном городе завод недавно взял под свое крыло футбольную команду. Очень надеюсь, что у нее будут успехи. Ребятам, которые там играют, нужно к ним стремиться. А то ведь в последнее время в Иркутске ни футбола, ни баскетбола. Хоккей с мячом — и тот застопорился. А раньше на ледовые матчи ходило по тридцать тысяч болельщиков. И команда здорово играла. Всегда была в тройке. Еще развивались мини-футбол и легкая атлетика. Но все загубили. 

— В родной город часто приезжаете?

— Каждое лето. В этом году проводил там детский турнир «Кубок Андрея Ещенко». Там же состоялась презентация моей книги.

— Книги?..

— Еще когда я играл в «Кубани», мне предложил ее написать спортивный журналист из Иркутска: «Давай, пока играешь...» Получилось красиво. Там около двухсот страниц — все о моей жизни. Рассказывается о том, как еще мой дед начинал играть в футбол. Кстати, на презентацию книги пришли его друзья, те, с кем он вместе выступал. Все говорили теплые слова: «Молодец! Давай! Мы тобой гордимся». Было очень приятно. Вручил всем подарки и книги с автографами. Еще на это мероприятие приезжал мэр города.

— Долго работали над автобиографией?

— Полгода. Тираж — 500 экземпляров. Продавали книги за чисто символическую плату — около 50 рублей. 

— Какая глава в книге самая интересная?

— Трудно сказать. Мне кажется, все интересны. Они еще хорошо проиллюстрированы. Я отобрал много фотографий. Например, с Роналду. В отборочном матче на чемпионат мира 2014 года. Тогда в «Лужниках» собралось семьдесят тысяч человек. На фото я забираю мяч у Криштиану. Хороший кадр получился.

А еще есть карточка с Фабио Капелло. Кстати, с итальянским специалистом до сих пор поддерживаю отношения. В июне у него был день рождения. Поздравил. 

ЧЕМПИОНАТ МИРА — 2014

— Какие воспоминания у вас остались о чемпионате мира—2014?

— У меня от нашего выступления осталось чувство досады. Мы должны были выступить лучше. На старте первого матча играли не очень уверенно. Потом уже раскрепостились. С бельгийцами провели неплохую встречу. Решающей стала игра с «Алжиром». Мы вели 1:0. Все было хорошо. Могли еще увеличить разрыв в счете, но не реализовали выход один на один. Эх, если бы у нас получилось, то набрали бы четыре очка и вышли из группы. Но увы...

— На недавно проходившем Евро-2016, в котором вы уже участия не принимали, сборная России тоже не порадовала. 

— Да. Выступление нашей сборной удивило. Ведь все ожидали, что она выйдет из группы. Трудно сказать, почему этого не произошло. Наверное, надо быть внутри команды, чтобы разобраться в ситуации. В принципе, у нас ведь есть хорошие игроки. Тот же Фёдор Смолов сколько голов забил в чемпионате России? А на Евро почему-то не смог. Возможно, не на своей позиции играл. А может, физическое состояние было неоптимальным. Но в последней игре…  Конечно, ребятам нужно было выдавать максимум, быть эмоционально настроенными. Жаль, что не удалось порадовать болельщиков.

— В чем секрет успеха на Евро-2016 таких команд, как Исландия и Уэльс?

— Было видно, что эти парни пахали на поле. У них тоже многое не получалось. Но ребята брали характером. На самом деле это ведь наша, русская черта. Мы всегда чего-то добивались за счет стойкости и мужества. У нас это в крови. Нужно просто не забывать об этом. И биться до конца. 

СИБИРЯК КАРЛОС

— «Биться до конца» — эту фразу можно применить и к вам лично. 

— Конечно, в моей карьере, в жизни были разные моменты. Сначала взлетел в футболе, потом немного опустился. Затем снова поднялся. Из иркутской «Звезды» меня пригласили в «Химки», а через год уже перешел из подмосковной команды в киевское «Динамо». После чего было небольшое затишье: играл в разных украинских клубах. 

— Затем вернулись в Россию.

— Пришел в «Волгу». Пробыл в ней два месяца — и бац! — уже попал в «Локомотив». В команде железнодорожников ждал своего момента. И он настал —: закрепился в основе. А спустя год мной уже заинтересовался «Анжи» и еще тренеры сборной. Это было здорово. Но через некоторое время получил обидную травму. А та сильная махачкалинская команда распалась... Последние полгода провел в «Динамо». Затем еще одна ступенька вверх — «Спартак».

— Вы поиграли во многих клубах. Кто из футболистов, с кем довелось вместе выступать, произвел наибольшее впечатление?

— Роберто Карлос. И как человек, и как футболист. Я бы сказал, что он сибиряк. Потому что они все такие добрые, отзывчивые. Роберто смешно шутит. Он вообще простой парень. Хотя многие бразильцы такие. 

— А кто вам ближе всего по духу в «Спартаке»?

— Промес веселый, Попов тоже. Глушаков тоже пытается шутить. У него, правда, не всегда получается. Макеев, молодец, создает хорошее настроение нашим голкиперам. 

— Дмитрий Комбаров отметил, что в «Спартаке» вы сразу стали своим. Вам даже адаптация в новом коллективе была не нужна. 

— Да, потом что многих ребят знал раньше. Ото всех положительные впечатления. И руководство, и тренерский штаб ко мне очень хорошо отнеслись. Когда пришел в «Спартак», сказал Дмитрию Анатольевичу, что не подведу его. А еще у нас классный персонал, с которым комфортно работать. Мне уже не терпится выйти на поле «Открытие Арены». Думаю, атмосфера будет фантастической. 

— С итальянским тренером по обороне Массимо Каррерой вы уже сработались?

— Да. С ним очень интересно. С некоторыми упражнениями, которые он дает, никогда не сталкивался. Например, есть одно, которое учит правильно перемещаться во время игры. Каррера расставляет на поле фишки разных цветов. А потом говорит: «Правая, центральный!» Значит, центральный защитник должен подбежать к белой или красной фишке. А все остальные обязаны его страховать. Мы смотрим, куда футболист переместится, и занимаем свои позиции. Затем, то же самое выполняют крайние защитники. Хорошее упражнение на логику и быстрое переключение внимания. Когда-то делал похожую работу. Но чтобы перемещаться к фишкам разных цветов — это ноу-хау от Карреры.

— Совсем скоро вам предстоит первый матч в чемпионате России. «Спартак» встретится с тульским «Арсеналом».

— Конечно, надо выигрывать. Нужно порадовать своих зрителей. Важно стартовать хорошо, чтобы в психологическом плане чувствовать себя уверенно.

— Чего ждете от нынешнего сезона?

— Побед в чемпионате России и Лиге Европы. Знаю, что спартаковские болельщики по ним соскучились. Хочется выходить на поле и демонстрировать хорошую игру. Еще постараюсь вернуться в сборную. 

ЧЕРЕП В КАПЮШОНЕ

— Какие у вас увлечения, помимо футбола?

— Большой теннис. Начался им заниматься в «Днепре». Туда пришел бывший футболист Бессонов, который отправил восемь человек из первой команды играть за дубль. А в молодежной команде были не такие серьезные тренировки. И я записался на теннис. Ходил к одной бабушке. Она говорила: «Эх! Если бы ты не занимался футболом, стал бы вторым Кафельниковым!» 

— У вас много татуировок. Это тоже ваше хобби?

— Можно сказать и так. Первую сделал в Киеве — знак Водолея. А еще у меня есть звезды, посвященные каждому клубу, в котором играл. Сейчас буду делать новую — спартаковскую. Пока был на сборах, не успел. 

— Что означает череп в капюшоне у вас на руке? Выглядит устрашающе. 

— Устрашающе и красиво одновременно. Мне просто понравилось это изображение. Рисовали вместе с художником. Видите, у черепа изо рта даже дым идет. По-моему, выглядит интересно. А дома, кстати, у меня еще есть маска с черепом. 

— Зачем она вам?

— Тоже понравилась. Как-то раз в ней пришел на день рождения к другу — агенту Олегу Артёмову. Меня сначала никто не узнал.  Все думали: «Что это?!..». А потом поняли, что это я. Шутка удалась. Многие говорят: «Тридцать два года — а ты все как ребенок». Мне кажется, наоборот, это хорошо. И никогда не скучно.

— Если бы могли встретить двадцатилетнего Андрея Ещенко, что бы сказали ему?

— Если бы встретил себя двадцатилетнего?.. Наверное — чтобы не делал некоторых вещей. По молодости ведь не задумываешься: то контракт на пять лет подпишешь, то еще что-то сотворишь. Не было людей рядом, которые могли бы подсказать, как правильно поступить.

Хотя нет, поначалу был Андрей Владимирович Червиченко. Он давал жизненные и футбольные советы. Но я к его мнению тоже не всегда прислушивался. Потому что всю жизнь один. И привык поступать по-своему.  

— Зато ни от кого не зависите. 

— Знаете, иногда быть самостоятельным — не так уж и здорово… Моментами хочется к кому-то прислушаться, пообщаться с кем-то, поговорить о том, что «накипело» в душе, высказаться. А никого рядом нет. Сейчас, слава богу, уже все наладилось, появились близкие люди.

http://www.spartak.com/main/news/92191/

Андрей Ещенко: Держите руль двумя руками!

Советский Спорт, 8 февраля 2017 года
Количество просмотров: 466

Фото

Защитник «Спартака» рассказал корреспонденту «Советского спорта» о 250 ударах за одну тренировку, сравнениях с Марадоной, недооценке быстрых машин и татуировке в честь «Спартака».

СПИНЫ, ГРЫЖИ, КУПЕР

- В четверг вам исполняется 33 года. Что считаете главным своим достижением к этой жизненной отметке, о чем сожалеете?
- Больше всего доволен тем, что не очень много травм было, где бы ни играл. Человеческими отношениями, которые для меня были всегда важнее денег. Со всеми находил общий язык, с многими дружил, играл за идею, а не за себя. И почти никогда не сидел в глухом запасе. Чаще всего выигрывал конкуренцию, пробивался в основу.

- Что выиграно вами к 33-м годам?
- Не так много — украинское «серебро», кубок и суперкубок, российская бронза. Было резкое начало в юности, потом относительный уход в тень, потом снова подъем. Но есть вещи, которые до сих пор не могу понять. Если играешь за сильную команду, тебя вызывают в сборную, - это нормально. В 22 года я был в самом соку, играл за киевское «Динамо», - а в сборную не вызывали. Понимаю, раньше было тяжелее туда пробиться. Но легкий осадок все равно есть. Ничего, не пригодился в 22 - позвали в 28. Все равно добился своего.

- Второй сбор — полет нормальный?
- Уф-ф. Во время отпуска хочется на сборы, а на сборах — отдохнуть. Такое уж это монотонное мероприятие. Рано ложишься, рано встаешь, режимишь, нагружаешься. Нагрузки колоссальные, но надо через них пройти, если хочешь чего-то добиться в сезоне.

- Отдохнуть для вас — полежать на диване?
- В том числе. И физиологически хочется перерыва, и физически. Все-таки одни и те же лица 15 дней, в отрыве от дома, - тоже нагрузка.

- Вы пришли в «Спартак» в статусе свободного агента. Клуб на вас вышел, или сами себя предложили?
- Сначала «Спартак» вышел на агентов. Потом состоялся разговор с Дмитрием Аленичевым. Он еще за год до этого хотел меня взять, что что-то не сложилось.

- Не удивились интересу к себе? Все-таки «Спартак» предпочитает покупать игроков ликвидных, моложе 28.
- Думаю, дело в лимите. Многие молодые, получая хороший контракт, останавливаются в росте, и у клубов порой нет большого выбора. На этом фоне, видимо, я и приглянулся. С другой стороны, упрекнуть мне себя не в чем. Статистически всегда был среди лучших по отборам, по объему работы на поле. В общем, лучше спрашивать тех, кто позвал, а не того, кого позвали.

- В свое время вы прошли сборы Павла Яковенко в «Химках». Было что-либо более жуткое в вашей карьере?
- Как посмотреть. У Яковенко нагрузки длительные. А у Фабио Капелло и Массимо Карреры, к примеру, - интенсивные. Делаешь все быстро, на максимуме. Можно устать за 50 минут так, что ног не чуешь.

- Самое страшное упражнение, которое когда-либо выполняли?
- У Гаджи Гаджиева в «Анжи» жали ногами 150 кило. Лучше бы меньше вес, но больше повторений. Потом у всех спины летели, грыжи вылезали. Тест Купера с мячом у Яковенко. Только не 12 минут, как в классике: могли полчаса чеканить мяч на бегу или вести его левой — правой, внешней - внутренней. По 250 ударов за тренировку делали. Сначала ничего, потом мяч уже только катится, - ноги наливаются, сил нет.

ШАХМАТЫ, САМБО, ТАНЦЫ

- Какой вы по скорости в «Спартаке»?
- Точно не знаю. По стартовой, может, и не в топ-5, по дистанционной, от 50 метров и дальше, все неплохо.

- А «сотку» за сколько?
- На время давно не бегал. В последний раз еще в Иркутске, наверное, откуда родом. Привозили нас на стадион и запускали, иногда с барьерами. Бежишь, говоришь про себя в такт: а-бэ-цэ-дэ-е, а-бэ-цэ-дэ-е... Прилично прибавил в скорости как раз у Яковенко. Там тебя держат резиновым жгутом, бежишь с ним 50 метров, потом отпускают — еще рывок на 50. Вообще в технике, как говорит наш тренер, можно прибавлять, скорость — только поддерживать. Она либо есть от рождения, либо нет.

- В детстве, слышал, вы баскетболом занимались?
- Да, хотя маленький был. Из-за этого в футбольные клубы не брали. Глядели на меня, тогда еще 13-летнего опорника, и говорили: мал. Пришлось в лагере на Байкале висеть все лето на турнике, вытянулся за два месяца на 15 сантиметров. И сразу контракт предложили.

- Даже капитаном сделали.
- Ну, капитанил-то я почти везде, где играл, с девяти лет. В баскетболе и футболе.

- Иркутск — город вольный. Вас воспитали двоюродная бабушка и интернат, родители погибли. Могло в юности куда-то утянуть, кроме спорта?
- Вы про улицу? Если бы не спорт, все сложилось бы печально. Из тех, с кем учился в интернате, мало кто кривым путем не пошел. Одни скололись, другие в тюрьме. Кто-то выстрелил себе в голову. Девчонки тоже заплутали, некоторые лишь сейчас одумались, вернулись в нормальную жизнь.

- Вас не цепляли ребята с улицы?
- Я общался с такими людьми, которые и футболом занимались, и влияние в городе имели. Даже сейчас спроси — вам скажут, кто такой Марик и где живет.

- Марик?
- Это я. Любимым игроком у меня был Марадона, сам в футбол играл, вот и пристало — Марик. По имени и фамилии многие не знали — только по этому прозвищу.

- Те люди, которые влияние в городе имели, помогли в жизни?
- Советами, опытом. Называть никого не стану, забуду — кто-то обидится. Мы и по сей день общаемся. Кто-то раньше в футбол играл, я за ними тянулся. Вообще если бы не спорт, варианта имелось два: на авиационный завод идти либо машины угонять. Учиться? Из моего круга мало кто хотел учиться. Потом уже понимание пришло: закончил физкультурный техникум, институт, даже тренером успел поработать. Занимался три месяца с восьмилетними в иркутской «Звезде». А мне 17. Наставник!

- С бурятским населением как отношения складывались?
- А что буряты? Нормальный народ, учился вместе с некоторыми. Иногда тяжело доходит до них, а так добрые и отзывчивые. Если дружить — не подведут.

- Бурятской борьбой не занимались?
- Вот ей — нет. Зато занимался шахматами, самбо, даже танцами. Кружков было много, почти все перепробовал.

ГОРЯЧИЙ, ДУШЕВНЫЙ, ОТЗЫВЧИВЫЙ

- У вас в карьере 12 клубов. О чем это говорит?
- Всем нужен, наверное.

- Мальдини всю жизнь играл в Милане — и легенда.
- Много факторов есть. Кто-то добра желал, кто-то на тебе заработать хотел. В Иркутске получал сначала полторы тысячи рублей, потом 5 тысяч. Тут зовет Червиченко в «Химки», дает 3000 долларов в месяц. Конечно, согласился. Через год оба «Динамо» приглашают: киевское и московское. Хотел остаться в России, но съездил, посмотрел, все-таки киевляне с именем. Белькевич, Ребров, Шовковский, Ващук, Лига чемпионов. И сразу стал играть.

- А не сразу что случилось?
- Тренер Анатолий Демьяненко убрал из основы без объяснений. Был финал Кубка с «Шахтером», он сказал: дай ветеранам сыграть, им титул нужен, а у тебя все впереди. С тех пор застрял в запасе.

- Спрашивали, почему?
- Я молодой, кто мне слово даст? Решение тренера.

- После ЧМ-2014 вас не вызывали в сборную. Спрашивали себя, почему?
- Наверное, есть другие хорошие футболисты.

- Кто на вашей позиции? Смольников долго был травмирован, Козлова не видно, Кузьмину 35, Анюков тоже не юноша.
- Анюков и сейчас один из сильнейших правых защитников в России. Тренерам виднее.

- Когда играли в «Анжи», могли предположить, что все закончится, как сейчас?
- При мне спад только начинался. Не выиграли Кубок, сняли Хиддинка, - и пошло-поехало. Смена курса.

- Сулейман Керимов успел вас чем-то удивить?
- В отрицательном смысле — нет. Переживал за команду, все для нее делал. Благотворительность была: в Дербент ездили с подарками детям, в горные селения, фонду «Подари жизнь» помогали.

- Каррера — горячий?
- Эмоциональный. И Капелло такой же, и Конте. Живут игрой, выплескивают эмоции у всех на виду. Хотят помочь игрокам на поле, но не могут. Нервничают — и тем самым заводят команду. В быту Каррера душевный и отзывчивый, всегда готов к общению.

ОБГОН, БОРДЮР, СТОЛБ

- Цель попасть сборную на ЧМ-2018 у вас есть?
- Цель, но не сверхзадача. Если бы нужен был, наверное, уже вызвали бы. Буду делать свое дело — играть. А пригласят — постараюсь узнать, на какую позицию, с какими перспективами. Помочь сборной всегда готов. Но именно помочь, а не просто так.

- Про аварию в Краснодаре вас часто спрашивали. Поэтому только один вопрос: с вами на пассажирском сиденье никто не должен был ехать? Потому что если должен, он второй раз родился: правой стороны у машины после столкновения со столбом просто не стало.

(вставить видео).
- На тренировку ехал в 8 утра — какие попутчики? Решил в «тренажерку» пораньше заскочить. Дорога там шикарная. Но если у машины разгон до «сотни» за 2,7 секунды, а ты отвлекся, да еще одной рукой ведешь, - добра не жди.

- Что вас отвлекло?
- Ничего конкретного не было. Ушел со светофора, разогнался, обогнал кого-то — и все, бордюр, столб, на спидометре 170 застыло. Это значит до удара сколько я ехал? И ведь совершенно не заметил скорости. Потому что даже на долю секунды нельзя терять концентрацию, будь ты хоть асом вождения. И обязательно двумя руками руль держать, класс GTR иного не прощает.

- Машина превратилась в лом, а вам ничего?
- Боковую связку повредил. Поехал в Германию, сделали укол, посмотрели и все. А так ни переломов, ни ран.

- Вы обещали сделать татуировку с честь «Спартака». Сделали?
- После первого сбора. Поэтому не покажу, еще заживает. У меня сколько команд было, столько и звезд. Эта — в районе правого локтя. Единственное отличие — спартаковская звезда красная.

Евгений Дзичковский

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/958284

Ещенко, ты «Спартак»!

sports.ru, 29 ноября 2017 года
Количество просмотров: 362

Фото

Защитник Ещенко, идущий в отбор, представляет собой зрелище человека без тормозов, действующего быстрее, чем зритель и соперник сообразят, что происходит. Он не маневрирует, не занимает позицию, не отжимает соперника от ворот ― он угрожающе летит на мяч и выбивает его в жестком стыке.

Есть оружие ближнего боя, а Ещенко ― это защитник ближнего боя, с которым опасно связываться.

Маленький человек с бородкой влетает ногами в самую бучу и каким-то чудом всегда попадает по мячу. Но это не единственное чудо.

Веселый, смешливый, не выговаривающий букву «р», картавящий Ещенко находится в странных отношениях с физическим миром. Если кто-то другой разгонится и на полной скорости врежется в соперника, то обязательно поломает свои и чужие ноги и вообще учинит кошмар. Но Ещенко так быстр, что, кажется, законы физики и логики не успевают за ним. То, что непременно должно случиться, просто не успевает случиться. Он всегда пролетает в миллиметре от катастрофы, в мгновении от травмы, в полусекунде от неизбежного.

Так он летел на своем черном спортивном «Ниссане» по пустому шоссе на скорости 170 в час, когда физический мир возмутился и показал ему, что мстителен и опасен. Ещенко сбил два столба на обочине. Машина всмятку. Сам он невредимым, в коричневом пальто, вылез из груды железа. Не знаю, как изменилась его манера вождения после этого, но манера игры не изменилась.

В Ещенко нет второго дна и задней мысли. Он весь тут, на наших глазах, такой, какой есть: бесстрашный, быстрый, резкий, отчаянный и беззлобный. Если мяч у соперника, надо на полной скорости лететь к сопернику и выхватывать у него мяч. Если идет атака, то этот маленький боевой снаряд летит вперед так, что ощущаешь свист ветра вокруг него. Так он понимает и чувствует футбол ― как скоростную игру и рубку на ближних дистанциях.

Я думаю, во время игры в его теле выделяются повышенные дозы адреналина. Одной тренированностью этот темп, эту резкость, эти грохочущие стыки, эти боевые рейды не объяснишь. Когда он в одной из игр порвал крестообразные связки, то боль почувствовал только через пятнадцать минут после этого. Носился по полю с порванными связками, опьяненный адреналином, как древний берсерк в угаре боя. Потом после операции, смеясь, показывал костыли: «Мои ноги».

Гус Хиддинк недаром позвал его в «Анжи», когда там на деньги ныне находящегося во Франции под судом Керимова собрались такие люди, как Это´о, Диарра и Роберто Карлос. Хиддинк ценил реактивного флангового игрока, умеющего в одну минуту отобрать мяч, промчаться сто метров и влететь в штрафную соперника. Ещенко недаром был любимым защитником Фабио Капелло, когда тот работал в России. Капелло видел многих защитников и знает толк в защите. Он ценил Ещенко не за безупречную игру, а за безупречность характера: всегда агрессивен, всегда идет на соперника, никогда не уступает, всегда атакует.

Есть футболисты, умеющие думать, есть другие, умеющие плести комбинации, и есть даже такие, которые умеют гасить игру и спать во время игры.

Ещенко выходит на свой правый фланг, чтобы поджигать.

Он носится по всей бровке, и чиркает спичками, и льет керосин, и поджигает, до тех пор, пока вся бровка не запылает огнем. Иногда он доходит до того, что сам пропадает в этом пожаре, и тогда возмущенные болельщики пишут комментарии в интернете: «Гнать его!» Но в следующей игре он снова бьется насмерть, летит в устрашающих подкатах, плечом врезается в нападающего, который на голову выше его, отбирает мяч и мгновенно уносится в атаку, и тогда болельщики пишут: «Андрюха! Без тебя никак!»

Я иногда думаю, что было бы, если бы в «Спартаке» было одиннадцать Ещенко. И все они летали бы с дикой скоростью над полем, врезались, рубились и носились туда и сюда на предельных скоростях, подбирающихся к скорости мотоцикла. Это была бы команда-бомба: сама взорвется, но и соперника взорвет. Но Ещенко имеется в единственном экземпляре.

Сирота с девяти лет, выросший в интернате, поднявшийся на вершины футбола с самого низа, игравший чуть ли не в дюжине клубов и везде бывший своим, он закалился в жизни до такой твердости, что стал неуязвимым и непробиваемым. Что бы ни случилось, он шутит и хохмит. Всегда улыбается, всегда готов рассмеяться. В этом нет позы и наигрыша, он такой и есть. Потому что у него хорошая память, и он все отлично помнит. Помнит, как мальчишкой играл в родном Иркутске в мороз, смазывая ноги никофлексом и обертывая их в целлофановые пакеты, помнит коридоры интерната, по которым проходил, перебрасывая мяч с ноги на ногу под восхищенные крики друзей: «Мара!» (что значило: Марадона), помнит свою первую футбольную зарплату четыре тысячи рублей и мрак жизни, из которой было два выхода: в цеха иркутского авиазавода и в бандиты. А он выбрал футбол.

Если ты поднимаешься с самого низа, с изрытых ямами полей второй лиги, и доходишь до идеального газона столичных стадионов, травинки которого подравнивает для тебя хорошо обученный садовник, то ты знаешь, что у тебя все нормально. И эта вера делает тебя устойчивым и веселым.

Если ты помнишь разбитые раздевалки с грязными душевыми и стадиончики на сто мест, то тебе легко в мире светлых и просторных раздевалок огромных арен, где специальные люди аккуратно вешают на плечики твою выглаженную форму и готовят для тебя в перерыве чай с лимоном. И тогда ты понимаешь, что выиграл эту игру.

Алексей Поликовский

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/pavelfcsm/1489477.html