Логин и пароль: запомнить | | Авторизоваться с помощью:         Регистрация | Забыли пароль?

Гурам Аджоев

Игр за Спартак26
Из них в основе7
Заменен  Заменен4
Вышел  Вышел на замену19
Голы  Забил голов2
Из них с пенальти0
Предупреждения  Предупреждений1
Удалений  Удалений0
Незабитые пенальти  Незабитых пенальти0
Автоголов0
ГражданствоСССР
Год рождения18 октября 1961 года
Пришел изДинамо (Москва)
Первый матч10 апреля 1984 года
Первый гол6 июня 1984 года

Гурам АДЖОЕВ: БУДУ ИГРАТЬ, ПОКА НОГИ НОСЯТ

Спорт-Экспресс, 10 июля 1996 года
Количество просмотров: 1077

Фото

В свое время Гурам Аджоев поиграл в московском "Динамо" вместе с Валерием Газзаевым, Александром Маховиковым, Александром Бубновым и Владимиром Пильгуем. В столичном "Спартаке" его партнерами были Федор Черенков, Сергей Родионов, Сергей Шавло и Юрий Гаврилов. В харьковском "Металлисте", выигравшем в 1988 году Кубок СССР, - Леонид Буряк, Игорь Якубовский и Юрий Тарасов. А начиналась карьера Аджоева, который в свои 5 продолжает выступать в первой лиге за раменский "Сатурн", в Кутаиси.

- Возглавлявший тогда "Торпедо" Мурат Ципцивадзе пригласил меня из Рустави. Правда, в Кутаиси задержался я ненадолго. В педсезонной встрече с московским "Динамо" в Гаграх мы сыграли вничью - 3:3, и тренер бело-голубых Соловьев пригласил меня в Москву. Та игра мне действительно удалась - и забил, и отдал толевой пас. Над предложением долго не раздумывал. Кто же откажется от высшей лиги и, тем более от столь знаменитого клуба? "Звезд" тогда в "Динамо" хватало: Газзаев, Толстых, Маховикob, Бубнов, Гонтарь, Пильгуй, Латыш. С ними не только играть - находиться рядом было приятно. В "Динамо" я провел три сезона. Первые полтора были вполнe удачными, а потом началась тренерская чехарда, каждый наставник хотел показать себя и делал ставку на знакомых ему игроков, вce время приходилось биться за место в составе. Однако результат был нулевой.

-И тут на горизонте появился "Спартак"?

- Над приглашением Бескова я думал достаточно долго. Признаться, была какая-то неуверенность. Тогда в "Спартаке" играли футболисты высшего класса - Черенков, Дасаев, Родионов, Шавло, Гаврилов. Я мог и не менять команду, но чувствовал, что в "Динамо" в моих услугах не нуждаются. В конце концов решился. Правда, и на новом месте полного удовлетворения не получил. Бесков убеждал, что когда-нибудь будет и на моей улице праздник, только вот ждать мне не хотелось. Чувствовал, что могу и должен играть больше. И, рассудив, что лучше быть первым парнем на деревне, после двух спартаковских лет я оказался в Харькове. Хотя о выступлении в столице остались самые приятные воспоминания.

-До Харькова вы добирались через Тбилиси...

- Действительно, какое-то время я выступал в Грузии. И вдруг после матча тбилисского "Динамо" на Кубок УЕФА раздался звонок от Евгения Лемешко: "Гурам, зачем ты сидишь на лавке? Приезжай в Харьков". Несмотря на некоторые проблемы, из Тбилиси я все-таки уехал.

-Вместе с "Металлистом" вы добились самого большого успеха в своей карьере - выиграли Кубок Советского Союза.

- Тогда праздник был во всем Харькове. Не скрою, это - самая памятная победа в моей жизни, тем более что добыта она была на почти родном динамовском стадионе в Петровском парке. Тогда Лемешко сказал: "Можно 15 лет отыграть на высшем уровне, и никто о тебе не вспомнит. Победы же в Кубке не забываются".

- В том матче вас признали лучшим футболистом, не так ли?

- Да, но без поддержки всей команды этого бы не произошло. В Харькове было много замечательных игроков, а забить гол в финале мне помог случай. Дело в том, что оба наши штатных пенальтиста не рискнули бить 11-метровый. Накануне Якубовский не забил "Зениту", а затем промахнулся и Буряк. Сначала никто не решался идти к "точке" - финал, нервы на пределе, друг подходит Буряк: "Гурам, надо бить". Да и ребята его поддержали. Я пошел и забил, а второй гол с моей подачи провел Баранов. По-моему, тогда был День пограничника, и генерал-майор (не помню его фамилию) вручил приз. А уже в раздевалке Лемешко похвалил: "Молодец!" Вообще он комплименты особо не раздавал: либо ругал, либо ничего не говорил. Если промолчит, значит, сыграл нормально.

-Свой лучший матч вы провели за "Металлист", но для большинства болельщиков остались спартаковцем...

- Наверное, "Спартак" не зря называют народной командой. Кто в ней играл, навсегда остается спартаковцем.

-90-е вы встретили уже за границей?

- Да, в 1990-м поехал на просмотр в Иерусалим - в "Бейтар". Уехать тогда было очень сложно, ведь с Израилем отсутствовали дипломатические отношения. Пока все решилось, период дозаявок закончился, и пришлось ждать четыре месяца, чтобы выйти на поле, причем срок определил местный суд. Сидеть в запасе всегда неприятно, тем более в тот момент "Бейтар" занимал последнее место. На поле удалось выйти лишь к началу "плей-офф". Команда выиграла все встречи и заняла в итоге 9-е место. Президент остался мною доволен и предложил продлить контракт. Этот вариант меня вполне устраивал, но тут началась война в Персидском заливе. Рисковать не хотелось, и я решил вернуться в Харьков. Полгода провел в "Металлисте", а затем отправился в Венгрию.

-Как складывалась ваша карьера в "Дьошдьоре"?

- Весьма удачно. Забивал не так много - по 5 - 8 мячей за сезон, но я все-таки предпочитаю создавать моменты для других, тем более бомбардиров в команде хватало. В Венгрии меня все устраивало, однако жить в условиях инфляции с двумя детьми становилось все труднее, а тут и третий ребенок появился. Пришлось уехать, хотя мне и предлагали открыть собственную футбольную школу и остаться в роли играющего тренера.

-Так вы уже в третий раз приехали в Харьков. Чем занимались на Украине?

- Планировал создать команду второй лиги. Были люди, которые хотели помочь. Но содержать команду очень сложно, и наш спонсор этой нагрузки не выдержал. Какое-то время мы выступали в первенстве области, а затем я в качестве играющего тренера возглавил "Металлист". 10 дней хватило на то, чтобы убедиться в отсутствии каких-либо перспектив. По материальным возможностям мы уступали практически всем командам первой лиги, а без денег сейчас никуда не денешься, Пришлось ехать в Москву.

-Наверное, уже думали повесить бутсы на гвоздь?

- Ни в коем случае. Как только приехал в столицу, чтобы поступить в ВШТ, попытался найти себе команду.

Так мы и встретились с Владимиром Мухановым. Начал готовиться с "Сатурном" и вскоре услышал: "Ты нам подходишь". Три месяца оттренировался, и вдруг поступило приглашение из ЮАР. Надо оказать, весьма выгодное. Уже паспорт был готов, но покидать Раменское не хотелось - успел освоиться в команде. В "Сатурне" - перспективные ребята, способные вырасти в классных игроков. Просто им необходимо помочь раскрыться.

-А как же школа тренеров?

- Без нее никуда не денешься. У меня уже есть два высших образования: успел закончить экономический факультет Тбилисского университета и Юридическую академию в Харькове. Сейчас готовлю документы в ВШТ.

-А как долго еще собираетесь играть?

- Пока ноги носят и пока смогу приносить пользу команде. У "Сатурна" есть перспективы. Уже в этом сезоне мы многим попортим нервы, а освоимся в лиге, решим психологические проблемы - в будущем году можно ставить перед собой высокие цели. Пока не все получается, но о том, что оказался в "Сатурне", ничуть не жалею - хочется отдать свой опыт этой команде.

Андрей КУЗИЧЕВ, Раменское

http://www.sport-express.ru/newspaper/1996-07-10/2_4/?view=page

ГУРАМ АДЖОЕВ: «Сразу вижу, когда люди «зигзагами» ходят»

Советский Спорт, 12 апреля 2014 года
Количество просмотров: 1310

Фото

Спортивный директор футбольного «Динамо» работает еще в одном клубе – спортивном, называется «Бриз». Уютный крытый ледовый каток за зданием МЧС. Люди туда захаживают известные – Фетисов, Могильный, Касатонов, Черчесов… На этом катке мы с Гурамом Захаровичем и встретились.

Гурам Захарович АДЖОЕВ

Родился 18 октября 1961 года в Тбилиси, Грузинская ССР.
Полузащитник/нападающий. Мастер спорта.

Клубная карьера: «Торпедо» Кутаиси (1980), «Динамо» Москва (1981–1983), «Спартак» (1984–1985), «Металлист» (1986–1987, 1988–1989, 1991–1992), «Динамо» Тбилиси (1987), «Бейтар», Израиль (1990), «Диошдьер», Венгрия (1992–1994), «СлавХлеб», Украина (1994–1995), «Сатурн» (1996–1998). В чемпионате СССР – 222 матча, 27 мячей.

Достижения: обладатель Кубка СССР-1988.
По окончании карьеры работал тренером в ДЮСШ «Сатурн», футбольной школе МЧС в Москве, играл за ветеранов. Вице-президент Российской любительской (ночной) хоккейной лиги. 
С 18 июля 2013 года – спортивный директор «Динамо».

«ЧЕРЧЕСОВ И «СПАРТАК» НЕ ДОГОВОРИЛИСЬ ПО НЕКОТОРЫМ ПУНКТАМ»

– Почему так мало ваших интервью? Не любите журналистов?

– Нет, почему? С некоторыми даже дружен. Просто времени нет. Сейчас вот приехал из Новогорска, там пара встреч, после вас – совещание, потом еще одно…

– Считается, что спортивный директор – это прежде всего трансферы. Или не так?

– Не так. Первая команда, «молодежка», академия, медицинская служба, трансферы… Целый день разговоры, переговоры. Если какие-то проблемы у ребят, они на базе могут подойти, поделиться.

– Когда вы приходили в «Динамо», президент клуба Борис Ротенберг сказал: «Это кристально честный человек, который живет футболом». Разве можно заниматься российским футболом и быть кристально честным?

– Если тебя так воспитали, можно. И в нашем футболе таких много. Я всегда стараюсь понять людей, с которыми общаюсь. Если вижу, что кто-то «зигзагами» ходит, сразу говорю «нет».

– То есть предлагали?

– Нет, я себя так поставил, что не предложат. Иногда смотришь со стороны – футболист в топовой команде, а ее уровню не соответствует. Почему?

– Вы в этом вопросе полагаетесь только на собственное мнение?

– Прежде всего сам смотрю человека, которого предлагают. Потом есть селекционный отдел. Сто раз обсудим, стоит ли брать игрока.

– Ротенберг про вас еще сказал: «Аджоев – очень настырный в достижении результата».

– Он сам, кстати, максималист, спортсмен. Надо ставить цель и идти к ней, не боясь. До победного конца.

– «Будет работать день и ночь». А отдыхать когда?

- Сплю четыре часа. Откуда силы? Играю в хоккей и футбол. В окружении люди очень хорошие, дают мне энергию. Хотя иногда прихожу домой и падаю без сил. Бывает, в час ночи встречи…

– Тема последних недель – переговоры Черчесова со «Спартаком», которые сорвались якобы из-за того, что после них он поехал в «Динамо» на встречу с вами.

- С Черчесовым мы друзья, два года играли в «Спартаке». Созваниваемся три-четыре раза в неделю. Если он в Москве, в любое время приезжает, иногда играем в хоккей, он в нападении. Любит это дело. Как мы шутим, первый осетинский хоккеист. Когда ушел из «Спартака» в 2008‑м, год был без работы. Я говорю: «Чего ты? Приезжай, поиграешь!». И он четыре раза в неделю занимался. Форма, кажется, до сих пор у нас…

– В тот самый день, когда он был в «Спартаке», встречались?

– Да, причем я не знал, откуда он ко мне приехал. Контракт, переговоры – его личное дело. У нас была чисто дружеская встреча.

– Но писали, что вы обсуждали его приход в «Динамо».

– Это неправда. У нас в команде есть тренер, у него контракт, и он работает. Если будет плохо работать – это другое дело. А Черчесов ко мне может в любой момент приехать! Он не тот человек, для кого деньги на первом месте.

– Черчесов сейчас переживает из-за всей этой истории?

– Я могу его об этом спросить, но это будет не очень корректно с моей стороны. Насколько я понял, он со «Спартаком» не договорился по некоторым пунктам.

– Ваша фраза: «Насколько я знаю, Черчесов на 200 процентов должен быть в «Спартаке».

– Да, я был уверен, говорил об этом друзьям. Черчесов ведь за последнее время очень вырос. Когда из «Спартака» уходил, другим был. Но всем доказал, что он тренер. К тому же максималист, всегда стремится наверх.

– Как вы?

– Ну жилка-то одна – футбольная. Просто у него тренерская работа, а у меня – менеджерская.

– А вы слышали историю, что якобы за его машиной, когда он ехал из «Спартака», следили?

– Он позвонил мне на следующий день, спросил об этом. Я говорю: «Стас, что же ты натворил, если за тобой следят?». Посмеялись.

– Какие отношения у вас с генеральным директором «Спартака» Романом Асхабадзе? Вы – Гурам Захарович, он – Роман Гурамович, по этому поводу в Интернете шутят: «Может, сын?».

– Мы даже не знакомы. Сын? У меня двое сыновей, фамилия – Аджоев. С Асхабадзе у нас даже национальности разные. На какие только темы у нас не шутят…

«БЕСКОВ НЕ ОТПУСКАЛ ДВЕ НЕДЕЛИ»

– С Черчесовым вы подружились…

– В 1984‑м, в один год в «Спартак» пришли. Вратари – они же такие, со всеми дружат. В «Динамо» – Пильгуй, Гонтарь, потом в «Спартаке» – Прудников, Дасаев, Черчесов.

– Дасаев называл Черчесова Бабаем. У вас в «Спартаке» было футбольное прозвище?

– В Кутаиси техникой выделялся, говорили – Зико. А в «Спартаке» я мало играл, 30 процентов матчей, – команда была сильная. Бесков все повторял: «И на твоей улице будет праздник, потерпи, подожди».

– Конкуренция?

– Да, хотя Бесков куда только ни ставил. И правым полузащитником, и левым, и под нападающим, и в атаке. Левая у меня не только для ходьбы. Один раз предложил последнего защитника сыграть – я отказался.

– Разве Бескову можно было отказать?

– Наверное, потому на скамейке и сидел (смеется).

– Каким запомнился Бесков?

– Великий!

– Говорят, был мнительным. Чудились ему странные матчи.

– Мы все немного мнительные… Он великий тренер. Иногда казалось, что на разборах чересчур разжевывает. Однажды был случай – сидели почти два часа. Дасаев, капитан, не выдержал: «Константин Иваныч, может, хватит?». Бесков посмотрел на нас: «Ладно, ребята, хватит. Перерыв пять минут! Потом продолжим».

Но его разборы откладывались в голове, действия оттачивались до автоматизма. На поле все вспоминалось – стенка, пас на второй шаг…

– Получается, вам шанса Бесков так и не дал?

– Я ждал. Долго. Потом решил, что в таком возрасте надо играть. Когда сказал Константину Ивановичу, он две недели не отпускал: «Нет, не уйдешь». Я просил-просил. В итоге ушел в харьковский «Металлист».

 

«ДЕРЕШЬСЯ ИНОГДА. А КАК БЕЗ ЭТОГО?»

– Кто ваш самый близкий друг из мира футбола?

– Ахрик Цвейба.

– Он недавно вспомнил историю, как вы искали в Алжире шампанское, чтобы отметить рождение сына, но так и не нашли.

– Было такое. Соком отметили. Больше 25 лет с Ахриком знакомы, еще с тбилисского «Динамо». Хотя, когда в одной команде, дружить сложно, даже если в одном номере живешь: один хочет спать, другой в это время – есть. Один режимщик, другой – нет. В «Динамо» мы были скорее товарищи, близко сошлись уже после окончания карьеры.

– В московское «Динамо» его пригласили вы?

– Да. Нужны люди, которые сами играли, знают футбол и не подведут. Все время будут рядом.

– Сын Цвейбы, Сандро, тоже ведь футболист?

– Да, играет в первом дивизионе. Хороший защитник. И фамилия звучная.

– Ваши сыновья – в «Динамо»…

– Старший, Мамука, мой помощник. 25 лет. Все бумажные вопросы в офисе на нем, звонит, рассказывает, иногда дома обсуждаем. Младший, Гурам, в дубле играет, ему 19, фланговый полузащитник.

– И как успехи?

– Одаренный, трудолюбивый. Два года учился и играл в Англии. Два месяца тренировался в «Челси». Тоже двуногий. Может справа выйти, может – слева. Главное, очень любит футбол.

– Есть шансы пробиться в основной состав?

– Хохлов говорит, что подает надежды. И это не потому, что Гурам мой сын.

– Старший, значит, не захотел футболистом становиться?

– Он тоже занимался, подавал надежды, но в силу разных обстоятельств не заиграл на высоком уровне.

– У вас два высших образования...

– Три – юридическое, экономическое и ВШТ. Но самое-самое образование – это уличное. В Тбилиси все время на улице, постоянно играли в футбол, общались. Старшие подсказывали, как жить.

Ты смотришь, впитываешь. Дерешься иногда. А как без этого? Главное – уважать старших и не предавать. 

Было время – играл на первенство города, в чемпионате вузов, за вторую лигу и еще за команду районного таксопарка. Лишь бы играть, неважно, где!

Помню случай. Один таксист за мной охоту устроил. А там серьезные ребята выходили – вот с такими животами…. Второй раз в ноги прыгает, третий. Наши заступились, скрутили его: «Ты чего пацана ломаешь?». Мне 17 лет было. Вот тогда я впервые почувствовал, что такое, когда команда за тебя. Потом, правда, и мне высказали: «Зачем злишь? Лучше пас отдай! Ему терять нечего, сломает – и закончишь». Я из той истории вывод сделал: в жизни все нужно делать правильно, всегда нужно думать.

– Во дворе, где выросли, давно были последний раз?

– В позапрошлом году. Съездил на кладбище к могиле отца, родственников навестил…

– Работаете с сыном, пригласили Цвейбу. Могут ведь и в кумовстве обвинить.

– Могут. Но люди знают и меня, и Цвейбу. Непрофессионалы, хоть свои, хоть чужие, никому не нужны.

«ЭМОЦИИ МЕШАЮТ САМОМУ ПЕТРЕСКУ»

– Почему по ходу сезона так часто говорят про увольнение Петреску (интервью состоялось до поражения «Динамо» в Махачкале. – Прим. ред)?

– Не знаю, я об этом точно не говорю. Он из нашей семьи, как я могу такое сказать? Но разговоры такие слышал. Скорее всего, они возникают, потому что у клуба теперь очень большие задачи. Ведь, пока Ротенберг не пришел в «Динамо», пресса про увольнение не писала. А раз у нас теперь такие игроки, нужен результат, чтобы не просто в пятерке быть – выше. И чтобы игра была. А то некоторые матчи – не очень. Скорее всего, из-за этого. Но почему мы должны убирать Петреску? Пока он задачу выполняет.

– Быть в зоне Лиги Европы?

– Это задача-минимум. Хочется, конечно, большего.

– А если финишируете не в зоне Лиги Европы?

– Об этом даже не думаем, тьфу-тьфу-тьфу…

– Цитата: «Руководство недовольно игрой, и Петреску об этом говорили».

– Да он сам недоволен, когда игры нет! Семь человек из сборной России, а если другие сборные брать, то все одиннадцать. Хочется более качественной игры. И результата, конечно.

– Петреску излишне эмоционален. Это мешает команде?

– Это мешает прежде всего ему. Слишком переживает, сжигает себя. Я говорю: «Может, не надо так?». Он все понимает, но иначе не может – такой человек.

– Петреску часто недоволен судьями. Вы согласны с претензиями?

– Нет, я с ним даже разговаривал на эту тему. Последние несколько туров нас судили нормально, без вопросов. Я же сам играл, сразу вижу, если судья что-то делает не так.

– Наверняка Петреску нервируют слухи про его отставку. Говорят, он подходил к вам и спрашивал, правда ли, что «Динамо» ведет переговоры с Адвокатом.

– Не было такого, не помню. А слухи любого нервируют. «Динамо» сейчас – это марка, топовая команда. Мы потихонечку поднимаем имидж, который в последнее время был не на том высоком уровне, на котором должен быть. Все начали снисходительно говорить: «А-а-а, «Динамо»…». Так нельзя, здесь же великий Яшин играл! Только наверх! Иностранцы тоже должны это понимать, уважать историю. Жаль, нет пока своего стадиона...

– На днях презентовали макет. Сказали, в 2017‑м арена будет готова.

– Это хорошо. Но три года еще… Хотелось бы играть в Лиге чемпионов на своем красивом стадионе. «Арена-Химки» хорошо нас принимает, но свой стадион есть свой стадион.

– Чувствуется, стадион – больная тема.

- Очень!

«ВНУТРИ КЛОКОЧЕТ…»

– Как смотрите футбол? Как Петреску, эмоционально?

– Как специалист. Внутри клокочет, но внешне сдержан.

– По-прежнему с основой «Динамо» тренируетесь?

– Не так часто. Сейчас три раза в неделю в хоккей играю. И в футбол два раза. Если еще по утрам с ребятами бегать... Но с командой на каждой тренировке!

– А зачем вам – с основой?

– Чтобы быть ближе к игрокам, чувствовать настроение, понимать, кто на каком уровне находится. Хорошая пища для размышлений – кто техничный, кто как решения принимает. Это чувствуешь только изнутри, на тренировке. Но я эти выводы для себя оставляю.

– Говорят, Петреску не очень нравится, что вы на тренировки ходите.

– Да нет, наоборот! Он сам тренируется каждый день. Это кто-то придумал и написал. Когда тренируются руководители, они тем самым показывают, что команда – одно целое. Петреску, бывает, сам спрашивает, почему не тренируюсь. А я иногда не могу, когда переходы с натурального покрытия на искусственное. Не 16 лет уже…

– На сборах у руководства клуба и тренерского штаба принципиальные спарринги...

– Да, и мы все время выигрываем. Бывает, забиваю с передач Петреску.

– Как он, в порядке?

– В полном!

– Смог бы сейчас выйти за любимый «Челси»?

– Вот за «Челси» тяжеловато будет (смеется).

«У КОКОРИНА МЯЧ НАД ГОЛОВОЙ ЛЕТАЕТ»

– Экономическое, юридическое образование, ВШТ. Вы серьезно учились?

– Конечно. В Тбилиси закончил экономический факультет, в Харькове – юридическую академию.

 Все знают, как у нас футболисты учатся…

– Экзамены я сам сдавал!

– Ну и что? Сказали, что вы Аджоев, и вам сразу все поставили.

– Нет, не так. У нас в Харькове был один преподаватель, на него вообще никто не мог повлиять. Сказал: «Вот тебе две недели, учи». Благодарен ему – стал больше знать, понимать. А он стал лучше думать про футболистов.

– Футбол смотрите как тренер?

– Как специалист. Меньше переживаешь из-за незабитого гола. Смотришь, как команда готова, почему игрок не успел за своим или почему ногу убрал. Оцениваешь и футболистов из другой команды.

– Что вам сейчас больше всего нравится и что не нравится в игре «Динамо»?

– Нравится, что у нас есть коллектив – собрались ребята-максималисты. Не нравится – не так много очков. Такая команда могла бы побольше набирать.

– Неделю назад Бышовец в интервью «ССФ» сказал: «Концепция игры Петреску подразумевает разрушение. Надежность, рациональность, простота. И вроде бы все правильно. Но в атаке-то должно неправильно быть! Непредсказуемо, нестандартно».

– В чем-то он прав. Мы же не отрицаем, есть над чем работать.

– Еще цитата: «У «Динамо» в матче с «Рубином» 34 навеса. Хотя у казанцев в обороне Навас и Кверквелия, которые не ниже Кураньи».

– Согласен, мы неправильно с «Рубином» начали, стали навесы делать, а там два таких высоких защитника, да и вообще стоит отдать должное сопернику. Нам со своей стороны следовало больше индивидуальных решений принимать. Хотя футбола без навесов тоже не бывает.

– Но в такой игре Кокорин теряется…

– Да, у него мяч над головой летает. А Сашины козыри – открыться, убежать. Но это уже тренерская работа – такого футболиста в игру команды вмонтировать.

– Бышовец, кстати, предложил привлечь его к работе в «Динамо» в качестве консультанта. Мол, я старый динамовец, мог бы стать советником президента.

– Он хороший специалист, мы иногда видимся на футболе…

«ЗИМОЙ ТОЖЕ ПИСАЛИ, ЧТО ШИРОКОВ К НАМ ПЕРЕЙДЕТ»

– Кто сейчас лучший игрок в «Динамо»?

– У нас сильная команда, сложно кого-то выделить, на каждой позиции футболисты высокого класса, профессионалы.

– Что скажете о Кураньи? У него был спад, казалось, что прежнего бомбардира мы больше не увидим.

– Беседовали с ним и президент, и я. Собрался, с осени семь голов забил.

– На каком языке беседовали?

– Кураньи немного знает русский, я – немецкий. Когда в Германию приезжаю, чувствую себя там уверенно, в своей тарелке. Кроме русского знаю езидский, грузинский и немного английский.

– Вы говорили, что Кокорин может стать великим.

– Говорил.

– Что для этого нужно?

– Много работать и иметь вокруг себя хороших игроков. Когда нападающий открывается и отскакивает от защитника на полметра, это очень хорошо. А Кокорин открывается на метр! Нужно, чтобы кто-то вложил ему мяч в ногу.

– Роман Широков – шикарный распасовщик!

– Или Воронин, когда он в порядке. Андрей сейчас набирает форму.

– Широков, говорят, летом перейдет в «Динамо»?

– Правда? Зимой тоже писали, что к нам перейдет. Если серьезно, мы не рассматривали этот вопрос.

– Вы как-то сказали, что Кокорин не продается.

– В том смысле что он только-только в «Динамо» заиграл. Куда продавать?

– А если после чемпионата мира условный «Ювентус» за него 30 млн предложит?

– Пускай сначала предложит, потом поговорим. Мое мнение – Кокорин должен вписать свое имя в историю «Динамо».

– Но сумма отступных у него в контракте прописана?

– Прописана, но он сам хочет сделать что-то для «Динамо». Слава богу, нам с Борисом Романовичем, президентом, удалось договориться по его переходу из «Анжи». Не прогадали.

– Что советуете Кокорину?

– По-игроцки ничего. Если только что-то по жизни. Иногда общаемся с ним о том, что он должен играть в настоящий, большой футбол, стать великим. Он к этому стремится, понимает всю ответственность. Видно же, что повзрослел, что много работает, что хочет многого добиться.

– Почему не получается у его приятеля Федора Смолова?

– Это вопрос…

– Вы говорили в октябре: «Он забьет, попомните мое слово!».

– Так забил же за сборную!

– Хочется большего.

 Когда он уходил в «Анжи», я пожелал ему удачи и побольше голов.

– Только не в ворота «Динамо»?

– Да без разницы, главное, чтобы мы выиграли (в воскресенье Смолов забил впервые за 44 матча РФПЛ, и «Динамо» проиграло – 0:4. – Прим. ред.). У нас в Новогорске до сих пор за ним номер остался.

– Так почему не забивает?

– Не могу сказать… Если бы кто-то знал, уже давно устранили бы проблему.

«ИНОГДА НУЖНО ПОДРИХТОВАТЬ»

– Вратарей у «Динамо» – Габулов, Шунин, Березовский, Фролов. Кто-то будет уходить?

– Фролов очень прибавил, хотели бы его оставить. Березовскому 40 лет, но он в отличной форме! Молодым фору даст!

– Получается, Шунину команду менять?

– Мы предлагали варианты – Антон сказал, что будет доказывать. И уже доказывал, когда играл. Здесь все зависит от тренера, от его видения, и еще немного от везения.

– Летняя трансферная кампания «Динамо» уже началась?

– Да. Предлагают игроков, мы сами кого-то смотрим.

– Кто больше нужен – россияне, иностранцы?

– Наши, конечно. Но их мало. У нас в дубле хорошая молодежь – Данилкин, Катрич, Живоглядов, Ташаев. Ставили их зимой на товарищеские матчи – оправдали доверие.

– Новых игроков берете под Петреску?

– Если хотим, чтобы у нас был результат, приходим к тренеру и спрашиваем: «Какие позиции укрепляем?». Он обозначает, дальше мы смотрим. Игрок сборной – это гарантия, что не будет ошибки.

Плюс поддерживаем наших молодых ребят, чтобы их труд не пропадал, чтобы понимали, зачем тренируются. Молодежь у нас на сборах всегда вместе с основой – мотивация должна быть! Еще собираемся сделать команду «Динамо-2» для второго дивизиона, чтобы ребятам было где играть в мужской футбол.

– Вернемся к Широкову. Он вам интересен?

– Хороший футболист. Капитан сборной. Когда в прессе пишут, что такой футболист должен быть в «Динамо», значит, мы работаем не зря, не стоим на месте.

– Можно сказать, что трансфер Широкова – главная летняя цель «Динамо»?

– Нет, нельзя. Он хороший игрок – такими все интересуются. Но мы Широковым не интересовались.

– Он дружит с Кокориным…

– И с Денисовым тоже.

– Это ведь тоже может повлиять.

– Может. Но главное, сохранить тот хороший климат, который сейчас есть в «Динамо».

– Вы тоже на него влияете?

– Конечно! Иногда нужно что-то подрихтовать.

– А как же разделение на группировки: легионеры – россияне?

– У нас такого нет. Проиграли или выиграли, какое бы настроение ни было, после каждого матча в Химках собираемся прямо на стадионе – с женами, детьми, президент приходит. Сидим, ужинаем, как минимум час общаемся. Все вопросы обсуждаем глаза в глаза. В премьер-лиге ни в одной команде такого нет! Это я предложил, президент поддержал. Сам иногда звонит: «Ну что, собираемся сегодня?». Поэтому у нас и нет такого, чтобы иностранцы отдельно.

– Зимой шли разговоры о приходе Ещенко…

– Нужен был левый защитник. У нас хорошие отношения с «Анжи», рассматривали этот вариант, но по ряду причин переход не состоялся.

– 25 января вы говорили: «Никто из «Динамо» не вел переговоры с Алексеем Козловым». А через месяц он перешел в «Динамо». Селекционная игра?

- Поначалу переговоров не велось. Но затем Петреску сказал: «Хорошо бы Козлова». Мы подняли вопрос, обсудили, и довольно быстро всё срослось. К тому же он сам к нам хотел.

– Если бы вы могли взять в «Динамо» любых трех игроков из РФПЛ, кто бы это был?

– Хороших игроков много, но мы довольны своими футболистами. У нас сильная команда.

– А в мире кто нравится?

– Месси.

– Не удивили.

– Он правда великий. Мне одного нюанса достаточно: когда ведет мяч, больше чем на 20 сантиметров от себя не отпускает. Кто играл – поймет.

«НА КОНЬКИ ПОСТАВИЛ ФЕТИСОВ»

– На чемпионат мира поедете?

– Хотелось бы. И на Лигу чемпионов собираюсь. В Бразилии главное – посмотреть своих, как они выступят. Посмотрим, какой будет график, но две игры посетить – это минимум.

– В Бразилии раньше бывали?

– Нет. В Раменском у меня был тренер-бразилец в школе «Сатурна». Техничный. Помню, брали детей с пяти лет. Как их учить? Я придумал упражнение – мяч в авоську и держишь ее. Ребенку за мячом бегать не надо, учится чеканить. Бразилец говорил – ноу-хау, идеально подходит для малышей.

– Вы играете в хоккей, являетесь вице-президентом Ночной хоккейной лиги. Во сколько матчи заканчиваются?

– Бывает, что в полночь. На работу же надо утром.

– Когда встали на коньки?

– Четыре года назад. Фетисов поставил. Дал стул – и вперед. Я кружочек по площадке сделал. Он потом объяснил, как и что.

– Хороший у вас тренер!

– Наш близкий друг. Я жалею, что не начал играть раньше.

– Получается, Фетисов настоял?

– Да. Когда играем, говорит: «Я до сих пор не всегда понимаю, куда ты пас отдашь». Мышление же футбольное осталось.

– Когда почувствовали, что получается в хоккее?

– Через год. Смотришь на мастеров – и хочется еще и еще. Могильный берет клюшку и одной рукой бросает в «девятину»! Кистью! Я говорю: «Как?» – «Длинной клюшкой сложно, нужна короткая». Здесь играют Макаров, Касатонов, Фетисов, Кожевников, Мышкин…

В этот момент – нарочно не придумаешь – в СК «Бриз» на тренировку приехал олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира Валерий Каменский. Подошел: «Привет, Захарыч!». Поздоровались с Аджоевым и минуту-другую позировали для нашего фотографа.

– На льду против кого сложнее всего?

– Если против великих играешь, ты их не пройдешь. Они в сто раз лучше катаются! Это в футболе я им могу что-то показать…

– Они в футбол играют? Каменский, например?

 Нет, ему колени не позволяют.

– С Борисом Ротенбергом тоже на хоккее познакомились?

– Да. Вместе играли и до сих пор играем.

– Амплуа у вас какое?

– Играю там, где можно больше забивать (смеется).

– С президентом часто общаетесь?

– Ежедневно.

– Болельщики «Динамо» переживают, не повторится ли история «Анжи», не охладеет ли Ротенберг к футболу?

– Он на каждый выездной матч летает. На «молодежку» ходит, там всех игроков знает. «Динамо» для него – не игрушка, он искренне переживает за клуб.

«СПЛЮ ПО ЧЕТЫРЕ ЧАСА»

– В «Бризе» у вас какая должность?

– Тоже спортивный директор.

– И как все успеваете!

– Говорю же, сплю по четыре часа. Нашел время, в которое организм высыпается, – с половины второго и до шести. Еще можно в машине минут 15–20 подремать.

– В Тбилиси у вас кто-нибудь остался?

– Братья, родные – мама сейчас в Москве.

– Политическое напряжение между Грузией и Россией на вас как-то сказалось?

– Волокита с визами, прямого авиасообщения не было… Но на отношениях с людьми – нет.

– По вероисповеданию вы езид. Это что за религия?

– Езиды – это нация, а не религия. В России около 200 тысяч езидов, а в мире примерно миллион. Много в Баку, Ереване, Тбилиси.

– Религиозные запреты есть в пище, быту?

– Есть. И что-то я соблюдаю. Но в последнее время к этому более лояльное отношение.

– В Википедии написано – мужчины-езиды отпускали бороду и длинные волосы, которые заплетали в косу.

– Так делали не только езиды, и это было совсем давно. Сейчас такое – редкость. Считалось, что борода – украшение мужчины. Почему я без бороды? Только что побрился… 

Николай Роганов, Роман Вагин

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/701525