Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Роман Зобнин

Игр за Спартак52
Из них в основе45
Заменен  Заменен10
Вышел  Вышел на замену7
Голы  Забил голов2
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений7
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоРоссия
Год рождения11 февраля 1994 года
АмплуаПолузащитник
Пришел из"Динамо" (Москва, Россия)
Первый матч28 июля 2016 года
Первый гол3 апреля 2017 года

РОМАН ЗОБНИН: «НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ КРАСНО-БЕЛЫХ СОГЛАСИЛСЯ НЕ РАЗДУМЫВАЯ»

Официальный сайт ФК "Спартак" Москва, 8 августа 2016 года
Количество просмотров: 490

Фото

Полузащитник «Спартака» Роман Зобнин перешел в наш клуб этим летом. В интервью спартаковской пресс-службе новобранец красно-белых рассказал о встрече с Лэмпардом, самых памятных матчах в карьере и трехмесячном сыне Роберте. 

ЖАРА

— Вы дебютировали за «Спартак» в матче Лиги Европы с АЕКом. Какие чувства испытывали, выходя на поле?

— Волнение, конечно, чувствовалось и на разминке, и на первых минутах игры. Это все заметили. Трудно было абстрагироваться от того, что это встреча Лиги Европы. Болельщики АЕКа оказывали давление: мол, что, пас точный отдать не можешь?.. Было непросто еще и потому, что это первый матч сезона. И дышать из-за жары было нечем. Поэтому поначалу, естественно, переживал. Но потом вошел в игру, и все стало нормально.

— После первого матча Дмитрий Аленичев назвал вас лучшим игроком встречи. 

— Приятно, конечно. Но сам себя таковым не считаю. После матча, уже в самолете, долго прокручивал игровые моменты. Посмотрел статистику. Она у меня была хорошей: неплохой процент точности технико-тактических действий, небольшой процент брака. Но я остался недоволен. У меня было две прекрасных возможности. Один гол-то уж можно было забить… 

— Вы нанесли несколько ударов по воротам. Какие моменты выделяете?

— В первом тайме Комбаров подавал с фланга, я переводил мяч в ворота — не попал. А во второй половине Промес вывел меня пасом один на один с голкипером. Не смог метко пробить. Нужно было подойти к ситуации с полной концентрацией, вложиться в удар. Но все произошло очень быстро. Не успел подумать, как лучше послать мяч, какой частью ноги пробить. 

— Когда-нибудь играли в таком пекле, как на Кипре?

— Ни разу. Помню, летом стояла жара — тридцать градусов. Но тогда матчи второй лиги отменяли или переносили на более поздний час, когда на улице становилось прохладнее…

Выходить на поле при температуре сорок градусов — это для меня впервые. Хорошо, что были перерывы на водопой. Иначе сознание бы точно потерял. 

— В жару вы играли первый раз. А в сильный холод вам наверняка приходилось нередко выходить на поле? Вы же из Иркутска…

— Конечно. В Иркутске все тренировки зимой были при минус двадцати–тридцати градусах. Ну а куда нам было деваться? Хотели играть в футбол. Надевали на себя все что можно, потому что было очень холодно. Мы жили в двухэтажном деревянном доме. Его требовалось хорошо прогревать, чтобы было тепло. Поэтому даже ночью спал в одежде. А на занятиях мы ноги обматывали пакетами. Но, по-моему, ничего не помогало. Все равно замерзали. 

СТАЖИРОВКА В ЧЕЛСИ

— Вы уехали из Иркутска в Тольятти, в Академию имени Коноплёва, довольно рано…

— Да, уехал из дома в одиннадцать лет. Первый год сильно скучал по родным. Хорошо, что мама приезжала ко мне несколько раз за сезон. 

— Как познакомились со спартаковцем Ильей Кутеповым?

— Илья приехал в Тольятти, будучи уже достаточно взрослым, сразу стал играть во второй лиге. А я был в Академии имени Коноплёва с пятого класса. С Ильёй стал хорошо общаться, когда поехал вместе с ним на стажировку в «Челси». 

— Вы тренировались с молодежным составом. Стажировка с «Челси» — ценный опыт?

— Да. Увидел, как по-настоящему нужно заниматься футболом. Узнал, какой у иностранцев менталитет. Конечно, он сильно отличается от нашего. Они всегда спросят на тренировке: «Как дела?» Постоянно улыбаются, в любой ситуации поддержат, даже если ты ошибся. 

— А у нас, если отдадите неточный пас, шутят: такие передачи будешь делать в ФНЛ?

— Да, это чтобы не расслаблялся. (Улыбается.) Но, знаете, сейчас уже так не шутят. 

— Кто-то из основного состава «Челси» тренировался с вами?

— Фрэнк Лэмпард, он восстанавливался после травмы. Еще с нами были Дэниэл Старридж и Джеффри Брума. Мы играли мини-турнир четыре на четыре. На всю жизнь запомню. Думал: «Со мной на поле футболисты, которых раньше видел только по телевизору!» Мне ведь тогда было всего семнадцать лет. 

— Кутепов в Лондоне был поражен скоростью игроков.

— Да, мы видели такие скорости впервые. Это космос! Тогда даже представить себе не мог, что так можно играть в футбол. Съездил и понял, на каком уровне нахожусь на самом деле и к чему надо стремиться. 

— Когда за карьеру еще испытывали такие сильные эмоции?

— В игре «Динамо» — «Наполи» в Лиге Европы. Итальянцы продемонстрировали серьезный уровень. Но тогда был уже старше, и их игра не казалась мне чем-то недостижимым. Хотя вообще в Лиге Европы скорости намного выше, чем в российском футболе. 

— К самым памятным моментам в вашей жизни можно также отнести товарищеский матч Россия — Казахстан?

— Да. Это был мой дебют в сборной. Сыграл достойно. Спасибо Капелло, что он меня вызвал. Честно говоря, даже не предполагал, что выйду на поле в той игре. Когда Василий Березуцкий, центральный защитник, получил травму, тренер почему-то выпустил на газон именно меня. Сделал какие-то перестроения, и в итоге я оказался в центре. Почувствовал, что такое играть в сборной России. Было здорово.

ДВА «ГОРЧИЧНИКА»

— От выступления за «Динамо» у вас остался осадок? Команда опустилась в ФНЛ…

— Конечно. Последние матчи за «Динамо» — в памяти один сплошной негатив... Было тяжело. Трудно перестроиться. И потом в отпуске тоже настроения не было. Понимал, что нужно что-то менять. Поступило предложение от «Спартака» — не раздумывая согласился.

— Нашли для себя ответ, почему «Динамо» не смогло удержаться в Премьер-Лиге?

— Забитых голов не было. Ребята выкладывались на сто процентов. Но где-то не везло. Возможно, нужно было еще поработать на трансферном рынке, кого-то подписать. А команда не усилилась. И теряла очки в матчах с серьезными соперниками, и в играх с аутсайдерами…

— Этот отрезок был одним из самых непростых за карьеру?

— Да. Мы все время уступали. И я не понимал: как так?.. Почему мы постоянно проигрываем?! Было тяжело. После каждого поражения шел на тренировку, и настроения вообще не было, как и у всех ребят.. 

В «Динамо» от меня требовали результатов. Я стал выходить в основном составе. Должен был и забивать, и отдавать передачи. Но в такой команде, которая находится на грани того, чтобы вылететь, это сложно сделать. Понятно, что если выступаешь в клубе, где большинство футболистов — игроки своих сборных, то намного легче. Как, например, Александр Головин в ЦСКА. Рядом с ним и справа, и слева, и впереди играют ребята-сборники. Там отдашь простой пас, и тебе говорят: «Молодец!» А если в «Динамо» сделаешь простую передачу, тебе скажут: «Неправильно поступил. Должен был отдать мяч вперед…» Вся разница в том, в каком клубе ты играешь. 

— Как вам в «Спартаке»?

— В «Спартаке» играю с опытными ребятами. Мне подсказывает Денис Глушаков: «Сдвинься в сторону… Опустись, отойди назад…» Это очень помогает. 

В «Динамо» в последнем сезоне у меня мало что получилось. Забил не много и отдал всего три–четыре передачи. Но мне на тот момент был всего лишь 21 год. А тренеры подходили и говорили: «Ты должен тащить команду за собой…» Естественно, у меня, у одного из самых молодых игроков, ничего не получилось, как ни старался. Надеюсь, в «Спартаке» все будет по-другому.

— Вы за карьеру постоянно считались «молодым и перспективным»…

— Был в моей карьере момент, после которого многое пересмотрел. После этого стал прогрессировать. Это игра с «Наполи». 

— Почему?

— В конце первого тайма при счете 1:2 получил вторую желтую карточку. Несмотря на это, Черчесов выпустил меня в следующей игре на замену. Он продолжал верить в меня. Хотя другой тренер мог бы сказать: «Ты удалился на сорок пятой минуте, все, давай, иди, отдыхай. При мне играть больше не будешь». Спасибо Станиславу Саламовичу. 

— За что вы удалились в игре с «Наполи»?

— За фол... Если вообще говорить о матче, то я не должен был играть. В стартовом составе выступал Денисов. Но он почувствовал себя плохо, и за два часа до начала встречи мне сообщили: «Готовься к выходу на поле». А я полтора года вообще не играл... Дебютировал в «Динамо» в восемнадцать лет, потом два сезона «отдыхал» — появлялся на газоне на пять–десять минут. 

Матч с «Наполи» был на стадии одной четвертой Лиги Европы. Сами понимаете, какие футболисты играли в итальянском клубе. Конечно, меня «затрясло». В целом-то действовал неплохо, но эти две желтые карточки все испортили. Весь негатив после поединка, естественно, вылился на меня.

— Как справились с этим?

— Благодаря отношению ко мне в команде ничего не чувствовал. Это потом мне уже начали говорить знакомые: «Там тебя в Интернете все специалисты обсудили…» А мне и не было дела. Мне тренер доверяет. С того времени стал чувствовать себя уверенно. Это помогает прогрессировать.

СВОЙ

— Какие у вас ожидания от нынешнего сезона?

— Жду побед в каждом матче. Поэтому — только вперед! Нужно становиться чемпионами.

— В понедельник «Спартаку» предстоит сыграть с «Крыльями Советов»…

— Нам необходимо обыгрывать эту команду. Главное — не допустить недооценки соперника. Самарцы в прошлом сезоне сохранили себе место в Премьер-Лиге. Тренер работает с клубом уже долго. Нам предстоит серьезная игра. В каком настроении выйдем на эту встречу, как подготовимся, так и проведем ее…

— На сборах вы сказали, что пока еще не чувствуете себя свои в команде. Сейчас ваши ощущения изменились?

— Когда играешь, быстрее адаптируешься. Уже стал чувствовать, что нужен команде, что приношу ей пользу. 

— Вы начали готовиться к сезону раньше других — еще вместе с «Динамо».

— Да, можно сказать, даже не терял форму. Сезон завершился в конце мая, отпуск был всего десять дней. И я в это время тренировался. А с шестого июня возобновились занятия. Это зимой длинный отпуск. А летом — короткий. Дмитрий Анатольевич сразу нам сказал: «Вы не успеете оглянуться, как начнется сезон». Так и получилось. Месяц пролетел очень быстро.

РОБЕРТ И РАМИНА

— Вас не было дома практически весь июль. Как сын встретил папу со сборов?

— Роберт меня, конечно же, не узнал. Посмотрел, будто говоря: «Ты кто?.. Что это за человек здесь?..» Он уже очень вырос. Недавно ему исполнилось три месяца. Стал вставать на ноги. Но пока — с помощью наших рук. Уже ест морковное пюре. И еще брокколи. Но она ему не нравится. И я его понимаю. Кому она вообще нравится? 

— Забавно. На кого Роберт больше похож?

— На меня. Это сразу было видно. Жена немножко ревнует. Говорит: «Роберт — копия папы!» Так что следующей должна быть девочка. И пусть будет похожей на Рамину. 

— Как вы познакомились с супругой?

— Когда еще играл в Тольятти. Рамина пришла на футбол — смотреть матчи второй лиги. Мы, игроки, говорили между собой: «Смотри, какие девчонки пришли». Мне понравилась Рамина. Написал ей в социальной сети. 

— А как узнали имя и фамилию?

— Найти Рамину в Интернете мне не составило труда, потому что там все друг друга знают. А сейчас мы с женой вместе уже четыре года. Конечно, Рамина немного ревнует меня к игре. Но перед тем, как сделать ей предложение, сказал: «Футбол для меня на первом месте. Я стремлюсь только наверх. Готова ли ты терпеть все мои отъезды, то, что все эмоции отдаю работе?..» Для меня как для человека, который всю жизнь болен футболом, очень важно, чтобы моя семья понимала, как для меня важна игра. Рамина согласилась. И мы продолжаем искать пути, на которых и ей комфортно, и мне. 

— Супруга разбирается в футболе?

— Сейчас — да. А когда только познакомились, то не очень им интересовалась. Ведь как обычно девушки ведут себя на стадионе? На поле не смотрят, только в экран мобильного: фотографируются, переписываются. Так и у нее было. А теперь, естественно, она сильно переживает. Смотрит все игры. Постоянно спрашивает, как мне в новой команде. Все, о чем не могу рассказать партнерам, обсуждаю с ней, советуюсь. Она меня поддерживает. Говорит, как поступить в той или иной ситуации. Очень помогает. 

— Что вы привезли семье со сборов?

— Рамине — конфетки, шоколадки. Она их очень любит. А Робику — мишку. У него в них уже вся кровать. Собираем ему коллекцию. Привожу по медведю из каждой поездки. Чтобы защищали его, пока папы дома нет. 

http://www.spartak.com/main/news/92529/

Роман Зобнин: "Спартак" уже стал командой Карреры"

Спорт-Экспресс, 31 августа 2016 года
Количество просмотров: 632

Фото

22-летний полузащитник красно-белых, второй раз в карьере получивший вызов в сборную, дал интервью "СЭ" в преддверии товарищеского матча с Турцией. Хотя говорили мы, естественно, не только о национальной команде, но и о "Спартаке", который ушел на перерыв единоличным лидером чемпионата.

ЧЕРЧЕСОВ – СТРОГИЙ, СПРАВЕДЛИВЫЙ, ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННЫЙ

– Впервые вас пригласили в сборную в марте 2015-го, когда Фабио Капелло перед спаррингом с Казахстаном позвал много молодежи. Сейчас восприятие как-то изменилось?

– Конечно. Полтора года назад я еще не был сложившимся футболистом и понимал, что это скорее аванс на будущее. Сейчас же, слава богу, стабильно играю в "Спартаке" и чувствую себя уже по-другому. Понимаю, что можно цепляться за шанс, выступать на этом уровне и пытаться закрепиться в обойме национальной команды.

– Что было на первом собрании? Станислав Черчесов провозглашал цели – ближайшие и долгосрочные?

– Просто познакомились и обсудили планы на неделю, определенные бытовые вопросы. Вопросов далекого будущего еще не касались.

– Очень суровые порядки у Станислава Саламовича?

– Пока нет (улыбается).

– Черчесов как-то изменился по сравнению с динамовскими временами? Он ведь теперь чемпион и обладатель Кубка, получил новый и самый серьезный вызов в карьере. А это окрыляет.

– На самом деле, остался таким же, как и на момент последней нашей встречи. Ведь всего лишь год прошел.

– Какими тремя прилагательными можете его описать?

– Строгий. Справедливый. Целеустремленный.

– Можете назвать его одним из своих футбольных отцов? Дебютировали в "Динамо" вы при Дане Петреску, но стабильно заиграли именно при Черчесове.

– Да, конечно. Он стал мне доверять. И с уверенностью скажу, что Черчесов – один из главных людей, давших мне дорогу в большой футбол.

– С кем больше общаетесь в сборной, выполняете упражнения в паре?

– С Кутеповым. Но знаком со многими. По академии Коноплева и молодежке – со Стасом Крицюком, Емельяновым, Миранчуком...

Роман ЗОБНИН на тренировке сборной России. Фото Александр ФЕДОРОВ,

ГЛУШАКОВА НЕ ВЫЗВАЛИ? ДЕНИСУ ПОРА ОТДОХНУТЬ!

На Euro-2016 смотрели все матчи российской сборной?

– Естественно.

– Какие чувства?

– Такие же, как и у всех. Был разочарован и сильно расстроен.

– Большие проблемы ведь оказались как раз в опорной зоне... Не представляли себя мысленно на поле?

– Нет. Я смотрел чемпионат Европы больше как болельщик, а не как футболист.

– Получить вызов в команду при Леониде Слуцком совсем не надеялись?

– Ну как – не надеялся... Каждый игрок хочет и верит. Но, видимо, на тот момент были исполнители сильнее.

– А сейчас перед оглашением заявки появилось предчувствие, что свою фамилию в ней увидите?

– Вы знаете, я отношусь как к факту. Играю, тренируюсь. Если проявлю себя, то тренерский штаб обратит внимание.

– Глушакова, в отличие от вас, в списке не оказалось. Удивились?

(Улыбается). Ему отдохнуть пора. У Дениса совсем не было отпуска. Приехал после Euro – и сразу на сбор "Спартака". Думаю, невызов связан именно с этим.

– Быстро удалось абстрагироваться от клубных дел в сборной? Или эмоции от победы в Каспийске были сильными?

– В понедельник, чего скрывать, душа радовалась. Отошел не до конца. Мы ведь еще и вернулись в Москву в 4 утра, а к 12 уже надо было в отель заехать. Так что почти не спал. Но дальше никакой эйфории не будет – полностью сконцентрируюсь на сборной.

28 августа. Каспийск.

ФОТО ПОСЛЕ "АНЖИ"? Я ТАКОГО РАНЬШЕ НЕ ВИДЕЛ!

– Всех интересует, что же сейчас происходит со "Спартаком"? В том плане, что команда настолько хорошо выглядит. Для многих – неожиданно хорошо.

– Нам еще есть куда стремиться. Даже если взять матч с "Анжи" – около наших ворот в начале возникали моменты. Пропусти мы гол, все могло сложиться иначе, и тогда вокруг говорили бы о совсем других вещах. Так что в дальнейшем будем улучшать свой футбол.

– Мнение со стороны: "Спартак" стал единой Командой. Уровень коллективизма, взаимозаменяемости и подстраховки впечатляет. И даже если вдруг выпадает один человек, ошибается, удаляется, как случилось против "Анжи", вы все равно не ломаетесь, а заводитесь и тут же забиваете второй.

– Не скажу, что мы уже стали Командой, но становимся ею. С каждым днем лучше чувствуем друг друга, сближаемся, бьемся за себя и партнеров. И, конечно, спасибо тренеру. Во многом все это благодаря Массимо Каррере. Он нас сплачивает.

– Пойти дружным строем, взявшись за руки, к болельщикам после "Краснодара" – его инициатива?

– Да.

– А после "Анжи" по интернету разлетелось триумфальная фотография из раздевалки. Тоже дело рук Карреры?

– По-моему, в этот раз – Квинси (Промеса – Прим. М.Г.). Он всех поднял: "Давайте, давайте сделаем фото!".

– Просто я раньше такого, если быть откровенным, не видел...

– Я – тоже. Честно!

– Атмосфера в "Спартаке" сейчас описывается словом "супер"?

– Конечно! Тем более, после победы. Самый "топ", какой только может быть.

– Кутепов говорил, что нынешний "Спартак" – уже команда не Дмитрия Аленичева, а Карреры. Согласны?

– На данный момент – конечно, так и есть. Серьезно изменился тренировочный процесс. На каждом занятии уделяем время тактике. При Дмитрии Анатольевиче теория была, но не так много, как сейчас.

– Что еще поменялось?

– Знаете, не хочется ни в коем случае обидеть Аленичева, которого очень уважаю... Но Каррера – реально, невероятно сильно мотивирует. Уже говорил, что раньше таких тренеров не встречал. Он очень многое дает команде в плане нужных слов и эмоций.

ВОЗМОЖНЫЙ ПРИХОД БЕРДЫЕВА В КОМАНДЕ НЕ ОБСУЖДАЛИ

– Отставка Аленичева стала шоком?

– Лично для меня – да. Не ожидал. Даже после неудачи против АЕК.

– Как он простился с командой?

– Официально объявили об уходе, а на следующий день весь тренерский штаб приехал. Поблагодарили друг друга и пожелали удачи. После этого уже не общались.

– А ведь мог в "Спартаке" оказаться Бердыев. Понятно, что сейчас это уже пройденный этап, но не верится, что футболисты никак возможный приход Курбана Бекиевича не обсуждали.

– Я уже говорил: мы работали с тренером Каррерой и полностью выполняли его требования. А на слухи внимания не обращали. Если бы была какая-то официальная информация – тогда бы уже и реагировали.

– Вы в одном из интервью сказали, что "Спартак" должен стать чемпионом...

– Да. Как только пришел в команду.

– Не боитесь сейчас таких громких заявлений? Или рассуждать о золоте можно и нужно?

– Говорить всегда будут. Главное, чтобы в команде понимали, к чему стремиться и какие у нас задачи. Пресса и болельщики после каждой победы будут писать, что мы молодцы, а после каждого поражения – прямо противоположное. Нам не нужно все это слушать и как-либо реагировать. Прежде всего, нужно понимать все внутри коллектива.

– Руководство поставило официальную задачу в чемпионате – попадание в тройку. А Каррера в общении с футболистами не поднимает планку? Мол, нужно прыгнуть еще выше.

– Мы идем от игры к игре. Каждый раз нужно выходить со 100-процентной концентрацией и побеждать, просто "убивать" соперника.

– В последних двух матчах "Спартак" изменился в центральной зоне. Теперь футболисты стараются применять высокий прессинг и накрывать соперников сразу после потери мяча.

– Да, такие задачи перед нами действительно ставят. Отрабатываем на тренировках, и, как показали предыдущие встречи, часто эти моменты проходят.

– Какой из двух последних матчей оцените по качеству футбола выше?

– Против "Краснодара". С "Анжи" проскакивали ошибки, не нужно этого отрицать.

<img alt="31 июля. Москва. Тушино. " Спартак="" -="" "Арсенал"="" 4:0.="" Роман="" ЗОБНИН="" (слева)="" против="" Лукаша="" ТЕСАКА.="" Фото="" Александр="" ФЕДОРОВ,="" "СЭ""="" class="material_image" height="434" data-cke-saved-src="http://ss.sport-express.ru/userfiles/materials/54/547460/large.jpg" src="http://ss.sport-express.ru/userfiles/materials/54/547460/large.jpg" title="31 июля. Москва. Тушино. " width="770">

ПОПРОСЯТ СЫГРАТЬ КРАЙНЕГО ЗАЩИТНИКА? ОТВЕЧУ: "ГОТОВ!"

– Вы все чаще и чаще вы выходите на фланге. А впервые сыграли в этом амплуа в контрольной встрече со "Штутгартом" еще при Аленичеве. Тогда, кажется, растерялись.

– Согласен. Вообще не понимал, что нужно делать, поскольку лишь на одной тренировке работал на этой позиции. Сейчас играю все чаще и чаще, так что потихоньку осваиваюсь. Для меня главное, чтобы в обороне все получалось. Я должен помогать крайним защитникам или по ситуации – опорникам в центральной зоне. А в атаке всегда можно и импровизировать, смещаться с бровки.

– Ваши сильные стороны защита или атака?

– Баланс. Я ведь все-таки номинально центральный полузащитник. Умею чуть-чуть обороняться и чуть-чуть атаковать (улыбается).

– Сколько всего позиций сменили за карьеру?

– Прежде довелось выходить еще и в центре обороны в дубле "Динамо". Был опорником, правым и левым хавом, играл "под нападающим". А теперь вот еще – и в роли крайнего защитника себя попробовал.

– Да, после удаления Ещенко в Каспийске. Он и следующую встречу теперь пропустит. Представим, Каррера подходит перед "Локомотивом" и говорит: "Роман, выручай, нужно провести эти 90 минут на фланге обороны. Готов?" Ваш ответ?

– Если он мне все объяснит и я пойму требования, то, конечно, отвечу утвердительно. Но еще на "Локо" дисквалифицирован и Фернанду. Так что у меня теперь большой выбор. Целых три позиции.

– Как вам, кстати, бразилец? Встречались раньше партнеры, которые умеют раздавать такие классные передачи на любое расстояние?

– Да – Вальбуэна. Но на самом деле, с появлением Фернанду в нашу центральную зону пришел порядок. Видно, что приехал футболист очень высокого уровня.

– Как Промес отметил продление контракта?

– Победой. И шикарным голом! А проставиться пока не успел. Разъехались же по сборным сразу. Он вот в Голландию улетел.

– Сильно обрадовались его новому соглашению?

– Естественно. Он же лидер "Спартака". И все в команде были счастливы.

– После отъезда Халка и Мусы многие называют его лучшим футболистом нашего чемпионата.

– Да он был лучшим и при них! Я ведь играл против него за "Динамо". Чрезвычайно сложно. Невероятно быстрый, резкий.

Роман ЗОБНИН на тренировке

В ЛОНДОНЕ СМОТРЕЛ НА ЖИРКОВА И МЕЧТАЛ: ХОЧУ ТАК ЖЕ!

– Вы выросли в Иркутске. Город, мягко говоря, не самый футбольный.

– Да. Там больше хоккей с мячом популярен. Хотя оттуда вышел не только я, но и Ещенко, Федор Кудряшов. Володя Гранат из Улан-Удэ, но тренировался в Иркутске. Но трудностей действительно хватает. Зимой очень холодно, снег, для футбола не хватает условий. Сейчас там даже команды второй лиги нет. Все развалили...

– Часто удается выбираться на малую родину?

– Давненько уже не доводилось. Года четыре – точно. Вся моя семья уже в Москве.

– С Ещенко иркутские дела и прошлое не обсуждаете?

– Нет, если честно. Он мне только рыбу недавно с Байкала привозил.

– Вы ведь с ним перешли в "Спартак" из "Динамо" друг за другом.

– Да, Андрей немного позже меня. И для меня, честно, это стало приятным сюрпризом.

– Ваш отец – летчик, командир экипажа. Почему не пошли по его стопам?

– Как всем говорю, у меня пульс 40. Очень низкий. С таким в пилоты не берут! А если серьезно, то еще в шесть лет попал в футбол, понравилось и со временем сам сделал выбор. А в одиннадцать и вовсе уехал из дома в академию Коноплева в Тольятти, жил один. Родители поддержали меня.

– Старший брат тоже мечтал о карьере футболиста?

– Да, но он уже закончил, лет пять назад. Сейчас ему 27, учится в авиационном училище. Остался год – тоже будет летать, как и папа.

– А с большим спортом почему завязал?

– Дошел до уровня первого дивизиона, выступал за курский "Авангард". Потом переехал в иркутскую "Звезду", когда команда уже разваливалась и вскоре вылетела во вторую лигу. Поиграл немного в "Байкале". Зарплата – 30 тысяч рублей. Перспектив нет, куда идти работать после завершения карьеры – непонятно. Поэтому и принял такое решение.

...Помню, кстати, я ходил на матчи "Звезды", был еще совсем юным. Смотрел на Глушакова, на Никиту Денисова и Жиляева, также перебравшихся из "Локомотива", и думал: тоже так хочу! Как Денис. А теперь вот мы с ним в одной команде... То же самое могу сказать и про Жиркова. Ездил на стажировку в "Челси", видел Юру и мечтал о такой же большой карьере. А спустя несколько лет мы с ним выступали за "Динамо" и теперь – в сборной. Вот такие повороты...

– Стажировка в "Челси" многое дала в развитии?

– Сейчас не могу так сказать. Но на тот момент, естественно, ощущения были потрясающими. Однажды группа основных футболистов приехала на восстановительную тренировку, и так совпало, что занимались они на одном поле с дублем, где работали и мы. Самое сильное впечатление – Лэмпард. Его игра, поведение. Ни грамма звездности. Подходит, здоровается, общается со всеми.

25 октября 2015 года. Химки.

АЕК – ГЛАВНЫЙ КОШМАР? СКОЛЬКО ИХ У МЕНЯ УЖЕ БЫЛО...

– Почему в свое время выбрали 47-й номер?

– Он понравился жене. Я ей, еще когда выступал за дубль "Динамо", сказал: "Давай, выбирай номер. Какие тебе цифры нравятся?". Отвечает: 4 и 7. Но четвертый и седьмой были заняты, поэтому и остановился на 47-м. И с тех пор под ним играю.

– АЕК – один из главных футбольных кошмаров в жизни?

– Сколько их у меня уже было... Здесь и вылет "Динамо", и матч против "Спартака" в 2013-м, когда Петреску заменил меня на 16-й минуте при счете 0:2, а игра закончилась 1:4. Еще "Наполи"...

– Но тогда ведь "Динамо" вылетело достойно?

– А я удалился в первой встрече и подвел команду... В молодежной сборной случались большие неудачи. Так что кошмаров насобирал достаточно.

– Как вообще изменилась ваша жизнь после перехода в "Спартак"?

– Чем больше клуб, чем выше уровень давления и ответственности – тем ты становишься сильнее во всех планах. И футбольном, и психологическом. Чувствую, что расту, делаю шажок наверх.

– Мечта о загранице есть?

– Конечно.

– Какие приоритеты?

– Или Германия, или Англия.

– А клуб-мечта?

– "Челси".

Отголоски юношеской стажировки?

– Скорее всего – да.

– Вы рассказывали о предложении от "Брюгге", когда вас зимой не отпустило "Динамо". Еще какие-то европейские варианты появлялись?

– Да. Помимо Бельгии, еще из Голландии. Но, конечно, не от европейских топ-клубов.

– Если бы позвали сейчас условные "Брюгге", "Андерлехт" или "Аякс", согласились бы?

– На данный момент – нет. Считаю, что "Спартак" ничем не уступает. Как минимум.

– А как же разговоры о том, что европейский менталитет позволяет расти и двигаться вверх?

– Возможно, что-то такое есть. Но сегодня прогрессирую в "Спартаке" и совершенно не хочу что-либо менять. Если мое развитие вдруг застопорится и я это почувствую, то уже, возможно, задумаюсь о переходе.

 4 августа. Москва.

"ДИНАМО" ВЕРНЕТСЯ В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ. 100 ПРОЦЕНТОВ!

– Насколько сильна мечта выступить на домашнем чемпионате мира?

– Естественно, она есть. Только это не столько мечта, сколько цель, которую реально осуществить, если буду прогрессировать и дальше.

– Сколько минут в идеале хотели бы сыграть против Турции и Ганы в товарищеских матчах?

– Конечно же, 180! (Смеется.) Но, наверное, Станислав Саламович на всех время распределит.

– Какая сборная на чемпионате Европы произвела самое сильное впечатление?

– Исландия. Люди за счет характера добились потрясающего результата. Такая же примерно история и у Уэльса, хотя у валлийцев, конечно же, есть яркие звезды.

– Какие футболисты для вас – идеалы на позиции опорного полузащитника? В России и в мире?

– В нашей стране сейчас уже, наверное, не назову... Хотя всегда нравилась игра Игоря Денисова. Очень сильный опорник. А в мире – Погба.

– А кумир детства?

– Анри! Как раз в то время, когда я восхищался им, играл в нападении.

– Так, может, и сейчас в каком-нибудь матче в переднюю линию, коль уж мы говорим о вашей универсальности?

(Смеется.) Пожалуй, нет. У Зе Луиша получается все-таки лучше.

– Что довелось слышать в свой адрес после ухода из "Динамо" в "Спартак"?

– Всю злость и самые плохие слова, которые только есть в этом мире. Угрозы, обвинения...

– Как перетерпели?

– Помогла поддержка семьи и близких. Плюс сам старался не читать ничего, на время удалил страницы из социальных сетей. Сейчас все постепенно забывается, уже легче.

– Но за "Динамо" ведь болеете?

– Конечно. Всегда слежу и переживаю.

– В следующем году команда вернется в премьер-лигу?

– Уверен на 100 процентов.

Михаил ГОНЧАРОВ

http://www.sport-express.ru/football/rfpl/reviews/roman-zobnin-spartak-uzhe-stal-komandoy-karrery-1039790/

Роман Зобнин: «Каррера часто повторяет: «Мы – «Спартак»

Матч ТВ, 7 декабря 2016 года
Количество просмотров: 748

Фото

Роман Зобнин рассказал «Матч ТВ», почему «Спартак» пропустил четыре мяча в Самаре, как Каррера мотивирует команду и почему Глушаков – «это похороны».

– Как оцените первую часть сезона для «Спартака»?

– Команда идет на первом месте, отрыв от «Зенита» пять очков. Наверное, мы хорошо провели эту часть. Я сыграл все 17 матчей, но мне тоже есть куда стремиться. Эпизод с пропущенным голом? Жонатас - мой игрок, вина моя. Там был блок, мы не разобрались. Никто от этого не застрахован. «Рубин» сильно играл на стандартах, во втором тайме у него тоже была наигранная комбинация после углового.

– Вам комфортно на той позиции, где вы играете?

– Куда бы тренер меня ни поставил, везде буду стараться приносить максимальную пользу. Я не явный правый или левый полузащитник, но в этой позиции стараюсь действовать максимально выгодно для команды. Иногда смещаюсь в центр, улучшая позицию.

– Вы довольны своей статистикой?

– Статистика не блещет, две голевые передачи всего. Хотелось большего, но это не основная цель. Главное, чтобы команда побеждала и набирала очки. При этом почти в каждой игре есть моменты. Не стопроцентные, конечно, но есть подходы, мог забивать. Пока не получается.

– В Самару вы приехали после шести побед подряд. Что там случилось?

– Когда побеждали 1:0, у наших соперников были моменты в концовках, где-то нам повезло. Можно вспомнить «Урал», «Томь» и «Амкар». В итоге все, что нам не забили, залетело с «Крыльями Советов». Иногда бывает, все залетает, а мы не можем забить. Провели работу над ошибками и в следующем матче была уже совсем другая команда. В обороне тоже сыграли достаточно хорошо.

– Что говорит Каррера, чтобы зарядить уверенностью?

– Он часто повторяет: «Мы – «Спартак». Думаю, все понятно.

– Промес заработал удаление. Говорили об этом после матча?

– Момент я не видел. И мы его не обсуждали. Мы победили и радовались. В раздевалку заходил президент, поздравил с победой. А красные карточки бывают. К слову, хорошо что и у «Рубина» перед этим было удаление - нам было полегче.

– Каррера не жалуется на судей. Это удивляет?

– Я с ним согласен полностью. Судьи делают свою работу, ошибаться могут все. Они же не роботы. Наверное, сложно уследить за всеми спорными моментами, будь то пенальти или удаление. Отношусь к этому с пониманием. Да и ребята тоже стараются не обращать внимание на судейство. Может только Глушаков подойти к арбитру, что-то узнать на правах капитана.

– Глушаков – это «похороны»?

– Да, «похороны». Глушаков наш капитан, он заряжен на борьбу и принес команде много очков. Он оправдывает свою капитанскую повязку – молодец. Знаю, что он встретился с тем парнем, который сказал про «похороны». Вроде даже звал его на базу. Кстати, Промес – это тоже «похороны», он ведь тоже часто забивает и «Рубину» тоже забил.

– Федун сказал: «Мы лучшие». Каррера пообещал сделать все возможное для чемпионства. Перед сезоном такую цель не озвучивали?

– Не озвучивали. Команда идет на первом месте и понятно, что все будут говорить о чемпионстве. На самом деле важно не обращать на это внимание и делать свою работу, как раньше. Только после 30-го тура, если мы займем первое место, можно будет говорить, что «Спартак» стал чемпионом. Сейчас нужно хорошо отдохнуть и как следует настроится на вторую часть сезона. Тогда все будет хорошо.

Иван Карпов

http://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI698022_Promes__eto_tozhe_pohorony_Zobnin__o_liderstve_Spartaka

«Тренер «Спартака» сказал: «Этот парень слабый». Роман Зобнин, каким вы его не знали

sports.ru, 15 декабря 2017 года
Количество просмотров: 863

Фото

Роман Зобнин говорит, что, попав в «Спартак», надеялся выходить на замену минут на десять-пятнадцать. Летом 2016-го мало кто предполагал, что через год он станет незаменимым и в клубе, и в сборной. Я знаю только одного человека, который не только прошлым летом, но и десять лет назад был уверен, что Зобнин станет звездой. В номере газеты «Наша Сибскана» за 11 сентября 2008 года тот человек заявил: «Запомни это имя – Роман Зобнин. Шесть лет я вел этого футбольного вундеркинда. Поверь, более одаренного футболиста мне не приходилось встречать».

Это слова Сергея Духовникова, тренера иркутской школы «Юный динамовец». Я позвонил ему в Иркутск и для начала выяснил детскую кличку Зобнина. «Я называл его Ромарио. Его брат Саша, который старше на пять лет, уже занимался у меня. Рома с ним постоянно тусовался, и потом Ромина мама, бывшая волейболистка, тоже привела его ко мне». Сам Роман добавляет: «Просмотр был зимой, в снегу, при минус двадцати градусах, так что на ноги, под обувь, я надел пакеты, чтоб не замерзнуть». Тренер Духовников продолжает: «В шесть лет он был младше всех в нашей команде, но не принять я его не мог – по нему сразу было видно, что он особо одаренный. Когда я играл с ним в квадрат, у него голова работала почти как у меня. Он и физически всех превосходил (благодаря родителям: его папа, летчик, тоже в футбольчик поигрывал), поэтому я его постепенно подпускал к команде, состоявшей из ребят на два-три года старше. Рома 1994 года, но в турнире «Кожаный мяч» играл за 1992 год, а в детском чемпионате России – за 1991-й (помню, выпустил его там на замену и он сразу забил гол). Это требовалось для его прогресса – со своими-то ровесниками ему было неинтересно играть.

Остальные ребята завидовали Роме. Они были старше, а играли хуже, вот и старались его как-то ущемить. Один раз ему налили воду на подушку в спортивном лагере. Начали над ним смеяться. Он не выдержал, психанул и убежал – мне пришлось идти и успокаивать его.

В моей иркутской команде Рома играл нападающего. Он уникален тем, что у него пять-шесть сильных качеств – такое крайне редко встречается у футболистов: он превосходил всех и по скорости (сами видели, как он в воскресенье против ЦСКА носился по всему полю), и по характеру, и по мышлению, и по злости, ну, и по упертости. Вот вам пример: мы тренировались на улице, при тридцати градусах мороза, приходило всего два-три человека – и среди них всегда был Рома. Думаю, он уже осознавал свой потенциал и потому был таким упертым. По характеру он неразговорчивый, злой и очень сконцентрированный. Не балабол.

Через несколько лет я как тренер уже сам подстраивался под него и вручную работал над его прогрессом, подтягивал ему технику. В десять лет он перерос Иркутск – футболистам такого таланта в нашем городе делать нечего. В Иркутске не было для Зобнина ни условий, ни подходящей команды, а в тольяттинской академии Коноплева – совсем другая жизнь, ее же тогда спонсировал Роман Абрамович».

«Тогда у нас были лучшие условия в России. Мы часто ездили за рубеж, где играли с сильными клубами. За счет этого Рома и вырос, – рассказывает мне тренер Академии Коноплева Сергей Белоусов. – Я его приметил в 2004 году на финале Детской футбольной лиги. Он играл в одной команде с Григорием Морозовым (сегодня – защитником «Динамо»). Рома понравился мне тем, что много забивал, был быстрее и техничнее всех. Когда мы играли с его командой в финале, он доставлял нам больше всего проблем. Вот мы и взяли его с Морозовым».

В 2008 году Белоусов решил, что Зобнину больше не стоит играть в нападении. «Ему не хватало стартовой скорости, немного не доставало и голевого чутья. При этом я заметил, что Рома – умный, думающий игрок, хорошо отрабатывающий в обороне, и перевел его в середину. Ему понравилось и с тех пор он там играет.

Однажды мы встречались с мадридским «Реалом», – продолжает Белоусов. – В первые пять минут пропустили два мяча. Потом Ромка забил чистый гол, но его не засчитали. Потом мы забили еще один, и тогда уж испанский судья принялся за нас. Проиграли 1:3. На тот матч мы ехали в одном автобусе с «Реалом». Когда мы зашли в автобус, испанцы начали на нас пальцами показывать: «О, русские!» Смеются, угорают… Я смотрю: наши поникли. Говорю им: «Ну-ка давайте гимн России споем». Мы к-а-а-ак запели, и испанцы сразу заткнулись – обалдели. Пели все – и Ромка, и Гришка Морозов, и Армен Амбарцумян (перешел потом в ЦСКА), и Димка Коробов (в «Урал»; в шесть лет он установил рекорд России по чеканке мяча).

Приехав из Иркутска в одиннадцать лет, Рома не растерялся в такой сильной команде, как наша (от нас по десять человек ездило в юношескую сборную Вадима Никонова – думаю, это рекорд). Был уверен в себе и выполнял все задания без всякого гонора. Самая сильная сторона Зобнина – он брал мяч на своей половине поля и за счет дриблинга бежал с ним вперед. То, как человек бежит с мячом – это сейчас один из главных компонентов в футболе. Роме же проходы из глубины удавались уже в подростковом возрасте. Я рад, что это умение и сейчас при нем. Это его обалденный плюс. Играя в атаке, он подыгрывал нашему лучшему бомбардиру Артуру Файрузову. Артур забивал кучу мячей на каждом турнире, но в восемнадцать лет получил серьезную травму, перенес операцию в Израиле и закончил с футболом».

Содействие в подборе финансовых услуг/организацийTOYOTA CAMRY от 848 000 руб. altera-auto.rualtera-auto.ruНово­годний SALE до 15.12 - Авто 2015-2016-2017 г.в. со скидкой до 18%. Кредит от 4,5%Скрыть рекламу:Не интересуюсь этой темой / Уже купилНавязчивое и надоелоСомнительного содержания или спамМешает просмотру контента
Спасибо, объявление скрыто.

Яндекс.Директ

«Полузащита, где играл Рома, считалась нашей визитной карточкой, – вспоминает бывший игрок «Академии» и партнер Зобнина защитник Владислав Овсянников. – По стилю нас сравнивали с «Барселоной»: мы очень хорошо владели мячом, год-полтора не знали поражений, а больше всего запомнилось, что в мае 2009-го уверенно победили «Баварию» – тренер перед матчем мотировал нас словами о том, что в канун Дня победы мы обязаны обыграть немцев. Одним из лидеров команды был как раз Зоба».

В первые месяцы в Тольятти Зобнин ежедневно со слезами на глазах звонил маме – так сильно скучал по дому. «Два раза в год мы отпускали ребят домой, – говорит Сергей Белоусов, тренер Академии Коноплева. – Когда Рома первый раз уехал в Иркутск, произошел смешной эпизод. Он тогда и так был пухленький, а из дома вернулся с такими щеками, что я ушей за ними не видел. Спрашиваю: «Ром, ты чего ел-то?» – «Да я пельмени люблю сибирские». С тех пор мы стали взвешивать ребят перед их отъездом на каникулы – Ромик этому посодействовал, ха-ха».

В тринадцать лет Зобнин поругался с одним из тренеров академии и покинул ее на полгода. Его иркутский тренер Сергей Духовников вспоминает: «В Тольятти у него что-то не получалось, произошел какой-то конфликт, и он вернулся в Иркутск. А у нас турнир – для ребят 1992 года. Играли с кем-то вничью и в конце заработали штрафной. Здоровые ребята полезли к мячу, а я крикнул: «Нет, дайте Роме». Ну, а Рома как бабахнул с двадцати метров в девятину! Он маленько потусовался в Иркутске и поехал в московский «Спартак». Там какой-то дедушка-тренер сказал: «Нет, что-то этот парень слабый. Нам не подходит такой парень». Потом все утряслось, мама Ромы решила все вопросы с [генеральным менеджером Академии Коноплева Дмитрием] Поляцкиным, и Рома вернулся в Тольятти».

В 2012 году, когда Зобнин доигрывал в Тольятти и собирался в «Динамо», его старший брат заканчивал футбольную карьеру – в двадцать три года. «Если у Ромы пять из пяти футбольных качеств сильны, то у Саши – три из пяти, – говорит Сергей Духовников. – Ему не хватило характера, морально-волевых качеств». Расставшись с иркутским «Байкалом», Зобнин-старший поступил в Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации.

«В детстве мы с братом тренировались так: выходили во двор, Рома становился в ворота, а я ему бил – рассказывает мне Александр Зобнин. – Погода нас не волновала – могли и в минус сорок выйти, родители это одобряли. В иркутской команде я начинал нападающим, иногда смещался в полузащиту. В академию Коноплева я переехал почти сразу после Ромы. Прошел просмотр и остался. Мне было шестнадцать лет. В Тольятти я играл в одной команде с Артуром Юсуповым – иногда к нам присоединялся и Алан Дзагоев, который на год младше. Тогда это была лучшая школа в России – нас шикарно кормили, было много полей, можно было совмещать футбол с учебой.

После Тольятти я вернулся домой, в девятнадцать лет много играл за иркутсткую «Звезду» в первой лиге, считался перспективным, но из-за финансовых проблем клуб распался, и я поехал в «Томь». С переменным успехом выступал там за дубль, потом играл в ФНЛ, в курском «Авангарде» у Валерия Есипова, но мы вылетели и я снова вернулся в Иркутск – в новую команду «Байкал». Это вторая лига. После игры там я засомневался, нужен ли мне вообще футбол. На те деньги [тридцать тысяч рублей], которые я там зарабатывал, конечно, можно было спокойно жить без излишеств, но о покупке квартиры или машины нельзя было и мечтать.

Вот я и пошел по папиным стопам, поступил в летное училище. Причем отец меня не подталкивал, я сам к этому пришел: понял, что мое любимое дело – авиация. Обучение заняло пять лет. После второго, третьего и четвертого курсов мы отправлялись в город Бугульма, где у нас проходила летная практика. Первый самостоятельный полет – это невероятно, память на всю жизнь. В первые часы летной практики я старался все делать правильно, но с непривычки многое не получалось. Со временем я стал мудрее, наработал моторику. С опытом, как и в футболе, волнение, конечно, проходит, но пилот – такая профессия, что особо расслабляться нельзя.

В этом году я закончил летное училище с красным дипломом и скоро начну полеты в авиакомпании S7. Буду летать по всем направлениям – и по России, и по миру. Папа тоже работает в S7, но летать только с ним не получится. Раньше у экипажей были закрепленные составы, а сейчас они постоянно меняются: приходишь на работу и тебе может попасться человек, которого ты впервые видишь».

Александр Зобнин говорит, что футбол и сейчас занимает большое место в его жизни. «Я постоянно играл за команду училища, мы даже выигрывали разные турниры, а сейчас хожу на все матчи Ромы в «Спартаке» и сборной». А вот когда Зобнин играл за «Динамо», на его матчи ходили скауты «Кельна», «Боруссии» Менхенгладбах, ПСВ и АЗ, но всех отпугивала цена – три миллиона евро. За полгода до трансфера в «Спартак», «Брюгге» хотел арендовать Зобнина за миллион евро с правом выкупа за два миллиона, но «Динамо» отказалось.

При этом в «Динамо» Зобнин попал только со второй попытки, а сначала, летом 2012-го, тренер дубля Дмитрий Хохлов посоветовал ему доиграть год в тольяттинской команде второй лиги. Зарплату там задерживали на два-три месяца, зато после одного из матчей Роман познакомился со своей будущей женой Раминой.

Об их знакомстве мне рассказывает партнер Зобнина по «Академии» Владислав Овсянников: «Cидели мы на базе «Академии». В комнате, нас было трое – я, Рома и еще один парень. За день до этого Рома увидел Рамину и она ему очень понравилась. Так вот сидим мы втроем и обсуждаем эту ситуацию. Потом Рома вышел из комнаты, и мы решили взять инициативу на себя. Схватили Ромин айпад и с его страницы добавили Рамину в друзья (не знаю почему, но он оттягивал этот момент – может, стеснялся). Вернувшись, он чуть поворчал на нас, но все прошло успешно, и у них завязалось общение в интернете. Потом этим же вечером – чтобы дело не откладывать в долгий ящик – поехали с ним в цветочные магазины. Там на нас сразу со всех сторон напали продавщицы – заманивали к себе. Рома что-то метался туда-сюда, но я опять взял все в свои руки и пошел к знакомой продавщице. Говорю: «Надо впечатлить девушку. Нужен очень хороший букет». Нам предложили несколько вариантов – все не то. И тут мы заметили шикарную корзину с цветами. Переглянусь и сразу поняли – это то, что нам надо. Пришлось еще включить харизму, чтобы нам сделали скидку, и ушли мы оттуда довольные.

Дальше мы поехали к ней домой, чтобы сразу подарить цветы из своих рук – без курьера и посторонних лиц. Поехали на моей машине, причем у меня тогда еще не было прав (я их должен был получить на днях), так что передвигались мы с опаской, на свой страх и риск. Довез я его до места, он пошел дарить цветы, а я ждал все это время в машине. Он вернулся довольный, и я сразу понял, что все прошло хорошо. С этого момента и завязались их отношения. Я думаю, эта была любовь с первого взгляда».

Зимой 2013-го Роман и Рамина переехали в Химки. В дубле «Динамо» платили восемьдесят тысяч рублей – половина из них уходила на аренду квартиры. «В дубле «Динамо» меня впервые в жизни поставили в центр защиты, но мне так хотелось играть, что я проявил себя и на непривычной позиции. Сказал: «Ставьте куда угодно, хоть вратарем, хочу играть», – вспоминает Роман. Уже через полгода Дан Петреску выпустил 19-летнего Зобнина в премьер-лиге, и почти сразу Роман привез гол в матче со «Спартаком». «Когда появился слух о том, что мной интересуется «МЮ» тренер «Динамо» Мирослав Ромащенко пошутил: «У тебя ноги сводит на шестидесятой минуте, а ты в Англию собрался». После другой претензии Ромащенко – за неточный пас на тренировке – Зобнин вспылил и был сослан Черчесовым в дубль. Через две недели Черчесов его помиловал, а потом выпустил в Неаполе в плей-офф Лиги Европы из-за болезни Игоря Денисова.

Выходя после перерыва на газон стадиона «Сан Паоло», Зобнин не знал, что в первом тайме получил желтую карточку – не заметил, отвернувшись от судьи Сидиропулоса. Тем сильнее он удивился на двадцатой секунде второго тайма, когда после фола на Гуляме увидел перед собой не только желтую, но и красную карточку. Черчесов все равно продолжил выпускать Романа в матчах чемпионата России, и после одного из них, против «Зенита», когда Зобнин заменил Ванкера, Черчесов поссорился с Игорем Денисовым, которому не понравилось, что вместо Ванкера вышел не Юсупов (а не вышел он потому, что готовился к переходу в «Зенит»). Конфликт Черчесова с Денисовым и регресс Юсупова в «Зените» привели к тому, что прошлой осенью Зобнин стал безальтернативно основным опорником сборной.

Хотя главной причиной вызова в сборную стала все же его зрелая и полезная игра за «Спартак». До перехода туда Зобнин получал в «Динамо» двести пятьдесят тысяч рублей в месяц (с бонусами доходило до четырехсот). В «Спартаке» его зарплата выросла до миллиона евро в год, но сразу после июньской травмы крестообразных связок с ним перезаключили контракт, увеличив зарплату почти втрое. Как это нередко бывает с клиентами агента Павла Андреева, переговорам о новом контракте сопутствовала информация о том, что «Зенит» предлагает игроку больше, чем «Спартак». 

Но еще важнее, что «Спартак» верил в Зобнина и после того, как тот выбыл почти на полгода. «В шестнадцать лет у меня тоже было серьезное повреждение – травма мениска, но гораздо труднее психологически мне было после новой травмы: потому что в шестнадцать лет я вернулся в строй уже через два месяца, а сейчас выбыл перед Кубком Конфедераций, – рассказывал мне Роман в августе. – Самое тяжелое время – первая неделя после операции. Я не мог спать и ходить нормально, все делал через боль. Мне дали автомат, который разгибал и сгибал колено через боль. Это было мучительно. Даже врагу не пожелаю того, что я перенес. Но с каждым днем тренировок становится ощутимо лучше. Сейчас, когда я восстанавливаюсь, у меня две тренировки в день и с учетом московских пробок я возвращаюсь домой часов в восемь вечера».

В «Спартак» Зобнин шел конкурентом Ромуло, который и должен был начать прошлый сезон в стартовом составе. Но перед игрой с АЕКом Ромуло травмировал бедро, вышел Зобнин, и на пресс-конференции Аленичев назвал Романа лучшим игроком матча. Сменивший Аленичева Каррера в прошлом сезоне использовал Зобнина на семи позициях, а в последнем матче с ЦСКА – на трех. Это не помешало Роману помочь «Спартаку» выиграть золото и вернуться в зону ЛЧ перед зимним отпуском. 

Взлет Зобнина удивил многих, но только не его первого тренера Сергея Духовникова. В нулевые иркутская команда Духовникова была такой сильной, что другие тренеры уступали ему игроков для юношеского чемпионата России – так к нему попали Владимир Гранат из Улан-Удэ и Федор Кудряшов с Евгением Баляйкиным из Братска. То есть Духовников поучаствовал в развитии двух игроков сегодняшнего стартового состава сборной России – Кудряшова и Зобнина. Не так плохо для иркутского тренера, про которого большинство из вас услышало сегодня впервые. 

«Андрей Ещенко тоже вырос у меня на глазах – он играл на стадионе «Динамо» за сборную Иркутской области, – говорит Духовников. – Андрей часто приезжает домой, у него тут много друзей. А вот у Ромы никого в Иркутске не осталось (родители переехали в Домодедово), так что он к нам не заглядывает. В 2011 году я приехал в Москву на турнир «Локобол» и заодно попал на матч юниорской сборной с турками, в котором участвовал Зобнин. Обнялись, поговорили с ним, сфотографировались. С тех пор мы с ним не виделись. У меня даже телефона его нет. Увидите Рому – привет передавайте».

Денис Романцов

https://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1505004.html